Вадим Суханов
Автор

Про дагестанского верблюда и «мутную воду»

Борьба с коронавирусом в рамках религиозного самосознания

Вадим Суханов
Автор

Известная арабская пословица гласит: «На Аллаха надейся, а верблюда привязанным держи». Смысл этой мудрости прост: верующим, выступающим орудием воли Творца и уповающим на волю Его, тем не менее рекомендуется исполнять всё, что входит в их обязанности или принимать необходимые меры предосторожности.

К сожалению, суть данного изречения не сразу проникла в сознание значительного количества россиян, оказавшихся перед угрозой пандемии коронавирусной инфекции. И если бы только в Дагестане! Беспечность, непонимание масштаба и опасности угрозы, а то и прямое неверие в неё продемонстрировали жители многих регионов, в том числе и «продвинутые» москвичи. Во что это вылилось, мы знаем. Кто-то полагался на Бога, кто-то — на извечный «авось».

Но именно по Дагестану коронавирус прошёлся особенно жёстко. В предыдущих публикациях мы уже говорили о некоторых причинах такой избирательности: достаточно «коммуникативный» образ жизни жителей региона; ряд специфических традиций, предполагающих тесное общение людей; недостаточная разъяснительная работа на местах; нерасторопность, а то и саботаж чиновников; слабая готовность системы здравоохранения республики (недостаток кадров, лекарств, помещений, оборудования и средств защиты; религиозные традиции, предполагающие коллективные моления… О последнем обстоятельстве поговорим чуть подробнее.

Здесь важна ремарка. Отправление религиозных потребностей — важнейшая, сокровенная потребность верующего человека и его святое право. Об этом мы рассуждать и не собираемся. Речь о другом: о необходимых правилах безопасности, которые важны для каждого, вне зависимости от его погружения в веру. О той самой «верёвке», которой привязывают верблюда, чтобы он не убежал.

Ставить в вину муфтияту Республики Дагестан то, что он «сразу не закрыл мечети», как только над страной нависла угроза массового заражения COVID-19, было бы неверно. Мало кто в те дни представлял себе масштаб надвигающейся опасности. Только предполагали. Если кто-то тогда и угадал — это просто угадал, ничего больше. Свидетельством тому служат потоки глупости, которые обрушивались в начале пандемии на телезрителей и пользователей интернета.

Жёстких и категоричных рекомендаций тоже в первые дни не было. Как только они появились, муфтият среагировал вполне адекватно. А после встречи муфтия Дагестана с руководителем Роспотребнадзора РД Николаем Павловым обращение к мусульманам республики было дополнено новыми требованиями безопасности.

И кстати, 3 апреля глава Дагестана Владимир Васильев на федеральном канале «Россия-1» выразил благодарность муфтию Дагестана за своевременное обращение к жителям республики, чтобы верующие молились дома и не собирались в мечетях — в качестве меры по нераспространению коронавируса. Если и выразил упрёк региональный глава, то только в адрес несознательных граждан, игнорирующих слова муфтия Дагестана Ахмат-Хаджи Абдулаева и ставящих под угрозу своих соотечественников.

Более того, вся семья муфтия и он сам переболели коронавирусной инфекцией, поэтому осознали опасность этого заболевания больше многих. Правда, досужие языки утверждают, что источником инфекции стал сын муфтия Магомед Абдулаев, который в конце февраля посетил Италию. Оставим эту информацию без комментариев.

Да и не только духовенство — все дагестанцы осознали серьёзность надвигающейся беды. Вся республика, от пенсионеров до врачей, прошла путь от неверия до полного погружения в тему. И — да, осознание приходило не сразу. Были поначалу ошибки, было недопонимание, была несогласованность. Но они сменились консолидацией и осмысленными действиями по преодолению беды.

Упрекнуть какую-то сторону в бездействии или недостаточных усилиях в борьбе с коронавирусом было бы, как минимум, некорректно. Да и разделять на «разные стороны» власть и муфтият — серьёзная ошибка. Благотворительная деятельность ДУМД хорошо известна и почитаема, как и роль муфтията в объединении действующих под его эгидой (или при его поддержке) множества благотворительных организаций. И также стоит прочесть новости на официальном сайте религиозной организации, чтобы убедиться в том, что она работает в позитивном, конструктивном контакте с руководством республики.

Точно так же легко на официальном сайте получить полную и достоверную информацию о работе органов власти РД — о взаимодействии с федеральным центром по вопросам помощи Дагестану в борьбе с пандемией, о строительстве в регионе многофункциональных медицинских центров и других учреждений здравоохранения, о санобработке объектов, о поддержке врачей, о помощи людям, о восстановлении экономики…

Так и хочется сказать: все работают в одном направлении. Не все, к сожалению. Первоначальными трудностями с оценкой ситуации и дальнейшим её преодолением не преминули воспользоваться региональные политические и клановые группы, тщательно и упорно раздувающие тезис о противостоянии ДУМД и руководства РД.

Следует отметить, что определённый резонанс в ситуацию внесло открытое обращение супруги муфтия Айны Гамзатовой, опубликованное в некоторых региональных СМИ. В нём она достаточно эмоционально выразила собственную точку зрения на причины «жёсткого сценария» пандемии в республике. Эмоции автора понятны. Однако трудно заподозрить стороны конкретно именно этой заочной дискуссии в желании причинить вред своему региону и своим соотечественникам.

Такого не скажешь о других — тех, кто «ловит» любой негативный повод и «мутит воду», чтобы из этой мутной воды выудить свой шкурный интерес. Создаются «комитеты спасения» Дагестана от нынешнего руководства республики (и замены, естественно, «своими» людьми). В подконтрольных местным элитам СМИ совершенно безосновательно перекладывается на главу РД и председателя регионального правительства весь груз ответственности за накопленные десятилетиями проблемы и так далее.

Показательным примером подобной «информационно-политической работы» может служить бурная деятельность бывшего советника экс-главы Дагестана, общественника Деньги Халидова. О создании с его активным участием комитета «Солидарность и свобода» мы писали ранее. Кстати, активно тиражируемая Халидовым информация об опасных «полётах вертолётов» над Дагестаном получила продолжение. Накануне установлены трое злоумышленников-распространителей этого провокационного фейка (о распылении COVID-19 с вертолетов). Следком РД завёл соответствующие уголовные дела. И это, право, было бы смешно, если бы не было так грустно…

https://dagestan.sledcom.ru/news/item/1471639/

Кроме того, к достаточно тенденциозному освещению эпидемиологической обстановки в Дагестане явно причастны региональные проекты «Монитор пациента» и «Монитор ЖКХ», возглавляемые Зияутдином Увайсовым. При этом только ленивый в Дагестане не обсуждает, что деятельность указанных организаций финансируется из-за рубежа. А господину Уйвасову рано или поздно придётся дать ответ дагестанской общественности о своих связях с гражданкой США Альмут Рочовански, широко известной в узких кругах международных русофобов.

Не прекращаются попытки дискредитации нынешнего главы Минздрава РД Джамалудина Гаджиибрагимова. Причём, согласно упорно тиражируемым некоторыми экспертами слухам, это делается с активной подачи муфтия Дагестана, чтобы назначить на данный пост «своего мюрида Хаджимурада Малаева — нынешнего главврача Первой городской больницы Махачкалы». Ну, слухи — они и есть слухи. Что их обсуждать?

Однако всем причастным к подобным «телодвижениям» следовало бы вспомнить ещё одно мудрое изречение: выплёскивая мыльную воду, есть риск выплеснуть вместе с ней ребёнка. Иными словами — всегда есть опасность, критикуя что-либо, забыть за деталями о главном. А главное сейчас — жизнь и здоровье людей, за которые одинаково искренне и самоотверженно борются как светские власти, так и духовные лидеры.

Уроки пандемии, скорее всего, научат дагестанцев «привязывать своего верблюда», что ни в коей мере не противоречит упованию на Всевышнего. Хорошо бы, чтобы и с «мутной водой» информационно-политических провокаций жители республики тоже разобрались основательно.