Олег Пономарёв
Автор

«Тигр с геркулесовым торсом»

К 244-летию со дня рождения генерала Алексея Ермолова

Олег Пономарёв
Автор
04.06.2021

 

Слова, вынесенные в заголовок, Пушкин написал о Ермолове в своём путевом очерке «Путешествие в Арзрум»: «…Огненные, серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на Геркулесовом торсе». А ещё Алексея Петровича часто сравнивали со львом, имея в виду не только «гриву» седых волос, но и холодный огонь жёсткого взгляда, хватку настоящего хищника, свирепую решительность и беспощадность.

На фото: фрагмент портрета Алексея Ермолова работы Пётра Захарова-Чеченца

 

Трудно найти среди тех, кто знаком с биографией «покорителя Кавказа», людей, индифферентных к его жизни и деятельности. Кто-то чуть ли не обожествляет его, кто-то проклинает... Мы не собираемся делать ни того, ни другого. И уж тем более – пытаться предложить подробный анализ жизни и деятельности этого неординарного человека. О Ермолове написаны десятки книг, сотни публикаций – как восторженных, так и негативных. Речь о другом. Постараемся лишь обозначить объективную тональность полемики, ведущейся вокруг этой персоны уже около двух столетий.

Алексей Петрович Ермолов родился 4 июня 1777 года в Москве. Там же и скончался 23 апреля 1861 года. Родом из небогатых дворян Орловской губернии. Русский военачальник, государственный деятель и дипломат, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818) с зачислением по артиллерии (1837). Главноуправляющий гражданской частью и пограничными делами в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях; командующий Отдельным Кавказским корпусом (1816—1827).

В 1794 году получил боевое крещение в возрасте 17 лет, во время Польской кампании. Геройски воевал при штурме предместья Варшавы, удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени. Награду получил из рук Александра Суворова.

Позже Ермолов отличился и в войнах коалиций с наполеоновской Францией, и в Персидском походе, за что удостоен множества высоких наград. По факту выдающихся заслуг признан героем Отечественной войны 1812 года. Но именно десятилетний кавказский период военной службы Алексея Петровича до сих пор вызывает полярные оценки. И при словах «покорение Кавказа» вспоминают в первую очередь именно Ермолова, хотя активная фаза Кавказской войны продолжалась 47 лет.

В 1816 году Ермолов становится наместником императора на Кавказе с исключительными полномочиями, дающими почти безоговорочную власть, которую он и употребил по своему усмотрению. За время службы он занимался административным устройством, возводил на Северном Кавказе крепости – Нальчик, Внезапную, Грозную. Поддерживал казачество. Строил дороги, лечебницы... И воевал: жёстко, безжалостно, с холодной и расчётливой неумолимостью военного механизма. Он так видел войну и так выполнял свою боевую задачу.

На фото: фрагмент картины Олега Маслова «Генерал Ермолов. Здесь будет крепость».

 

Оговоримся: речь идёт не о том, кто был «прав» в Кавказской войне. Горские народы защищали свои земли, свой уклад жизни, свои семьи. Имперские войска выполняли геополитические задачи империи. Но это тема для отдельного разговора. У каждого своя правда.

Ермолов был максимально эффективным генералом. Он неумолимо добивался целей, поставленных Императорским двором. А уж методы… Профессия генерала – жестокая профессия.

На фото: фрагмент портрета Алексея Ермолова работы Джорджа Доу

 

Кстати, две знаковых фигуры Кавказской войны, генерал Ермолов и имам Шамиль, встретились в Москве 22 сентября 1859 года. Оба были уже не у дел: один в отставке, другой в почётном плену. Да и не могли их пути пересечься раньше – в разные годы они сражались на Кавказе.

Встреча произошла по инициативе Шамиля. Подробности этого события история умалчивает. Вряд ли два полководца пришли к единому мнению, у каждого из них тоже была своя правда. Но сам факт встречи говорит о взаимном уважении двух врагов, как бы это парадоксально ни звучало.

Считать ли Ермолова героем или карателем – выбор каждого конкретного человека. Но самое главное: баталии по поводу его персоны сегодня уместны между учёными, а не народами. Общая история должна объединять, а не разъединять. Точно так же и имя генерала Ермолова не должно быть орудием вражды. Дело не в том, насколько «бесконечна» та или иная дискуссия, и насколько полярны в ней точки зрения. Главное, чтобы она не приводила к противостоянию вне сферы научного знания.

 

- Игорь Крючков, доктор исторических наук, заведующий кафедрой зарубежной истории, политологии и международных отношений гуманитарного института СКФУ, председатель Ставропольского отделения Российского исторического общества:

- Личность Ермолова действительно знаковая для России. Мы хорошо его знаем как участника войны с наполеоновской Францией, где он весьма отличился. Мы его знаем как генерала, который успешно воевал на Кавказской войне, сыграл большую роль в освоении Кавказа. В частности, будущего региона, который получил название Ставропольская губерния, а позже Ставропольский край.

Но, как и многие личности XIX века, Алексей Ермолов был противоречивой, дискуссионной личностью. И не случайно, что в годы Советского Союза здесь у нас, на Кавказе, шла активная дискуссия по поводу роли Ермолова в Кавказской войне. После распада Советского Союза эта дискуссия только усилилась. Думаю, все знают, что Ермолов проявлял жёсткую политику при покорении Кавказа. В том числе, по отношению к гражданскому населению. Поэтому во многих субъектах Северо-Кавказского федерального округа звучат критические высказывания в его адрес. И они, конечно, во многом обоснованны.

 Поэтому не случайно, когда шла программа по присвоению аэропортам имён в честь великих россиян на Кавказе, у нас тут была дискуссия. И я чётко тогда говорил, что нельзя одному из аэропортов Ставропольского края присваивать имя Ермолова. Мы с вами живём в Северо-Кавказском федеральном округе, и такие решения конечно же не будут способствовать укреплению взаимопонимания в нашем регионе.

Я всегда говорил и говорю: в этой ситуации, когда мы пытаемся поднимать кого-то на пьедестал – с учётом того, что у нас страна многонациональная, поликонфессиональная – мы всегда должны принимать осторожные решения. И это в первую очередь, конечно же, касается Ермолова.

 

Олег Губенко, директор Фонда «Терское общество любителей казачьей старины»:

- Говоря о такой неординарной исторической личности, как генерал Алексей Петрович Ермолов, следует помнить о том, что это именно историческая личность. Потому что с годами его биография обрастает легендарными чертами, которые к истории никакого отношения не имеют.

Генерал Ермолов – прежде всего военный деятель, который эффективно проявил себя на поле боя: в ходе сражений Отечественной войны 1812 года, в заграничных кампаниях, а также в службе на Кавказе.

Он являлся одним из главных государственных функционеров того времени, которые определяли имперскую политику в её кавказском сегменте. А в 1904 году по Высочайшему повелению Алексей Петрович Ермолов был определён вечным шефом Терского казачьего войска. Поэтому, как ни относиться к его персоне, историческое значение Ермолова неоспоримо. И вполне объяснимо, например, то, что в городах Ставрополья появились памятники генералу, установка которых вызвала определённый резонанс в соседних регионах.

Кроме того, Ермолов был видным хозяйственным, административным деятелем, оставившим значительный след в развитии городов и территорий Северного Кавказа. По его воле строились крепости, дороги, лечебные учреждения, ставшие основой будущих всемирно известных здравниц…

Однако также следует помнить, что он являлся продуктом своей эпохи – с непростым характером, с жёсткими, а порою и достаточно жестокими решениями. Да и в бытовом плане было бы спорно назвать Ермолова образцом для подражания. Но жизнь и дела Алексея Петровича - неотъемлемая часть отечественной истории, и к ним нужно относиться объективно, в контексте реалий того времени.