Владимир Марков
Автор

Археологические раскопки в КБР: Что не поделили ученые?

Уникальные исследования в регионе продолжаются

Владимир Марков
Автор

На сайте общественной организации «Кабардино-Балкарский региональный правозащитный центр» 1 июля было опубликовано письмо, адресованное председателю Российского исторического общества Сергею Нарышкину и подписанное группой учёных из КБР. Подписавшие письмо требуют прекращения археологических раскопок в республике.

В письме содержатся претензии к руководству регионального отделения Российского исторического общества (РО РИО), созданного в 2019 году на базе республиканского фонда сохранения культурного и природного наследия (фонд «Наследие»).

Если кратко, то суть предъявляемых доводов, направленных Сергею Нарышкину, во-первых, сводится к следующему: «…В высших учебных заведениях и институте гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра РАН сосредоточен научный, творческий кадровый потенциал, без участия которого невозможно достижение целей, провозглашенных РИО. По недоразумению или злому умыслу, ваше отделение в КБР никоим образом не причастно к научному сообществу, представляющему историческую науку в Республике…» (орфография здесь и дальше сохранена).

Во-вторых, по мнению авторов письма, РО РИО нарушало и нарушает законодательство при осуществлении археологической деятельности: «...Считаем, что действия фонда (от имени Российского исторического общества), связанные с незаконными раскопками на объектах археологического наследия «Комплекс городищ «Кызбурун III» подлежат расследованию в уголовном порядке»

 

Нам удалось получить комментарий по этому поводу от Максима Меньшикова - руководителя раскопок, научного сотрудника отдела сохранения археологического наследия института археологии РАН (г. Москва).

- Мы сейчас работаем на территории Кабардино-Балкарии, на окраине города Баксана. Этот объект входит в группу, известную ещё с 80-х годов прошлого века, поставленных на учёт. Курган, на котором мы сейчас работаем, - один из самых «ярких». Местные жители его хорошо знают и любят.

Он попадает в зону реконструкции Федеральной автодороги «Кавказ», в обход города Баксан. Данный курган - уникальный объект, высота которого - больше семи метров. Диаметр его примерно составляет 50 метров. Является бесспорным шедевром древней архитектуры древних кочевых народов.

Примечательная особенность: данный объект является не банальной отсыпной конструкцией, а сконструирован с применением сложной чешуйчатой кладки. Древние архитекторы, которые строили этот шедевр, хорошо представляли себе принципы функционального обустройства стен своего жилища.

Мы исследуем курган до конца, потому что это единый комплекс. Невозможно отрезать от кургана – с севера пару метров… с запада пару метров… Эти объекты всегда исследуются полностью.

 

Нам также удалось получить комментарии от председателя Совета отделения РИО в КБР, председателя Фонда сохранения культурного и природного наследия Константина Батищева:

 

- Константин Игоревич, несколько слов, пожалуйста, о вашей работе в рамках фонда «Наследие» и регионального отделения Российского исторического общества. Насколько эта деятельность соответствует законодательству?

Второй вопрос - о письме группы учёных Кабардино-Балкарии к руководителю РИО по поводу раскопок. Обоснованы ли их тревоги и претензии?

- Начну с ответа на второй вопрос. Абсолютно необоснованы. Это провокация и клевета. В письме утверждается, что мы проводим незаконные работы… Нами был получен Открытый лист на Кудрявцева Александра Абакаровича (Открытый лист — разрешение на право производства раскопок археологических памятников в России, - Ред.).

 

СПРАВОЧНО: Кудрявцев Александр Абакарович – археолог-кавказовед, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации и Республики Дагестан, академик Международной академии наук высшей школы, директор научного Центра СКФУ.

 

- Эти аргументы авторов письма не убеждают?

- Если честно, я суть их претензий не понял. Если бы люди реально интересовались нашей деятельностью – то, наверное, пригласили бы меня, вышли бы на контакт, задали бы вопросы…

 

- Выхода на контакт не было?

- Вообще никто не выходил. Разведочные археологические работы на объектах культурного наследия, о которых идёт речь в письме, происходили в середине прошлого года. По ним были проведены общественные слушания, информация размещена на сайте нашего управления по охране культурного наследия, в различных средствах массовой информации. Все объекты получили границы территорий… Всё было в свободном доступе – информация о проведении работ, о их содержании, о задействованных территориях и так далее. Почему такая реакция пошла, когда мы уже вышли на работу – понятия не имею! Версии есть, но озвучивать их не вижу необходимости.

Сейчас проводятся работы на большом кургане на участке реконструкции Федеральной автодороги «Кавказ», в обход города Баксан. Там руководит раскопками научный сотрудник института археологии РАН Максим Меньшиков. Мы сами их пригласили в проект.

Что касается первого вопроса. Повторю, работали и работаем в строгом соответствии с законом. На упомянутое поселение мы только вышли. К сожалению, серьёзные коррективы в работу внёс коронавирус.

 

- То есть, по вашему мнению проект реализуется прозрачно?

- Однозначно! Мы полностью открыты, своевременно публикуем все предусмотренные законом сведения – и на сайте, и на странице в Инстаграм, открыты для других источников. Поэтому я и удивлён этой наглой информационной атакой.

 

- В опубликованном письме говорится о том, что «в институте гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра РАН сосредоточен научный, творческий кадровый потенциал, без участия которого невозможно достижение целей, провозглашенных РИО…». Но, если я правильно понял, вы уже сотрудничаете с Российской академией наук?

- Да, конечно! Руководителя нынешних археологических раскопок Максима Меньшикова мы пригласили сюда сами, это произошло исключительно по нашей инициативе. И мы очень заинтересованы в успешной реализации текущего проекта. Это специалисты высокого уровня, и у нас с ними сложилось полное взаимопонимание. Если честно, я вообще не представляю объективных причин, по которым у меня могут быть враги! (смеётся).

 

- И завершающий вопрос. Скажите, пожалуйста, Кабардино-Балкария в историческом, археологическом смысле насколько перспективный регион?

- Однозначно – один из самых перспективных регионов страны. Более того, у нас используется этот ресурс… ну, наверное, процента на два. А ведь это для нашей республики - такой же ресурс, как, например, нефть и газ для Ханты-Мансийска (Ханты-Мансийский автономный округ – крупнейший регион по добыче нефти и газа). И то, как использовать этот ресурс – нужна целая программа, я считаю. На уровне главы республики.

Как пример адаптации объекта культурного наследия под современные реалии в сегменте историко-культурного туризма, можно привести проект Фонда сохранения культурного и природного наследия «Международный историко-культурный парк Джулат». Данный проект – это комплекс мероприятий, направленных на сохранение изучение и популяризацию памятника археологии федерального значения «Городище «Нижний Джулат» (III в. до н.э. - XVIII в.н.э.), находящегося на территории Кабардино-Балкарии, с последующим включением памятника в предварительный, а затем в основной список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Проект был утвержден в Совете Федерации РФ, а также является грантополучателем Фонда президентских грантов.