Анна Шелкунова
Автор

Дмитрий Орлов: Кавминводы – лучшее место в стране

Эксклюзивное интервью для «Кавказ Сегодня»
Анна Шелкунова
Автор

Дмитрий Орлов – известный российский киноактёр, кинорежиссёр, сценарист, продюсер, телеведущий. С 2018 года проживает в Ессентуках.

 

- Добрый день, Дмитрий! В последних своих интервью Вы рассказывали, как и зачем оказались в Ессентуках. Напомните, пожалуйста, нашим читателям эту историю. Изменилось ли восприятие курорта за 2,5 года?

- Здравствуйте. Это совершенно нормальная вещь – взять и поехать жить туда, где тебе нравится, где ты хочешь жить. В моём случае ничего особенного нет: мне так захотелось. Супруга, в общем, поддержала, жизнь позволила это сделать. Это ведь не эмиграция, я просто приехал жить сюда.

Здесь хорошо. Разочарования не наступило. Стараюсь не очень распространяться по этому поводу, потому что тогда все сюда поедут (смеётся). Сейчас есть тенденция: многие люди из северных регионов во второй половине своей жизни приезжают сюда, покупают жильё и живут здесь. Я не один такой.

 

- Какие-то уже любимые места появились в Ессентуках?

- Ну, это будут такие вещи… Например, на «Спартаке» - шикарная самса (смеётся). Или как Вы хотите? (переходит на торжественный голос): «Я подхожу к памятнику Орлу у бювета номер четыре…». Нет, город Ессентуки для меня другой. Во-первых, он небольшой, что очень хорошо. До всего – одна минута. Можно переделать, если хочется, сотню дел за день. Очень легко здесь сказать: «А поехали!..», - и где-то уже через час оказаться где-то в живописнейшем прекрасном месте.

 

- Известны Ваши автопоездки по регионам Северного Кавказа. Каково впечатление коренного москвича о Кавказе? Где больше всего понравилось? Что особенно впечатлило?

- Давайте, с другой стороны отвечу. Например, я в прошлом году сыграл 99 спектаклей – такое вот смешное число. Это и теоретически, и практически 99 городов Российской Федерации и ближнего зарубежья, типа Прибалтики, Казахстана. И я в этой стране, нашей любимой Родине, был везде, начиная от Калининграда до... вот в прошлом году я наконец-то доехал до Чукотки. И от Таймыра до Дагестана. Я был везде. Кавказские Минеральные Воды, на мой взгляд, это лучшее место в России для того, чтобы жить. По соотношению всего. Я ответил на Ваш вопрос?

 

- А кроме Кавказских Минеральных Вод?

- В прошлом году, в рамках RFC Caucasus-2019, в составе его участников прокатился в течение десяти дней по горам Кавказа… Мне сложно ответить на этот вопрос. Потому что я не автопутешественник, для меня прелесть – совершенно в другом.

В Москве, например, чтобы поесть мяса, нужно в пятницу закупиться, потратив на это несколько часов своей жизни. Потом рано утром сесть в машину и ехать через пробки – для того, чтобы хоть куда-то отъехать. Но всё равно это не будет природа! Это будет небольшой водоём, вокруг которого – дороги, магазины и всё такое прочее.

А здесь, в Ессентуках, да и в любом другом городе Кавказских Минеральных Вод, можно сказать: «Поехали!». И через 20 минут ты уже на Юце. Стоишь на горе, дует ветер, пасутся бараны, люди летают на дельтапланах, внизу открывается вид на Пятигорск и Ессентуки. И ты такой: «Вау!». Если есть время, и позволяет сезон – можно за два-три часа доехать до Джилы-Су, на поляну Эммануэля. Бермамыт здесь рядом. В любой момент оказываешься на горе, с шоколадкой и термосом. Вот как это описать, а?

С того момента, как стали осваивать это место как курорт, сразу заговорили об эстетотерапии. Если человек живёт долгое время, не прикасаясь стопами к земле, находясь в каком-то многоэтажном здании, и перед собой видит всегда такую картину … природа же не создаёт прямых углов?.. – он меняется. А когда ты находишься в ареале Кавказских Минеральных Вод – перед тобой всё такое красивое! И природа, и воздух…

 

- Это помогает в творчестве?

- Это очень отдельные вещи. Мы, современные люди, очень мало времени уделяем самой жизни. Просто жизни, в её естественной, исходной форме – дыхание, ходьба, смотрение. У нас есть какая-то цель в творчестве – это важно, под это всё заточено. А потом – бах! И тебе уже 50 лет. И что?

Здесь, в этих местах, очень хорошо жить.

 

- В последние годы Вы не так часто снимаетесь. Но именно кино дало творческий фундамент для сегодняшней работы. Расскажите, пожалуйста, о своей нынешней гастрольной деятельности.

- Грубо говоря, с 2010 года по 2020 я сыграл более 50 ролей в кино и на телевидении. Такая куча всего! И мне кажется, что на сегодняшний день этого достаточно – и в моей жизни, и в жизни зрителей тоже. Тем более, есть такие, в хорошем смысле, неубиваемые проекты, которые по пять раз в год крутятся. Для меня гастрольная жизнь – очень важный момент, прямая связь со зрителем. Представьте: 99 городов! Часто это даже маленькие посёлки. Это клубы, это регионы, куда часто даже не ведут автомобильные федеральные трассы…

Это именно моё решение, а не решение какого-нибудь «бога кино» или «бога театра». Я так решил, что быть лицом к лицу со зрителем – очень важно для меня. Отдаюсь этому с большим удовольствием. Когда мне захочется снова сниматься, и я получу интересное предложение, которое станет для меня каким-то «вызовом», я его с удовольствием приму.

 

- В одном из фильмов мэтра Алексея Балабанова, который, можно сказать, открыл Вам путь в большое кино, звучит фраза: «Главное в жизни - найти своих и успокоиться». Нашли ли Вы своих?

- Главное – найти себя в этой жизни. И успокоиться. Я бы так сказал, если иметь в виду свою личную какую-то доктрину. Я счастливый человек и не стесняюсь, не боюсь об этом говорить. У меня есть важная связка «мама – дочь – жена - сестра», и это так прекрасно! Важнейшая часть моего космоса – это они.

Также с годами я начал понимать и ощущать, что все мы дети Бога, все мы Его братья. Я не всегда такой «святой», но живу с этим ощущением и понимаю, сколько у меня «своих». Очень много. Не со всеми целуюсь и обнимаюсь, но живу в мире, который наполнен моими братьями.

  

- Значит ли Ваш переезд в Ессентуки и нынешняя жизнь, что Вы не только нашли своих, но и «нашли своё»? Вы «пришли» или ещё «идёте»?

- На этот вопрос очень сложно ответить. Потому что, когда эта земная жизнь закончится, то я, условно, превращусь в какой-то памятник из золота и серебра. И буду стоять в том месте, где эта жизнь закончилась. Жизнь скоротечна, и любой из нас, учитывая физиологию и статистику, приблизительно знает, сколько отсюда и до конца. Поэтому строить какие-то планы… не знаю.

Мне хорошо здесь. Я как рыбка в море. Мне всё время хорошо! (улыбается). Просыпаюсь с удовольствием, засыпаю с удовольствием. Сажусь в самолёт – уже начинаю скучать о том, что оставляю здесь. Возвращаюсь, выхожу в аэропорту Минеральных Вод, делаю первый вдох – и мне так хорошо! Поднимаю глаза… и, если ясный день или наоборот лунная ночь, я вижу горы… Знаю названия всех этих гор... Еду по бетонке и где-то на повороте на Лермонтов, если ясная погода, вижу Эльбрус…

 

- Чувствуете себя дома?

- Ой, я всегда дома. Представляете: 99 раз в году сплю на казённой постели. И всё время на разных. Так что, это лучшее место для меня. И для себя я не вижу альтернативы.

 

- Любой творческий процесс состоит из двух составляющих – «впечатления» или «запечатления». Иными словами – восприятия мира и его отображения в творчестве. Какая часть для Вас важнее?

- У Окуджавы были такие слова: «Каждый пишет, как он дышит». И это всегда так. Особенно в актёрском творчестве это сразу видно, потому что сцена – увеличительное стекло. Вы ярко освещены, я в темноте. Смотрю на вас, и мне передаётся всё. Потому что только около пяти процентов мы воспринимаем через вербальное. Ещё сколько-то через внешность. Но есть огромная зона, где мы человека воспринимаем неосознанно. Если вы злобный типок, то вы злобный типок. Если вам страшно, то вы в зажиме. И это очевидно.

Да, конечно, впечатления. В актёрстве ты весь состоишь из этого.

       

- В начале было слово. Любое творчество основано на слове, литературе, «программных» произведениях. Назовите хотя бы часть, которые являются основой Вашего творчества. 

- Существует русская художественная традиция. Она описана Пушкиным и состоит из двух частей. Вообще предметом искусства являются две вещи – жизнь человеческого духа и судьбы народные. На этом всё стоит.

Далее Достоевский сказал, что все мы вышли из гоголевской «Шинели». Это важнейшее произведение в русской художественной традиции, поскольку испытать сострадание к какому-нибудь богатырю – красивому, пронзённому стрелой, лежащему в поле… над ним жена плачет… – очень легко. А вот испытать сострадание к человеку по имени Акакий Акакиевич, с его геморроидальным цветом лица, это сложно. Но к финалу прочтения гоголевской «Шинели» ты понимаешь, что тебе жалко его. Тебе стыдно, что ты над ним смеялся до этого.

Потом появляется Антон Павлович Чехов, его проза и драматургия, где сформулирован вопрос о двойственности человеческого характера, человеческой натуры. Не бывает «окончательно добрых» и «окончательно злых». И далее, конечно, система Станиславского, которая является моей мощнейшей технологией того творчества и той профессиональной деятельности, которой я занят. Это как бы всё, на чём я стою.

 

- Как стать Вашим другом? Каким для этого нужно быть?

- Я абсолютно открытый человек. Контактный, прислушиваюсь к людям, даже всегда стараюсь заглянуть за какую-то «оболочку шершавости». То есть, вопрос «быть другом» - это «А что будем делать?».

Знаете, вот здесь меня многие узнают и даже сразу предлагают выпить. Или приглашают с ними куда-то пойти поесть, или прийти на свадьбу и так далее. Это для меня стало как бы в порядке вещей: я понимаю, что люди приглашают из лучших побуждений. Но не могу принять каждую рюмку, которую мне предлагают. И не могу съесть всё, что мне предлагают. А так – пожалуйста!

Серёжа Бодров… при мне лично к нему подходили взрослые люди, боевые офицеры, какие-то военные… они спрашивали, за кого им голосовать на выборах. А мы ещё были сопляки тогда. И в каком-то разговоре он говорит мне: «Дим, понимаешь, вот есть популярность, есть вся эта известность… Но есть и любовь народная…». Я всю жизнь думал про это. Это самое главное, самое важное, самая высшая оценка.

Бабушки какие-нибудь в очереди за хлебом: «О, глянь – артист! Артист, проходи!». Говорю: «Да я постою», - «Нет, тебе важнее. Проходи!». Так что, бабушки меня пропускают за хлебом всегда. Везде предложат лучший кусок и всё такое прочее. Как я могу отказаться? Это всё мои друзья.

Мы все сейчас стали «френдами» и «фолловерами» в соцсетях. Но слово «друг» в русском языке имеет сакральный смысл. В кавказских тостах есть: «Дай Бог прожить, чтобы друзей у тебя было не меньше, чем пальцев на руке». Это всё очень важные вещи.

У меня очень много друзей. Именно друзей, а не фолловеров и френдов.

 

- И напоследок вопрос, который недолюбливают все творческие люди: какие планы на будущее?

- Из творческих планов – пиявки и радон (смеётся). Ну, я езжу, играю… Предложили тут одну интересную пьесу, сейчас буду репетировать. Два интересных сценария прислали… сейчас вот поеду играть спектакль в Москву… Творческих планов полно.

 

- А на Кавминводах когда сможем увидеть Вашу игру?

- Это не от меня зависит. Когда мои продюсеры и прокатчики решат повести сюда - я выйду из дома, дойду до зала имени Шаляпина… и на сцену. Но прокатчик разорится! Мне ж всем нужно раздать пригласительные, не могу сказать: покупайте билеты. Придётся половину этого чудесного города пригласить на свой спектакль. У меня много друзей!