Руслан Ахмадиев
Автор

Плохая мина при плохой игре

Руководство самопровозглашенного муфтията Республики Ингушетия пытается актуализировать свою значимость?

Руслан Ахмадиев
Автор

Сенсация местного масштаба: так называемый «активист» Магомед Хазбиев вызвал представителей баталхаджинского вирда на шариатский суд, обвиняя последних в «оскорблении и возбуждении в рядах «баталхаджинцев» ненависти к ингушскому народу». Человеку несведущему эта фраза покажется малопонятной. Но любому жителю Ингушетии ее смысл так же ясен, как и неглубокое содержание, в обиходе называемое «пшик».    

Кто же есть кто? Попробуем разобраться в этой истории.

Магомед Хазбиев – представитель ингушской оппозиции, бывший председатель регионального отделения «РПР-ПАРНАС», член общественного движения «Мехк-Кхел», который неоднократно по поводу и без повода критиковал региональные власти. А в 2018 году докритиковался до уголовного дела: по обвинению в оскорблении главы республики был приговорен к двум годам и одиннадцати месяцам лишения свободы. Впрочем, 26 февраля 2019 года Верховный суд Ингушетии пересмотрел дело и смягчил приговор.

Баталхаджинцы (или белхароевцы) – это члены особого ингушского «братства» (часто называемого кланом или сектой), которые имеют большое влияние на различные стороны общественной, экономической и политической жизни в современной Ингушетии. И далеко не всегда это влияние идет в ногу с действующим законодательством. А назван клан по имени Батал-Хаджи Белхороева (1894-1914) – ингушского шейха, основателя одной из кадирийских ветвей (вирдов), последователя шейха Кунта-Хаджи.

Вызванные «активистом» Хазбиевым на шариатский суд – это баталхаджинцы И. Измайлов и Х. Точиев, а также председатель Контрольно-счетной палаты Республики Ингушетия М. Белхароев. Ожидаемо и предсказуемо они на встречу не явились. И не стоило бы говорить об этом столь пространно, если бы не настоящая подоплека всего разыгравшегося перед нами спектакля.

Очевидно, что произошедшая инсценировка связана с попыткой самопровозглашенного муфтията Ингушетии, явным представителем которого в данном случае выступает Хазбиев, «засветиться» в общественно-политической сфере региона с актуальной повесткой.

Примечательно, что ранее - пока наиболее влиятельные лидеры баталхаджинцев были на свободе и живы - ни каким-либо оппозиционерам, ни тогда ещё легальному муфтияту даже в голову не приходило выступать с публичными осуждениями членов клана. Более того, «новоиспеченный» псевдомуфтий Ингушетии Иса Хамхоев втихую вел дружбу с баталхаджинцами и фактически находился в негласном политическом союзе с ними. Однако сейчас, когда, благодаря работе силовиков, нейтрализованы главные фигуры баталхаджинцев (Хасан Паланкоев и Якуб Белхороев арестованы), клан фактически обезглавлен.

И вот теперь структуры и персоны, которые более 20 лет вели себя смирно, вдруг решили стать героями и начали не только выступать с открытой критикой баталхаджинцев, обвинять их в неверии и неуважении к ингушскому народу, но и вызывать их на шариатский суд.

Всем понятно, что на шариатский суд баталхаджинцев вызывает не общественный деятель Магомед Хазбиев, а условно называемый «муфтием» Иса Хамхоев. А если ещё точнее – тейп Хамхоевых. С чего бы вдруг такая смелость?

Видимо, снова добившийся фиктивного статуса религиозного лидера (надолго ли?), но изрядно надоевший всем Иса Хамхоев решил теперь стать символом борьбы с баталхаджинцами. Перехватить, так сказать, знамя борьбы с могущественным некогда кланом. Вероятно, звание борца с действующей властью уже политических и финансовых дивидендов не приносит. Но вот только перехватывать это звание не у кого и незачем. Заслуга борьбы с незаконной деятельностью отдельных представителей баталхаджинцев давно и заслуженно принадлежит властям и представителям правоохранительных органов. И все эти пиар-акции с вызовом на шариатский суд – всего лишь попытка лишний раз пнуть ногой дохлого льва.

Также складывается впечатление, что с помощью этой нехитрой «инсценировки» Хамхоев хочет убить еще одного зайца - понравиться федеральному центру. Однако его план вряд ли сработает. Расширение практики использования шариатских судов в Ингушетии вызывает большую обеспокоенность федерального центра, так как все больше выводит республику из правового поля России. Причем эта проблема касается, прежде всего, простых жителей республики, так как сокращаются их правовые возможности защищать свои законные интересы с помощью светского судопроизводства. Если устами шариатских судов говорит такой одиозный деятель, как Хамхоев, сам не раз отступавший от собственных обещаний (вспоминается его фраза «уйдет Евкуров – уйду и я», теперь ставшая посмешищем), то как можно рассчитывать на справедливое честное разрешение дела? В любом случае, попытки муфтия разыграть очередной спектакль не принесут успеха.

Хотелось бы закончить эти рассуждения расхожей фразой про хорошую мину при плохой игре. Но и этого не получается. И мина плохая, и игра – еще хуже. Зрители на такие спектакли обычно приносят гнилые помидоры. Ясно, с какой целью.