Руслан Ахмадиев
Автор

Мир «худым» не бывает

Особенно на Кавказе, где у каждого слова - произнесённого или невысказанного - особый вес

Руслан Ахмадиев
Автор
15.01.2021

Трагические новости из Грозного пришли накануне празднования нового, 2021 года. В понедельник, 28 декабря, двое преступников, вооружённых ножами, напали на сотрудников патрульно-постовой службы. Мотивом нападения была названа попытка завладеть огнестрельным оружием. Дело происходило средь бела дня, в самом центре столицы Чеченской Республики. 

Камеры наружного наблюдения зафиксировали инцидент, который позже был квалифицирован в качестве террористического акта, во всех подробностях. Видео очень жёсткое, впечатлительным смотреть не рекомендуется. Казалось бы, как для сотрудников правоохранительных органов, так и для любых других, увидевших запись, вопросов никаких остаться не должно: нападение на полицейских было очевидным, циничным и совершенно односторонним. В результате атаки погиб 22-летний полицейский Магомед Джабраилов. Второй силовик, Акраман Товбулатов, получил тяжёлые ранения. Ответным огнем нападавшие были уничтожены.

Личности преступников установлены оперативно: ими оказались братья Хасан и Хусейн Тимурзиевы, уроженцы Ингушетии, которые переехали в Грозный из соседней республики в 2012-м году и работали в чеченской столице в одной из хлебопекарен.

 

После того, как трагическое происшествие стало достоянием СМИ, родственники участников происшествия – ингушские роды Тимурзиевых и Султыговых – выпустили видеообращение с требованием предъявить доказательства того, что инцидент действительно имел террористический характер. На это председатель Парламента Чечни Магомед Даудов пригласил их в Грозный, однако предупредил о возможных последствиях, вызванных позицией, содержащейся в видеообращении. Как отмечали по этому поводу пользователи социальных сетей, родственникам братьев Тимурзиевых, в первую очередь, следовало бы выразить соболезнование семье погибшего полицейского. При этом комментаторы выражали уверенность, что единственный здравый путь в данной ситуации – стремление к примирению. А «выражение сомнений» ведёт в сторону от этого пути.  

Последующие события подтвердили правоту Даудова: со стороны родственников погибшего полицейского сразу же прозвучали весьма жёсткие заявления, вплоть до объявления кровной мести. А уже в первый день нового 2021 года о вражде с ингушскими родами Тимурзиевых и Султыговых заявили и родственники второго полицейского, который получил ранения.

Позиции сторон понятны, хотя и неравнозначны. Но разум и здравый смысл взяли верх: чуть позже представители Тимурзиевых и Султыговых опубликовали второе видеообращение, в котором заявили, что, посмотрев видеозапись с места трагедии, признают свою неправоту и выражают соболезнования семье погибшего полицейского. Уже 2 января стало известно, что родственники братьев Тимурзиевых приняли решение в скором времени посетить Грозный, что и произошло 7 января.

В этот день в Грозном состоялось примирение представителей рода Тимурзиевых-Султыговых с близкими погибшего и раненого. В состав делегации из Ингушетии вошли также алимы, старейшины, представители тарикатов и другие уважаемые, авторитетные люди. Процесс примирения состоялся в здании Парламента Чечни, где присутствовали родственники обеих сторон, известные богословы и официальные лица. Представителем пострадавшей стороны (по её просьбе) выступил советник Главы ЧР, муфтий Чечни Салах-Хаджи Межиев.

Здесь нужно сказать, что и другие официальные лица республики сделали всё, чтобы произошедшая трагедия не получила продолжения. И в самом деле: всегда справедливо говорилось, что преступность не имеет национальности. А два братских вайнахских народа – чеченцы и ингуши – всегда смогут найти общий язык и путь к сохранению мира, взаимоуважения и братства. На Кавказе пословица «Худой мир лучше доброй ссоры» не имеет смысла. Здесь вражда не может быть доброй, а мир – худым.     

 

Как показал ход встречи, стороны нашли единственно верный выход из ситуации.

 

«…Нет никакого оправдания тому что произошло, мы просим прощения за случившееся у родственников Джабраилова и Товбулатова. Мы Вайнахи, и не должно быть разницы - чеченец или ингуш. Такие инциденты не должны повториться», - прозвучало в заявлении представителей ингушской стороны.

 

В свою очередь, советник Главы ЧР, муфтий Чеченской Республики Салах-Хаджи Межиев отметил:

 

«Хочется подчеркнуть одно: в случае, когда происходит подобная этой ситуация, появляются люди, которые стравливают чеченцев и ингушей. Если бы никто не слушал их, и назвал террористов террористами, и делал как положено, следуя всем нормам, эта ситуация не зашла бы так далеко. Однако, любая проблема требует разрешения. Наши предки говорили, что примирение всегда лучше вражды»

 

А председатель Парламента Чеченской Республики Магомед Даудов резюмировал сложившееся в ходе состоявшейся встречи единомыслие:

 

«...Ингуши наши братья - были, есть и будут всегда. Кучке провокаторов не удастся нас настроить друг против друга»

 

Нужно сказать, попытки такого рода были отмечены на протяжении всей этой истории. Продолжаются они со стороны отдельных «блогеров» (как на Кавказе, так и за рубежом) и сейчас. Но делать рекламу провокаторам, называя их по имени, - много чести. Уважаемые, авторитетные люди, которые имеют непосредственное отношение ко всему происходящему, своё веское слово сказали. И это слово – МИР.

 

Однако по поводу всего произошедшего остались ещё два важных вопроса. Первый – к «несогласным». Нет, не к профессиональным подстрекателям (их позиция абсолютно понятна, они просто выполняют свою подлую работу за деньги), а к тем, кто «купился» на провокации. Ну хорошо, вы не согласны с тем, что стороны конфликта примирились. А чего вы, собственно, хотите? Вражды, кровной мести, войны? Нет? Тогда какую альтернативу вы предлагаете взамен произошедшего примирения?

Вопрос очень простой, но не риторический. Он предполагает обязательный ответ. И этот ответ всё ставит на свои места.

   

 И второй вопрос. Всегда, во все времена, к решению самых сложных вопросов, возникающих между народами (тем более – братскими), подключались самые авторитетные личности с обеих сторон. Так происходило и на этот раз. О позиции административных и духовных лидеров Чечни уже сказано выше.

Однако, где же тогда участие тех, кто претендует на звание духовного руководства Ингушетии в разрешении инцидента? Ведь, по логике вещей, именно духовные лидеры должны активно стремиться к примирению и согласию между конфликтующими сторонами, не так ли? Такого участия нет.

Самопровозглашенный «муфтий Ингушетии» Иса Хамхоев, который ранее позиционировал себя «духовным лидером» региона, берущим на себя дерзость «отлучающего от мусульманской общины» ни много ни мало… региональных глав, полностью отстранился от участия в достижении согласия между сторонами конфликта. При этом тема примирения (особенно при угрозе объявления кровной мести) традиционно была в Ингушетии приоритетной для духовенства.

Авторитетные ингушские старейшины, уважаемые ингушские алимы, к которым обращались родственники участников инцидента, стали искать выход из конфликтной ситуации. И они, в конце концов, нашли его. Но нашли без малейшего содействия со стороны Исы Хамхоева.

Почему так? О чём говорит позиция Хамхоева? О его несостоятельности как духовного лидера? О нежелании брать на себя нравственную и гражданскую ответственность? Это тоже не риторические вопросы, и на них пока нет внятных ответов.

Весьма красноречивы в данном отношении записи в личном Инстаграме так называемого муфтия, как раз за указанный период - с конца декабря по нынешний день. Там расписание молитв, обсуждение проблем «аптечной наркомании», общих духовных тем… О трагическом инциденте в Грозном и последующих резонансных событиях – ни слова.

Что говорить и делать – это, конечно, личное дело Хамхоева. Но порою молчание бывает красноречивее слов. И молчание - не всегда золото.