Олег Пономарёв
Автор

Заурбек Дзобелов: Выйти из круга дотаций

Об экономической консолидации регионов СКФО

Олег Пономарёв
Автор

Заурбек Муратович Дзобелов - председатель Исполнительного Комитета Ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Северо-Кавказского федерального округа, «Северный Кавказ».

 

- Добрый день, Заурбек Муратович! Вы являетесь руководителем исполкома Ассоциации экономического взаимодействия «Северный Кавказ», истоки создания которой - ещё в начале 90-х годов. Расскажите, пожалуйста, о главной цели и задачах этой организации – изначально и на современном этапе.

 

- Добрый день. История Ассоциации экономического взаимодействия «Северный Кавказ», как Вы правильно подчеркнули, действительно началась в 90-х годах. На мой взгляд, она была одним из предвестников формирования нынешних федеральных округов, созданных на принципах администрирования.

Однако у Ассоциации предусмотрен другой формат и другие задачи: консолидировать в рамках экономического макрорегиона потенциал его субъектов для повышения эффективности экономики в самих же регионах.

Речь может идти даже не о регионе в целом, а, например, о каком-то муниципальном образовании в его границах, которое видит в своём развитии экономическую целесообразность объединения своих усилий с усилиями других субъектов из состава Ассоциации. Объединение экономического и промышленного потенциала способствует повышению экономической эффективности и самих предприятий, и, в последующем, бюджетов этих регионов. И дальше по структуре.

 

- То есть, подразумевается не искусственное администрирование, а желание самих субъектов реализовать собственный экономический интерес?

 

- Абсолютно верно. Ассоциация не является инструментом какого-либо администрирования. Ей, в соответствии со своим Уставом и действующим законодательством о некоммерческих организациях, могут быть делегированы полномочия по представлению интересов субъекта в федеральных органах власти, в соседних регионах и даже за пределами Российской Федерации.

Да, мы можем представлять интересы субъектов, которые являются учредителями организации. Именно представлять, но ни в коем случае не диктовать что-то регионам, используя некий административный ресурс. По сути, мы и образованы самими регионами, зачем нам на них влиять? Мы можем только анализировать имеющуюся ситуацию, исходя из общих задач.

 

- Назовите, пожалуйста, основные из них.

 

- Эффективное и гармоничное развитие регионов не может происходить без анализа той ситуации, которая сложилась на текущий момент. То есть, двигаясь в лучшее будущее, мы должны видеть отправную точку: далеко ли до этого будущего, много ли усилий нужно приложить к его достижению и так далее. Для этого нужно единовременное проведение анализа с последующим мониторингом. Таким образом достигается корректировка перспективных направлений развития экономик и промышленного потенциала регионов. Это необходимо, чтобы достигать более рационального использования ресурсов и средств, исходя из географических, антропологических и иных факторов территорий.

В 2010 году был образован Северо-Кавказский федеральный округ, и я, абсолютно не стремясь к работе, связанной с исполнительной властью и системой государственного управления, оказался у истоков его формирования. Анализ информации, поступающей из регионов, показывал, что в субъектах округа происходят достаточно позитивные события. Но зачастую они являются дублируемыми.

Простой пример: начали в одном субъекте сажать яблоневые сады – другой делает то же самое. Но если условно считать, что экономика округа и весь Северный Кавказ – единый организм, то и его различные «органы жизнеобеспечения» каждый на своём месте должны обеспечивать успешное развитие единого целого.

Давайте представим какую-нибудь развитую европейскую страну. Я там не замечал, чтобы на одной и той же популярной туристической улочке располагались рядом два кафе, предлагающие одну и ту же продукцию. Одинаковые круассаны, например. В одном вам наливают кофе, в другом вы можете поужинать, дальше вам предлагают приобрести выпечку какую-нибудь. То есть, на одной дорожке, по которой вы идёте, можно удовлетворить все свои потребности. Но при этом никакой конкуренции между торгующими павильончиками нет.

 

- Каждый делает своё собственное дело?

 

- Да, есть специализация. При этом они совершенно не мешают друг другу! А что происходит у нас? Представим, что Северный Кавказ – одна туристическая тропа. Или так: это одна трасса, единая федеральная дорога. Мы ведь на одной транспортно-логистической артерии сидим, все субъекты округа? Наши регионы не имеют большой площади: весь округ меньше размеров некоторых субъектов Российской Федерации. Но у нас каждый регион упорно пытается дублировать опыт другого. В итоге на одной логистической линии мы получаем два абсолютно одинаковых предприятия, которые потом вынуждены устраивать деловое соперничество.

Как они это делают? Начинают конкурировать в условиях тесного пребывания друг с другом за счёт средств региональной поддержки. Например, предприятие обзаводится какой-то социальной нагрузкой, создаёт рабочие места. Люди устраиваются туда на работу, потом начинается ни шаткое, ни валкое, неэффективное развитие предприятия…

Всё это удручает население, приводит к обострению социальной напряжённости. Начинается невыплата зарплат либо вообще закрывается производство. Либо предприятию хватает сил только дышать, выживать. Никакого развития нет.

И вот таких «копирований» у нас достаточное количество. Что получаем в итоге? Все наши регионы дотационные. Кто-то высоко дотационный, кто-то просто дотационный. Но что такое, по сути, дотация? Это значит, что мы стоим с протянутой рукой у федерального центра и просим какие-то ассигнования на развитие собственной экономики, на поддержание тех реальных секторов экономики в своих субъектах.

Это всё федеральные средства. И чем больше федеральный центр в наши регионы денег даёт, тем с большим притязанием начинает в нашу сторону смотреть и меньшую волю даёт по расходованию этих средств. То есть, дотационный регион имеет соглашения на расходование своих финансовых ресурсов, например, с Минфином. И этими соглашениями предусматриваются определённые ограничения.

Получается замкнутый круг: регион, желая спасти одного инвестора, одно промышленное предприятие, сам себе связывает руки по привлечению новых инвесторов. Любая новая преференция для инвестора, который может прийти в регион, не может быть дана без согласования с министерством финансов, у которого своя методология, свой подсчёт эффективности либо неэффективности реализации тех или иных мер поддержки какого-то предприятия. Этот порочный круг не даёт региональным властям действовать в свободном режиме.

 

- И как выйти из порочного круга?

 

К сожалению, региональные власти разных субъектов округа у нас мало друг с другом общаются, мало обращают свой «пристальный взгляд» за пределы своего региона. Только в последнее время эта практика начинает получать какое-то развитие, когда они элементарно начинают замечать, что есть у соседей и делать правильные выводы.

Вот почему бы, например, в своём регионе не дублировать проект соседей по садоводству, а осознать наконец, что там есть проблема хранения плодоовощной продукции? И понять, что гораздо целесообразнее силами своего бюджета и средств инвестора дополнить проект соседнего региона.

Скажем, у тебя есть постоянный, обеспеченный сбыт твоей услуги – хранение продукции. И ты совершенно не конкурируешь с соседями в её производстве. Кому это выгодно? Очевидно, что всем.

А сейчас у нас что получается? В каждом субъекте есть какое-то садоводство, своя плодоовощная продукция, а хранить её негде. И в пик сезона, когда её собирают, предприятия наших регионов, находясь на одной транспортно-логистической артерии, просто уходят в демпинг. При этом вынуждены при такой цене ещё и конкурировать между собой. Согласитесь, ситуация почти абсурдная,

Эту практику, я считаю, нужно менять. Понятно стремление сделать у себя что-то полезное. Своя продукция, рабочие места – это всё хорошо. Но нужно чтобы кто-то на это всё смотрел не только с точки зрения федерального центра. У нас ведь самая большая по территории страна в мире, и очень тяжело до всех этих региональных тонкостей оттуда доходить.

Именно здесь, на месте, с точки зрения хотя бы такого административного образования, как наш федеральный округ, кто-то должен понимать подобные ситуации и давать по их поводу необходимые рекомендации.

 

- В этом Вы видите задачу Ассоциации?

 

- Да, и в этом тоже. Чего мы хотим добиться? Того, чтобы средства федерального бюджета, которые направляются через региональные бюджеты на поддержку каких-то предприятий – инновационных, либо давно уже действующих – доходили с максимальной пользой до субъектов СКФО с макроэкономической точки зрения.

Если кто-то из свободных инвесторов, не пользуясь мерами господдержки, хочет сдублировать финансовые вложения на своё собственное усмотрение – пускай это делает, ради Бога. Но давайте хотя бы то, что мы делаем за государев счёт, за бюджет, за казну – эти деньги будем расходовать так, чтобы у нас создавался реальный макрорегион с реальной макроэкономикой. С живым макроэкономическим механизмом, а не с тем организмом, который может перерабатывать лишь то, что в него вливается в виде каких-то субсидий и субвенций.

Именно в этом я вижу и масштабную цель, и смысл существования подобных ассоциаций экономического взаимодействия. В самом названии Ассоциации заложен ответ на то, чем она должна заниматься.

Конечно, у нашей Ассоциации нет каких-то средств по реализации инвестиций или привлечения инвесторов, потому что она существует на взносы своих участников. По сути, имеющихся средств достаточно, чтобы сделать качественный анализ ситуации и осуществлять тщательный последующий мониторинг. И самое главное – давать реальную картину происходящего с экспертными рекомендациями. Иными словами, разрабатывать «дорожную карту», план мероприятий, который необходимо реализовать для достижения более высоких экономических показателей в целом по округу. Одновременно с этим - и в регионах.

 

- Насколько эти простые и вполне доходчивые вещи встречают понимание представителей государственной и региональных властей? Насколько удаётся добиться взаимопонимания и сотрудничества в этом плане? С кем Ваша организация взаимодействует и насколько эффективно?

 

- У нас сложилось достаточно хорошее взаимодействие с аппаратом полномочного представителя Президента России в Северо-Кавказском федеральном округе. В соответствии с положением о полномочных представителях, деятельность Ассоциации курирует именно полпред. Соответственно, такое понимание есть.

Скажу больше: и отклик есть, и взаимодействие достаточно конструктивное. И есть понимание того, что нужно не только работать над аналитикой или рекомендациями, а реализовать имеющиеся разработки на практике.

 

 

Продолжение следует.