Горы не прощают разгильдяйства

Эксклюзивное интервью ко Дню спасателя для «Кавказ Сегодня» с Александром Колясом, спасателем 1 класса ЭПСО, ПСП «Шхельда», заслуженным спасателем КБР

25.12.2020

Эльбрусский высокогорный поисково-спасательный отряд был сформирован в 1992 году, став первым и единственным высокогорным спасательным подразделением в России. Сотрудники ЭВПСО МЧС России с начала года провели 125 операций в горах и спасли 130 человек. Отряд стал лучшим среди подобных подразделений на территории СКФО.

- Александр, почему вы стали спасателем?

- Я не собирался быть спасателем. Так сложилось. Приехал с Украины на Кавказ просто походить по горам. Мне тогда было 29 лет. Работал слесарем-инструментальщиком, сверловщиком на заводе. в 1984-м году, случайно, познакомился с альпинистами и начал с ними заниматься альпинизмом, ездил в альплагеря. К приезду на Кавказ, у меня уже был 2-й разряд по альпинизму. Уже на здесь выполнил 1-й разряд и позже – КМС. Устроился работать на контрольно-спасательный пункт Центрального Кавказа. Работал в должности инструктора КСП. Ходил по горам, повышал квалификацию. Ну и приходилось участвовать в спасательных работах. Потом, в 1992-м году, когда официально был создан отряд в Терсколе, стал работать как спасатель в МЧС. В общем все произошло по воле случая. Но в Эльбрусском отряде я с самого начала образования. Получается, что самый старший из всех.

- Где вам довелось работать и с какими трудностями приходилось сталкиваться?

- Работал на горе Шхельда, на горе Ушба. На Эльбрусе было много поисковых работ. Были сложные, опасные маршруты. Особенно, когда под камнепадом приходилось работать. Подобный случай был в 1998-м, на Ушбе. Вообще, Ушба означает – гора, приносящая несчастье. И, в какой-то степени, она оправдывает свое название. Много, даже опытных альпинистов, погибли на этой скале. Как-то, мы впятером там работали пять дней. Ночевали прямо на вершине. Потом спустились на седловину, на перемычку. В крайний день, перед возвращением, прошел сильный камнепад. Нас основательно побило. Товарища, который был рядом со мной, камнем ударило. Он сознание потерял. Но, слава богу, все остались живы.

- В какое время у вас наиболее напряженный период?

- Конечно, летом выходим на спасательные работы чаще, чем зимой. Туристов больше в теплое время. Но сейчас народ стал меньше ходить. Вот в 90-х, в начале 2000-х - да. В то время, две-три (один раз пять) операций в день было.

- Какие основные причины несчастных случаев в горах?

- В основном, все несчастные случаи, которые были, происходят из-за нарушения элементарных правил техники безопасности. Редко по стечению обстоятельств (непогода, камнепад, сель, лавина). Всякое бывает. Горы – есть горы. Предугадать невозможно. Но 90% случаев по разгильдяйству, нарушению элементарных правил, норм поведения в горах. Это некачественная страховка или ее отсутствие, ложный выход на маршрут. Был случай, когда ребята с Украины шли по закрытому леднику без связки. Два человека погибли. Не заметили провал подо льдом. Один успел пройти, а под двумя следующими лед провалился. Они погибли. Были бы в связке, был бы шанс удержаться. На Башкаре, человек спускался со склона, вырывает спусковую станцию. Погибает. А основная группа, почему-то на эту станцию не была пристегнута. Так они бы его удержали. В общем глупость, пренебрежение мерами безопасности, самонадеянность. А горы разгильдяйства не прощают.

- Есть ли в вашем арсенале какие-то санкции к таким нарушителям? Или приходится принимать все как данность?

- У нас нет никаких санкций к таким туристам-альпинистам. Единственное, что мы можем, это всех, кто приходит к нам регистрироваться на маршрут, тщательно проинструктировать. Ребята и сами задают вопросы. Каково состояние маршрута на данный момент? Лавиноопасность? Что поменялось? Если не спрашивают, но мы знаем, что на маршруте есть определенные проблемы – мы предупреждаем, что лавиноопасно или выходить надо пораньше, чтобы успеть в точку до захода солнца. Или обойти какой-то участок. То есть, все что можем, что знаем – говорим. Подготавливаем людей по максимуму, чтобы они были готовы к любым неожиданностям. Ну а те, кто идет не регистрируясь, надеются на себя, пренебрегают советами, в основном и попадают в проблемы. А потом, нам приходится их спасать.

- Расскажите о ребятах из вашего отряда. Какой принцип отбора в спасатели?

- В нашем отряде десять человек. Есть у нас Цезарь Квициани. Он пришел в отряд, практически, вместе со мной. Очень здоровый физически. На него всегда можно положиться. Это первый человек, кому я доверю собственную жизнь. Всегда могу на него рассчитывать во время любых спасательных работ, да и вообще, во всем. Были у нас мастера спорта по альпинизму, опытные ребята, но, к сожалению, уволились. Так что, из старой гвардии остались только я и Цезарь, ну а остальные – молодежь. Они тоже, нормальные, здоровые. Проводим с ними занятия, делимся опытом. С каждым можно пойти в разведку, как говорят. Были случайные люди, но они, как правило быстро отсеиваются, уходят. Остаются только самые верные и надежные. У нас достаточно жесткий отбор в отряд. Основной упор, конечно, на физподготовку. В нашей работе это самое главное. Остальному можно всегда научить.

- Вы говорите, в отряде были хорошие спасатели, мастера спорта по альпинизму, но уволились. В чем причина?

- Как это ни банально, но из-за невысокой зарплаты. 

- А почему вы остались?

- Прикипел я к этому месту. Я работал в Западном Кавказе, в Цее, но вот именно Приэльбрусье мне запало в сердце, так здесь и остался. Теперь меня отсюда и не оторвать.