Кантемир Давыдов: «Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы»

С Кантемиром мы познакомились в 2014 году на склонах высочайшей точки Европы — Эльбрусе — в Кабардино-Балкарии. Тогда статный офицер, облаченный в сине-оранжевую форму МЧС, с толком и расстановкой объяснял нам, журналистам и блогерам, прибывшим на пресс-тур «Кавказ без опасности», правила поведения в чрезвычайных ситуациях в горах. О том, сколько минут человек сможет продержаться без кислорода в снежном плену, о том, насколько сложна работа спасателей Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда, о том, сколько их погибло при исполнении служебных обязанностей. Помню, на мой вопрос «Что же делать, чтобы перестать паниковать, будучи заваленным снегом» он тогда серьезно ответил: «Молись… Знаешь какие-нибудь молитвы?.. Вот их и читай… Они успокаивают человека…».

Сегодня подполковнику внутренней службы Давыдову 43 года. Из них в чрезвычайном ведомстве ни много ни мало 14 лет, в рамки которых уложилось, наверное, все возможное — и сложнейшие спасоперации, с погибшими и ранеными, и съемки киноленты для подростков, и создание одного из самых важных и нужных социальных проектов на Северном Кавказе - «Кавказ без опасности». Об этом и не только мы поговорили в рамках нашей беседы со спасателем и настоящим другом для северокавказских журналистов.

 

Нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха

 

Профессия спасателя не настолько проста, как может показаться обывателю изначально. Это не только красивая форма одежды, специализированная техника и яркие показательные выступления. Это, вместе с тем, тяжелая работа в сложнейших метеорологических условиях, в совершенно разных регионах страны и зарубежья, когда буквально смотришь прямиком в бездонные глаза смерти. Поэтому решение посвятить всю свою жизнь службе в МЧС — это, поверьте, очень серьезный поступок... Тем более, когда ты уже состоявшийся человек, который организовал достаточно прибыльный бизнес...

- Кантемир, в чрезвычайное ведомство люди просто так не приходят. За каждым из действующих сотрудников МЧС особая история его появления в ведомстве. Расскажи, пожалуйста, в какой момент ты понял, что спасение жизней людей это то, чему ты посвятишь свою жизнь?

- Я еще тот раздолбай был (смеется). Постоянно что-то искал, пробовал. Что-то получалось, где-то ленился. Но примерно с 1997 года в мою жизнь потихоньку стало входить чрезвычайное ведомство. Отец начал там работать и периодически просил помочь. Так я увидел работу системы изнутри, а не внешнюю оболочку, которую показывали по телевизору. Познакомился с людьми, со многими из которых впоследствии прошли много ЧС. Таким образом, и затянула система. Однако я продолжал заниматься своим бизнесом.
Переломной точкой стала масштабная катастрофа в Тырныаузе, где мне пришлось на какой-то период заменять отца. Тогда на моих глазах селевым потоком снесло девятиэтажный дом. Сам чудом уцелел. Бежал от этой волны так, как спринтеры не бегают! Да... За несколько часов многие взгляды на жизнь развернулись на 180 градусов. Увидел бесстрашие спасателей, готовых погибнуть ради спасения чужой жизни, и безразличие, трусость и мерзость, увы, многих людей. Кто-то не хотел испачкаться сам, кому-то жалко было замарать салон машины — отказывались везти раненых в больницу. Да, однозначно — это был переломный день...
Но официально в МЧС России я начал работать лишь спустя три года. Вот и получается, что неофициально я уже почти двадцать лет в системе, а официально почти четырнадцать.

- Действительно, в такие моменты человек показывает себя таким, какой он есть. Без масок... Можешь вспомнить те чувства, которые ощущал, смотря на то, как селевой поток, по сути, уничтожал город, здания, людей?

- Если честно, не особо помню, но страха не было точно. Было желание помочь людям, поддержать их и словом и делом, показать правду, как она есть. Страх появился в тот момент, когда увидел волну, снесшую дом. Против стихии не пойдешь. И еще понял, что нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха. Делу не поможет, лишь осложнит ситуацию. Напротив, надо показывать тех, кого не сломала ситуация, кто смог аккумулировать лучшие человеческие качества. К счастью, таких ребят было в достатке... Вообще, сложный вопрос о реакции на чужую беду. Все равно ты ее так не воспринимаешь. Да и нельзя спасателям все пропускать через себя. Не сможешь работать...

- Наверное, сложно не пропускать через себя всю боль людей, попавших в чрезвычайную ситуацию. Тем более, когда постоянно взаимодействуешь со СМИ и многократно рассказываешь жадным до горячих новостей журналистам о деталях трагедий... Почему ты все-таки выбрал путь работы в МЧС в пресс-службе?

- Эта работа очень интересная! Много граней. Люди должны знать правду о том, что происходит в зоне ЧС. Это помогает государству наиболее эффективно решать задачи по ликвидации последствий ЧС и пожаров. Всякая недосказанность, дефицит информации порождают домыслы, негативные слухи, которые могут вызвать панику и волнения среди населения, свести на ноль работу спасателей и пожарных, создать серьезные проблемы для продолжения мероприятий по ликвидации ЧС. Но самое главное, пресс-службы территориальных органов МЧС России трудятся на информационном фронте, воюя за умы граждан. (Улыбается). Звучит смешно, но жизнь показывает: чем лучше проинформирован гражданин о различных угрозах и правилах их предупреждения и ликвидации, тем безопаснее будет наш с вами мир. Чем грамотнее в области безопасности жизнедеятельности человек, тем меньше вероятность увидеть его источником чрезвычайной ситуации, а ведь именно человек есть самый частый зачинатель аварий и катастроф. Вот и получается, что, казалось бы, простенькая работа пресс-служб может в значительной степени влиять на общую обстановку с безопасностью граждан в стране и мире в целом.

- Немного зная о сути работы пресс-служб в МЧС, скажу, что не такая уж и простенькая у вас работа. Вспомнить хоть 2004 год и сход лавины в Терсколе...

- Лавина в Терсколе — отдельная тема. Случай, когда все снаряды попали в одну воронку. Группа безбашенных досочников, сложные погодные условия, попытки отдельных СМИ раскачать ситуацию и заработать на чужом горе рейтинги. Сложная история с, увы, печальным концом. Если помнишь, тогда погибли семь человек. Все студенты из столицы. Работы шли две недели. Привлекали даже специалистов из Германии, которые привезли лавинные детекторы, которых в Российской Федерации на тот момент просто не было. С их помощью и нашли ребят. Для меня это был очень жесткий и хороший урок. Многие идеи по работе с населением родились именно в те дни.

 

 

 

В октябре 2005 года старшеклассники, наученные правилам БЖД, спасали детей

 

Еще одним уроком не только для региональных спасателей, но и для всех жителей региона, стали трагические события октября 2005 года. Тогда, напомним, свыше сотни вооруженных боевиков одновременно атаковали отделы полиции, прокуратуру, следственный комитет, погрануправление ФСБ в Нальчике. Спасатели, как это часто бывает, оказались в самом эпицентре тех событий... 

- События 2005 года. Те дни октября стали настоящим испытанием для службы МЧС... Знаю, что от рук террористов погибли и твои коллеги...

- Октябрьские события стали испытанием вообще для страны в целом. Не очень хочу говорить о той работе, что пришлось сделать тогда нашим ребятам. И потеряли тогда нашего сотрудника — Заурбека Хажнагоева. Выполнял служебное задание, а попал под пули боевиков. Накануне он получил звание старшего лейтенанта. Сейчас его именем названа улица в поселке Адиюх в Нальчике.
Хочется отметить одну вещь. Наша совместная с другими подразделениями работа по обучению школьников правилам безопасности жизнедеятельности показала свою жизнеспособность именно 13 октября 2005 года в Нальчике, когда школа № 5 оказалась в центре боестолкновения с боевиками, пытавшимися захватить Центр по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе и второй ОВД города. Подготовленные нами старшеклассники активно оказывали преподавателям школы помощь по эвакуации детей. Все обошлось без пострадавших, а ведь там шел очень жестокий бой.
Другой момент. Мы очень активно работаем в СМИ по безопасности туристической деятельности. За последние десять лет люди стали значительно информированнее о правилах поведения в горах, реже попадают в беду, а если все же происходит ЧП, то знают что делать и куда обращаться. А это в значительной степени облегчает работу спасателям и увеличивает шансы пострадавших на спасение...

- Лента «Не учите детей умирать». Этот фильм как раз о причинах нападения боевиков на Нальчик в 2005 году, снятый тобой в тандеме с Оксаной Фетисовой. Занял он третье место на фестивале «TV-Радио-Антитеррор». Расскажи немного о подготовке этого фильма.

- Идея фильма родилась в ходе работы над одним из наших совместных проектов. Работа заняла несколько месяцев. Ездили в группировку в Ханкале, работали с подразделениями МВД в Нальчике, встречались с представителями духовенства. Пересмотрели большой объем видеозаписей, захваченных у боевиков в ходе спецопераций. Естественно, все это было возможным при активной помощи ГУ МВД России по ЮФО.
В Москве нашему проекту было уделено особое внимание. Дирекция фестиваля «TV-Радио-Антитеррор» сразу отнеслась к нам по-особому. Ведь никто из журналистов толком не проводил анализа происшедшего в Нальчике. Мы были первыми, кто постарался понять причину событий, ответить на вопрос «как получилось, что детей учат идти на смерть». Работали над проектом втроем: я, Оксана Фетисова, бывшая на тот момент сотрудником Центра Т, и Игорь Цагоев, который работал с текстом и снялся в фильме в постановочной сцене.
Конкуренция была взрослая. Более 85 участников фестиваля, среди которых были и серьезные компании. Скажу, мы выглядели там достойно. И полученное нами третье место я никогда не считал поражением. Впереди нас были «Человек и закон» и проект телеканала «Рен-ТВ». С такими ребятами стоять рядом — уже победа...

- Так сильно отразились те события уже одиннадцатилетней давности в душе, раз появилось желание снять об этом фильм?

- К сожалению, тема не потеряла актуальности и по сей день, хотя уже прошло 11 лет. Тема не могла пройти мимо, потому что мы увидели, во что хотят превратить нашу республику, наш народ. Я даже не беру личностные моменты. Только представь, за пару дней и без того маленькая республика потеряла только убитыми 136 человек! А были и те, кто ушел из жизни позже… Страшно то, что брат пошел против брата, сын против отца! Это была маленькая репетиция гражданской войны, которую многие наши «друзья» хотели бы видеть на Кавказе. Но этого нельзя допустить. А значит надо работать с молодежью, показывать и объяснять, что хорошо, а что неправильно. Здесь очень важно правильно выстроить информационную работу, в которую должны быть вовлечены не только власть и духовенство, но и все общество. Болезнь, которая зовется терроризмом, можно лечить только сообща.

 

 

Если смог стать роботом, тебе не место в спасательной службе

 

Такие ситуации, которые возникали при ликвидации последствий боестолкновений в столице КБР, на многих сотрудников республиканского МЧС произвели неизгладимые впечатления, от которых сложно теперь избавиться, сложно забыть. А сколько ЧС возникает в регионе — в горах, на дорогах, в домах, где сгорают жители... Все это накладывает свой отпечаток на дальнейшую жизнь, казалось, железных людей — спасателей...

- Ты в структуре уже довольно долгое время. Какая самая сложная в эмоциальном плане была чрезвычайная ситуация?

- ДТП на федеральной дороге «Кавказ». 5 ноября 2009 года. Тогда пассажирский «Соболь» из Нарткалы ехал в Пятигорск. Если не изменяет память, более восьми человек погибли. Меня выбила судьба двух девочек... Старшая сестра приехала из другого города, где училась или работала, взяла 12-летнюю сестренку, чтобы одеть ее на рынке в Пятигорске. Обе они погибли... Почему-то именно это ДТП осталось в памяти. Хотя были в работе еще более крупные и жесткие ЧС и происшествия, где гибли люди. Были теракт в госпитале Моздока (более 50 погибших), спасработы на Эльбрусе, где из 12 альпинистов выжил только один, 13 октября в Нальчике... Но та история оставила отпечаток на многие годы... Не смог переварить ее. До сих пор, когда проезжаю это место, сердце дрожит. Говорю же, нельзя пропускать через себя...

- Ты уже второй раз говоришь о том, что нельзя через себя пропускать эти ситуации. Но как это сделать? Этому учат в ведомстве?

- С нами работают психологи. У нас в регионе один из лучших в стране филиалов Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Прекрасный коллектив! Очень тесно взаимодействуем по нашим проектам. Много чего подсказывают, проводят занятия, курсы реабилитации. Но есть одно «НО». Мы люди. Если ты смог стать роботом, то тебе не место в спасательной службе!

- Нас, возможно, читают молодые люди, грезящие службой в МЧС. Расскажи, пожалуйста, как попасть в ваш коллектив?

- Сегодня требования к кандидатам стали значительно жестче. Например, спасатель — это человек, обладающий множеством профессий. Тут одного желания спасать людей мало! Должен много знать и уметь, обладать соответствующей физической и психологической подготовкой. Если есть желание служить на офицерских должностях, то, естественно, закончить специальное учебное заведение. И еще, люди, которые идут в МЧС за романтикой, очень быстро уходят. Это тяжелая, как физически, так и морально работа — слезы, кровь, боль, бессонные ночи, почти полное отсутствие личной жизни. Нет тут романтики, тут надо пахать, забыв о себе, о своем.
Я очень часто цитирую высказывание американского ученого, исследователя и спасателя Монтгомери Отуотера: «Спасатель никогда не должен ожидать похвал за свои усилия. Если он не готов встретить лицом к лицу невежество, непонимание и иногда собственнические интересы, ему лучше оставить эту деятельность. Поисково-спасательные работы — неблагодарное занятие. Это не игра, а мир полон людей, думающих задним числом. Надо делать все, что можешь, и черт с ним, со всем остальным». Скажу, что она стала своеобразным руководством для меня.

- Ты сказал: множество профессий... Какие, к примеру?..

- Водитель, водолаз, медик, крановщик, альпинист, стропальщик, пожарный, психолог, кинолог, электрик, химик... Это только то, что сразу в голову пришло...

- Действительно, специалисты широкого профиля... 

 

Главное, чтобы нам не мешали, а помогали

 

Всегда вызывает уважение, когда человек, несмотря на большую загруженность на работе, старается сделать общественно-важное дело. Кантемир Давыдов сегодня является и основателем проекта по безопасности жизнедеятельности «Кавказ без опасности», через который уже сейчас прошли сотни молодых людей...

- По сути, более тесное знакомство со спасателями населения СКФО посредством СМИ началось два с лишним года назад — появился проект «Кавказ без опасности». Для чего он задумывался, что удалось сделать?

- Его цель — взаимодействие с активной молодежью, журналистами, блогерами, общественными организациями. Мы хотим привлечь внимание к проблемам безопасности. Это и пожарная безопасность, и личная, и общественная, и безопасность на дорогах, на воде, в горах. Мы пытаемся показать, как живет наша система, как работают в ней люди, чему нужно обучаться, чтобы выжить самому и спасти других. Не очень хочется видеть каждое утро сводки, от которых волосы на голове дыбом встают...
На этот год у нас большие планы. Мы уходим от больших массовых мероприятий. Нам необходимо повышать КПД. Будем открывать классы по первой помощи в учебных заведениях округа. Первая ласточка уже есть. В конце прошлого года открыт класс по первой помощи в Пятигорском медицинском колледже. Это результат взаимодействия Северо-Кавказского филиала Центра экстренной психологической помощи, управления образования Пятигорска и самого колледжа. На открытии присутствовал заместитель полномочного представителя Президента РФ в СКФО Максим Владимиров. Этот факт говорит о том внимании, которое уделяет аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в СКФО вопросам безопасности населения.
В классе организовано обучение преподавательского состава общеобразовательных школ города. Дальше мы пойдем в высшие учебные заведения. Всего спланировано открытие семи подобных классов, подготовлены две инструкторские группы. Всего 26 инструкторов, имеющих право обучать население первой помощи. Будем готовить еще столько же. Главное, чтобы нам не мешали развиваться, но помогали.

- Помнится, не раз слышал от тебя, что если эти занятия спасут хоть две-три жизни, значит, уже не напрасно работали... Как считаешь, проект оправдывает цели, на него возложенные?

- Думаю, что они уже пару человек спасли. Кто-то вовремя вызвал скорую, кто-то вытащил человека из машины. А мы рассчитываем, что до конца 2017 года через проект пройдет не менее 12000 человек. Значит цифра спасенных будет расти. Но дело в том, что мы не ждем моментального результата. Да и невозможно это. Нельзя же дать ребенку букварь, а через день ждать, что он начнет читать. Так и у нас. Нужно создать учебную и преподавательскую базу для массовой работы с населением. Как я уже говорил выше, в идеале обучить хотя бы 3 млн человек. Тогда мы реально почувствуем эффект от мероприятий.
Опыт стран, где вопросам культуры безопасности жизнедеятельности уделяют значительное внимание, ярко показывает это. Да и наш опыт тоже говорит о том, что обученный человек уже ведет себя в повседневной жизни иначе: более ответственно, взвешенно, без лишнего риска.

- По ощущениям, насколько для молодежи это близко и интересно?

- Сначала было вяло, а сейчас на наши мероприятия приходят достаточно много людей. Молодежи интересно. Радует, что очень активно идет работа в республиках. При всей неорганизованности и бесшабашности молодых людей в республиках, там очень высокая отзывчивость! Никто не пройдет мимо, если ты попал в беду. Тебе будут стараться помочь многие. Однако именно это зачастую и создает проблемы! Они не знают, что и как надо делать, но искренне хотят помочь и... идут потери. От незнания. Начинают выдергивать людей из машин без знания правил оказания первой помощи, специальных инструментов, а в итоге теряем почти каждого третьего. Вот поэтому и нужен наш проект в учебных заведениях, чтобы готовить молодежь профессионально, а не как смогли. В идеале, надо подготовить каждого третьего жителя СКФО, чтобы начала чувствоваться отдача. А это почти 3 млн человек. Так что, задача перед нами стоит очень амбициозная. И мы будем ее выполнять.

- Халид Дулаев, Амина Муслимова, Аида Садыкова, Станислав Тлимахов, Ахмед Могушков, Салим Сонов, Азамат Марзоев — эти ребята, совсем молодые еще, преступили чувство страха и в тяжелую минуту пришли на помощь ближнему. Сотрудники ГИБДД на дорогах только за эту зиму не оставили в беде уже не один десяток автолюбителей и пассажиров. Может быть, мне и кажется, но складывается впечатление, что в последнее время люди все охотнее идут на выручку. Ты, как человек в системе, можешь подтвердить или опровергнуть мое мнение?

- Кавказ — особый менталитет. Парадоксальный, я бы сказал. При диком поведении на дорогах в момент ДТП все водители останавливаются и пытаются оказать хоть какую-нибудь помощь. Тоже самое видим в других происшествиях. Здесь мы отличники. Но становится больше подготовленных водителей. И это особо радует! Но, еще раз повторюсь — должен знать и уметь оказывать первую помощь хотя бы каждый третий. Тогда увидим реальный эффект!

- Будем верить, что все получится...

 

 

Я шел в систему не за деньгами

 

Мы, простые обыватели, очень мало знаем о спасателях. Не знаю, заметили вы или нет, но чаще при ликвидации чрезвычайных ситуаций нам говорят о пострадавшем — откуда он, сколько ему лет, иногда даже фамилию и имя, но кто те люди, которые в сложных условиях, на больших высотах вытаскивали из беды этого человека — даже не подозреваем. В сводках МЧС кратко и сухо констатируют—- в спасоперации принимали участие 8...9...10 человек от ведомства. Мы, по сути, знаем спасателей как людей служивых, а то, каков спасатель в гражданской жизни, — темный лес просто.

- Кантемир, ты вместе с командой сделал очень много для людей Северного Кавказа. Но ведь могло случиться так, что ты не пришел бы в МЧС, ведь имелся на тот момент довольно прибыльный бизнес. Никогда не думал, что поступил неправильно, оставив хлебное место ради службы?

- Бывало такое. И не раз. Но я шел в систему не за деньгами. Хотел сделать что-то полезное людям. Думал, для себя еще успею. Но, если серьезно, предложи мне снова пройти этот путь, согласился бы. Конечно, с учетом ошибок. Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы.

- Но не только и не столько ведь жизнь подполковника Давыдова сводится к работе. Знаю, что не любишь говорить о личной жизни, поэтому поинтересуюсь другими сферами твоей жизнедеятельности. Как ты предпочитаешь проводить свободное от службы время? И есть ли оно у тебя вообще?..

- Фотография. Горы. Они очень тесно связаны с моей жизнью. Казалось бы, должно быть отторжение, ведь частенько работа пресс-секретаря требует. Но именно фотография и горы меня спасают от выгорания. Когда выпадают свободные дни, стараюсь уехать наверх. Тишина, красота, воздух, немного экстрима. Совсем не чувствуешь усталости, ничего не гнетет. Один минус — не так много свободного времени, и стараешься как можно больше охватить. В итоге не всегда получается то, что планировал.
Однако это и заставляет возвращаться в, казалось бы, уже знакомые места, снова проехать или пройти там уже пешком. Все равно будет другая погода, освещение или другое настроение.
К примеру, перевал Актопрак, что соединяет Чегемское и Баксанское ущелья. Ни разу не видел там одинаковых состояний. Каждый раз по-новому смотришь на окружающие тебя горы, луга, саму дорогу. Или верховья Чегема, или Уштулу...
Да в нашем округе можно всю жизнь путешествовать и каждый раз будет что-то новое: тропа, скала, башня, люди. Естественно, в поездки я беру своих девчонок. К сожалению, человек, работающий в нашем режиме, не всегда может найти время для общения с семьей. Поэтому стараюсь использовать свободные дни, общаясь с домашними.

- Автомобили, оружие — также в списке «радостей» жизни. Как часто удается им уделить внимания?

- Я очень люблю оружие, но жена против его наличия дома (смеется). По сему, из оружия только фотоаппарат. Автомобили — отдельная тема. Всегда хотел «мерседес». Я не фанат, но очень большой поклонник марки. Мне нравится характер этих машин. Особенно у старых моделей. Их ни с одной другой маркой не перепутаешь. В современных машинах увидишь черты моделей 30-х годов прошлого века. Ну и такие качества, как комфорт и надежность.
Я очень много времени провожу в дороге. И очень хорошо понимаю важность этих характеристик. Очень тяжело собрать мысли в голове, когда отмахал 500 км за несколько часов в авто с плохой шумоизоляцией и неудобными сиденьями. А тебе надо еще поработать и выехать обратно через пару часов. Тут начинаешь понимать, что значит хорошая машина.

- Как относишься к спорту?

- Отношение к спорту самое положительное. Правда, последние три года я запустил это дело, но начинаю потихоньку втягиваться обратно в этот процесс. Я много лет занимался дзюдо, пару лет пробовал карате-кекусинкай. Активно занимался в тренажерном зале. Решил похудеть немного, в итоге набрал 12 кг (смеется). А вот бегать не любил никогда. Особенно на время. Мотал кроссы по 8—10 км, но пробежать один километр на время всегда было проблемой.
Заговорили про спорт, сразу вспомнил своих тренеров — Валерия Жилокова, Сефа Нирова. Можно сказать, что они заложили в меня умение биться до конца. Даже если и проиграешь, но стоять до конца и держать удар.

- Если бы была такая возможность, пример в качестве утопии, чтобы ты изменил в своей жизни?

- Больше времени уделял бы семье, детям. Нет ничего важнее. Просто об этом начинаешь поздно задумываться. Думаешь, да они еще растут, успею. Не успеешь. Даже не понял, как они выросли. А иногда хочется, чтобы они также бегали вокруг…

- И напоследок, может быть есть, что сказать читателям «Кавказ Сегодня»?...

- Не все счастье в деньгах, должностях, статусах и прочей дребедени, которую придумали люди, дабы выглядеть лучше в своих глазах. Земля всех уравняет. Но не обо всех будут вспоминать хорошо. Поэтому стоит оставаться человеком. Делая доброе дело, помогаешь, в первую очередь, себе. Завтра кто-то поможет тебе, твоим родным. Поэтому, будьте эгоистами и думайте о себе, но, думая о себе, помогайте другим! И не ждите благодарности. Так мир станет на много лучше.

- Да будет так, Кантемир! Спасибо тебе огромное за беседу!

 

 

Фотографии в материале: из личного архива К. Давыдова

Поделиться

Реклама

Кантемир Давыдов: «Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы»

С Кантемиром мы познакомились в 2014 году на склонах высочайшей точки Европы — Эльбрусе — в Кабардино-Балкарии. Тогда статный офицер, облаченный в сине-оранжевую форму МЧС, с толком и расстановкой объяснял нам, журналистам и блогерам, прибывшим на пресс-тур «Кавказ без опасности», правила поведения в чрезвычайных ситуациях в горах. О том, сколько минут человек сможет продержаться без кислорода в снежном плену, о том, насколько сложна работа спасателей Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда, о том, сколько их погибло при исполнении служебных обязанностей. Помню, на мой вопрос «Что же делать, чтобы перестать паниковать, будучи заваленным снегом» он тогда серьезно ответил: «Молись… Знаешь какие-нибудь молитвы?.. Вот их и читай… Они успокаивают человека…».

Сегодня подполковнику внутренней службы Давыдову 43 года. Из них в чрезвычайном ведомстве ни много ни мало 14 лет, в рамки которых уложилось, наверное, все возможное — и сложнейшие спасоперации, с погибшими и ранеными, и съемки киноленты для подростков, и создание одного из самых важных и нужных социальных проектов на Северном Кавказе - «Кавказ без опасности». Об этом и не только мы поговорили в рамках нашей беседы со спасателем и настоящим другом для северокавказских журналистов.

 

Нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха

 

Профессия спасателя не настолько проста, как может показаться обывателю изначально. Это не только красивая форма одежды, специализированная техника и яркие показательные выступления. Это, вместе с тем, тяжелая работа в сложнейших метеорологических условиях, в совершенно разных регионах страны и зарубежья, когда буквально смотришь прямиком в бездонные глаза смерти. Поэтому решение посвятить всю свою жизнь службе в МЧС — это, поверьте, очень серьезный поступок... Тем более, когда ты уже состоявшийся человек, который организовал достаточно прибыльный бизнес...

- Кантемир, в чрезвычайное ведомство люди просто так не приходят. За каждым из действующих сотрудников МЧС особая история его появления в ведомстве. Расскажи, пожалуйста, в какой момент ты понял, что спасение жизней людей это то, чему ты посвятишь свою жизнь?

- Я еще тот раздолбай был (смеется). Постоянно что-то искал, пробовал. Что-то получалось, где-то ленился. Но примерно с 1997 года в мою жизнь потихоньку стало входить чрезвычайное ведомство. Отец начал там работать и периодически просил помочь. Так я увидел работу системы изнутри, а не внешнюю оболочку, которую показывали по телевизору. Познакомился с людьми, со многими из которых впоследствии прошли много ЧС. Таким образом, и затянула система. Однако я продолжал заниматься своим бизнесом.
Переломной точкой стала масштабная катастрофа в Тырныаузе, где мне пришлось на какой-то период заменять отца. Тогда на моих глазах селевым потоком снесло девятиэтажный дом. Сам чудом уцелел. Бежал от этой волны так, как спринтеры не бегают! Да... За несколько часов многие взгляды на жизнь развернулись на 180 градусов. Увидел бесстрашие спасателей, готовых погибнуть ради спасения чужой жизни, и безразличие, трусость и мерзость, увы, многих людей. Кто-то не хотел испачкаться сам, кому-то жалко было замарать салон машины — отказывались везти раненых в больницу. Да, однозначно — это был переломный день...
Но официально в МЧС России я начал работать лишь спустя три года. Вот и получается, что неофициально я уже почти двадцать лет в системе, а официально почти четырнадцать.

- Действительно, в такие моменты человек показывает себя таким, какой он есть. Без масок... Можешь вспомнить те чувства, которые ощущал, смотря на то, как селевой поток, по сути, уничтожал город, здания, людей?

- Если честно, не особо помню, но страха не было точно. Было желание помочь людям, поддержать их и словом и делом, показать правду, как она есть. Страх появился в тот момент, когда увидел волну, снесшую дом. Против стихии не пойдешь. И еще понял, что нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха. Делу не поможет, лишь осложнит ситуацию. Напротив, надо показывать тех, кого не сломала ситуация, кто смог аккумулировать лучшие человеческие качества. К счастью, таких ребят было в достатке... Вообще, сложный вопрос о реакции на чужую беду. Все равно ты ее так не воспринимаешь. Да и нельзя спасателям все пропускать через себя. Не сможешь работать...

- Наверное, сложно не пропускать через себя всю боль людей, попавших в чрезвычайную ситуацию. Тем более, когда постоянно взаимодействуешь со СМИ и многократно рассказываешь жадным до горячих новостей журналистам о деталях трагедий... Почему ты все-таки выбрал путь работы в МЧС в пресс-службе?

- Эта работа очень интересная! Много граней. Люди должны знать правду о том, что происходит в зоне ЧС. Это помогает государству наиболее эффективно решать задачи по ликвидации последствий ЧС и пожаров. Всякая недосказанность, дефицит информации порождают домыслы, негативные слухи, которые могут вызвать панику и волнения среди населения, свести на ноль работу спасателей и пожарных, создать серьезные проблемы для продолжения мероприятий по ликвидации ЧС. Но самое главное, пресс-службы территориальных органов МЧС России трудятся на информационном фронте, воюя за умы граждан. (Улыбается). Звучит смешно, но жизнь показывает: чем лучше проинформирован гражданин о различных угрозах и правилах их предупреждения и ликвидации, тем безопаснее будет наш с вами мир. Чем грамотнее в области безопасности жизнедеятельности человек, тем меньше вероятность увидеть его источником чрезвычайной ситуации, а ведь именно человек есть самый частый зачинатель аварий и катастроф. Вот и получается, что, казалось бы, простенькая работа пресс-служб может в значительной степени влиять на общую обстановку с безопасностью граждан в стране и мире в целом.

- Немного зная о сути работы пресс-служб в МЧС, скажу, что не такая уж и простенькая у вас работа. Вспомнить хоть 2004 год и сход лавины в Терсколе...

- Лавина в Терсколе — отдельная тема. Случай, когда все снаряды попали в одну воронку. Группа безбашенных досочников, сложные погодные условия, попытки отдельных СМИ раскачать ситуацию и заработать на чужом горе рейтинги. Сложная история с, увы, печальным концом. Если помнишь, тогда погибли семь человек. Все студенты из столицы. Работы шли две недели. Привлекали даже специалистов из Германии, которые привезли лавинные детекторы, которых в Российской Федерации на тот момент просто не было. С их помощью и нашли ребят. Для меня это был очень жесткий и хороший урок. Многие идеи по работе с населением родились именно в те дни.

 

 

 

В октябре 2005 года старшеклассники, наученные правилам БЖД, спасали детей

 

Еще одним уроком не только для региональных спасателей, но и для всех жителей региона, стали трагические события октября 2005 года. Тогда, напомним, свыше сотни вооруженных боевиков одновременно атаковали отделы полиции, прокуратуру, следственный комитет, погрануправление ФСБ в Нальчике. Спасатели, как это часто бывает, оказались в самом эпицентре тех событий... 

- События 2005 года. Те дни октября стали настоящим испытанием для службы МЧС... Знаю, что от рук террористов погибли и твои коллеги...

- Октябрьские события стали испытанием вообще для страны в целом. Не очень хочу говорить о той работе, что пришлось сделать тогда нашим ребятам. И потеряли тогда нашего сотрудника — Заурбека Хажнагоева. Выполнял служебное задание, а попал под пули боевиков. Накануне он получил звание старшего лейтенанта. Сейчас его именем названа улица в поселке Адиюх в Нальчике.
Хочется отметить одну вещь. Наша совместная с другими подразделениями работа по обучению школьников правилам безопасности жизнедеятельности показала свою жизнеспособность именно 13 октября 2005 года в Нальчике, когда школа № 5 оказалась в центре боестолкновения с боевиками, пытавшимися захватить Центр по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе и второй ОВД города. Подготовленные нами старшеклассники активно оказывали преподавателям школы помощь по эвакуации детей. Все обошлось без пострадавших, а ведь там шел очень жестокий бой.
Другой момент. Мы очень активно работаем в СМИ по безопасности туристической деятельности. За последние десять лет люди стали значительно информированнее о правилах поведения в горах, реже попадают в беду, а если все же происходит ЧП, то знают что делать и куда обращаться. А это в значительной степени облегчает работу спасателям и увеличивает шансы пострадавших на спасение...

- Лента «Не учите детей умирать». Этот фильм как раз о причинах нападения боевиков на Нальчик в 2005 году, снятый тобой в тандеме с Оксаной Фетисовой. Занял он третье место на фестивале «TV-Радио-Антитеррор». Расскажи немного о подготовке этого фильма.

- Идея фильма родилась в ходе работы над одним из наших совместных проектов. Работа заняла несколько месяцев. Ездили в группировку в Ханкале, работали с подразделениями МВД в Нальчике, встречались с представителями духовенства. Пересмотрели большой объем видеозаписей, захваченных у боевиков в ходе спецопераций. Естественно, все это было возможным при активной помощи ГУ МВД России по ЮФО.
В Москве нашему проекту было уделено особое внимание. Дирекция фестиваля «TV-Радио-Антитеррор» сразу отнеслась к нам по-особому. Ведь никто из журналистов толком не проводил анализа происшедшего в Нальчике. Мы были первыми, кто постарался понять причину событий, ответить на вопрос «как получилось, что детей учат идти на смерть». Работали над проектом втроем: я, Оксана Фетисова, бывшая на тот момент сотрудником Центра Т, и Игорь Цагоев, который работал с текстом и снялся в фильме в постановочной сцене.
Конкуренция была взрослая. Более 85 участников фестиваля, среди которых были и серьезные компании. Скажу, мы выглядели там достойно. И полученное нами третье место я никогда не считал поражением. Впереди нас были «Человек и закон» и проект телеканала «Рен-ТВ». С такими ребятами стоять рядом — уже победа...

- Так сильно отразились те события уже одиннадцатилетней давности в душе, раз появилось желание снять об этом фильм?

- К сожалению, тема не потеряла актуальности и по сей день, хотя уже прошло 11 лет. Тема не могла пройти мимо, потому что мы увидели, во что хотят превратить нашу республику, наш народ. Я даже не беру личностные моменты. Только представь, за пару дней и без того маленькая республика потеряла только убитыми 136 человек! А были и те, кто ушел из жизни позже… Страшно то, что брат пошел против брата, сын против отца! Это была маленькая репетиция гражданской войны, которую многие наши «друзья» хотели бы видеть на Кавказе. Но этого нельзя допустить. А значит надо работать с молодежью, показывать и объяснять, что хорошо, а что неправильно. Здесь очень важно правильно выстроить информационную работу, в которую должны быть вовлечены не только власть и духовенство, но и все общество. Болезнь, которая зовется терроризмом, можно лечить только сообща.

 

 

Если смог стать роботом, тебе не место в спасательной службе

 

Такие ситуации, которые возникали при ликвидации последствий боестолкновений в столице КБР, на многих сотрудников республиканского МЧС произвели неизгладимые впечатления, от которых сложно теперь избавиться, сложно забыть. А сколько ЧС возникает в регионе — в горах, на дорогах, в домах, где сгорают жители... Все это накладывает свой отпечаток на дальнейшую жизнь, казалось, железных людей — спасателей...

- Ты в структуре уже довольно долгое время. Какая самая сложная в эмоциальном плане была чрезвычайная ситуация?

- ДТП на федеральной дороге «Кавказ». 5 ноября 2009 года. Тогда пассажирский «Соболь» из Нарткалы ехал в Пятигорск. Если не изменяет память, более восьми человек погибли. Меня выбила судьба двух девочек... Старшая сестра приехала из другого города, где училась или работала, взяла 12-летнюю сестренку, чтобы одеть ее на рынке в Пятигорске. Обе они погибли... Почему-то именно это ДТП осталось в памяти. Хотя были в работе еще более крупные и жесткие ЧС и происшествия, где гибли люди. Были теракт в госпитале Моздока (более 50 погибших), спасработы на Эльбрусе, где из 12 альпинистов выжил только один, 13 октября в Нальчике... Но та история оставила отпечаток на многие годы... Не смог переварить ее. До сих пор, когда проезжаю это место, сердце дрожит. Говорю же, нельзя пропускать через себя...

- Ты уже второй раз говоришь о том, что нельзя через себя пропускать эти ситуации. Но как это сделать? Этому учат в ведомстве?

- С нами работают психологи. У нас в регионе один из лучших в стране филиалов Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Прекрасный коллектив! Очень тесно взаимодействуем по нашим проектам. Много чего подсказывают, проводят занятия, курсы реабилитации. Но есть одно «НО». Мы люди. Если ты смог стать роботом, то тебе не место в спасательной службе!

- Нас, возможно, читают молодые люди, грезящие службой в МЧС. Расскажи, пожалуйста, как попасть в ваш коллектив?

- Сегодня требования к кандидатам стали значительно жестче. Например, спасатель — это человек, обладающий множеством профессий. Тут одного желания спасать людей мало! Должен много знать и уметь, обладать соответствующей физической и психологической подготовкой. Если есть желание служить на офицерских должностях, то, естественно, закончить специальное учебное заведение. И еще, люди, которые идут в МЧС за романтикой, очень быстро уходят. Это тяжелая, как физически, так и морально работа — слезы, кровь, боль, бессонные ночи, почти полное отсутствие личной жизни. Нет тут романтики, тут надо пахать, забыв о себе, о своем.
Я очень часто цитирую высказывание американского ученого, исследователя и спасателя Монтгомери Отуотера: «Спасатель никогда не должен ожидать похвал за свои усилия. Если он не готов встретить лицом к лицу невежество, непонимание и иногда собственнические интересы, ему лучше оставить эту деятельность. Поисково-спасательные работы — неблагодарное занятие. Это не игра, а мир полон людей, думающих задним числом. Надо делать все, что можешь, и черт с ним, со всем остальным». Скажу, что она стала своеобразным руководством для меня.

- Ты сказал: множество профессий... Какие, к примеру?..

- Водитель, водолаз, медик, крановщик, альпинист, стропальщик, пожарный, психолог, кинолог, электрик, химик... Это только то, что сразу в голову пришло...

- Действительно, специалисты широкого профиля... 

 

Главное, чтобы нам не мешали, а помогали

 

Всегда вызывает уважение, когда человек, несмотря на большую загруженность на работе, старается сделать общественно-важное дело. Кантемир Давыдов сегодня является и основателем проекта по безопасности жизнедеятельности «Кавказ без опасности», через который уже сейчас прошли сотни молодых людей...

- По сути, более тесное знакомство со спасателями населения СКФО посредством СМИ началось два с лишним года назад — появился проект «Кавказ без опасности». Для чего он задумывался, что удалось сделать?

- Его цель — взаимодействие с активной молодежью, журналистами, блогерами, общественными организациями. Мы хотим привлечь внимание к проблемам безопасности. Это и пожарная безопасность, и личная, и общественная, и безопасность на дорогах, на воде, в горах. Мы пытаемся показать, как живет наша система, как работают в ней люди, чему нужно обучаться, чтобы выжить самому и спасти других. Не очень хочется видеть каждое утро сводки, от которых волосы на голове дыбом встают...
На этот год у нас большие планы. Мы уходим от больших массовых мероприятий. Нам необходимо повышать КПД. Будем открывать классы по первой помощи в учебных заведениях округа. Первая ласточка уже есть. В конце прошлого года открыт класс по первой помощи в Пятигорском медицинском колледже. Это результат взаимодействия Северо-Кавказского филиала Центра экстренной психологической помощи, управления образования Пятигорска и самого колледжа. На открытии присутствовал заместитель полномочного представителя Президента РФ в СКФО Максим Владимиров. Этот факт говорит о том внимании, которое уделяет аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в СКФО вопросам безопасности населения.
В классе организовано обучение преподавательского состава общеобразовательных школ города. Дальше мы пойдем в высшие учебные заведения. Всего спланировано открытие семи подобных классов, подготовлены две инструкторские группы. Всего 26 инструкторов, имеющих право обучать население первой помощи. Будем готовить еще столько же. Главное, чтобы нам не мешали развиваться, но помогали.

- Помнится, не раз слышал от тебя, что если эти занятия спасут хоть две-три жизни, значит, уже не напрасно работали... Как считаешь, проект оправдывает цели, на него возложенные?

- Думаю, что они уже пару человек спасли. Кто-то вовремя вызвал скорую, кто-то вытащил человека из машины. А мы рассчитываем, что до конца 2017 года через проект пройдет не менее 12000 человек. Значит цифра спасенных будет расти. Но дело в том, что мы не ждем моментального результата. Да и невозможно это. Нельзя же дать ребенку букварь, а через день ждать, что он начнет читать. Так и у нас. Нужно создать учебную и преподавательскую базу для массовой работы с населением. Как я уже говорил выше, в идеале обучить хотя бы 3 млн человек. Тогда мы реально почувствуем эффект от мероприятий.
Опыт стран, где вопросам культуры безопасности жизнедеятельности уделяют значительное внимание, ярко показывает это. Да и наш опыт тоже говорит о том, что обученный человек уже ведет себя в повседневной жизни иначе: более ответственно, взвешенно, без лишнего риска.

- По ощущениям, насколько для молодежи это близко и интересно?

- Сначала было вяло, а сейчас на наши мероприятия приходят достаточно много людей. Молодежи интересно. Радует, что очень активно идет работа в республиках. При всей неорганизованности и бесшабашности молодых людей в республиках, там очень высокая отзывчивость! Никто не пройдет мимо, если ты попал в беду. Тебе будут стараться помочь многие. Однако именно это зачастую и создает проблемы! Они не знают, что и как надо делать, но искренне хотят помочь и... идут потери. От незнания. Начинают выдергивать людей из машин без знания правил оказания первой помощи, специальных инструментов, а в итоге теряем почти каждого третьего. Вот поэтому и нужен наш проект в учебных заведениях, чтобы готовить молодежь профессионально, а не как смогли. В идеале, надо подготовить каждого третьего жителя СКФО, чтобы начала чувствоваться отдача. А это почти 3 млн человек. Так что, задача перед нами стоит очень амбициозная. И мы будем ее выполнять.

- Халид Дулаев, Амина Муслимова, Аида Садыкова, Станислав Тлимахов, Ахмед Могушков, Салим Сонов, Азамат Марзоев — эти ребята, совсем молодые еще, преступили чувство страха и в тяжелую минуту пришли на помощь ближнему. Сотрудники ГИБДД на дорогах только за эту зиму не оставили в беде уже не один десяток автолюбителей и пассажиров. Может быть, мне и кажется, но складывается впечатление, что в последнее время люди все охотнее идут на выручку. Ты, как человек в системе, можешь подтвердить или опровергнуть мое мнение?

- Кавказ — особый менталитет. Парадоксальный, я бы сказал. При диком поведении на дорогах в момент ДТП все водители останавливаются и пытаются оказать хоть какую-нибудь помощь. Тоже самое видим в других происшествиях. Здесь мы отличники. Но становится больше подготовленных водителей. И это особо радует! Но, еще раз повторюсь — должен знать и уметь оказывать первую помощь хотя бы каждый третий. Тогда увидим реальный эффект!

- Будем верить, что все получится...

 

 

Я шел в систему не за деньгами

 

Мы, простые обыватели, очень мало знаем о спасателях. Не знаю, заметили вы или нет, но чаще при ликвидации чрезвычайных ситуаций нам говорят о пострадавшем — откуда он, сколько ему лет, иногда даже фамилию и имя, но кто те люди, которые в сложных условиях, на больших высотах вытаскивали из беды этого человека — даже не подозреваем. В сводках МЧС кратко и сухо констатируют—- в спасоперации принимали участие 8...9...10 человек от ведомства. Мы, по сути, знаем спасателей как людей служивых, а то, каков спасатель в гражданской жизни, — темный лес просто.

- Кантемир, ты вместе с командой сделал очень много для людей Северного Кавказа. Но ведь могло случиться так, что ты не пришел бы в МЧС, ведь имелся на тот момент довольно прибыльный бизнес. Никогда не думал, что поступил неправильно, оставив хлебное место ради службы?

- Бывало такое. И не раз. Но я шел в систему не за деньгами. Хотел сделать что-то полезное людям. Думал, для себя еще успею. Но, если серьезно, предложи мне снова пройти этот путь, согласился бы. Конечно, с учетом ошибок. Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы.

- Но не только и не столько ведь жизнь подполковника Давыдова сводится к работе. Знаю, что не любишь говорить о личной жизни, поэтому поинтересуюсь другими сферами твоей жизнедеятельности. Как ты предпочитаешь проводить свободное от службы время? И есть ли оно у тебя вообще?..

- Фотография. Горы. Они очень тесно связаны с моей жизнью. Казалось бы, должно быть отторжение, ведь частенько работа пресс-секретаря требует. Но именно фотография и горы меня спасают от выгорания. Когда выпадают свободные дни, стараюсь уехать наверх. Тишина, красота, воздух, немного экстрима. Совсем не чувствуешь усталости, ничего не гнетет. Один минус — не так много свободного времени, и стараешься как можно больше охватить. В итоге не всегда получается то, что планировал.
Однако это и заставляет возвращаться в, казалось бы, уже знакомые места, снова проехать или пройти там уже пешком. Все равно будет другая погода, освещение или другое настроение.
К примеру, перевал Актопрак, что соединяет Чегемское и Баксанское ущелья. Ни разу не видел там одинаковых состояний. Каждый раз по-новому смотришь на окружающие тебя горы, луга, саму дорогу. Или верховья Чегема, или Уштулу...
Да в нашем округе можно всю жизнь путешествовать и каждый раз будет что-то новое: тропа, скала, башня, люди. Естественно, в поездки я беру своих девчонок. К сожалению, человек, работающий в нашем режиме, не всегда может найти время для общения с семьей. Поэтому стараюсь использовать свободные дни, общаясь с домашними.

- Автомобили, оружие — также в списке «радостей» жизни. Как часто удается им уделить внимания?

- Я очень люблю оружие, но жена против его наличия дома (смеется). По сему, из оружия только фотоаппарат. Автомобили — отдельная тема. Всегда хотел «мерседес». Я не фанат, но очень большой поклонник марки. Мне нравится характер этих машин. Особенно у старых моделей. Их ни с одной другой маркой не перепутаешь. В современных машинах увидишь черты моделей 30-х годов прошлого века. Ну и такие качества, как комфорт и надежность.
Я очень много времени провожу в дороге. И очень хорошо понимаю важность этих характеристик. Очень тяжело собрать мысли в голове, когда отмахал 500 км за несколько часов в авто с плохой шумоизоляцией и неудобными сиденьями. А тебе надо еще поработать и выехать обратно через пару часов. Тут начинаешь понимать, что значит хорошая машина.

- Как относишься к спорту?

- Отношение к спорту самое положительное. Правда, последние три года я запустил это дело, но начинаю потихоньку втягиваться обратно в этот процесс. Я много лет занимался дзюдо, пару лет пробовал карате-кекусинкай. Активно занимался в тренажерном зале. Решил похудеть немного, в итоге набрал 12 кг (смеется). А вот бегать не любил никогда. Особенно на время. Мотал кроссы по 8—10 км, но пробежать один километр на время всегда было проблемой.
Заговорили про спорт, сразу вспомнил своих тренеров — Валерия Жилокова, Сефа Нирова. Можно сказать, что они заложили в меня умение биться до конца. Даже если и проиграешь, но стоять до конца и держать удар.

- Если бы была такая возможность, пример в качестве утопии, чтобы ты изменил в своей жизни?

- Больше времени уделял бы семье, детям. Нет ничего важнее. Просто об этом начинаешь поздно задумываться. Думаешь, да они еще растут, успею. Не успеешь. Даже не понял, как они выросли. А иногда хочется, чтобы они также бегали вокруг…

- И напоследок, может быть есть, что сказать читателям «Кавказ Сегодня»?...

- Не все счастье в деньгах, должностях, статусах и прочей дребедени, которую придумали люди, дабы выглядеть лучше в своих глазах. Земля всех уравняет. Но не обо всех будут вспоминать хорошо. Поэтому стоит оставаться человеком. Делая доброе дело, помогаешь, в первую очередь, себе. Завтра кто-то поможет тебе, твоим родным. Поэтому, будьте эгоистами и думайте о себе, но, думая о себе, помогайте другим! И не ждите благодарности. Так мир станет на много лучше.

- Да будет так, Кантемир! Спасибо тебе огромное за беседу!

 

 

Фотографии в материале: из личного архива К. Давыдова

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Кантемир Давыдов: «Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы»

С Кантемиром мы познакомились в 2014 году на склонах высочайшей точки Европы — Эльбрусе — в Кабардино-Балкарии. Тогда статный офицер, облаченный в сине-оранжевую форму МЧС, с толком и расстановкой объяснял нам, журналистам и блогерам, прибывшим на пресс-тур «Кавказ без опасности», правила поведения в чрезвычайных ситуациях в горах. О том, сколько минут человек сможет продержаться без кислорода в снежном плену, о том, насколько сложна работа спасателей Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда, о том, сколько их погибло при исполнении служебных обязанностей. Помню, на мой вопрос «Что же делать, чтобы перестать паниковать, будучи заваленным снегом» он тогда серьезно ответил: «Молись… Знаешь какие-нибудь молитвы?.. Вот их и читай… Они успокаивают человека…».

Сегодня подполковнику внутренней службы Давыдову 43 года. Из них в чрезвычайном ведомстве ни много ни мало 14 лет, в рамки которых уложилось, наверное, все возможное — и сложнейшие спасоперации, с погибшими и ранеными, и съемки киноленты для подростков, и создание одного из самых важных и нужных социальных проектов на Северном Кавказе - «Кавказ без опасности». Об этом и не только мы поговорили в рамках нашей беседы со спасателем и настоящим другом для северокавказских журналистов.

 

Нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха

 

Профессия спасателя не настолько проста, как может показаться обывателю изначально. Это не только красивая форма одежды, специализированная техника и яркие показательные выступления. Это, вместе с тем, тяжелая работа в сложнейших метеорологических условиях, в совершенно разных регионах страны и зарубежья, когда буквально смотришь прямиком в бездонные глаза смерти. Поэтому решение посвятить всю свою жизнь службе в МЧС — это, поверьте, очень серьезный поступок... Тем более, когда ты уже состоявшийся человек, который организовал достаточно прибыльный бизнес...

- Кантемир, в чрезвычайное ведомство люди просто так не приходят. За каждым из действующих сотрудников МЧС особая история его появления в ведомстве. Расскажи, пожалуйста, в какой момент ты понял, что спасение жизней людей это то, чему ты посвятишь свою жизнь?

- Я еще тот раздолбай был (смеется). Постоянно что-то искал, пробовал. Что-то получалось, где-то ленился. Но примерно с 1997 года в мою жизнь потихоньку стало входить чрезвычайное ведомство. Отец начал там работать и периодически просил помочь. Так я увидел работу системы изнутри, а не внешнюю оболочку, которую показывали по телевизору. Познакомился с людьми, со многими из которых впоследствии прошли много ЧС. Таким образом, и затянула система. Однако я продолжал заниматься своим бизнесом.
Переломной точкой стала масштабная катастрофа в Тырныаузе, где мне пришлось на какой-то период заменять отца. Тогда на моих глазах селевым потоком снесло девятиэтажный дом. Сам чудом уцелел. Бежал от этой волны так, как спринтеры не бегают! Да... За несколько часов многие взгляды на жизнь развернулись на 180 градусов. Увидел бесстрашие спасателей, готовых погибнуть ради спасения чужой жизни, и безразличие, трусость и мерзость, увы, многих людей. Кто-то не хотел испачкаться сам, кому-то жалко было замарать салон машины — отказывались везти раненых в больницу. Да, однозначно — это был переломный день...
Но официально в МЧС России я начал работать лишь спустя три года. Вот и получается, что неофициально я уже почти двадцать лет в системе, а официально почти четырнадцать.

- Действительно, в такие моменты человек показывает себя таким, какой он есть. Без масок... Можешь вспомнить те чувства, которые ощущал, смотря на то, как селевой поток, по сути, уничтожал город, здания, людей?

- Если честно, не особо помню, но страха не было точно. Было желание помочь людям, поддержать их и словом и делом, показать правду, как она есть. Страх появился в тот момент, когда увидел волну, снесшую дом. Против стихии не пойдешь. И еще понял, что нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха. Делу не поможет, лишь осложнит ситуацию. Напротив, надо показывать тех, кого не сломала ситуация, кто смог аккумулировать лучшие человеческие качества. К счастью, таких ребят было в достатке... Вообще, сложный вопрос о реакции на чужую беду. Все равно ты ее так не воспринимаешь. Да и нельзя спасателям все пропускать через себя. Не сможешь работать...

- Наверное, сложно не пропускать через себя всю боль людей, попавших в чрезвычайную ситуацию. Тем более, когда постоянно взаимодействуешь со СМИ и многократно рассказываешь жадным до горячих новостей журналистам о деталях трагедий... Почему ты все-таки выбрал путь работы в МЧС в пресс-службе?

- Эта работа очень интересная! Много граней. Люди должны знать правду о том, что происходит в зоне ЧС. Это помогает государству наиболее эффективно решать задачи по ликвидации последствий ЧС и пожаров. Всякая недосказанность, дефицит информации порождают домыслы, негативные слухи, которые могут вызвать панику и волнения среди населения, свести на ноль работу спасателей и пожарных, создать серьезные проблемы для продолжения мероприятий по ликвидации ЧС. Но самое главное, пресс-службы территориальных органов МЧС России трудятся на информационном фронте, воюя за умы граждан. (Улыбается). Звучит смешно, но жизнь показывает: чем лучше проинформирован гражданин о различных угрозах и правилах их предупреждения и ликвидации, тем безопаснее будет наш с вами мир. Чем грамотнее в области безопасности жизнедеятельности человек, тем меньше вероятность увидеть его источником чрезвычайной ситуации, а ведь именно человек есть самый частый зачинатель аварий и катастроф. Вот и получается, что, казалось бы, простенькая работа пресс-служб может в значительной степени влиять на общую обстановку с безопасностью граждан в стране и мире в целом.

- Немного зная о сути работы пресс-служб в МЧС, скажу, что не такая уж и простенькая у вас работа. Вспомнить хоть 2004 год и сход лавины в Терсколе...

- Лавина в Терсколе — отдельная тема. Случай, когда все снаряды попали в одну воронку. Группа безбашенных досочников, сложные погодные условия, попытки отдельных СМИ раскачать ситуацию и заработать на чужом горе рейтинги. Сложная история с, увы, печальным концом. Если помнишь, тогда погибли семь человек. Все студенты из столицы. Работы шли две недели. Привлекали даже специалистов из Германии, которые привезли лавинные детекторы, которых в Российской Федерации на тот момент просто не было. С их помощью и нашли ребят. Для меня это был очень жесткий и хороший урок. Многие идеи по работе с населением родились именно в те дни.

 

 

 

В октябре 2005 года старшеклассники, наученные правилам БЖД, спасали детей

 

Еще одним уроком не только для региональных спасателей, но и для всех жителей региона, стали трагические события октября 2005 года. Тогда, напомним, свыше сотни вооруженных боевиков одновременно атаковали отделы полиции, прокуратуру, следственный комитет, погрануправление ФСБ в Нальчике. Спасатели, как это часто бывает, оказались в самом эпицентре тех событий... 

- События 2005 года. Те дни октября стали настоящим испытанием для службы МЧС... Знаю, что от рук террористов погибли и твои коллеги...

- Октябрьские события стали испытанием вообще для страны в целом. Не очень хочу говорить о той работе, что пришлось сделать тогда нашим ребятам. И потеряли тогда нашего сотрудника — Заурбека Хажнагоева. Выполнял служебное задание, а попал под пули боевиков. Накануне он получил звание старшего лейтенанта. Сейчас его именем названа улица в поселке Адиюх в Нальчике.
Хочется отметить одну вещь. Наша совместная с другими подразделениями работа по обучению школьников правилам безопасности жизнедеятельности показала свою жизнеспособность именно 13 октября 2005 года в Нальчике, когда школа № 5 оказалась в центре боестолкновения с боевиками, пытавшимися захватить Центр по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе и второй ОВД города. Подготовленные нами старшеклассники активно оказывали преподавателям школы помощь по эвакуации детей. Все обошлось без пострадавших, а ведь там шел очень жестокий бой.
Другой момент. Мы очень активно работаем в СМИ по безопасности туристической деятельности. За последние десять лет люди стали значительно информированнее о правилах поведения в горах, реже попадают в беду, а если все же происходит ЧП, то знают что делать и куда обращаться. А это в значительной степени облегчает работу спасателям и увеличивает шансы пострадавших на спасение...

- Лента «Не учите детей умирать». Этот фильм как раз о причинах нападения боевиков на Нальчик в 2005 году, снятый тобой в тандеме с Оксаной Фетисовой. Занял он третье место на фестивале «TV-Радио-Антитеррор». Расскажи немного о подготовке этого фильма.

- Идея фильма родилась в ходе работы над одним из наших совместных проектов. Работа заняла несколько месяцев. Ездили в группировку в Ханкале, работали с подразделениями МВД в Нальчике, встречались с представителями духовенства. Пересмотрели большой объем видеозаписей, захваченных у боевиков в ходе спецопераций. Естественно, все это было возможным при активной помощи ГУ МВД России по ЮФО.
В Москве нашему проекту было уделено особое внимание. Дирекция фестиваля «TV-Радио-Антитеррор» сразу отнеслась к нам по-особому. Ведь никто из журналистов толком не проводил анализа происшедшего в Нальчике. Мы были первыми, кто постарался понять причину событий, ответить на вопрос «как получилось, что детей учат идти на смерть». Работали над проектом втроем: я, Оксана Фетисова, бывшая на тот момент сотрудником Центра Т, и Игорь Цагоев, который работал с текстом и снялся в фильме в постановочной сцене.
Конкуренция была взрослая. Более 85 участников фестиваля, среди которых были и серьезные компании. Скажу, мы выглядели там достойно. И полученное нами третье место я никогда не считал поражением. Впереди нас были «Человек и закон» и проект телеканала «Рен-ТВ». С такими ребятами стоять рядом — уже победа...

- Так сильно отразились те события уже одиннадцатилетней давности в душе, раз появилось желание снять об этом фильм?

- К сожалению, тема не потеряла актуальности и по сей день, хотя уже прошло 11 лет. Тема не могла пройти мимо, потому что мы увидели, во что хотят превратить нашу республику, наш народ. Я даже не беру личностные моменты. Только представь, за пару дней и без того маленькая республика потеряла только убитыми 136 человек! А были и те, кто ушел из жизни позже… Страшно то, что брат пошел против брата, сын против отца! Это была маленькая репетиция гражданской войны, которую многие наши «друзья» хотели бы видеть на Кавказе. Но этого нельзя допустить. А значит надо работать с молодежью, показывать и объяснять, что хорошо, а что неправильно. Здесь очень важно правильно выстроить информационную работу, в которую должны быть вовлечены не только власть и духовенство, но и все общество. Болезнь, которая зовется терроризмом, можно лечить только сообща.

 

 

Если смог стать роботом, тебе не место в спасательной службе

 

Такие ситуации, которые возникали при ликвидации последствий боестолкновений в столице КБР, на многих сотрудников республиканского МЧС произвели неизгладимые впечатления, от которых сложно теперь избавиться, сложно забыть. А сколько ЧС возникает в регионе — в горах, на дорогах, в домах, где сгорают жители... Все это накладывает свой отпечаток на дальнейшую жизнь, казалось, железных людей — спасателей...

- Ты в структуре уже довольно долгое время. Какая самая сложная в эмоциальном плане была чрезвычайная ситуация?

- ДТП на федеральной дороге «Кавказ». 5 ноября 2009 года. Тогда пассажирский «Соболь» из Нарткалы ехал в Пятигорск. Если не изменяет память, более восьми человек погибли. Меня выбила судьба двух девочек... Старшая сестра приехала из другого города, где училась или работала, взяла 12-летнюю сестренку, чтобы одеть ее на рынке в Пятигорске. Обе они погибли... Почему-то именно это ДТП осталось в памяти. Хотя были в работе еще более крупные и жесткие ЧС и происшествия, где гибли люди. Были теракт в госпитале Моздока (более 50 погибших), спасработы на Эльбрусе, где из 12 альпинистов выжил только один, 13 октября в Нальчике... Но та история оставила отпечаток на многие годы... Не смог переварить ее. До сих пор, когда проезжаю это место, сердце дрожит. Говорю же, нельзя пропускать через себя...

- Ты уже второй раз говоришь о том, что нельзя через себя пропускать эти ситуации. Но как это сделать? Этому учат в ведомстве?

- С нами работают психологи. У нас в регионе один из лучших в стране филиалов Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Прекрасный коллектив! Очень тесно взаимодействуем по нашим проектам. Много чего подсказывают, проводят занятия, курсы реабилитации. Но есть одно «НО». Мы люди. Если ты смог стать роботом, то тебе не место в спасательной службе!

- Нас, возможно, читают молодые люди, грезящие службой в МЧС. Расскажи, пожалуйста, как попасть в ваш коллектив?

- Сегодня требования к кандидатам стали значительно жестче. Например, спасатель — это человек, обладающий множеством профессий. Тут одного желания спасать людей мало! Должен много знать и уметь, обладать соответствующей физической и психологической подготовкой. Если есть желание служить на офицерских должностях, то, естественно, закончить специальное учебное заведение. И еще, люди, которые идут в МЧС за романтикой, очень быстро уходят. Это тяжелая, как физически, так и морально работа — слезы, кровь, боль, бессонные ночи, почти полное отсутствие личной жизни. Нет тут романтики, тут надо пахать, забыв о себе, о своем.
Я очень часто цитирую высказывание американского ученого, исследователя и спасателя Монтгомери Отуотера: «Спасатель никогда не должен ожидать похвал за свои усилия. Если он не готов встретить лицом к лицу невежество, непонимание и иногда собственнические интересы, ему лучше оставить эту деятельность. Поисково-спасательные работы — неблагодарное занятие. Это не игра, а мир полон людей, думающих задним числом. Надо делать все, что можешь, и черт с ним, со всем остальным». Скажу, что она стала своеобразным руководством для меня.

- Ты сказал: множество профессий... Какие, к примеру?..

- Водитель, водолаз, медик, крановщик, альпинист, стропальщик, пожарный, психолог, кинолог, электрик, химик... Это только то, что сразу в голову пришло...

- Действительно, специалисты широкого профиля... 

 

Главное, чтобы нам не мешали, а помогали

 

Всегда вызывает уважение, когда человек, несмотря на большую загруженность на работе, старается сделать общественно-важное дело. Кантемир Давыдов сегодня является и основателем проекта по безопасности жизнедеятельности «Кавказ без опасности», через который уже сейчас прошли сотни молодых людей...

- По сути, более тесное знакомство со спасателями населения СКФО посредством СМИ началось два с лишним года назад — появился проект «Кавказ без опасности». Для чего он задумывался, что удалось сделать?

- Его цель — взаимодействие с активной молодежью, журналистами, блогерами, общественными организациями. Мы хотим привлечь внимание к проблемам безопасности. Это и пожарная безопасность, и личная, и общественная, и безопасность на дорогах, на воде, в горах. Мы пытаемся показать, как живет наша система, как работают в ней люди, чему нужно обучаться, чтобы выжить самому и спасти других. Не очень хочется видеть каждое утро сводки, от которых волосы на голове дыбом встают...
На этот год у нас большие планы. Мы уходим от больших массовых мероприятий. Нам необходимо повышать КПД. Будем открывать классы по первой помощи в учебных заведениях округа. Первая ласточка уже есть. В конце прошлого года открыт класс по первой помощи в Пятигорском медицинском колледже. Это результат взаимодействия Северо-Кавказского филиала Центра экстренной психологической помощи, управления образования Пятигорска и самого колледжа. На открытии присутствовал заместитель полномочного представителя Президента РФ в СКФО Максим Владимиров. Этот факт говорит о том внимании, которое уделяет аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в СКФО вопросам безопасности населения.
В классе организовано обучение преподавательского состава общеобразовательных школ города. Дальше мы пойдем в высшие учебные заведения. Всего спланировано открытие семи подобных классов, подготовлены две инструкторские группы. Всего 26 инструкторов, имеющих право обучать население первой помощи. Будем готовить еще столько же. Главное, чтобы нам не мешали развиваться, но помогали.

- Помнится, не раз слышал от тебя, что если эти занятия спасут хоть две-три жизни, значит, уже не напрасно работали... Как считаешь, проект оправдывает цели, на него возложенные?

- Думаю, что они уже пару человек спасли. Кто-то вовремя вызвал скорую, кто-то вытащил человека из машины. А мы рассчитываем, что до конца 2017 года через проект пройдет не менее 12000 человек. Значит цифра спасенных будет расти. Но дело в том, что мы не ждем моментального результата. Да и невозможно это. Нельзя же дать ребенку букварь, а через день ждать, что он начнет читать. Так и у нас. Нужно создать учебную и преподавательскую базу для массовой работы с населением. Как я уже говорил выше, в идеале обучить хотя бы 3 млн человек. Тогда мы реально почувствуем эффект от мероприятий.
Опыт стран, где вопросам культуры безопасности жизнедеятельности уделяют значительное внимание, ярко показывает это. Да и наш опыт тоже говорит о том, что обученный человек уже ведет себя в повседневной жизни иначе: более ответственно, взвешенно, без лишнего риска.

- По ощущениям, насколько для молодежи это близко и интересно?

- Сначала было вяло, а сейчас на наши мероприятия приходят достаточно много людей. Молодежи интересно. Радует, что очень активно идет работа в республиках. При всей неорганизованности и бесшабашности молодых людей в республиках, там очень высокая отзывчивость! Никто не пройдет мимо, если ты попал в беду. Тебе будут стараться помочь многие. Однако именно это зачастую и создает проблемы! Они не знают, что и как надо делать, но искренне хотят помочь и... идут потери. От незнания. Начинают выдергивать людей из машин без знания правил оказания первой помощи, специальных инструментов, а в итоге теряем почти каждого третьего. Вот поэтому и нужен наш проект в учебных заведениях, чтобы готовить молодежь профессионально, а не как смогли. В идеале, надо подготовить каждого третьего жителя СКФО, чтобы начала чувствоваться отдача. А это почти 3 млн человек. Так что, задача перед нами стоит очень амбициозная. И мы будем ее выполнять.

- Халид Дулаев, Амина Муслимова, Аида Садыкова, Станислав Тлимахов, Ахмед Могушков, Салим Сонов, Азамат Марзоев — эти ребята, совсем молодые еще, преступили чувство страха и в тяжелую минуту пришли на помощь ближнему. Сотрудники ГИБДД на дорогах только за эту зиму не оставили в беде уже не один десяток автолюбителей и пассажиров. Может быть, мне и кажется, но складывается впечатление, что в последнее время люди все охотнее идут на выручку. Ты, как человек в системе, можешь подтвердить или опровергнуть мое мнение?

- Кавказ — особый менталитет. Парадоксальный, я бы сказал. При диком поведении на дорогах в момент ДТП все водители останавливаются и пытаются оказать хоть какую-нибудь помощь. Тоже самое видим в других происшествиях. Здесь мы отличники. Но становится больше подготовленных водителей. И это особо радует! Но, еще раз повторюсь — должен знать и уметь оказывать первую помощь хотя бы каждый третий. Тогда увидим реальный эффект!

- Будем верить, что все получится...

 

 

Я шел в систему не за деньгами

 

Мы, простые обыватели, очень мало знаем о спасателях. Не знаю, заметили вы или нет, но чаще при ликвидации чрезвычайных ситуаций нам говорят о пострадавшем — откуда он, сколько ему лет, иногда даже фамилию и имя, но кто те люди, которые в сложных условиях, на больших высотах вытаскивали из беды этого человека — даже не подозреваем. В сводках МЧС кратко и сухо констатируют—- в спасоперации принимали участие 8...9...10 человек от ведомства. Мы, по сути, знаем спасателей как людей служивых, а то, каков спасатель в гражданской жизни, — темный лес просто.

- Кантемир, ты вместе с командой сделал очень много для людей Северного Кавказа. Но ведь могло случиться так, что ты не пришел бы в МЧС, ведь имелся на тот момент довольно прибыльный бизнес. Никогда не думал, что поступил неправильно, оставив хлебное место ради службы?

- Бывало такое. И не раз. Но я шел в систему не за деньгами. Хотел сделать что-то полезное людям. Думал, для себя еще успею. Но, если серьезно, предложи мне снова пройти этот путь, согласился бы. Конечно, с учетом ошибок. Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы.

- Но не только и не столько ведь жизнь подполковника Давыдова сводится к работе. Знаю, что не любишь говорить о личной жизни, поэтому поинтересуюсь другими сферами твоей жизнедеятельности. Как ты предпочитаешь проводить свободное от службы время? И есть ли оно у тебя вообще?..

- Фотография. Горы. Они очень тесно связаны с моей жизнью. Казалось бы, должно быть отторжение, ведь частенько работа пресс-секретаря требует. Но именно фотография и горы меня спасают от выгорания. Когда выпадают свободные дни, стараюсь уехать наверх. Тишина, красота, воздух, немного экстрима. Совсем не чувствуешь усталости, ничего не гнетет. Один минус — не так много свободного времени, и стараешься как можно больше охватить. В итоге не всегда получается то, что планировал.
Однако это и заставляет возвращаться в, казалось бы, уже знакомые места, снова проехать или пройти там уже пешком. Все равно будет другая погода, освещение или другое настроение.
К примеру, перевал Актопрак, что соединяет Чегемское и Баксанское ущелья. Ни разу не видел там одинаковых состояний. Каждый раз по-новому смотришь на окружающие тебя горы, луга, саму дорогу. Или верховья Чегема, или Уштулу...
Да в нашем округе можно всю жизнь путешествовать и каждый раз будет что-то новое: тропа, скала, башня, люди. Естественно, в поездки я беру своих девчонок. К сожалению, человек, работающий в нашем режиме, не всегда может найти время для общения с семьей. Поэтому стараюсь использовать свободные дни, общаясь с домашними.

- Автомобили, оружие — также в списке «радостей» жизни. Как часто удается им уделить внимания?

- Я очень люблю оружие, но жена против его наличия дома (смеется). По сему, из оружия только фотоаппарат. Автомобили — отдельная тема. Всегда хотел «мерседес». Я не фанат, но очень большой поклонник марки. Мне нравится характер этих машин. Особенно у старых моделей. Их ни с одной другой маркой не перепутаешь. В современных машинах увидишь черты моделей 30-х годов прошлого века. Ну и такие качества, как комфорт и надежность.
Я очень много времени провожу в дороге. И очень хорошо понимаю важность этих характеристик. Очень тяжело собрать мысли в голове, когда отмахал 500 км за несколько часов в авто с плохой шумоизоляцией и неудобными сиденьями. А тебе надо еще поработать и выехать обратно через пару часов. Тут начинаешь понимать, что значит хорошая машина.

- Как относишься к спорту?

- Отношение к спорту самое положительное. Правда, последние три года я запустил это дело, но начинаю потихоньку втягиваться обратно в этот процесс. Я много лет занимался дзюдо, пару лет пробовал карате-кекусинкай. Активно занимался в тренажерном зале. Решил похудеть немного, в итоге набрал 12 кг (смеется). А вот бегать не любил никогда. Особенно на время. Мотал кроссы по 8—10 км, но пробежать один километр на время всегда было проблемой.
Заговорили про спорт, сразу вспомнил своих тренеров — Валерия Жилокова, Сефа Нирова. Можно сказать, что они заложили в меня умение биться до конца. Даже если и проиграешь, но стоять до конца и держать удар.

- Если бы была такая возможность, пример в качестве утопии, чтобы ты изменил в своей жизни?

- Больше времени уделял бы семье, детям. Нет ничего важнее. Просто об этом начинаешь поздно задумываться. Думаешь, да они еще растут, успею. Не успеешь. Даже не понял, как они выросли. А иногда хочется, чтобы они также бегали вокруг…

- И напоследок, может быть есть, что сказать читателям «Кавказ Сегодня»?...

- Не все счастье в деньгах, должностях, статусах и прочей дребедени, которую придумали люди, дабы выглядеть лучше в своих глазах. Земля всех уравняет. Но не обо всех будут вспоминать хорошо. Поэтому стоит оставаться человеком. Делая доброе дело, помогаешь, в первую очередь, себе. Завтра кто-то поможет тебе, твоим родным. Поэтому, будьте эгоистами и думайте о себе, но, думая о себе, помогайте другим! И не ждите благодарности. Так мир станет на много лучше.

- Да будет так, Кантемир! Спасибо тебе огромное за беседу!

 

 

Фотографии в материале: из личного архива К. Давыдова

Поделиться

Реклама

Кантемир Давыдов: «Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы»

С Кантемиром мы познакомились в 2014 году на склонах высочайшей точки Европы — Эльбрусе — в Кабардино-Балкарии. Тогда статный офицер, облаченный в сине-оранжевую форму МЧС, с толком и расстановкой объяснял нам, журналистам и блогерам, прибывшим на пресс-тур «Кавказ без опасности», правила поведения в чрезвычайных ситуациях в горах. О том, сколько минут человек сможет продержаться без кислорода в снежном плену, о том, насколько сложна работа спасателей Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда, о том, сколько их погибло при исполнении служебных обязанностей. Помню, на мой вопрос «Что же делать, чтобы перестать паниковать, будучи заваленным снегом» он тогда серьезно ответил: «Молись… Знаешь какие-нибудь молитвы?.. Вот их и читай… Они успокаивают человека…».

Сегодня подполковнику внутренней службы Давыдову 43 года. Из них в чрезвычайном ведомстве ни много ни мало 14 лет, в рамки которых уложилось, наверное, все возможное — и сложнейшие спасоперации, с погибшими и ранеными, и съемки киноленты для подростков, и создание одного из самых важных и нужных социальных проектов на Северном Кавказе - «Кавказ без опасности». Об этом и не только мы поговорили в рамках нашей беседы со спасателем и настоящим другом для северокавказских журналистов.

 

Нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха

 

Профессия спасателя не настолько проста, как может показаться обывателю изначально. Это не только красивая форма одежды, специализированная техника и яркие показательные выступления. Это, вместе с тем, тяжелая работа в сложнейших метеорологических условиях, в совершенно разных регионах страны и зарубежья, когда буквально смотришь прямиком в бездонные глаза смерти. Поэтому решение посвятить всю свою жизнь службе в МЧС — это, поверьте, очень серьезный поступок... Тем более, когда ты уже состоявшийся человек, который организовал достаточно прибыльный бизнес...

- Кантемир, в чрезвычайное ведомство люди просто так не приходят. За каждым из действующих сотрудников МЧС особая история его появления в ведомстве. Расскажи, пожалуйста, в какой момент ты понял, что спасение жизней людей это то, чему ты посвятишь свою жизнь?

- Я еще тот раздолбай был (смеется). Постоянно что-то искал, пробовал. Что-то получалось, где-то ленился. Но примерно с 1997 года в мою жизнь потихоньку стало входить чрезвычайное ведомство. Отец начал там работать и периодически просил помочь. Так я увидел работу системы изнутри, а не внешнюю оболочку, которую показывали по телевизору. Познакомился с людьми, со многими из которых впоследствии прошли много ЧС. Таким образом, и затянула система. Однако я продолжал заниматься своим бизнесом.
Переломной точкой стала масштабная катастрофа в Тырныаузе, где мне пришлось на какой-то период заменять отца. Тогда на моих глазах селевым потоком снесло девятиэтажный дом. Сам чудом уцелел. Бежал от этой волны так, как спринтеры не бегают! Да... За несколько часов многие взгляды на жизнь развернулись на 180 градусов. Увидел бесстрашие спасателей, готовых погибнуть ради спасения чужой жизни, и безразличие, трусость и мерзость, увы, многих людей. Кто-то не хотел испачкаться сам, кому-то жалко было замарать салон машины — отказывались везти раненых в больницу. Да, однозначно — это был переломный день...
Но официально в МЧС России я начал работать лишь спустя три года. Вот и получается, что неофициально я уже почти двадцать лет в системе, а официально почти четырнадцать.

- Действительно, в такие моменты человек показывает себя таким, какой он есть. Без масок... Можешь вспомнить те чувства, которые ощущал, смотря на то, как селевой поток, по сути, уничтожал город, здания, людей?

- Если честно, не особо помню, но страха не было точно. Было желание помочь людям, поддержать их и словом и делом, показать правду, как она есть. Страх появился в тот момент, когда увидел волну, снесшую дом. Против стихии не пойдешь. И еще понял, что нельзя показывать то, во что превращаются люди от страха. Делу не поможет, лишь осложнит ситуацию. Напротив, надо показывать тех, кого не сломала ситуация, кто смог аккумулировать лучшие человеческие качества. К счастью, таких ребят было в достатке... Вообще, сложный вопрос о реакции на чужую беду. Все равно ты ее так не воспринимаешь. Да и нельзя спасателям все пропускать через себя. Не сможешь работать...

- Наверное, сложно не пропускать через себя всю боль людей, попавших в чрезвычайную ситуацию. Тем более, когда постоянно взаимодействуешь со СМИ и многократно рассказываешь жадным до горячих новостей журналистам о деталях трагедий... Почему ты все-таки выбрал путь работы в МЧС в пресс-службе?

- Эта работа очень интересная! Много граней. Люди должны знать правду о том, что происходит в зоне ЧС. Это помогает государству наиболее эффективно решать задачи по ликвидации последствий ЧС и пожаров. Всякая недосказанность, дефицит информации порождают домыслы, негативные слухи, которые могут вызвать панику и волнения среди населения, свести на ноль работу спасателей и пожарных, создать серьезные проблемы для продолжения мероприятий по ликвидации ЧС. Но самое главное, пресс-службы территориальных органов МЧС России трудятся на информационном фронте, воюя за умы граждан. (Улыбается). Звучит смешно, но жизнь показывает: чем лучше проинформирован гражданин о различных угрозах и правилах их предупреждения и ликвидации, тем безопаснее будет наш с вами мир. Чем грамотнее в области безопасности жизнедеятельности человек, тем меньше вероятность увидеть его источником чрезвычайной ситуации, а ведь именно человек есть самый частый зачинатель аварий и катастроф. Вот и получается, что, казалось бы, простенькая работа пресс-служб может в значительной степени влиять на общую обстановку с безопасностью граждан в стране и мире в целом.

- Немного зная о сути работы пресс-служб в МЧС, скажу, что не такая уж и простенькая у вас работа. Вспомнить хоть 2004 год и сход лавины в Терсколе...

- Лавина в Терсколе — отдельная тема. Случай, когда все снаряды попали в одну воронку. Группа безбашенных досочников, сложные погодные условия, попытки отдельных СМИ раскачать ситуацию и заработать на чужом горе рейтинги. Сложная история с, увы, печальным концом. Если помнишь, тогда погибли семь человек. Все студенты из столицы. Работы шли две недели. Привлекали даже специалистов из Германии, которые привезли лавинные детекторы, которых в Российской Федерации на тот момент просто не было. С их помощью и нашли ребят. Для меня это был очень жесткий и хороший урок. Многие идеи по работе с населением родились именно в те дни.

 

 

 

В октябре 2005 года старшеклассники, наученные правилам БЖД, спасали детей

 

Еще одним уроком не только для региональных спасателей, но и для всех жителей региона, стали трагические события октября 2005 года. Тогда, напомним, свыше сотни вооруженных боевиков одновременно атаковали отделы полиции, прокуратуру, следственный комитет, погрануправление ФСБ в Нальчике. Спасатели, как это часто бывает, оказались в самом эпицентре тех событий... 

- События 2005 года. Те дни октября стали настоящим испытанием для службы МЧС... Знаю, что от рук террористов погибли и твои коллеги...

- Октябрьские события стали испытанием вообще для страны в целом. Не очень хочу говорить о той работе, что пришлось сделать тогда нашим ребятам. И потеряли тогда нашего сотрудника — Заурбека Хажнагоева. Выполнял служебное задание, а попал под пули боевиков. Накануне он получил звание старшего лейтенанта. Сейчас его именем названа улица в поселке Адиюх в Нальчике.
Хочется отметить одну вещь. Наша совместная с другими подразделениями работа по обучению школьников правилам безопасности жизнедеятельности показала свою жизнеспособность именно 13 октября 2005 года в Нальчике, когда школа № 5 оказалась в центре боестолкновения с боевиками, пытавшимися захватить Центр по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе и второй ОВД города. Подготовленные нами старшеклассники активно оказывали преподавателям школы помощь по эвакуации детей. Все обошлось без пострадавших, а ведь там шел очень жестокий бой.
Другой момент. Мы очень активно работаем в СМИ по безопасности туристической деятельности. За последние десять лет люди стали значительно информированнее о правилах поведения в горах, реже попадают в беду, а если все же происходит ЧП, то знают что делать и куда обращаться. А это в значительной степени облегчает работу спасателям и увеличивает шансы пострадавших на спасение...

- Лента «Не учите детей умирать». Этот фильм как раз о причинах нападения боевиков на Нальчик в 2005 году, снятый тобой в тандеме с Оксаной Фетисовой. Занял он третье место на фестивале «TV-Радио-Антитеррор». Расскажи немного о подготовке этого фильма.

- Идея фильма родилась в ходе работы над одним из наших совместных проектов. Работа заняла несколько месяцев. Ездили в группировку в Ханкале, работали с подразделениями МВД в Нальчике, встречались с представителями духовенства. Пересмотрели большой объем видеозаписей, захваченных у боевиков в ходе спецопераций. Естественно, все это было возможным при активной помощи ГУ МВД России по ЮФО.
В Москве нашему проекту было уделено особое внимание. Дирекция фестиваля «TV-Радио-Антитеррор» сразу отнеслась к нам по-особому. Ведь никто из журналистов толком не проводил анализа происшедшего в Нальчике. Мы были первыми, кто постарался понять причину событий, ответить на вопрос «как получилось, что детей учат идти на смерть». Работали над проектом втроем: я, Оксана Фетисова, бывшая на тот момент сотрудником Центра Т, и Игорь Цагоев, который работал с текстом и снялся в фильме в постановочной сцене.
Конкуренция была взрослая. Более 85 участников фестиваля, среди которых были и серьезные компании. Скажу, мы выглядели там достойно. И полученное нами третье место я никогда не считал поражением. Впереди нас были «Человек и закон» и проект телеканала «Рен-ТВ». С такими ребятами стоять рядом — уже победа...

- Так сильно отразились те события уже одиннадцатилетней давности в душе, раз появилось желание снять об этом фильм?

- К сожалению, тема не потеряла актуальности и по сей день, хотя уже прошло 11 лет. Тема не могла пройти мимо, потому что мы увидели, во что хотят превратить нашу республику, наш народ. Я даже не беру личностные моменты. Только представь, за пару дней и без того маленькая республика потеряла только убитыми 136 человек! А были и те, кто ушел из жизни позже… Страшно то, что брат пошел против брата, сын против отца! Это была маленькая репетиция гражданской войны, которую многие наши «друзья» хотели бы видеть на Кавказе. Но этого нельзя допустить. А значит надо работать с молодежью, показывать и объяснять, что хорошо, а что неправильно. Здесь очень важно правильно выстроить информационную работу, в которую должны быть вовлечены не только власть и духовенство, но и все общество. Болезнь, которая зовется терроризмом, можно лечить только сообща.

 

 

Если смог стать роботом, тебе не место в спасательной службе

 

Такие ситуации, которые возникали при ликвидации последствий боестолкновений в столице КБР, на многих сотрудников республиканского МЧС произвели неизгладимые впечатления, от которых сложно теперь избавиться, сложно забыть. А сколько ЧС возникает в регионе — в горах, на дорогах, в домах, где сгорают жители... Все это накладывает свой отпечаток на дальнейшую жизнь, казалось, железных людей — спасателей...

- Ты в структуре уже довольно долгое время. Какая самая сложная в эмоциальном плане была чрезвычайная ситуация?

- ДТП на федеральной дороге «Кавказ». 5 ноября 2009 года. Тогда пассажирский «Соболь» из Нарткалы ехал в Пятигорск. Если не изменяет память, более восьми человек погибли. Меня выбила судьба двух девочек... Старшая сестра приехала из другого города, где училась или работала, взяла 12-летнюю сестренку, чтобы одеть ее на рынке в Пятигорске. Обе они погибли... Почему-то именно это ДТП осталось в памяти. Хотя были в работе еще более крупные и жесткие ЧС и происшествия, где гибли люди. Были теракт в госпитале Моздока (более 50 погибших), спасработы на Эльбрусе, где из 12 альпинистов выжил только один, 13 октября в Нальчике... Но та история оставила отпечаток на многие годы... Не смог переварить ее. До сих пор, когда проезжаю это место, сердце дрожит. Говорю же, нельзя пропускать через себя...

- Ты уже второй раз говоришь о том, что нельзя через себя пропускать эти ситуации. Но как это сделать? Этому учат в ведомстве?

- С нами работают психологи. У нас в регионе один из лучших в стране филиалов Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Прекрасный коллектив! Очень тесно взаимодействуем по нашим проектам. Много чего подсказывают, проводят занятия, курсы реабилитации. Но есть одно «НО». Мы люди. Если ты смог стать роботом, то тебе не место в спасательной службе!

- Нас, возможно, читают молодые люди, грезящие службой в МЧС. Расскажи, пожалуйста, как попасть в ваш коллектив?

- Сегодня требования к кандидатам стали значительно жестче. Например, спасатель — это человек, обладающий множеством профессий. Тут одного желания спасать людей мало! Должен много знать и уметь, обладать соответствующей физической и психологической подготовкой. Если есть желание служить на офицерских должностях, то, естественно, закончить специальное учебное заведение. И еще, люди, которые идут в МЧС за романтикой, очень быстро уходят. Это тяжелая, как физически, так и морально работа — слезы, кровь, боль, бессонные ночи, почти полное отсутствие личной жизни. Нет тут романтики, тут надо пахать, забыв о себе, о своем.
Я очень часто цитирую высказывание американского ученого, исследователя и спасателя Монтгомери Отуотера: «Спасатель никогда не должен ожидать похвал за свои усилия. Если он не готов встретить лицом к лицу невежество, непонимание и иногда собственнические интересы, ему лучше оставить эту деятельность. Поисково-спасательные работы — неблагодарное занятие. Это не игра, а мир полон людей, думающих задним числом. Надо делать все, что можешь, и черт с ним, со всем остальным». Скажу, что она стала своеобразным руководством для меня.

- Ты сказал: множество профессий... Какие, к примеру?..

- Водитель, водолаз, медик, крановщик, альпинист, стропальщик, пожарный, психолог, кинолог, электрик, химик... Это только то, что сразу в голову пришло...

- Действительно, специалисты широкого профиля... 

 

Главное, чтобы нам не мешали, а помогали

 

Всегда вызывает уважение, когда человек, несмотря на большую загруженность на работе, старается сделать общественно-важное дело. Кантемир Давыдов сегодня является и основателем проекта по безопасности жизнедеятельности «Кавказ без опасности», через который уже сейчас прошли сотни молодых людей...

- По сути, более тесное знакомство со спасателями населения СКФО посредством СМИ началось два с лишним года назад — появился проект «Кавказ без опасности». Для чего он задумывался, что удалось сделать?

- Его цель — взаимодействие с активной молодежью, журналистами, блогерами, общественными организациями. Мы хотим привлечь внимание к проблемам безопасности. Это и пожарная безопасность, и личная, и общественная, и безопасность на дорогах, на воде, в горах. Мы пытаемся показать, как живет наша система, как работают в ней люди, чему нужно обучаться, чтобы выжить самому и спасти других. Не очень хочется видеть каждое утро сводки, от которых волосы на голове дыбом встают...
На этот год у нас большие планы. Мы уходим от больших массовых мероприятий. Нам необходимо повышать КПД. Будем открывать классы по первой помощи в учебных заведениях округа. Первая ласточка уже есть. В конце прошлого года открыт класс по первой помощи в Пятигорском медицинском колледже. Это результат взаимодействия Северо-Кавказского филиала Центра экстренной психологической помощи, управления образования Пятигорска и самого колледжа. На открытии присутствовал заместитель полномочного представителя Президента РФ в СКФО Максим Владимиров. Этот факт говорит о том внимании, которое уделяет аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в СКФО вопросам безопасности населения.
В классе организовано обучение преподавательского состава общеобразовательных школ города. Дальше мы пойдем в высшие учебные заведения. Всего спланировано открытие семи подобных классов, подготовлены две инструкторские группы. Всего 26 инструкторов, имеющих право обучать население первой помощи. Будем готовить еще столько же. Главное, чтобы нам не мешали развиваться, но помогали.

- Помнится, не раз слышал от тебя, что если эти занятия спасут хоть две-три жизни, значит, уже не напрасно работали... Как считаешь, проект оправдывает цели, на него возложенные?

- Думаю, что они уже пару человек спасли. Кто-то вовремя вызвал скорую, кто-то вытащил человека из машины. А мы рассчитываем, что до конца 2017 года через проект пройдет не менее 12000 человек. Значит цифра спасенных будет расти. Но дело в том, что мы не ждем моментального результата. Да и невозможно это. Нельзя же дать ребенку букварь, а через день ждать, что он начнет читать. Так и у нас. Нужно создать учебную и преподавательскую базу для массовой работы с населением. Как я уже говорил выше, в идеале обучить хотя бы 3 млн человек. Тогда мы реально почувствуем эффект от мероприятий.
Опыт стран, где вопросам культуры безопасности жизнедеятельности уделяют значительное внимание, ярко показывает это. Да и наш опыт тоже говорит о том, что обученный человек уже ведет себя в повседневной жизни иначе: более ответственно, взвешенно, без лишнего риска.

- По ощущениям, насколько для молодежи это близко и интересно?

- Сначала было вяло, а сейчас на наши мероприятия приходят достаточно много людей. Молодежи интересно. Радует, что очень активно идет работа в республиках. При всей неорганизованности и бесшабашности молодых людей в республиках, там очень высокая отзывчивость! Никто не пройдет мимо, если ты попал в беду. Тебе будут стараться помочь многие. Однако именно это зачастую и создает проблемы! Они не знают, что и как надо делать, но искренне хотят помочь и... идут потери. От незнания. Начинают выдергивать людей из машин без знания правил оказания первой помощи, специальных инструментов, а в итоге теряем почти каждого третьего. Вот поэтому и нужен наш проект в учебных заведениях, чтобы готовить молодежь профессионально, а не как смогли. В идеале, надо подготовить каждого третьего жителя СКФО, чтобы начала чувствоваться отдача. А это почти 3 млн человек. Так что, задача перед нами стоит очень амбициозная. И мы будем ее выполнять.

- Халид Дулаев, Амина Муслимова, Аида Садыкова, Станислав Тлимахов, Ахмед Могушков, Салим Сонов, Азамат Марзоев — эти ребята, совсем молодые еще, преступили чувство страха и в тяжелую минуту пришли на помощь ближнему. Сотрудники ГИБДД на дорогах только за эту зиму не оставили в беде уже не один десяток автолюбителей и пассажиров. Может быть, мне и кажется, но складывается впечатление, что в последнее время люди все охотнее идут на выручку. Ты, как человек в системе, можешь подтвердить или опровергнуть мое мнение?

- Кавказ — особый менталитет. Парадоксальный, я бы сказал. При диком поведении на дорогах в момент ДТП все водители останавливаются и пытаются оказать хоть какую-нибудь помощь. Тоже самое видим в других происшествиях. Здесь мы отличники. Но становится больше подготовленных водителей. И это особо радует! Но, еще раз повторюсь — должен знать и уметь оказывать первую помощь хотя бы каждый третий. Тогда увидим реальный эффект!

- Будем верить, что все получится...

 

 

Я шел в систему не за деньгами

 

Мы, простые обыватели, очень мало знаем о спасателях. Не знаю, заметили вы или нет, но чаще при ликвидации чрезвычайных ситуаций нам говорят о пострадавшем — откуда он, сколько ему лет, иногда даже фамилию и имя, но кто те люди, которые в сложных условиях, на больших высотах вытаскивали из беды этого человека — даже не подозреваем. В сводках МЧС кратко и сухо констатируют—- в спасоперации принимали участие 8...9...10 человек от ведомства. Мы, по сути, знаем спасателей как людей служивых, а то, каков спасатель в гражданской жизни, — темный лес просто.

- Кантемир, ты вместе с командой сделал очень много для людей Северного Кавказа. Но ведь могло случиться так, что ты не пришел бы в МЧС, ведь имелся на тот момент довольно прибыльный бизнес. Никогда не думал, что поступил неправильно, оставив хлебное место ради службы?

- Бывало такое. И не раз. Но я шел в систему не за деньгами. Хотел сделать что-то полезное людям. Думал, для себя еще успею. Но, если серьезно, предложи мне снова пройти этот путь, согласился бы. Конечно, с учетом ошибок. Деньги — это хорошо, но человеческая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее, не получая за это миллионы.

- Но не только и не столько ведь жизнь подполковника Давыдова сводится к работе. Знаю, что не любишь говорить о личной жизни, поэтому поинтересуюсь другими сферами твоей жизнедеятельности. Как ты предпочитаешь проводить свободное от службы время? И есть ли оно у тебя вообще?..

- Фотография. Горы. Они очень тесно связаны с моей жизнью. Казалось бы, должно быть отторжение, ведь частенько работа пресс-секретаря требует. Но именно фотография и горы меня спасают от выгорания. Когда выпадают свободные дни, стараюсь уехать наверх. Тишина, красота, воздух, немного экстрима. Совсем не чувствуешь усталости, ничего не гнетет. Один минус — не так много свободного времени, и стараешься как можно больше охватить. В итоге не всегда получается то, что планировал.
Однако это и заставляет возвращаться в, казалось бы, уже знакомые места, снова проехать или пройти там уже пешком. Все равно будет другая погода, освещение или другое настроение.
К примеру, перевал Актопрак, что соединяет Чегемское и Баксанское ущелья. Ни разу не видел там одинаковых состояний. Каждый раз по-новому смотришь на окружающие тебя горы, луга, саму дорогу. Или верховья Чегема, или Уштулу...
Да в нашем округе можно всю жизнь путешествовать и каждый раз будет что-то новое: тропа, скала, башня, люди. Естественно, в поездки я беру своих девчонок. К сожалению, человек, работающий в нашем режиме, не всегда может найти время для общения с семьей. Поэтому стараюсь использовать свободные дни, общаясь с домашними.

- Автомобили, оружие — также в списке «радостей» жизни. Как часто удается им уделить внимания?

- Я очень люблю оружие, но жена против его наличия дома (смеется). По сему, из оружия только фотоаппарат. Автомобили — отдельная тема. Всегда хотел «мерседес». Я не фанат, но очень большой поклонник марки. Мне нравится характер этих машин. Особенно у старых моделей. Их ни с одной другой маркой не перепутаешь. В современных машинах увидишь черты моделей 30-х годов прошлого века. Ну и такие качества, как комфорт и надежность.
Я очень много времени провожу в дороге. И очень хорошо понимаю важность этих характеристик. Очень тяжело собрать мысли в голове, когда отмахал 500 км за несколько часов в авто с плохой шумоизоляцией и неудобными сиденьями. А тебе надо еще поработать и выехать обратно через пару часов. Тут начинаешь понимать, что значит хорошая машина.

- Как относишься к спорту?

- Отношение к спорту самое положительное. Правда, последние три года я запустил это дело, но начинаю потихоньку втягиваться обратно в этот процесс. Я много лет занимался дзюдо, пару лет пробовал карате-кекусинкай. Активно занимался в тренажерном зале. Решил похудеть немного, в итоге набрал 12 кг (смеется). А вот бегать не любил никогда. Особенно на время. Мотал кроссы по 8—10 км, но пробежать один километр на время всегда было проблемой.
Заговорили про спорт, сразу вспомнил своих тренеров — Валерия Жилокова, Сефа Нирова. Можно сказать, что они заложили в меня умение биться до конца. Даже если и проиграешь, но стоять до конца и держать удар.

- Если бы была такая возможность, пример в качестве утопии, чтобы ты изменил в своей жизни?

- Больше времени уделял бы семье, детям. Нет ничего важнее. Просто об этом начинаешь поздно задумываться. Думаешь, да они еще растут, успею. Не успеешь. Даже не понял, как они выросли. А иногда хочется, чтобы они также бегали вокруг…

- И напоследок, может быть есть, что сказать читателям «Кавказ Сегодня»?...

- Не все счастье в деньгах, должностях, статусах и прочей дребедени, которую придумали люди, дабы выглядеть лучше в своих глазах. Земля всех уравняет. Но не обо всех будут вспоминать хорошо. Поэтому стоит оставаться человеком. Делая доброе дело, помогаешь, в первую очередь, себе. Завтра кто-то поможет тебе, твоим родным. Поэтому, будьте эгоистами и думайте о себе, но, думая о себе, помогайте другим! И не ждите благодарности. Так мир станет на много лучше.

- Да будет так, Кантемир! Спасибо тебе огромное за беседу!

 

 

Фотографии в материале: из личного архива К. Давыдова

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Показать еще