Олег Пономарёв
Автор

Андрей Чешов: Возвращение русских на Кавказ вызывает ряд вопросов

И прежде всего - экономических

Олег Пономарёв
Автор

Андрей Викторович Чешов - политический консультант, руководитель Центра практических решений «Республика» (Грозный, Ставрополь, Москва)

 

 

- Здравствуйте, Андрей Викторович. Немаловажный вопрос для развития нашего макрорегиона: каким Вы видите путь создания положительного образа Северного Кавказа?

 

- Добрый день. Это выражение, наверное, у многих уже набило оскомину – оно произносится достаточно часто. А что это за «образ» такой? Как и чем его создавать? На мой взгляд, положительный образ Северного Кавказа – не реклама по телевизору и не участие представителей округа в медийных мероприятиях, а нечто иное.

Положительный образ создаётся не картинкой из телевизора. У рядового обывателя, что бы ему по телевизору ни рассказывали, без личного опыта взаимодействия с рекламируемым объектом положительного образа не возникнет. Будет создана известность, узнаваемость объекта. Но известность и личный положительный опыт – разные вещи. Можно получить известность и без позитивного содержания. Например, все знают, кто такой Чикатило. Он широко известен, но отнюдь не положительным имиджем.

На мой взгляд, положительный образ – это формирование и позиционирование Северного Кавказа как общего дома для всех проживающих здесь этносов. Такая ментальность, которая есть на Северном Кавказе, присуща немногим. У нас и страна-то делится, по большому счёту, на три ментальные зоны. Ну, может быть, на четыре: Северо-Запад, Центр, Зауралье (я имею в виду Сибирь и другие территории, включая Дальний Восток) и Кавказ. Кавказ – особая, неповторимая ментальность, остро осознаваемая местными жителями.

 

- Каким же образом национальная самоидентификации влияет на ментальность жителей Северного Кавказа?

 

- Кавказ сейчас воспринимается как место для кавказцев, которые там свой собственный порядок наводят (хорошо ли плохо у них получается – другой вопрос). И все остальные жители России представляют себе, что это такой «справедливый» регион, живущий по своим неписаным законам. И если туда приехать в гости – с тобой ничего плохого не случится.

Сейчас на Ютубе размещаются ролики, в которых активно популяризируется наш горный край. Одиночки путешествуют по Кавказу и делают подписчикам основной посыл: «Я сюда приехал, и ничего здесь страшного нет. А может быть ещё лучше и безопаснее, чем у меня дома, когда я выйду из подъезда». На мой взгляд, это абсолютно естественное стремление людей самим убедиться, что здесь безопасно.

 

- Речь идёт исключительно о безопасности, или есть ещё какие-то мотивационные посылы?

 

- Давайте представим, с точки зрения россиян, эту модель в масштабах планеты Земля. Например, Африка. При этом слове у каждого из нас возникает определённый ассоциативный ряд, иногда тревожный. Но мы будем намного себя комфортнее чувствовать и гораздо будем охотнее туда ехать, если знаем, что там есть какая-то российская община, диаспора. Что наша национальность там как-то представлена. И тогда удовольствие намного большее получим от будущей поездки. Дело даже не в безопасности! Ехать в ту же Африку и воспринимать её как «немного свой дом» можно только тогда, когда там есть представители своей родной страны. Для меня, по крайней мере, это так.

 

И как решать вопрос такого «присутствия своих» у нас, чтобы повысить привлекательность округа?

 

- На Северном Кавказе, на мой взгляд, в настоящее время существует большая проблема, препятствующая созданию положительного образа макрорегиона в масштабе Российской Федерации. Это отток русскоязычного населения. Проще говоря, русских. Они уезжают из всех республик СКФО, и только Чеченская Республика сейчас показывает положительную динамику по обратному притоку русскоязычного населения. В первую очередь, это специалисты узкой направленности, которые необходимы для развития региона. Тем не менее, процесс идёт.

Считаю, что по примеру Чеченской Республики на Северном Кавказе необходимо выстраивать отношения так, чтобы макрорегион был общим домом для россиян всех национальностей. Причём сама кавказская ментальность способствует этому процессу: здесь живёт гостеприимный, хлебосольный, очень открытый и радушный народ. Здесь предметом гордости перед соседями является количество приехавших к человеку гостей. Когда никто к нему не приезжает в гости (как бы он ни вёл себя в повседневной жизни), на него будут смотреть с неприятным удивлением. Напротив, чем больше у кавказца гостей – тем больше гордости.

Не нужно придумывать нового! Чтобы убедиться в справедливости сказанного, достаточно кинуть взгляд на четыре десятилетия назад. В Советском Союзе была следующая практика в системе управления регионами на Северном Кавказе: руководителем всегда был русский. Заместителем был представитель местной, титульной национальности.

В мононациональном регионе это делается проще, но у нас чисто мононациональных республик нет. Те же Северная Осетия, Чечня, Ингушетия, в которых нет номинальной дифференциации по национальностям, имеют внутреннюю этническую сегментацию. Например, тейповое деление, диалектные различия… что-то типа мини-национальностей…

 

-  Да, действительно, национальный кадровый вопрос – очень сложная и болезненная тема. И какие вы видите пути его решения на территории Северного Кавказа в рамках возвращения русскоязычного населения?

 

- Я полностью согласен с кадровой политикой лидера нашего государства в том, чтобы волевым решением присылать в регионы руководителями кого-то извне. Да, это может быть как-то болезненно воспринято некоторыми представителями национальностей, которые проживают на этой территории. Аргументы следующие: «Неужели среди наших представителей нет никого, кто бы мог возглавить наш регион?». Но думаю, что этот фактор можно как-то пережить.

Кстати, последнее такое назначение – в Дагестане. После того, как пришёл Васильев, кое-кто попытался вызвать негативный резонанс - смотрите, мол, как к нам относится федеральный центр! Что, среди нас не могут найти достойного?

А давайте просто поедем в Дагестан, зайдём в кафе, в гостиницу, на базар пойдём, на маршрутке проедем… И элементарно спросим у людей, как они относятся к этому назначению. Для того, чтобы понимать ситуацию, надо отдалиться от неё, абстрагироваться, и тогда станет ясна общая картина. Нельзя ничего по «обёртке» понять, нужно в суть вещей проникать. Когда мы спросим у простого народа, то поймём, что они горячо приветствуют приход Васильева в Дагестан.

Если пристально рассматривать систему распределения власти в этом самом многонациональном регионе, то увидим сложнейший клубок взаимоотношений и взаимовлияний. Огромное количество национальностей. Диалектное различие даже между двумя сёлами приобретает национальные мотивы. Всё это сложилось в прочную практику, предполагающую, что должности распределяются не исходя из управленческих способностей личностей, которых ставили руководить той или иной отраслью, а из этнического происхождения человека. На «трон руководства» восседал кто-то из «своих», по родовому признаку.

 

- Без учёта национальной специфики кадровые вопросы не решить?

 

- Это очень тонкий момент. На мой взгляд, один из ключевых вопросов Северного Кавказа - «поиск справедливого руководителя». Потому что любой представитель северокавказской национальности первое, что требует со стороны начальства по отношению к себе – это справедливости. И очень тяжело ему ждать справедливости от представителя своей же национальности, но другого этнического ответвления. Всегда будет убеждённость, что новый начальник «тянет своих» и своим «больше даёт».

Свои, свои, свои… Если какой-нибудь Магомед или Заурбек стоит у руля – считается, что вся управляющая команда на этом корабле состоит из «своих» и занимает ответственные или самые комфортные места. А в конечном счете такое положение дел, в случае возникновения серьёзных проблем, негативно влияет на авторитет федеральной власти.

 

- То есть, виноватым будет тот, кто назначил?

 

- Да. Это же, по сути, федеральная власть ставит их! Трудно доказать людям справедливость данной схемы. Мол, вы же сами выбираете - ходите на выборы… Тяжело убедить человека, что какой-то руководитель назначен потому, что «утверждается парламентом, в который вы сами выбрали депутатов». Но извините: я выбирал только по своему округу! А в других округах кто-то ещё кого-то понавыбирал… В итоге, все эти выбранные кем-то депутаты создали региональный парламент. Где моё личное участие?

Хорошо, если у руководителя всё получается. А если нет? Виновной оказывается федеральная власть, которая позволила этому человеку привести регион к определённому результату. И не суть важно, сколько лично у него преференций появилось, и сколько у меня упущений жизненных возникло. Важно то, что в каком-то конкретном результате виновата персона, которую допустила к должности федеральная власть.

 

- Весьма сложная система взаимоотношений…

 

- У нас вообще очень сложный регион. Говорят, что Восток – дело тонкое. На мой взгляд, Северный Кавказ ничуть не «толще», а может быть и намного тоньше, чем Восток. Потому что на Востоке хоть и непростая, но более устоявшаяся система взаимоотношений. Если вы выучите этот подход, погрузитесь во внутреннюю ментальность Востока – сможете уверенно ориентироваться в ней. А Кавказ с какой стороны ни изучай, будешь его понимать только тогда, когда там живёшь. Он, как живой организм, ежеминутно развивается в своём прекрасном многообразии. Чем больше ты будешь изучать Кавказ и чем больше ты его будешь понимать, тем более аккуратным всегда будешь в оценках и суждениях по поводу северокавказских реалий.

Русские на Кавказе – очень актуальная тема во все времена, в реалиях Российской Империи, РСФСР, Российской Федерации. И талантливым, работящим, умелым представителям русскоязычного населения здесь всегда искренне рады. Но есть ещё один важный момент: следует относиться к региону по-хозяйски. Вернее, с точки зрения хозяина. Кстати, в число «хозяев» региона неизменно входят и те русские, которые никуда отсюда не уезжали. Которые живут здесь веками, обустраивают свой быт, творят свою судьбу. Так вот, если относиться к своей земле по-хозяйски и приглашать к себе на жительство других людей (русскоязычных, в данном контексте), то следует уяснить несколько важных моментов.

Мы говорим: «Приходите, мы в вас очень нуждаемся!» А теперь давайте поймём для себя: куда им возвращаться? Где серьёзная аналитика на тему, куда и зачем мы русских зовём? Чтобы что делать? Просто с нами здесь бок о бок жить? Просто быть для нас, скажем, добрым соседом? И всё?

 

- Материальная сторона не менее важна?

 

- Она очень важна. Давайте немного углубимся в вопрос, где приехавший жить в наш регион будет спать. Если проще, где он жить будет. В настоящий момент в каком состоянии у нас рынок доступного жилья в макрорегионе? Его попросту нет, потому что уровень доходов населения отстаёт от цен на новое жильё. У нас почему-то всегда есть нужда в жилье! Постоянно есть нуждающиеся в расселении, переселении. И у нас одновременно существует постоянно развивающийся супер-рынок жилого фонда.

Скажите, пожалуйста: как получается, что по количеству квадратных метров мы находимся далеко не в хвосте среди других территорий страны, но почему-то всегда есть проблемы обеспеченности жильём? Имеется в виду жильё для малоимущих, многодетных, людей невысокого достатка. Иными словами – доступное.

Соответственно, надо более реально подходить к планам. В том числе и связанным с приглашением к русским возвращаться на Кавказ. И прежде чем что-то сделать, нужно больше и глубже изучить вопрос. Иначе не получится. Цена вопроса слишком высока. Нужна более глубокая аналитика. Все процессы надо понимать досконально.

 

- И только после этого предпринимать какие-то действия?

 

- Другого пути нет. Если мы глубоко изучим предмет нашей будущей работы, просчитаем последствия и результаты – только тогда можно будет предпринимать какие-то осмысленные реальные шаги. Тогда и «русские» вернутся, и «местные» будут довольны, и положительный образ Северного Кавказа будет по-настоящему заслуженным и устойчивым, и наш общий дом станет комфортным для всех – и для хозяев, и для гостей.