Александр Серавин

22.02.2016

Александр Серавин, политолог, директор Департамента исследовательских программ экспертной группы «PiteR», один из основателей ЦСКП «Кавказ».

Специально для «Кавказ Сегодня».

 

«Сегодня, когда безвременно ушел из жизни достойнейший сын осетинского народа Тамерлан Агузаров, скорбят не только осетины, но и братские народы субъектов Северо-Кавказского федерального округа, люди многих других регионов в стране и мире.

Это большая потеря. С ней связаны искренние чувства всех тех, кто считал Тамерлана Агузарова одним из лучших представителей российской политической элиты, порядочным и честным человеком. С ней связаны чувства тех, кто олицетворял его деятельность с развитием республики в самых различных сферах, обоснованной надеждой на дальнейшее движение Северной Осетии к лучшему и справедливому будущему. Это естественные чувства, когда уместно сдерживать эмоции и слова, не имеющие отношения к предмету скорби.

Однако, как показывает сложившаяся ситуация, не у всех в эти дни хватает мудрости, деликатности и даже элементарной порядочности, чтобы не допускать пересудов и досужих рассуждений по поводу того, кто займет пост главы Северной Осетии-Алании в ближайшие годы.

Только позавчера, 20 февраля, тело Тамерлана Агузарова было предано земле. Нынешние дни – время скорби, а не спекуляций и домыслов на кадровую тему. Именно поэтому то обстоятельство, что указ о новом руководителе региона, который подписывает президент страны, не появился именно сейчас, вполне корректно и объяснимо.

Когда это произойдет – прерогатива федерального руководства. Но есть все основания полагать, что ситуация разрешится в ближайшие полторы-две недели.

Логично и то, что обоснованные ожидания позитивных перемен, которые зародили усилия Тамерлана Агузарова на посту главы республики, будет воплощать кто-то из его ближайших сподвижников. Однако нельзя исключать, что и отдельные мелкие политические жулики, причисляющие себя к числу таких соратников, могут использовать сложившееся положение в угоду своим амбициям. Поэтому вполне вероятно появление в подконтрольных им информационных источниках «уток» об их назначении на данный пост. Следует отметить, что подобная деятельность находится не только вне правового поля, но и за гранью нравственности и морали.

Роль политических стервятников, занимающихся интригами с целью занять только что трагически освободившееся кресло руководителя республики, навсегда останется пятном на биографии этих политических авантюристов.

Народ Осетии все видит и все понимает. Осетинский народ этого не простит.

Напомним, Северная Осетия, как и ряд других северокавказских республик, воспользовалась правом не вводить прямые выборы – главу региона избирает парламент региона из представленных президентом трех кандидатур.

Согласно конституции республики, досрочные выборы проводятся в регионе не позднее чем через шесть месяцев.

Юридически сопоставимый случай трагической смены власти произошел в Иркутской области, когда 10 мая 2009 года погиб губернатор этого региона Игорь Есиповский. И только 28 мая 2009 года кандидатура Дмитрия Мезенцева была представлена Президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым на пост губернатора Иркутской области. А 8 июня 2009 года кандидатура Мезенцева утверждена на сессии Законодательного собрания субъекта страны.

Таким образом, с момента трагического освобождения должности губернатора области до утверждения на этом посту нового руководителя прошел почти месяц.

Северная Осетия-Алания – не менее важный и сложный регион страны, а для Северного Кавказа он вообще играет одну из ключевых ролей. Именно поэтому взвешенность и обстоятельность в процессе принятия кадровых решений здесь не только объяснима, но и жизненно необходима.

В эти дни не следует обсуждать кадровые вопросы: на то есть компетентные люди и соответствующие структуры.  В эти дни единственно уместно – проводить в последний путь и отдать заслуженные почести тому достойному человеку, который всю свою жизнь боролся за благополучие своей Родины. И уж точно не желал ее видеть в паутине спекуляций и дрязг».