Руслан Ахмадиев
Автор

Путь вне закона - тупик

О резонансе вокруг задержания бывшего министра

Руслан Ахмадиев
Автор
04.03.2021

Задержание в Назрани Ахмеда Погорова, экс-министра внутренних дел Ингушетии и сопредседателя «Всемирного конгресса ингушского народа», вызвало серьёзный резонанс как в сетевых изданиях, так и в блогосфере. Ранее, 13 апреля 2019 года, был арестован другой «сопредседатель Конгресса» - Муса Мальсагов, который обвиняется по двум статьям УК России: «Организация насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей» (до 10 лет лишения свободы), «Создание экстремистского сообщества» (тот же срок).

Уточним сразу, что за громким названием «всемирного конгресса» стоит общественная инициатива так называемого Ингушского Комитета Национального Единства (ИКНЕ) – регионального общественного движения, ликвидированного 13 июля 2020 года решением Верховного суда Ингушетии. При этом в качестве оснований для ликвидации прокуратура указывала отсутствие у общественного объединения адреса, устава и отчёта об использовании имущества.

Сложно, да? Кто при ком, кто кого учредил, кто кого представляет? На каком основании действует? От имени кого делает заявления? Как правило, подобная путаница происходит тогда, когда вместо закона применяются «понятия» - особое манипулирование умами людей с помощью отвлечённых категорий.

В общественных организациях и общественных инициативах нет ничего плохого или зазорного, напротив они нужны и важны. Но высшая справедливость в нашей стране – Закон, и никакие «понятия» не вправе его заменять и подменять. Иначе у «справедливости» будет много толкований и толкователей. И у каждого – в свою пользу. В этой связи стоит вспомнить известное высказывание Цицерона: «Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными».

В чём же обвиняют Ахмеда Погорова, который ранее был объявлен в международный розыск? Ни много, ни мало - ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 («Организация опасного для здоровья насилия в отношении представителей власти»), ч. 2. ст. 282.1 («Участие в экстремистском сообществе») УК РФ. То есть, то же самое, что и у другого сопредседателя «всемирного конгресса».

Обвинения очень серьёзные. И обвиняется экс-глава МВД региона. Как минимум, в такой ситуации уместно опираться на официальную информацию, поскольку следственные действия в отношении фигуранта применяются от имени государства. Идёт официальное расследование и пытаться ему помешать (или повлиять на него) – тоже противозаконные действия.

А теперь вернёмся к «высокоградусной дискуссии», ведущейся в сетевом пространстве по поводу задержания Погорова. В соцсетях многие его защищают, называя действия властей «незаконными». Но стоит посмотреть более пристально: как правило, «модераторами» этих тредов являются жители зарубежных стран – из Барселоны, Берлина и т.д. Они же призывают народ «выйти» и «протестовать». То есть, побуждают к новым противозаконным действиям. Выводы очевидны: кому-то очень нужна «перманентно протестующая» Ингушетия. А уж методы достижения этой цели – вопрос второй.

Обоснованность обвинений против фигурантов уголовного дела должно доказывать следствие. Признать (или не признать) виновным человека обязан суд. Иное развитие событий - путь в тупик, путь вне закона. И это главное в контексте происходящих событий.

 

Сергей Смирнов - политтехнолог, генеральный директор фонда «Прикладная политология»:

- Протесты в марте 2019 года в Магасе против установления административной границы между Ингушетией и Чечней быстро переросли в протесты против тогдашнего руководства Ингушетии. И для некоторых их участников были не причиной, а поводом для протестов. Да и дальнейшие столкновения с силовиками с использованием подручных средств были изначально запланированными.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что их организаторам и некоторым участникам были предъявлены соответствующие обвинения, в том числе и к Ахмеду Погорову. Как, впрочем, предсказуемой была и реакция на его задержание в соцсетях.

Каждая из сторон действует в этой ситуации традиционно и не вполне эффективно. Например, правоохранительные органы, на мой взгляд, должны действовать более последовательно, в том числе за пределами Ингушетии.