Анна Шелкунова
Автор

Архиепископ Феофилакт: «Оставайтесь дома людьми»

Об умении перетерпеть и подождать

Анна Шелкунова
Автор

Архиепископ Феофилакт - правящий архиерей Пятигорской епархии Русской Православной Церкви (РПЦ), архиепископ Пятигорский и Черкесский.

 

 

- Владыка, здравствуйте! Уместно, конечно, наш разговор начать с той ситуации, которая складывается в стране и мире. Что это, на Ваш взгляд – Судный день, конец света или какая-то бактериологическая война? Как относиться к тому, что сейчас происходит?

 

- Здравствуйте. Мне кажется, при всех обстоятельствах происходящей пандемии это несомненный вызов каждому из нас. Я хотел бы вспомнить часто употребляемый сейчас слоган «Оставайтесь дома!» и добавить к нему как ответ на Ваш вопрос: «Оставайтесь дома людьми». Сегодня, на мой взгляд, это очень важно.

Важно всегда быть человеком. Но сегодня потребность быть человеком настолько высока! И мы сейчас испытываем потребность не только в каких-то медицинских средствах – защиты, дезинфекции и так далее. Сегодня, как мне кажется, мы одинаково испытываем потребность в человеческой большой душе, в общении. В умении пережить, перетерпеть, в умении подождать. В умении даже в чём-то себе отказать.

Такое самоограничение вообще, в принципе, полезно для человека. И особенно сейчас – во время Великого поста. Лично для меня. в некоторой степени, это особая полезная «приправа» к Великому посту, если можно так выразиться. Да, горькая. Да, создающая много проблем. Но повторюсь: прежде всего, это вызов себе самому.

 

- Патриарх Кирилл в своём обращении к верующим говорил, что лучше пересидеть эту ситуацию дома. То есть, на какое-то время воздержаться от посещения церкви. В последнее время в сети появились сообщения, что прихожан чуть ли не выгоняют из храмов. Как обстоит ситуация на самом деле?

 

-  Конечно, никто никого не выгоняет из храмов. Но при этом необходимо сказать о некоторых вещах.

Первое. Действительно, святейший патриарх призывал сегодня не просто оставаться дома или не приходить в храм, а оставаться для молитвы дома. Это очень важная вещь. Если ты в какой-то праздничный день (а сейчас тем более – праздничные дни будут только нарастать, это Вербное Воскресение, Страстная неделя, Светлая Пасха) просто остался дома без внутренней молитвы, без общения со своей общиной, то это, конечно, тебя не удержит на месте. Это будет постоянным вызовом, порывом подойти к двери и открыть её. Мы, конечно же, остаёмся дома в молитве. Для этого, кстати, созданы все необходимые условия. Из всех больших храмов, полюбившихся прихожанам, ведутся прямые трансляции богослужений, их можно увидеть, почувствовать, услышать голос своего священника, наставника – его проповедь и его обращение.

Второе, что важно сказать, в храмах действительно службы не прекращаются. Трудно себе представить сегодня закрытые двери храмов. Наш народ, все мы, слишком многое пережили для того, чтобы их двери опять были открыты. Ведь храм – это, в том числе, вложение веры, сил, средств миллионов людей. И просто согласиться с тем, что эти двери будут закрыты, очень непросто. Поэтому святейший патриарх в своём последнем послании прямо обратился ко всем священникам: как можно чаще совершайте богослужения. Пусть и в не большом количестве людей, для нас привычном. Но обязательно молитесь о тех людях, которые вкладывали и вкладывают в храм свою особую человеческую надежду.

Третье, о чём нужно сказать: все богослужения совершаются в своём, естественно, обычном расписании. Кроме того, появилась ещё одна очень новая черта времени, когда священника можно пригласить домой. Ну вот не может человек прийти в храм. Действительно, сейчас говорят бабушке: «Бабуля, останься дома! Мы тебя очень любим. Ты в зоне риска. Останься, пожалуйста, дома!».

Но тогда нужно и услышать просьбу бабули: «Вот, я хотела бы причаститься». Пригласите священника домой. Пусть он пообщается с бабушкой, причастит её, исповедает. А потом все вместе пообщаетесь. Может быть, даже угостите батюшку чайком. И такая близкая беседа, мне кажется, принесёт много полезных и нужных переживаний.

Ну и, наконец, последнее. Действительно, мы должны быть внимательны к призывам, которые обращает к нам предстоятель нашей Церкви. Но повторюсь: речь не идёт о том, чтобы «не ходить» куда либо. Речь идёт о том, что сейчас, находясь в этой вынужденной самоизоляции – а причины её совершенно ясны – мы должны продолжать оставаться людьми. Верующими и верными.

 

- Впереди – Пасха. Праздник, который очень любят и взрослые, и дети. Мы привыкли посещать храмы, освящать куличи, проводить Всенощную в церкви… Но сейчас, в связи с пандемией, наверное, придётся вводить какие-то ограничения. Как мы будем встречать этот праздник?

 

- Во-первых, сама традиция пасхального богослужения и сам праздник, конечно, никак не отменяются. Да, Вы совершенно правы, что будут определённого рода ограничения, связанные со скоплением большого количества людей. Мы сейчас тоже об этом думаем. Не исключаю, что богослужения будут совершаться не только в пространстве самого храма. Постараемся подготовить и прилегающую к храму территорию – чтобы люди совершенно спокойно, соблюдая необходимую дистанцию безопасности, могли бы помолиться. Речь идёт о тех людях, которые в некоторой степени свободны в принятии своих решений. Но если в вашем доме, в вашей семье, есть человек, ради которого вы должны, в том числе, ограничить и свои личные контакты, то это тоже будет жертва. Пасхальная жертва любви. Это тоже будет ваше приношение Пасхе. «Я остаюсь, - скажет он своей престарелой маме или своему папе, - рядом с тобой, ради тебя в эту ночь, в этот день. И вместе с тобой помолимся здесь».

А что касается других традиций – с освящением куличей, других пасхальных приношений, то во всех храмах они так же будут совершаться. Но с соблюдением необходимых мер безопасности. В течение всего дня, обычно это в субботу, с полудня будет совершаться освящение приношений для отдельно подходящих людей. Будет постоянно дежурить священник, чтобы люди не дожидались, не собирались… Подошёл человек – получил благословение, освящение, помолился – и отправился домой, к своим родным и близким праздновать Пасху.

Вы знаете, возможно, кто-то сейчас улыбнётся и даже покритикует меня, мы все в какой-то степени сейчас почувствуем себя «на высокой орбите». Кстати, на Пасху бывает включение связи с МКС, с нашими космонавтами. Вот как они - я каждый раз задаю себе этот вопрос – отмечают дни рождения своих детей, своей жены? Или женщина-космонавт – своего мужа? Вот так, по теле- и видеосвязи? Неужели им не хочется обнять друг друга? Конечно, хочется. Но они понимают: то, что каждый из них сейчас делает – это тоже служение друг другу и общему благу.

 

- Из-за закрытых границ паломники в этом году не смогут поехать в Иерусалим, чтобы лично наблюдать сошествие Благодатного огня. Но стало известно, что Благодатный огонь в Россию всё же привезут. А в храмах Северного Кавказа он появится?

 

- Я думаю, что эта традиция, которая, кстати сказать, не так давно появилась, может продолжиться. А может в этом году и быть недоступной. Я скажу совершенно прямо и очевидно: для нас это не является самым главным знаком Пасхи и пасхальной радости. Это традиция, которая свойственна разным восточным поместным церквям. В нашей церкви эта традиция не так давно нашла отражение, когда стало возможным быстро, в течение пары часов этот огонь доставить из Иерусалима в Москву или в другой регион, а оттуда – по всем регионам России.

Скажу сразу: не это является самым главным и важным ожиданием. Для нас самым главным и важным ожиданием в пасхальную ночь является сказать самому близкому и дорогому человеку вот эти два бесконечно живых слова, в которых вмещается весь смысл нашей жизни: «Христос Воскресе!».

 

- Немножко отвлечёмся от ситуации с коронавирусом, с болезнями. Расскажите, пожалуйста, о своих детских воспоминаниях. Как в Вашем детстве проходила Пасха?

 

- Среди моих воспоминаний есть и такое, когда я встречал Пасху с пропуском в комендантский час в городе Грозном. Я там родился и вырос. И помню год, когда был введён комендантский час. Он предшествовал известным печальным событиям, трагедиям, в которых погибло множество людей… Помню, как шёл на эту пасхальную службу, ночью, с другого конца города. Общественный транспорт не ходил. Шёл с этим пропуском в руках, чтобы можно было прийти на службу и помолиться.

Знаете, эти переживания, мне тогда казалось, больше никогда не повторятся. Но в этом году кажется, что они опять вернутся - переживания того непростого пасхального дня.

Да, мы должны – и, пожалуй, это самое драгоценное – сохранять наше единство. Но если ради сохранения этого единства нужно сегодня остаться за закрытыми дверями своего дома, то пусть это тоже будет в нашей жизни. Пусть этот опыт будет в нашей жизни. В конце концов, однажды эти двери всё равно откроются. И главное, чтобы мы вышли из них, держа друг друга за руки.

 

- Владыка, сейчас много споров о том, можно ли во время причастия заразиться какой-то болезнью. В частности, коронавирусом. Как вы защищаете священников и прихожан в этой ситуации?

 

- Я скажу несколько вещей. Первое: такие споры – не новость для Церкви. Они были во многие годы. Кстати, я вспомнил сейчас детские годы в городе Грозном и приход. Помню, перед храмом, в который я шёл, у нас там находился большой дом быта, где на громадных стёклах висели антирелигиозные плакаты. На них одним из центральных сюжетов был вот этот момент: целование икон и креста, причастие… И вот ещё в те годы изображали страшный и ужасный «коронавирус», который нападает на людей и заражает их.

Об этом можно сколько угодно говорить внешне. Но внутренне те люди, которые живут церковной жизнью, знают, что такое меры предосторожности. И они, конечно же, их используют. И не возникает никаких в этом смысле проблем.

Что же касается дополнительной защиты священников, то спасибо, что Вы об этом спросили. Действительно, мы сейчас усиливаем эти меры, насколько это возможно. Во-первых, в храмах появилась одноразовая посуда. Когда после причастия запивают – используют одноразовые стаканчики.

В храмах все сейчас в масках. Даже священники принимают исповедь в медицинских масках. Теперь не преподают крест, чтобы можно было его облобызать, когда совершается богослужение. Его просто возлагают на голову человека. Есть ещё ряд предпринятых мер, которые, кстати, применяются нами не впервые.

Я приведу пример: в 70-е годы была эпидемия холеры, где в таких же точно условиях оказалась Церковь. И были созданы совершенно аналогичные сегодняшним правила личной гигиены, безопасности и дистанции, введённые повсеместно, во всех храмах. В том числе, и здесь, у нас на Северном Кавказе. Поэтому: пережили тогда – переживём, даст Бог, и сейчас.

 

- Сейчас из-за того, что многие вынуждены оставаться дома, появляется больше число тех, кому нужна помощь – продуктами, лекарствами. Как вы справляетесь с увеличившимся потоком нуждающихся?

 

- Для меня это тоже чудо Пасхи. Да, действительно, число нуждающихся увеличилось. Но увеличилось и число людей, которые готовы помогать им вместе с нами. Как только мы объявили, что наш, в том числе, «Дом для мамы» будет развозить помощь по домам, потому что мамочки не смогут приходить к нам, в наш Центр, другие социальные центры – просто колоссальное количество людей начало писать, звонить и объявлять: «Мы готовы вместе с вами помогать».

Много, кстати, наших бизнесменов, людей среднего бизнеса, совершенно обычного, среднего достатка, начали организовывать целые добровольческие дружины, которые помогают нуждающимся людям. Мы находимся с ними в самой тесной взаимосвязи. Просто делаем одно дело. И это такое торжество единства!

С одной стороны, это боль людей – да, нужда… С другой стороны – те качества людей, которые проявляют себя. Пользуясь случаем, я хотел бы выразить благодарность всем таким людям доброй воли. Всем добровольцам, которые не набирают гречку в свои шкафы, а напротив – рассыпают её в пакеты и разносят по соседям.

Спасибо за жертвенное сердце! Наш народ всегда был народом с Большим сердцем. И всегда остаётся таким народом.

 

- Известно, что на Северном Кавказе между руководством различных конфессий сложились добрые и доверительные отношения. Поддерживаете ли Вы в настоящее время с ними сотрудничество и взаимосвязь в условиях самоизоляции, в условиях пандемии?

 

- Несомненно. Каждый раз, когда я общаюсь в телефонном разговоре, лично встречаюсь с кем-то из муфтиев, имамов, самое первое, о чём мы говорим – мы молимся. Мы молимся о том, чтобы Бог помог нам это всё пережить. Но и, конечно, личная помощь.

Кстати, когда наши добровольцы приходят в дом, никто и никогда не задаёт вопросов: «А ты какой веры? Каких ты убеждений?». В это время есть только одно убеждение: «Я человек – и ты человек». И мы просто не можем пройти мимо друг друга. Потому что какой я тогда верующий человек? Вот и всё. Это самое главное. И вместе оказываем такую помощь.

Пользуясь сегодняшним случаем, я хотел бы поблагодарить глав наших республик, которые выделяют помощь для малообеспеченных прихожан, для пожилых прихожан, которые сегодня оказались в острой нужде. Их стараются поддерживать, им стараются помогать. Спасибо большое за это!