Олег Пономарёв
Автор

Победа в Кавказской войне рождена в Гунибе

Со дня окончания Гунибской операции и пленения Шамиля прошло 162 года

Олег Пономарёв
Автор
25.08.2021

Важнейшая военная операция Кавказской армии под командованием генерал-адъютанта Александра Барятинского по блокаде и штурму ставки имама Шамиля в ауле Гуниб завершилась 25 августа 1859 года. После двух недель жёсткого противостояния было взято само селение и пленён предводитель горцев.

Напомним, чуть менее четырёх месяцев до этого, 1 апреля 1859 года, штурмом взята резиденция Шамиля в Чечне, в селении Ведень (нынешнее Ведено). После этого по всей территории Чечни сторонники Шамиля в основном прекратили активное сопротивление. Однако имаму с немногочисленным отрядом удалось пробиться в Гуниб. Именно здесь и была организована последняя ставка имама.

Кто хоть раз был в Гунибе, никогда не забудет его величественной красоты. Но, кроме эстетического совершенства, это горное селение представляет из себя ещё и почти неприступную природную крепость. Глубокие ущелья, отвесные скалы, опасные горные тропы… К тому же защитники Гуниба соорудили завалы и ловушки на более-менее доступных подъёмах, грамотно организовали дозоры. Лёгкой прогулки для штурмующих не предвиделось, но и силы были неравны.

Для понимания ситуации: в обороне Гуниба у Шамиля было не более 400 человек. И всего 4 орудия. Общая же численность частей Кавказской армии достигала 16 тысяч человек и 18 орудий. Этому сражению придавалось огромное значение, права на ошибку у российского командования не было. Все понимали, что именно здесь может быть поставлена точка в летописи полувековой войны.

ФотоТеодор Горшельт, «Штурм укреплений Гуниба»

 

Активная военная фаза операции началась вечером 24 августа. С помощью лестниц и верёвок, ведя непрерывную стрельбу, передовые бойцы русских частей приблизились к вершине плато, а уже к рассвету 25 августа 130 солдат штурмовой команды Апшеронского полка смогли подняться на самую вершину и окружить сторожевой пост осаждённых. Вскоре на вершине находилось уже несколько рот атакующих, которые выдвинулись к самому аулу. Бои на окраинах стали самыми ожесточёнными и кровопролитными, со значительными потерями с обеих сторон. Но исход боя был предрешён: уже к 9 часам утра вся гора оказалась в руках штурмующих, кроме небольшой территории в самом ауле, где укрылись Шамиль с десятком верных ему мюридов.

К полудню на гору поднялся Барятинский. К Шамилю, в осаждённую часть аула, был направлен генерал Иван Лазарев. После переговоров с ним Шамиль отправился наверх, к месту расположения Барятинского.

Фото: Франц Рубо, «Взятие аула Гуниб и пленение Шамиля 25 августа 1859 года»

 

И вот здесь мнения историков до сих пор расходятся. Чем была вызвана сдача Шамиля в плен? Желанием сохранить жизни своих соратников? Осознанием бессмысленности дальнейшего кровопролития? Принятием иной, в тот миг не всем доступной геополитической реальности? Есть также мнение, что имам и не собирался сдаваться, а к этому в последний момент его вынудила безысходность ситуации. Что угодно, но трусом предводитель горцев не был. И готов был умереть в любую секунду за веру и убеждения.   

Шамиль не был и примитивным фанатиком, являясь, напротив, одним из самых образованных людей Кавказа. Имам не спасал свою личную жизнь: он наверняка был уверен, что после своего пленения будет убит. Но всё произошло совсем по-другому.

ФотоБеседка Шамиля в Верхнем Гунибе (welcomedagestan.ru)

 

Дальнейшая биография Шамиля хорошо известна: благоволение русского царя, почётная ссылка в Калуге, достойное содержание, сохранение условий для молитвы (во дворе его дома была построена мечеть), разрешение на выезд в Мекку для паломничества…

Взятие Гуниба и пленение имама Шамиля фактически положило конец мюридизму и организованному противостоянию горцев на северо-востоке Кавказа. Да, отдельные мятежи происходили и позже. После Дагестана и Чечни Кавказская война продолжалась еще несколько лет, и её финалом считается окончательное покорение черкесских племён, символом которого стал благодарственный молебен 21 мая 1864 года в горном селении Кбаадэ.

Фото: памятная стела в Верхнем Гунибе (снимок автора)

 

Причиной же Кавказской войны (1817–1864) считается столкновение интересов «глобальных игроков» того времени. Противостояние англо-турецким геополитическим амбициям, стремление со стороны России нейтрализовать и подчинить воинственных горцев, тем самым обезопасив южные границы. Малые народы оказались между жерновов военно-политических машин под разными флагами.

   

Руслан Ибрагимович Сефербеков - доктор исторических наук, профессор Дагестанского государственного университета, ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН:

- Россия была более передовой промышленной, экономической державой – в модернизации, аграрных отношениях... Начали строиться дороги, была проведена Порт-Петровская ветка Владикавказской железной дороги, приблизительно в 1888 году. Начали строиться промышленные предприятия. В первую очередь консервной и нефтяной промышленности, в Берикейской зоне. Конечно, нефть не такого качества, как в Баку и Грозном, но и здесь она тоже добывалась.

Потом - 500 километров береговой линии: начали брать её в аренду русские купцы. Горцы не очень любят рыбу, она у нас в пищу употребляется редко. Но русские купцы начали рыбный промысел. Также развивалась консервная, лёгкая промышленность, построен бондарный, канатный заводы. Конечно, Дагестан уже был «втянут» в более передовые общественные отношения. Экономически Россия превосходила и Турцию, и Иран, и, конечно же, сам Дагестан.

В принципе, я считаю, что Дагестан в составе России находится в очень хорошем положении. Чем войти в состав Ирана или Турции, или остаться самостоятельным… Но самостоятельными, наверное, не оставили бы нас. История не знает сослагательного наклонения, но я считаю, Дагестану повезло, что он вошёл в состав России, а не других государств.

 

Да, действительно. Рассуждать на тему «что было бы, если бы…» уместнее в художественных произведениях либо в научных диспутах. Но факты остаются фактами: ни один народ, покинувший свою Родину в итоге Кавказской войны, не смог создать за рубежом свою автономию. В отличие от России, где, при сохранении всей полноты гражданских прав, каждому представителю любого кавказского этноса гарантируется национальная идентичность и религиозная неприкосновенность. Особенно сейчас, в современной России.

 

Руслан Сефербеков:

- В Дагестане нас никто не ущемляет, религию нашу никто не ущемляет. По состоянию на 1985 год в республике действовало 15 мечетей. На сегодняшний день у нас три тысячи мечетей! От 80 до 90 процентов всех квот хаджа за последние 30 лет – это дагестанцы.

Имам Шамиль тоже у нас почитается. Ему даровано было императором пожизненное дворянство, сын его был генералом русской армии. Имам был, по его просьбе, отпущен на хадж… Поэтому, несмотря на то, что мы не на жизнь, а на смерть воевали с Россией, сейчас мы находимся в очень комфортном состоянии. Я думаю, дагестанцам живётся не так уж плохо в России...

 

Война – это всегда горе, тяготы, лишения. Но за войной всегда следует мир, иначе быть не может. И события, связанные со взятием Гуниба, означали именно это: на Кавказ приходит долгожданный мир.