Владимир Князев
Автор

Абдулла Истамулов: Возвращение русских обязательно, если мы хотим сохранить Кавказ, как часть России

Раньше мы уже жили вместе, и с русскими нам было гораздо лучше. Мы жили дружнее

Владимир Князев
Автор

Абдулла Лукманович Истамулов, руководитель Центра стратегических исследований и развития гражданского общества на Северном Кавказе – «СК-Стратегия», Чеченская Республика.

- Абдулла Лукманович, в одном из своих выступлений в СМИ, вы сказали, что Кавказ много потерял, когда отсюда уехали русские специалисты - нефтяники, учителя, строители… Как вы считаете, сейчас, с их возвращением, может ли что-либо кардинально измениться в экономике, политике, культуре?

- Русские играли очень важную роль в жизни Кавказа. Они в совершенстве владели теми профессиями, которые до сих пор востребованы, но достойной замены этим специалистам так и не нашлось.

За столь долгое время, за сотню лет нашего совместного общежития мы смогли сблизиться. Появилось что-то родное, можно сказать родственное. С этим чувством мы и жили. Я имею в виду не только русских, но и всех русскоязычных людей.

Сначала не все было просто, но что-то роднило нас. Сближала не столько работа, сколько взаимное проникновение культур. Русские стали частью нашей жизни. Неотъемлемой частью. На уровне духовности.

- А чем русские, русский характер примечательны? Какие основные черты вы можете выделить?

- У них повышенное чувство ответственности, порядочности, честности, объективности. Они могут вовремя подставить плечо другу. Уважают старших. У них склонности к сохранению традиций. И чувство патриотизма очень обостренное. Причем, что в женщинах, что в мужчинах – в равной мере. Не было даже отторжения из-за религии. Тем более, что ислам не запрещает мусульманину жениться на христианке, в том числе и православной. В любом нашем селе можно найти десяток смешанных браков. В большей степени это происходило потому, что отношение к религии было отношением внутри народа. Внешне же, в те времена, было более понятное: бог един, и все мы дети Авраама. Это тоже роднило нас.

- Можно ли сказать, что русский язык способствовал единению, взаимопониманию?

- Объединял, конечно же и язык. Мы живем в стране, где русский язык не только язык общения, но и карьеры, развития. Математика, физика, химия, то есть все основные науки тоже на русском языке.

Мое отношение к русским, их понимание, отношение к русскому языку формировалось именно в школе, где эти предметы преподавали русские учителя. И я безмерно им благодарен. Ведь именно их стараниями, мне удалось стать одним из ведущих экспертов в российских международных организациях. Это чувство меня никогда не покидало, и я всегда с теплотой вспоминаю своих наставников.

Сейчас же преподается какой-то другой русский язык, незаконченный, неполный. Мы не можем его ощутить. Нам не могут его передать.

Возможно, многое бы изменилось, вернись русские на Кавказ в том качестве, как это было раньше. 

- Но почему это произошло в одночасье? Жили, терпели, пока кто-то не сказал: пора! Ведь уход русских с Кавказа был вызван, прежде всего, радикальными настроениями определенных групп населения, ростом бандитизма.

- Я бы не отдавал в этом вопросе приоритет радикальным группировкам. Помимо этого, были и другие причины оттока русского населения с Кавказа. Все произошло гораздо раньше с началом разрушения системы, которая нас объединяла – советской системы. Может быть она устарела, не соответствовала духу времени, но мы в ней жили, мы в ней росли, она была нашим скрепом. Но факт остается фактом. С развалом системы усилились национально-патриотические настроения. И не только на Кавказе. Везде, по всей России. В ответ, мы получили такое же отношение со стороны радикальной русской молодежи.

Немалую, если не ведущую роль в этой катастрофе сыграл глобальный развал экономики, обнищание масс. К власти стали дорываться проходимцы, наделенные небольшим умом, но хорошо подвешенным языком. Они говорили людям то, что те хотели услышать, и повели эту толпу за собой.

- Получается, что развал Советского Союза дал толчок развитию негативного отношения к русским и, как следствие, их уход с Кавказа?

- Можно сказать, да. Эти настроения появились, когда первая чеченская война еще и не маячила на горизонте. Основной поток русских ушел еще до 1993-го года. Остались только те, кто не хотел уезжать и старики, кто врос корнями в эту землю и не мог ее бросить. Очень многие остались, кто был связан межнациональными брачными узами. У нас, практически, в каждом селе были смешанные браки.

Мы уже перегорели идеей свободы, независимости. В 90-е годы это был протест. Для чего человек хочет отделиться? Или народ? Для того, чтобы жить лучше. И не было понимания, что мы все завязаны на экономике, политике, и, если уйдет Россия, придет дядя Сэм через турков, и еще неизвестно, что хуже. Я всегда говорил нашим лидерам, что если придет дядя Сэм, то придут и гей-клубы. Кто вы тогда будете, чеченцы? Вы исчезнете. Давайте жить с теми, с кем мы жили. Веру вам не запрещают. Можно карьеру делать. Выгодно чеченцам жить в России. Вот и все.

- Что нужно сделать, чтобы русские вернулись на Кавказ, жили, работали здесь и все бы вошло в привычную колею?

- Я считаю возвращение русских обязательным, если мы хотим сохранить Кавказ, как часть России. А для этого необходимо разработать эффективную схему. Нужны глубокие исследования.

Ранее, программы по возвращению русских на Кавказ, были нежизнеспособны. Во-первых, больше половины денег бесследно исчезали. Во-вторых, приглашались совершенно случайные люди. Можно сказать, по объявлению. Им не интересен был Кавказ. Приезжали, как на вахту или, как туристы.

Нужно предусмотреть условия для возвращающихся. При этом, не забывать и о местном населении, которых такое возвращение может напугать конкуренцией, потерей работы, понижением статуса.

Надо постоянно напоминать, что раньше мы уже жили вместе, и с русскими нам было гораздо лучше. Мы жили дружнее. Для меня это очень болезненный вопрос, потому что я много лет им занимаюсь и пробиваю свои идеи по возрождению Кавказа, как полноценного субъекта в составе России.