Наталья Гребенькова
Автор

Владимир Греков: «Я простой казак станицы Старочеркасской…»

Наталья Гребенькова
Автор

Тема Всемирного Русского Народного Собора, проходившего в Ставрополе уже в пятый раз, имеет важное значение для исторических связей современного российского казачества и эмиграции: «Северный Кавказ 1917-2017 гг.: Уроки столетия». Однако обозначенный исторический период выводит разговор далеко за пределы нашего региона и даже России - в масштабы планетарного порядка. Ибо русский, и особенно казачий мир, разделенный братоубийственными войнами и потрясениями столетие назад, давно нуждается в осмыслении этих событий и преодолении ментального разлома.

Последние тридцать лет в казачьей среде продолжается поиск общих смыслов, движимый памятью и гордостью за историческое, военное, культурное, родовое наследие. Спустя век с той переломной эпохи, актуальность укрепления связей и взаимного диалога только возросла.

Так, важнейшим для Терского казачьего войска мероприятием в рамках Всемирного Русского Собора, стала передача старинного элемента казачьей одежды: башлыка терского казака станицы Червленой Виктора Васильевича Карпушкина. В торжественной обстановке, в тронном зале епархии Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл передал его атаману Терского казачьего войска Александру Журавскому. Это настоящая реликвия, которая вернулась на терскую землю спустя столетие.

Юный казак Карпушкин отправился в эмиграцию после Гражданской войны, и его жизнь за рубежом прошла через географические координаты острова Лемнос, Чехословакии, Бразилии, США. Сквозь все повороты судьбы Виктор Васильевич пронес с собой этот башлык, не забыв о своих корнях. Его дочь Нина передала эту памятную часть отцовской справы атаману Всеказачьего Союза Чешских земель и Словакии Михаилу Дзюбе, который, в свою очередь, передал реликвию Митрополиту Кириллу во время его визита в Чехию. В дальнейшем будет определено место хранения башлыка. Возможно, в соответствии с пожеланиями потомков Карпушкина, он будет передан на его родину - в один из храмов казачьей станицы в Чеченской Республике.

Всемирный Собор ознаменовался еще одним знаковым визитом. По личному приглашению Митрополита Кирилла, который является председателем Синодального комитета РПЦ по взаимодействию с казачеством, Ставрополь посетила делегация из Франции. В ее составе прибыл председатель Объединения памяти Лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка Владимир Николаевич Греков – потомок известного рода Грековых, принадлежавших к донскому казачьему дворянству. Это была крупнейшая воинская династия, подарившая Российской Империи многих доблестных генералов и офицеров.

Сопровождал почетного гостя Николай Леонидович Новиков, директор культурно-выставочного центра «Донская казачья гвардия» (Донской государственный технический университет, г. Ростов-на-Дону). Как историк, эксперт Минкультуры РФ по историческому оружию и военной форме, Н.Л. Новиков взаимодействует с казачьей эмиграцией во Франции, в сферу его научных интересов входит и работа в Музее Лейб-гвардии Казачьего полка в Париже, в Объединение которого он также входит. Там хранятся бесценные экспонаты: редкие документы, оружие, ордена и награды, штандарты, знамена, живописные полотна, запечатлевшие жизнь и боевую историю гвардейских казачьих частей со времен Екатерины II.

Все это имеет непреходящую историческую ценность для казачества, независимо от государственных границ или войсковой принадлежности. При посредничестве Николая Новикова о том, как сохраняется эта память потомками лейб-казаков удалось поговорить с Владимиром Грековым.

 

- Владимир Николаевич, Ваш визит в Россию связан с участием во Всемирном Соборе или еще есть планы пребывания?

- Нет, мы прилетели на Собор по приглашению Митрополита Кирилла, с которым мы познакомились не так давно, очевидно ценим друг друга и посчитали приятным долгом тут побывать.

 

- Тематика этого форума сложна и чувствительна для России, и вероятно, близка и понятна лично Вам, казачьей эмиграции. Как Вы считаете, разговор состоялся?

- В течение первого дня мы немного скучали, поскольку темы, которые здесь прозвучали, были отвлеченные и не касались напрямую той даты, которая нас волнует. А волнует нас именно семнадцатый год прошлого столетия. Во второй день было живее, речи были, скажем, более боевые и более схожие с той обстановкой, в которой мы воспитывались в среде русской военной эмиграции.

 

- В некоторых докладах на секциях было уделено особое внимание работе Музея Лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка, и рассказ о нем вызвал неподдельный интерес у слушателей. Какой исторический период охватывают предметы Музея?

- Всю жизнь Лейб-гвардии Казачьего полка, с самого создания в 1775 году по сегодняшний, возможно и завтрашний день. Музей пополняется постоянно новыми предметами. Они возникают из того, что принято называть военным антиквариатом, и если это имеет прямое отношение к нам, нашей истории, то мы стараемся это приобрести.

 

- Расскажите о коллекции живописных полотен – портретов казаков и офицеров полка. Ведь это история в лицах, мы можем увидеть и представить себе императорское казачье воинство, как выглядел каждый конкретный человек…

- На портретах представлены в основном командиры полка, начиная с времен Екатерины II, до окончания пребывания полка в России и включая первые годы эмиграции.

 

- Что наиболее ценно для Вас? Есть ли среди экспонатов самые любимые?

- Не могу сказать, что есть какие-то любимые, потому что я лично счастлив тем, что не являюсь не историком, ни коллекционером. Коллекционеры – это ведь «больные» люди, хранители. Для меня каждый предмет, который там хранится, имеет очень большую ценность в духовном смысле. Среди них довольно трудно обозначить: вот если все должно погибнуть, то эта вещь должна быть спасена в первую очередь. Я простой казак станицы Старочеркасской. И как человек военного воспитания, хочу отметить, что у нас хранится Штандарт, который пожалован был нам Императором Александром II в 1875 году. Этот Штандарт по законам Российской Империи каждые 50 лет следовало заменять новым. Получается, что его следовало заменить в 1925 году. Но наши старшие товарищи в этом году уже находились за рубежом. Они его не бросили и не отдали в какой-то музей. В этом отношении Штандарт - та святыня, которая олицетворяет Лейб-гвардии Казачий полк. И пока он находится не в витрине музея, не в хранилище, а в среде, где он живет и в некоторые дни торжественно выносится, почитается – это чрезвычайно важно. Есть и другие вещи. Как известно, в 1813 году Лейб-гвардии Казачий полк отличился атакой под Лейпцигом. И его стремительная атака спасла тогда трех союзных монархов: императора Александра I, австрийского императора Франца I и короля Пруссии Фридриха-Вильгельма III. Именно отчаянная смелость лейб-казаков, остановивших французскую кавалерию, спасла положение. Оценивая этот подвиг тут же, на поле сражения, император снял со своей груди Орден Святого Георгия 3-й степени и прикрепил его на грудь полковника Ивана Ефремовича Ефремова. Этот крест хранится у нас, под Штандартом. Старые офицеры, которые были произведены в офицерские чины еще в XIX столетии – я с такими встречался и общался – это их дух, подлинный. И это также очень значимая для меня святыня.

Николай Новиков, также принимавший участие в разговоре, отметил:

– В нашем музее, в Ростове-на-Дону, когда я провожу экскурсии, то всегда говорю: весь мир знает 300 спартанцев, но в этой истории мало исторических фактов и многие воспринимают её не более чем красивую легенду, а сражение под Лейпцигом и атака в нём лейб-казаков - это реальная история, о реальных казаках. Их было всего триста донцов и 100 черноморцев, все их фамилии известны, кто участвовал, кто погиб, кто был награждён и за что. И вот эти четыре сотни человек не дали изменить историю Европы и мира. Над этим стоит задуматься. Этот подвиг незаслуженно забыт в нашей стране. Я со своей стороны встречался с московскими режиссерами, мы пишем сценарий фильма о полковнике Ефремове и о той атаке, как о нашем национальном достоянии. Кроме того, Лейб-гвардии Казачий полк во главе с тем же Ефремовым поддержал императора Николая I во время восстания декабристов и повлиял на исход событий на Сенатской площади. Среди казаков не было ни одного человека, кто был бы осужден в связи с тем заговором. Именно поэтому Николай I завещал похоронить его в казачьем мундире и остался единственным императором, который был похоронен именно в казачьем генеральском мундире...

 

- Владимир Николаевич, в Ставрополе проживает Ирина Полякова, правнучка Кирилла Полякова, камер-казака вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, эмигрировавшего вместе с нею и другим камер-казаком Василием Ящиком в Данию. Есть ли у Вас в музее вещи, связанные с ними?

- Только личное пальто императрицы Марии Федоровны. Оно случайно к нам попало от стороны, которая не могла больше обеспечивать хранение этой вещи, а мы не могли отказаться и ответить, что это нам не нужно.

 

- Как строится ваше взаимодействие с культурно-выставочным центром ДГТУ «Донская казачья гвардия», с Николаем Новиковым? Как произошло ваше знакомство?

- Судьба. Это наш небесный покровитель, священномученик Ерофей так велел. День поминовения нашего святого приходится именно на день атаки под Лейпцигом. И ежегодно 4 октября по старому стилю (17 октября по н. ст.) ему служится благодарственный молебен. Был полковой праздник в Санкт-Петербурге. Первая наша встреча произошла тогда. Но мы были знакомы по переписке чуть ранее. Эти молодые люди из Ростова-на-Дону, Новочеркасска, Области войска Донского сумели нас разыскать. Нас многие разыскивают, в том числе ученые, профессора. Но общаемся мы не со всеми. Я человек не особенно воспитанный и не особенно культурный. Меня всегда больше тянуло к молодым казакам, которые ищут какую-то историческую истину. Хотят что-то перехватить из того, что нам удалось видеть, слышать, узнать от тех людей, с которыми они встречаться никак не могли хотя бы из-за возраста или из-за того, что были разделены политическими условиями, большими расстояниями и всевозможными преградами, которые люди так умеют создавать.

 

- Возможно ли приехать к Вам в музей из России и посмотреть экспозицию?

- Я лично не люблю праздных посетителей. Хотите экскурсию – можете пойти в Лувр, в музей Пикассо или что там еще повеселей. Но если кто-то действительно интересуется, то пожалуйста, ради Бога. Мы предпочитаем, когда человек приходит с хорошей рекомендацией и по предварительному согласованию. Это лучше всего. Потому что мы не являемся массовой организацией, неким общественным домом приемов.

 

- Уже были или может быть планируются экспозиции в России?

- Это исключение. Редчайший случай. Когда из Франции в 2015 году были привезены останки Великого Князя Николая Николаевича, мы в этом принимали участие. У нас хранятся все ордена Великого Князя, имеется его большой портрет, написанный маслом, его мундиры. Он был зачислен в полк, когда отмечался столетний юбилей боя под Лейпцигом, поэтому мы тогда предоставили к этой церемонии его ордена. Они прибыли вместе с телом Великого Князя из Парижа в Москву и потом были переданы для выставки в государственный Эрмитаж.

 

- И больше ничего подобного не было?

Нет. У нас хранятся очень ценные вещи, и для того, чтобы они хранились в наилучших условиях (ведь мы не профессиональный музей), часть из них их передали на хранение в Бельгию, в Королевский музей армии и военной истории в Брюсселе. Эти предметы остаются нашими, мы можем в любое время их вернуть себе. Самые ценные вещи, в том числе императорские мундиры, штандарты, именное оружие, серебряные трубы – все хранится именно в Бельгии уже 80 лет. Они в прекрасном состоянии, выставлены на обозрение и любой желающий может туда попасть. Этот музей открыт всегда. Причем, бесплатно.

- Вы бывали на родине предков, на Дону?

- Нет, не получилось. На Донской земле не было моей ноги никогда.

 

- Вы родились в Париже?

- Мне 70 лет, я родился в Париже, в семье донского казака. Грековы служили в лейб-казачьем полку с 1775 года. Учился во Франции, у меня два образования – юридическое и военно-морское.

 

- По казачьей традиции имеете отношение к ратному, военному делу.

Но не к военной истории. Могу кое-что рассказать про локаторы, про борьбу с подводными лодками. Мой старший брат врач.

 

- У вас прекрасный русский. Ваша семья общалась на родном языке дома?

- Каждую неделю в нашем с братом детстве, хоть иногда нас и понуждали, а мы, не совсем понимая смысл этого принуждения, посещали уроки четверговой православной школы. Там нас учили Закону Божьему, более-менее грамотно писать, истории, географии. Другого не успевали преподавать. Но этого вполне достаточно было. Я также изучал русский язык в средней школе, где его преподавали как иностранный. Так что это внедрялось в нас на уровне культуры. А дома мы всегда разговаривали по-русски.

 

- А думаете вы на каком языке?

- Я не знаю на каком языке человек думает. Когда мне задают этот вопрос, я не знаю, как на него ответить. Когда у человека один язык, то понятно, а когда у него одновременно два языка… Мне кажется, что сначала какая-то дума появляется, а потом уже она воплощается в какой-то язык, формулируется. У меня такое личное впечатление. Родители мои скончались, а когда мы с братом встречаемся, и нет посторонних лиц, то само собой разумеется у нас разговор идет на русском языке.

 

- Вам так легче понять друг друга?

Не обязательно легче, не всегда. Есть темы, на которые легче разговаривать на французском. Например, заполнение ежегодной декларации для налоговой службы. Здесь не всегда найдешь русские слова.

 

- Вы планируете приехать на родину вместе с братом?

Брат был, Николай Леонидович Новиков его принимал. Но все возможно, гадать не будем. Человек предполагает, а Господь располагает...

 

На финальном пленарном заседании ВРНС рефреном звучали слова о том, что самое важное для нашего общества на пороге 2017 года – это вызревающая способность обсуждать непростые события XX столетия спокойно, не впадая в состояние новой гражданской войны. Важно понять, что все происходившее в момент слома исторических эпох катастрофично именно с точки зрения человеческих потерь и не должно быть братоубийства, разделения народа на два враждебных лагеря.

Понять же, как в действительности жили наши деды и прадеды сегодня можно и благодаря диалогу с наследниками той, дореволюционной культуры.

 

Тимофей Есаулов, заведующий Музеем истории казачества в г. Ставрополе, собиратель старинных артефактов, внук потомственного казака, атамана Виктора Есаулова:


 

- Визиты представителей казачьей эмиграции в Россию – это всегда большое и очень интересное событие для нас. Такое общение – настоящий кладезь информации о тонкостях традиционной одежды, элементов оружия, быте и укладе жизни, нюансах исторических традиций. Не всегда мы знаем, как доподлинно выглядела та же черкеска. Мы также можем поделиться сведениями о том, что сохранилось у нас: о вещах, переживших минувший век в России. Это встреча эпох, двух разных частей одного огромного «континента», которым был казачий мир. И которым он, несмотря ни на что, остается - единым целым.

 

Фото (сверху вниз):

Главное фото - слева направо: Николай Новиков и Владимир Греков.

№2 – казак Лейб-гвардии казачьего Его Величества полка в парадной форме 1910-1914 гг.

№3 - Офицерский полковой нагрудный знак.

№4 – караул Лейб-гвардии Казачьего полка в Зимнем дворце, 1866 г. Эдуард Гау, русский живописец-акварелист.

№5 - Тимофей Есаулов, заведующий Музеем истории казачества в г. Ставрополе.