Олег Пономарёв
Автор

Лейла Арапханова: В России видели союзника и защитника

Интервью к 250-летию добровольного вхождения Ингушетии в состав России

Олег Пономарёв
Автор

Арапханова Лейла Якубовна – заведующая отделом социально-политических исследований Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук имени Ч. Э. Ахриева.

 

- Огромная, содержательная и важнейшая тема - 250-летие добровольного вхождения Ингушетии в состав России в 1770 году. Сформулируйте кратко, пожалуйста, предпосылки, причины, историческое значение этого шага.

 

- Сказать кратко о событиях, имеющих историческое значение для государства, трудно.

Военная и политическая мощь России выступала главным притягательным фактором для северокавказских народов, которые нуждались в более сильном покровителе для защиты от всевозможных внешних акторов. В России видели союзника и защитника. У самой российской политической элиты на тот момент не было четкой политики относительно Кавказа, методы применялись самые разные и зависели они от того, кого назначали наместником и как складывались взаимоотношения с местным сообществом.

Как и вся Евразия, Кавказ находился в огне непрекращающихся войн с периода монголо-татарского нашествия. Несмотря ни на что, северокавказские народы веками отстаивали и сохраняли свою полиэтническую идентичность, отличительная особенность которой выражена в своеобразных парламентских и политических формах общественного устройства, управленческих системах и механизмах создания и функционирования органов общественного управления, государственных структур и политической элиты.

Появление русских на Кавказе кардинально изменило жизнь горцев. Эти отношения не раз переходили от жесткого противостояния и неприятия русских на Кавказе к мирным и договорным отношениям, вплоть до принятия присяг о верноподданичестве и договоров о вхождении в состав Российского государства. Тем не менее, сегодня этот период истории северокавказских народов отмечен как начало нового мироустройства. Ему придается большее значение, чем периоду революций и создания советского государства. 

Как отмечают источники, после распада Золотой Орды сложились более благоприятные условия для тесного экономического, политического и культурного сотрудничества народов Кавказа и Руси. В середине XVI века Русское государство уже закрепляется на Северном Кавказе, наладив тесные взаимоотношения с адыгами и установив связи с Грузией и Дагестаном. На Сунже и Тереке в указанный период времени появляются первые городки и поселения из терских и гребенских казаков.

В последующем, XVIII - первой половине XIX века, наблюдается усиление интереса России к Кавказу, вызванного необходимостью укрепления ее позиций в регионе.

Из всех подписанных в течение XVIII века политических актов между ингушскими старшинами и Российскими миссионерами, самым долговечным и прочным оказался договор о принятии российского подданства 16 февраля 1770 г.

Подписанию предшествовали встречи с комендантом Кизляра Г. Чопанова и С. Мирзаханова в составе официальной делегации, делегированной от местных сообществ. По сообщение генерала И. Неймича в Правительствующий Сенат, «они присланы от всего народа их общества с изъявлением их усердного желания поступить в вечное подданство». Следующим шагом, предпринятым российским правительством была уже поездка в Ингушетию архимандрита Порфирия и капитана гусарского полка Дегостодия с поручением принять ингушский народ в подданство, о чем ингуши сразу же сообщили в своем письме генералу И. Неймичу.

17 марта 1770 года состоялась процедура принесения присяги, с участием представителей от двадцати четырех влиятельных ингушских фамилий. Как исторически всегда водилось, для принятия важных государственных решений госсовет в составе двадцати четырех депутатов от ингушских обществ собрался у Склона согласия, в селении Ангушт, где и подписали присягу о принятии ингушами российского подданства. В лице основной части горцев с момента включения в состав российского государства монархия имела подданных, преданно служивших ее интересам, как в мирное, так и в военное время.

Вхождение в состав России и включение в российское политико-правовое пространство привнесли существенные изменения в организацию государственной власти северокавказских народов. При этом горцы сохранили судебно-административную автономию. В результате реформ второй половины XIX века, было установлено военно-народное управление, основными вопросами, входившими в его компетенцию были налаживание системы власти и судопроизводства. Такая система организации власти сохранялась до 1917 г.

 

- Продвижение на Кавказ, освоение Сибири… Итоги военных кампаний, осуществлённых Российской империей, в корне отличались от результатов колонизации разных территорий западными странами. Народы занятых земель не превращались в рабов или людей «второго сорта». Они приобретали все права жителей империи, не притеснялись по национальному и религиозному признаку. Данная политика была продолжена и в СССР. Какое это значение сыграло в истории ингушского народа? 

 

- Апробированные на Северном Кавказе новые модели органов управления существенно отличалось от общероссийских, тем более - от западных. Непривычные для России методы управления применялись в качестве эксперимента для налаживания более тесных контактов с местным сообществом и назвать их идеальными тоже нельзя. В них было много положительных моментов.  

К примеру, военно-народное управление в Ингушетии оказало самое непосредственное влияние на процесс образования государственности, при котором административное устройство сливалось с военно-народным. С одной стороны, была сохранена судебно-административная автономия, с другой, применялись меры, с которыми ингуши не могли мириться.

 После подписания договора 1770 года российская администрация особенно активизировала свою деятельность в Ингушетии. В 1785 году была образована Кавказская область, через год Екатериной II было утверждено «Положение о горских народах» представленное князем Г. А. Потемкиным, согласно которому горцам Северного Кавказа придавался статус военно-служивого сословия по казачьему образу. Данное Положение явилось основанием для формирования первого отряда ингушской милиции в 1786 году. Согласно заключенному договору, ингушский милицейский отряд охранял обозы русских от грабителей по военно-кавказской дороге, пролегающей через их земли, также контролировали все выходы из гор по пути следования передвигающихся войск от нападений противника, служили проводниками и переводчиками в русской армии.

Таким образом, царское правительство стремилось создать благоприятные условия для будущего военно-административного устройства края, создать условия взаимной адаптации и поддержки горских народов и русско-казачьего населения в крае.

 

- Одним из примеров достаточно лояльного отношения, о котором мы говорили выше, является достаточно успешная интеграция ингушей в элиту Российской империи. Не могли бы Вы привести наиболее яркие примеры такой интеграции?

 

- Интеграция ингушского, как, впрочем, и всех других народов Северного Кавказа происходила в сложных исторических условиях, при которых каждая из сторон приглядывалась к противоположной с значительной долей опасений за возможные ошибки и последствия в реализации совместных социальных административных и правовых проектов. Неоднозначно в рассмотрении данных вопросов оцениваются роль и значение традиционных общественных институтов регулирования социальных отношений в вопросах адаптации кавказских обществ к новой системе управления.

На начальном этапе, примером такой интеграции является аманатство.  По мере установления Российского военно-административного управления Кавказские наместники для заверения своих требований соблюдения подданства и верности данной присяги Российскому императору от местной знати, на свое усмотрение определяли мальчиков-подростков которых необходимо передать в аманаты (заложники). Такая мера касалась практически всех северокавказских народов, принимавших российское подданство. Аманаты выступали гарантом доверительных отношений и соблюдения всех пунктов оговоренных в соглашениях сторон. В раннем возрасте (от пяти-семи лет) родители, ставшие заложниками ситуации вынужденно отдавали сыновей в аманаты, в русские семьи. Как правило, это были офицерские семьи. Фактически, эти дети в таком юном возрасте становились охранителями общественного спокойствия, политическими заложниками. Положительной стороной вопроса была возможность получения светского школьного, а затем и высшего образования. Это был первый шаг на пути восхождения подрастающего поколения горцев в статусе просвещенного чиновничества и военного истеблишмента.

Кроме политических гарантий, аманаты становились сподвижниками и пропагандистами идей лояльности к российскому правительству, как в родственной среде, так и в целом в народе. Практика аманатства была не совсем оправданной, ибо разлучение детей с родителями происходило по добровольно-принудительной схеме. Однако, компенсировалась данная мера достойным светским образованием в лучших вузах Санкт-Петербурга, Москвы, Ставрополя и других городов. Хорошее образование позволило многим из них повысить социальный статус при этом проникать в элитную среду российского и горского обществ. Свободное владение русским и другими языками давало возможность выступать в качестве переводчика, занимать должности в царской администрации. Большая часть аманатов проходила службу в Императорском конвое, в отдельных воинских подразделениях России, на разных ее рубежах. Некоторые служили в личной охране императора Николая II. Аманаты выступили в важный для истории государства этап складывания новых военно-политических контактов в регионе. Их использование в налаживании внутренних социально-экономических и политических отношений между правительственной администрацией и горскими народами давало гарантии стабильности. Таким образом, институт аманатства сыграл ключевую роль как для влияния и принятия новых правил ведения государственных дел местным сообществом, так и в истории формирования новой элитной касты. Аманатство позволило сформировать пророссийски настроенную горскую элиту.

Существование института аманатства было актуальным практически весь период Кавказской войны. Позже бывшие аманаты по опыту отправляли своих родственников для обучения в различные учебные заведения для дальнейшего занятия ими чиновничьих должностей в бюрократическом аппарате государства. Такое поведение было востребовано и оправдано реалиями существующих условий в государстве.