Андрей Шульгин
Автор

Александр Иваненко: «Бывших чекистов не бывает»

Эксклюзивное интервью ко Дню работников органов безопасности Российской Федерации

Андрей Шульгин
Автор
20.12.2021

Александр Иваненко, председатель ессентукского отделения Всероссийской общественной организации «Боевое братство», член регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил, полковник ФСБ в отставке

 

- Александр Викторович, на протяжение более 100 лет менялись структура, формы и задачи органов госбезопасности. Но некоторые, до сих пор ассоциируют ФСБ с КГБ и НКВД, не желая вдаваться в подробности. Как бы вы охарактеризовали современную деятельность данной службы?

- Современные цели и задачи службы четко описаны в Законе о ФСБ еще в 90-х годах. Произошли небольшие изменения в связи с принятием Закона о борьбе с терроризмом и экстремизмом, но, тем не менее, не менялась никогда общая направленность деятельности, потому что главная задача органов безопасности – обеспечение безопасности государства. И здесь не важно, была ли это царская Россия, Советский Союз, Российская Федерация. Какие задачи стояли перед НКВД, КГБ на внешнем и внутреннем фронте тогда, они стоят и сейчас перед ФСБ. Другой вопрос в том, что изменилась внешнеполитическая обстановка. Фактически, после развала СССР, Западный альянс пытался создать монополярную структуру мироустройства. Но им это не удалось. С 2007 года, после Мюнхенской речи Владимира Владимировича Путина было четко определено, что возврата к мировому господству какого-то одного государства или группы стран уже не будет. Мир становится многополярным. Естественно, это вызвало нервную и достаточно жесткую реакцию со стороны наших западных «партнеров». Они решили, что Россия, в том виде, в каком ее воссоздает наш Президент, не нужна мировому сообществу. Естественно, усилились попытки подрыва экономического, военно-политического, геополитического состояния. То есть, на всех фронтах. Можно сказать, что современная Российская Федерация находится примерно в тех же условиях, что и молодая страна Советов, в полном враждебном окружении. Я не готов сказать, насколько сложно было первым чекистам. Сами понимаете: страна Советов, находящаяся в окружении внутренних и внешних врагов, гражданская война, голод, разруха. Сейчас изменились внешние обстоятельства, внутренняя повестка. Но от этого работать стало не легче. Я бы сказал, даже, сложнее в виду объективных причин. Но невыполнимых задач не бывает. Справимся.

- В продолжение вопроса. Сотрудников ФСБ до сих пор, часто, называют чекистами. Не смущают такие параллели с ВЧК, которая создавалась, как «карающий меч революции»?

- Я с гордостью несу это звание. Просто, надо все оценивать с конкретной исторической данности. Естественно, мы отошли от тех нелицеприятных страниц, связанных с террором в первой половине ХХ века. Но не надо тоже преувеличивать. Кровавый террор был как со стороны «белых», так и со стороны «красных». Нельзя однобоко смотреть на эти проявления. Тогда было такое время. К слову сказать, тогда же, в Америке, террор был похлеще, чем в России. Когда в 1929 году начался кризис, «великая депрессия» - создавались концлагеря. В начале войны туда загоняли японцев. Ирландцы были на правах рабов. Почему-то об этом никто не вспоминает. У нас же все открыто. Количество жертв репрессий известно. Они посчитаны и опубликованы. Да, их очень много, около 1 млн 600 тысяч человек, но не 100-200 млн, как утверждают наши прозападные оппоненты. Для них просто есть повестка, которую они отрабатывают.

Почему меня должно смущать звание «чекист»? Многие говорят, вот Дзержинский создал ЧК – карающий меч революции. Но никто, опять же, не вспоминает, что именно Дзержинский избавил страну от детской беспризорности. Никто не вспоминает, как чекисты занимались обустройством и обучением детей. Никто не вспоминает, что пограничники-чекисты первыми встретили немецко-фашистские орды на границе. Все «помнят» загранотряды. Но они стояли глубоко в тылу и в их задачу не входило останавливать все подряд. Только тех, кто поддался панике и бежал с передовой. Кроме того, это был последний рубеж на пути продвижения немцев. Добавлю, что в процентном отношении чекисты пострадали больше, чем все население страны.

- Самая основная на сегодня работа сотрудников ФСБ - это, конечно, борьба с терроризмом и экстремизмом, в частности, на Кавказе. Не всем она видна и понятна. Отсюда и кривотолки о «пытках в подвалах невинных людей». Как вы считаете, стоит ли выносить на всеобщее обозрение более подробную информацию, по крайне мере, об итогах спецопераций, чтобы пресечь досужие домыслы?

- Это нужно и обязательно. Надо понимать, что из себя представляет спецоперация и в каких целях она проводится. Громкие, значащие события: остановили бандитов, предотвратили теракт. Это надо обязательно освещать, чтобы люди понимали насколько сложно выявить информацию о теракте, о людях, которые его готовят, разработать план и его осуществить. Чтобы не додумывали то, чего нет. Наша основная задача – приведение к законности. Давайте вспомним сподвижника Басаева – Гочияева, который устраивал взрывы в Москве, Волгодонске, хранил взрывчатку в Кисловодске. Когда здесь, на Кавказе гремело в 2002-2003 годах. Тогда террористы готовы были организовать мятеж в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Именно сотрудники ФСБ это предотвратили, выявили всех сторонников, более 28 человек. Это было. Об этом надо знать и помнить. Сейчас задержаны более 100 человек, приверженцев «Правого сектора» - тоже были скрытые ячейки террористов, готовившие кровавые диверсии на территории нашей страны. Люди должны знать об этом.

- Как вы, в целом, можете оценить сегодняшний уровень экстремистской и террористической опасности? И насколько спецслужбы готовы к отражению этих угроз?

- Спецслужбы готовы, однозначно. Накоплен очень большой опыт. То, что сейчас, в частности на Северном Кавказе, покой – заслуга, в том числе и органов госбезопасности. Выдавили отсюда террористов. Сработали на упреждение в Сирии. Если бы это не было сделано, они бы все были здесь. А опасность существует всегда. Амбиции у президента Турции Эрдогана никто не отнимет. Он хочет создать Великий Туран, который, по его мнению, должен включать 27 областей Российской Федерации. Мы еще с этим столкнемся. Они сейчас активно лезут на Кавказ, в Центральную часть России. Как бы мы ни хотели говорить, что Турция наш союзник, это наш исторический враг. И не потому, что мы этого хотим. Нам достаточно того, что у нас есть. А вот им недостаточно своих позиций. Им интересна наша территория, тюркоязычные народы, проживающие в России не только на Кавказе, но и алтайцы, и якуты, и татары. У них свое видение мира. И это нам надо иметь в виду. То же самое и с Украиной. Разница только в том, что Украина – не самостоятельное государство. Рассматривать государства Европы и Украину в качестве самостоятельных – значит изначально допустить ошибку. Поэтому, надо рассматривать вопрос более глобально. Украина – это созданный проект «Антироссия». Технически, она стала инструментом Запада. Пока будет противостояние западного блока и России, напряжение будет нарастать. Конечно, когда-то придется решать этот вопрос. А пока, есть негативные процессы, направленные против нас. И мы должны быть к этому готовы.

- Помимо этого, подразделения ФСБ участвуют в крупных коррупционных расследованиях. И именно благодаря оперативным разработкам госбезопасности стали возможны громкие задержания последних лет. Не так ли?

- Это одна из задач органов госбезопасности. Давайте исходить из того, что мы не поднимем нашу страну, не поборов коррупцию. Мы не сможем достойно противостоять, если люди, которые будут определять экономическую политику, политическую повестку в стране, будут коррумпированы. Естественно, все это отрабатывается. У нас, еще со времен Петра I, вся беда в том, что процессы национализации элиты натыкаются на серьезные проблемы. А это необходимо делать. Нужно, чтобы наша элита, думала о своих доходах, но в рамках нашей страны. Пример этому – британская элита, которая была жестко национализирована еще со времен англо-французских войн. У них тоже была подобная ситуация, когда вся элита жила во Франции, а зарабатывала в Англии. Тогда были приняты меры, что английская элита была вынуждена полюбить свою родину. Ну а потом, так и повелось, как само собой разумеющееся. У нас этот процесс, не без западного участия, затянулся надолго. Поэтому, «приватизация» элиты – одна из основных задач наших коллег. Элита должна быть заточена на то, чтобы приносить пользу своему государству.

- Какие еще глобальные проблемы несет современный мир? На что стоит обратить внимание, как на потенциальную опасность?

- Терроризм – он никуда не делся. Кроме этого, впереди нас ждет достаточно сложный период. Мира, каким он был раньше, уже не будет. Появились новые игроки, которыми невозможно пренебрегать. Тот же Китай. С Россией, в экономическом плане попроще, но в военно-политическом смысле повлиять на нас нельзя. А объединение Китая и России для объединенного Запада – вообще, крах всех надежд. Но такой расклад они принимать не собираются. В этой связи появятся новые вызовы. В том числе – «зеленая повестка», «зеленая» энергетика. Это мощная возможность влияния на нас. В настоящее время, даже в условиях санкций и изоляции, использование и экспорт наших углеводородов дает определенную стабильность. Но внедрение, именно «зеленой повестки» дает возможность вставить нам палки в колеса. Будет попытка обложить нас различными квотами, новыми санкциями, тем самым, задушить нашу экономику. Попытки дестабилизировать обстановку в России продолжатся. Они будут изменяться, но будут. Это, либо «зеленая повестка», либо национал-сепаратистская, террористическая и другие. Ближайшая дата Х – это 2024 год. Почему-то наши противники уверены, что основная задача – снять Путина, и все изменится. Они смогут создать множество очагов напряженности, на которые Россия вынуждена будет реагировать. Это, по их мнению, подорвет экономическую составляющую. Второе – я не исключаю попыток проверки нашей боеспособности. Не обязательно в нашей стране. Это может быть Грузия, армяно-азербайджанский конфликт, Казахстан, та же Украина. Ну, время покажет.

- Александр Викторович, совсем недавно вы вышли в отставку. Чем заполнено сейчас ваше свободное время?

- Чекистов, бывших, не бывает. Большинство сотрудников хотят продолжить свое дело. Передать опыт подрастающему поколению. Основная ниша для этого – военно-патриотическое воспитание молодежи. Меня избрали председателем ессентукского отделения всероссийского общества «Боевое братство». Мы занимаемся военно-патриотическим воспитанием, помощью военнослужащим, попавшим в трудную жизненную ситуацию, восстановлением памятников погибшим во время войны, героям России, погибшим за нашу Родину. Мы тесно сотрудничаем с региональной организацией ветеранов вооруженных сил. По инициативе этой организации, на днях был открыт памятник Александру Невскому в Ессентуках. Проводим различные мероприятия по чествованию ветеранов. Принимали присягу в кадетских классах ессентукской СОШ №5. Задач много. Нужно только быть активным, стараться что-то сделать на благо нашей страны. И это главная задача любого сотрудника и действующего, и вышедшего в отставку.