Владимир Князев
Автор

Грузия претендует на лидерство «от Никопсии до Дербентского моря и от Осетии до Арагаца»

21 мая считается датой окончания Кавказской войны. В этот день мы поинтересовались мнением экспертов о том, какую роль это событие играет в современной политике, какие идеи рождает и кому они выгодны

Владимир Князев
Автор

Николай Трапш (Ростов-на-Дону) - историк, кандидат исторических наук, директор государственного архива Ростовской области:

«Наряду с традиционными призывами к последовательному созданию подлинной истории Кавказской войны в общественном дискурсе появились политические идеи, связанные с возможным восстановлением адыгской государственности, необходимым объединением этнически родственных субъектов РФ (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Адыгея), международным признанием черкесского геноцида.

Сложившейся ситуацией попытались воспользоваться многие международные игроки, но особо следует сказать о деструктивной роли Грузии. В постсоветский период официальный Тбилиси посчитал, что «солнце больше не восходит на севере» и начал изображать себя невинной жертвой имперской и советской тирании, сохраняя при этом полученные от «царских и коммунистических угнетателей» преференции. Грузия официально признала черкесский геноцид, хотя в рассматриваемый период она неизменно выступала в роли верного помощника царизма в деле покорения Кавказа. Она претендует и на геополитическое лидерство в кавказском регионе, апеллируя к временам Давида Строителя, границы царства которого простирались «от Никопсии до Дербентского моря и от Осетии до Арагаца». Подобный подход рельефно проявляется в грузино-абхазском конфликте, в котором Грузия пытается сохранить «территориальную целостность», начерченную по сталинским лекалам и ставшую возможным в результате массового мухаджирства XIX века, после которого опустевшие земли были заселены грузинскими колонистами».