Игорь Стеблинов
Автор

Мастера оружейных дел из Дагестана

Сегодня мастерство изготовления оружия мало востребовано, но не забыто, а отдельные жители уверенно возрождают искусство предков

Игорь Стеблинов
Автор
01.10.2021

Много лет назад Дагестан называли «оружейной кузницей Кавказа». Оружейных дел мастера были едва ли не в каждом ауле, а выходящие из кузниц клинки и кинжалы расходились по разным странам и славились совершенством форм и отменной поражающей способностью. Сегодня мастерство изготовления оружия мало востребовано, но не забыто, а отдельные жители уверенно возрождают искусство предков.

Кумухские клинки

Задолго до нашей эры жители местности возле современного поселка Кумух владели секретами металлообработки. Неудивительно, что к раннему средневековью оружейное искусство здесь достигло невиданных высот.

Расцвету отрасли способствовало переселение сюда кубачинцев – знатных оружейников и кольчужников.

Из кумухских мастерских выходили позолоченные клинки и кинжалы с золотыми рукоятками, серебряными ножнами. Их украшали эмалью, слоновой костью, нефритом, самоцветами. Также делали деревянные ножны, перетянутые кожей, и роговые рукоятки.

В 19 веке после вхождения Дагестана в состав России, к оружейному ассортименту из шашек, секир, кинжалов и сабель добавились шпаги. А к приемам отделки – травление, полировка и узоры в виде символики Российской империи.

Амузги

В давние времена Амузги был крупнейшим центром изготовления оружия. Мечи и клинки отсюда не считали зазорным иметь такие знатные персоны, как Чингисхан, Тамерлан, Наполеон, Багратион и император Александр Первый.

Мечи, сабли, кинжалы, ножи из амузгинской стали выходили невероятно прочными, острыми, долго держали заточку. При этом были очень гибкими – амузгинскую шашку можно было согнуть в колесо, не рискуя сломать. Она легко перерубала железо, а на лезвии не оставалось даже следов. Вооруженным ими воинам не было равных в бою.

Делали клинки по особой, веками выверенной технологии. Каждый проходил 13 стадий обработки.

Вначале из трех сортов стали ковали сварочное железо, выкладывая сталь слоями и сваривая тонкие пластинки в горне.

Далее заготовке придавали форму, обтачивали и чистили до зеркального блеска. После чего закаляли в воде.

Ножны украшали серебром, чернью, эмалью, гравировкой, золотой насечкой.

Работа была практически ювелирной. На создание одного клинка уходило 8 дней. Самым трудным в изготовлении было не перекалить и не перековать сталь, поскольку работали мастера без измерительных приборов – на глаз.

В прошлом столетии техника изготовления была почти утеряна за ненадобностью. Да и само село давно оставлено жителями.

В 21 веке оружейная слава Амузги загремела вновь благодаря мастеру Гаджи Курбанкадиеву.

В прошлом успешный фотограф, Гаджи полностью изменил жизнь в зрелом возрасте. В 40 лет освоил оружейное дело и променял фотоаппарат на кузнечный молот.

На покорение ремесла у мастера ушло почти три года. Поначалу ничего не получалось, и лишь спустя годы терпеливого труда из-под его рук начали выходить те самые клинки с едва заметным синеватым оттенком стали.

Инчхе

Возрождается оружейное дело и в селе Инчхе. Здесь работает кузница Марата Ахмедова. С кузнечным молотом ее владелец не расстается уже десять лет, работая на износ и изготавливая холодное оружие в традиционных кавказских техниках.

Марат Ахмедов – правнук кузнеца, хотя профессиональная его деятельность была связана со строительством.

Кавказским оружием увлекся давно и бесповоротно – тщательно изучал теорию, историю, техники и секреты, прежде чем самому взяться на инструменты.

Но если предки делали изысканные, щедро украшенные клинки, изделия Марата строги и почти лишены декора.

На изготовление одного меча или сабли уходит по две недели. Готовые изделия расходятся по городам России и далеко за ее пределы – имя мастера хорошо известно и от заказов нет отбоя.