Олег Пономарёв
Автор

Светлана Липина: СКФО - курс на новые технологические решения

Обеспечение устойчивого развития округа невозможно без инноваций

Олег Пономарёв
Автор

Светлана Артуровна Липина - доктор экономических наук, учёный-экономист, кавказовед, полярник, специалист в сфере стратегического управления и пространственного развития, член Общественного совета при Министерстве природных ресурсов и экологии РФ.

 

- Здравствуйте, Светлана Артуровна! Начнём, если позволите, с не совсем обычного вопроса. Не так часто приходится беседовать с женщинами-учёными высокого уровня, хотя по опыту знаешь, что именно представительницы прекрасного пола – наиболее дисциплинированны, обстоятельны и настойчивы в работе. Почему, на Ваш взгляд, так происходит? Отвлекают домашние заботы? Или просто большинству женщин чужды глобальные амбиции?

- Добрый день! Благодарю за весьма интересный вопрос. Российским женщинам не чужды глобальные амбиции. Но представительность женщин в руководстве страны, в науке не велика, к сожалению. Эту проблему, наверное, стоит и поднимать, и обсуждать отдельно.

В некоторых развитых странах, например, в Канаде, целое министерство занимается гендерной проблематикой: основная цель - гендерное равенство во всех сферах деятельности. У нас в стране этот вопрос только в начале обсуждения. Пока, например, на дискуссионных площадках, форумах и так далее.

Да, на женские хрупкие плечи, порой, приходится не только тяжелый груз счастливых домашних и семейных дел, но и поиск решения финансового обеспечения семьи. Не у всех получается совмещать все заботы с карьерой, но мы уже видим много ярких примеров успешных женщин России. И Вы правильно заметили, что женщины чаще принимают более взвешенные решения и качественнее, быстрее решают многофункциональные задачи.

 

- Спасибо. А теперь ближе к основной теме. Расскажите, пожалуйста, немного о своей научной карьере.

- Наука заинтересовала меня ещё в годы учебы в Высшей школе профсоюзного движения, куда была направлена как национальный кадр ЧИАССР, обучаться управлению народным хозяйством. И, несмотря на то, что являлась секретарем комсомольской организации своей alma-mater, активно занималась научными исследованиями.

Кандидатскую диссертацию защитила в ИСПИ РАН по специальности «экономика и управление народным хозяйством» со специализацией «экономическая безопасность», а докторскую диссертацию защищала уже в Совете по изучению производительных сил по той же специальности со специализацией «региональная экономика».

 

- Вы - экономист, кавказовед, полярник, специалист в сфере стратегического управления и пространственного развития... Можно назвать ещё несколько направлений Вашей работы. Что в этом перечне – главное, к чему больше всего склоняетесь в своей деятельности?

- Все эти направления являются составными частями целого – стратегического планирования управления экономикой страны: обеспечение экономической безопасности, понимание территориального развития, размещение производительных сил, особенности региональной экономики, технологические инновации, обеспечение устойчивого развития государства и другие составляющие.

Без знаний в этих сферах невозможно получить комплексное представление о функционировании и развитии ни экономики страны, ни экономики региона. Научная деятельность предполагает постоянное развитие, получение новых знаний. Например, для того, чтобы браться за стратегию региона, важно понимать не только особенности территории, ее проблемы, перспективы, но и показать возможности встраивания региональной экономики в страновую и мировую. В сложные моменты для макрорегионов мы активно включаемся в процессы стратегического управления, готовим аналитические материалы, мониторим социально-экономическую ситуацию, разрабатываем предложения для министерств и ведомств.

 

- Вы – человек, связанный с Северным Кавказом по праву рождения. Застали советские времена, ещё в Грозном. По роду сегодняшней деятельности глубоко погружены в реалии текущего состояния регионов СКФО. Как изменился Кавказ в течение десятилетий – экономически, политически, ментально?

- За последние 30 лет Северный Кавказ пережил и революционные, и военные события, а также огромные миграционные волны, которые кардинально изменили экономики субъектов Российской Федерации на Кавказе. Практически 20 лет, с 1991 года, мы наблюдали, как слабая промышленная и социальная база, неравные стартовые возможности, резкий спад добывающего производства, банкротство значительного числа промышленных и сельскохозяйственных предприятий стали не только факторами трудоизбыточности региона, но и создавали особую конфликтную ситуацию.

Сегодня, несмотря на огромные вложения федерального центра в экономику макрорегиона, по-прежнему сохраняются специфические этнодемографические факторы (высокая плотность населения с избыточным количеством трудоспособного населения, нерегулируемые миграционные потоки трудоспособного населения, преобладание сельского населения и так далее), что усугубляется высоким уровнем безработицы и ярко выраженными негативными социальными тенденциями.

И если мои утверждения захочет оспорить официальная статистика, то отмечу, что статистика не всегда честна: все эти годы в официальных данных существует различие значений одного и того же показателя по различным Министерствам и ведомствам республик Северного Кавказа, а также и по Федеральным Министерствам. Разница в данных настолько существенна, что сведение в единую таблицу дает большую погрешность при расчетах. Фактический уровень безработицы намного выше тех показателей, которые задействованы органами государственной службы занятости. Зачастую нагрузка зарегистрированных в службах занятости на одну заявленную вакансию измеряется десятками человек, в результате проблема социально-экономической дифференциации населения в республиках Северного Кавказа носит острый и неоднозначный характер.

Да, сегодня мы уверенно можем утверждать, что на Северном Кавказе наступил мир, создаются новые точки роста, кластеры, промышленно-внедренческие зоны, возведены прекрасные новые туристические объекты, восстанавливаются и развиваются прежние. Жизнь определенно вошла в мирное русло, но ведь и проблемы появляются уже совершенно другого порядка. И эти проблемы необходимо решать.

 

- Волею судьбы Вам пришлось работать в Чеченской Республике. Насколько это была интересная, плодотворная и полезная работа?

- Я, можно сказать, никогда не теряла духовной связи с Кавказом. Задачами социально-экономического развития республик занимаюсь с 2000 года. Так судьба ведет меня по жизни. Немногие меня понимают и поддерживают. Но это мой путь.

В далеком 2004 году (напомню, на территории Чеченской Республики проходила контртеррористическая операция) земляки пригласили меня потрудиться в Постоянном представительстве Чеченской Республики при Президенте РФ. Несмотря на практически военную ситуацию и особенности того времени, я благодарна этой возможности. Теплота и искренность земляков, особое отношение ко мне, как к «своей» позволили не только справиться с возложенными на меня ответственными задачами, но и, благодаря поддержке, пережить непростой период в своей жизни.

Далее мне посчастливилось интеллектуально помочь родной республике в возрождении: много трудов создано и издано, мне довелось быть и научным руководителем Стратегии республики, участвовать в других проектах. Считаю, что знания и опыт мои уже вложены в республику. В настоящее время планируем проведение крупных российских и международных площадок в Грозном.

 

- Поговорим подробнее об экономике. Интересует, прежде всего, СКФО. Насколько экономика наших регионов перспективна и потенциально конкурентоспособна (даже учитывая дотационность некоторых из них)? Преимущества и недостатки, приоритеты и особенности.

- Сегодня, несмотря на наметившиеся положительные сдвиги, эффективность в формировании собственных институтов развития крайне низка. Признаемся честно: слабая экономическая автономия на региональном и местном уровнях, слабое развитие инновационной инфраструктуры, отсутствие внутри региона рациональных моделей инновационного производства продукции, низкая инвестиционная привлекательность на рынках производства, острая нехватка высококвалифицированных кадров по ряду отраслей и прочее – всё это требует большой работы правительств субъектов и экспертного сообщества. Сейчас просто необходимо осуществить тщательное исследование рынка производства экологически чистой продукции, выполнить диагностику состояния конкуренции на рынке сельхозпродукции в регионе и на всероссийском рынке.

Я уже об этом говорила и еще раз повторюсь. На сегодня главный тренд пространственного развития всех субъектов Северного Кавказа - «зеленые» технологии, который предполагает возникновение синергетического социального эффекта и в сельской местности. Ведь ведение деятельности в гармонии с природой приемлемо во всем мире при производстве экологически чистой продукции, особенно в горных районах, с сохранением рекреационных зон и территорий.

 

- Северный Кавказ – часть не только федеральной, но и мировой экономики. Настолько уместно так ставить вопрос?

- Регион Северного Кавказа следует рассматривать как часть общей системы мировой экономики, территориальный сегмент мирового рынка. Здесь имеет принципиальное значение то, что в этой системе регион является пассивным потребителем, а ведь он способен вносить свой вклад не только в экономику России, но и в мировую экономику, мировой научно-производственный потенциал, в мировую культурно цивилизованную среду.

Следует заметить, что ключевые трудности участия Северного Кавказа в мировой политике лежат в разграничении между действительными интересами региона и геополитической судьбой народов, проживающих на этой многонациональной территории и безопасностью всего региона Большого Кавказа. Это особый регион, но, в то же время, связанный с остальной территорией страны гораздо большим числом нитей, чем это даже может казаться. Его нельзя отделить от России, и он сам не может и не хочет отделяться.

Однако интеграционные процессы, происходящие сегодня на Северном Кавказе, смогут полностью изменить геополитическую структуру всего Кавказского мегарегиона, создать реальные предпосылки для реализации его геоэкономической функции — обеспечения транзитной торговли между Востоком и Западом, между Европейской и Азиатской цивилизацией, которая в прошлом определяла и в будущем должна стать механизмом сотрудничества.

Но для нас с вами уже очевидно, что чудес на Северном Кавказе пока не происходит. Если нет быстрого развития, то появляются основания для сомнений: предпринимают ли власти всех уровней экстренные меры для изменения ситуации в регионе?

 Тем не менее, будущее не выглядит таким уж мрачным и неопределенным, регион постепенно меняется, и отрицать это вряд ли возможно. Ряд положительных тенденций, сложившихся в последнее время в экономике республик, приобретают все более устойчивый характер.

Сегодня эффективное развитие региона возможно лишь с ориентацией на новые технологические решения, с опорой на активное внедрение технологических, организационных и институциональных инноваций. При этом главным ориентиром должна выступать концепция триединства: «зеленая» инновационная экономика, энергоээфективность и устойчивое развитие.

 

Продолжение интервью со Светланой Липиной 12 февраля.