Илья Ветров
Автор

Оппозиция Ингушетии цепляется за любую соломинку

Фейковый вброс о передаче полицейских постов в Ингушетии в ведение МВД РСО-Алании породил петицию на имя министра МВД РФ

Илья Ветров
Автор

Похоже, что социальные сети становятся основным источником оперативной информации. Причем, настолько оперативной, что опережают не только действия тех или иных структур, о которых пишут, но и даже мысли их руководителей. Да что там, мысли! Такому бурному полету фантазии позавидовали бы Жюль Верн и Александр Беляев. Правда, у классиков футурологии была иная задача – показывать перспективы развития человечества, но никак не вводить людей в заблуждение в деструктивных целях.

В ингушском сегменте социальных сетей появилось «тревожное» сообщение о том, что два поста полиции, расположенные на территории Республики Ингушетия, (с.Кантышево Назрановского района, г.Назрань), планируется передать в ведение МВД по РСО-А, Временной оперативной группировке МВД России.

В связи с этим, на сайте change.org, столь же оперативно, от имени адвоката Ростовской областной коллегии адвокатов Магомеда Бекова, в свое время защищавшего Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова и Зарифу Саутиеву, обвиняемых в организации прошлогодних несанкционированных митингов в Ингушетии, была создана петиция на имя Министра внутренних дел Владимира Колокольцева с просьбой не допустить передачи действующих на территории РИ постов полиции в ведение МВД по РСО-А.

Здравомыслящий человек, прочитав эту «новость», выдержит паузу, проанализирует информацию, определит ее источник и придет к выводу, что этот горячечный бред был рожден в голове человека, катастрофически далекого от реалий российской внутренней политики и нормативных актов, формирующих работу Министерства внутренних дел России. Либо, это было сделано злонамеренно для поддержания накала страстей в обществе, что более вероятно.

Прежде всего, хочется отметить, что подобная «рокировка», передача постов полиции, практически невозможна, поскольку это противоречит всем существующим положениям о разделении полномочий между территориальными подразделениями МВД. Во-вторых, в чем логика таких действий, учитывая целенаправленную работу органов власти на целостность и неделимость субъектов Российской Федерации? Никто добровольно не будет стрелять себе в ногу. А в-третьих - Is fecit cui prodest (лат.) - «Ищи, кому выгодно». А выгодно это тем, кто стремится на хайповой волне громко напомнить о себе. В нашем случае, это ингушский общественный деятель Анжела Матиева.

Пика своей «популярности» Матиева достигла в 2018-19-м годах, когда принимала активное участие в организации несанкционированного митинга против соглашения о чечено-ингушской границе. По итогам судебных разбирательств, она была признана виновной по административной статье 20.2 «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» и, в качестве наказания, ей был выписан штраф в размере 10 тысяч рублей. А до этого, в 2017-м году, на шестой церемонии награждения победителей ежегодного Конкурса «Герои гражданского общества», учрежденного в 2011 году, Правозащитной организацией «МАШР», она стала лауреатом в номинации «За мужество и проявление гражданской позиции».

Безусловно, проявление гражданской позиции – это дело достойное уважения, но до тех пор, пока из шкафов не начинают «сыпаться скелеты», и мы понимаем, что подобное «проявление гражданской позиции» ни что иное, как реванш за прошлые обиды. И действия правозащитного активиста в меньшей степени связаны с надеждами и чаяниями народа, за которые он так рвет на груди рубаху.

Что касается, непосредственно, Анжелы Матиевой, то она человек ученый, кандидат исторических наук, по специальности преподаватель истории и политологии. В начале 2000-х успела поработать в Москве, обросла нужными знакомствами и связями. И все, вроде, у Анжелы Хусеновны складывалось хорошо, пока в 2012-м году ее не уволили с поста руководителя пресс-службы главы Ингушетии. Причина не афишируется, но знающие люди утверждают, что госпожа Матиева была замечена в использовании служебного положения в личных целях – неоднократно, за денежное вознаграждение, трудоустраивала родственников в министерства и ведомства Республики Ингушетия. Не беремся утверждать или опровергать данную информацию, но факт увольнения налицо. Чем не повод переметнуться в стан оппозиции и вести «непримиримую борьбу» с «обидчиками» и зарабатывать на этом как финансовый, так и политический капитал. Ну а поскольку оппозиционные настроения в обществе Ингушетии пошли на спад и интерес к таким личностям, как Матиева начал иссякать (в конце концов, надо же и нормальным делом заниматься – семьи кормить, детей растить и воспитывать), то Анжела Хусеновна решила напомнить о себе таким тривиальным способом: на основе вброшенного фейка, вновь выступить «на защите» не нуждающегося в защите народа. Дело привычное, нетрудозатратное, но свое имя в строку вписала.