Олег Пономарев
Автор

Вадим Горяинов: «На следующий «Машук» приеду с фильмом о Кавказе»

Олег Пономарев
Автор
23.08.2016

Интервью с Вадимом Горяиновым – известным российским деятелем кинематографа, президентом в АНО «Центр социальных, культурных и экологических инициатив «Ноосфера», продюсером в ООО «Кинокомпания «Спутник».
Специально для «Кавказ Сегодня».

– Добрый день, Вадим Алексеевич. Очень рады Вас снова, год спустя, видеть на «Машуке». И сразу традиционный первый вопрос: как, по Вашему мнению, изменился мир за этот год? Как изменилась Ваша жизнь?

– Я бы сказал так: изменения, которые происходят в мире и в жизни, происходят быстрее, чем раньше. Наверное, из-за того, что скорость передачи информации сильно увеличилась. Если я не ошибаюсь, за двадцатый век на земле жило и умерло столько же людей, сколько за предыдущие несколько тысяч лет.

Человечество производит огромное количество информации. И если говорить о моей работе, то количество фильмов, производимых в мире, с каждым годом увеличивается. Только в Америке делают больше тысячи фильмов в год.

Для большей наглядности можно привести в пример музыку. Если раньше в 80-е годы на слуху были, например, Queen, Deep Purple, Led Zeppelin… ну и еще 10-20 групп, то все их знали, слушали и ждали новых альбомов. А сейчас в мире такое количество музыки записывается, что я вообще не знаю современных авторов – ни западных, ни наших. Чтобы их знать все, нужно посвятить музыке целую жизнь, стать меломаном, все это прослушать, понять...

Наверное, такие же вещи происходят и в кино. Количество потребления зрелищ выросло. Людей много, все требуют нового. Каждый хочет для себя чего-то своего. А задача продюсера – заработать как можно больше денег, поэтому он пытается найти именно ту аудиторию, для которой он и будет делать кино, следить за ней.

Вот такие у меня в жизни изменения. Я слежу за тенденцией. Моя аудитория – аудитория русскоязычная, по всему миру. Это те, кто владеет русским языком, для кого русская культура является базой.

– Что в этот раз привезли на «Машук»?

– Я сегодня показываю ребятам фильм «Ночные стражи». Можно сказать, что это мировая премьера – закрытый, некоммерческий показ. В прошлый раз, когда я привозил на форум фильм «Поддубный», – обещал ребятам, что за год сделаю новое кино и покажу им. Официально фильм выходит 25 августа, а сегодня в первый раз я его представляю молодежи. С одной стороны, очень волнуюсь… мне действительно страшно, а с другой – надеюсь, что аудитория фильм примет доброжелательно.

– Пару слов: о чем фильм?

– Грубо говоря, это такой особый жанр – городская фантазия. Немножко ироничная история о том, как Иван-дурак спасает царевну и преодолевает различные препятствия, которые ему Кощей Бессмертный устраивает. Что-то новое со сказкой про Ивана-дурака придумать сложно – любой фильм, любую историю уже кто-то раньше придумал. И вся суть заключается в том, как играют актеры.

Действие в фильме происходит сегодня. У нас нет Кощея Бессмертного, но у нас есть упыри, они же вампиры, которые пытаются захватить власть над людьми. И главный герой вместе со своим наставником пытается спасти мир. Я сейчас не хочу говорить о том, чем заканчивается фильм…

– Но добро победит?

– Добро победит. Но так как-то так… не напрямую. Люди, которые посмотрят этот фильм, думаю, должны понять, что это такая серьезная заявка на вторую часть…

– Вы еще в прошлом году говорили, что будет франшиза. То есть, ждем и вторую часть, и третью?

– Я очень надеюсь, что мы сделаем и «Ночные стражи-2», и «Ночные стражи-3»… Все сейчас зависит от того, как отреагируют зрители на фильм.

– Теперь о страшилках и о всякой нечисти, с которой герои Вашего фильма воюют… Пару дней назад мы здесь же, на «Машуке», беседовали с Семеном Слепаковым о природе юмора. Он сказал, что шутить можно над всем абсолютно. Даже над смертью. Потому что это избавляет нас от страхов. Согласны?

– Я с ним согласен на сто процентов. Вспоминаю книгу Умберто Эко «Имя розы», где злобные монахи прятали тайную книгу Аристотеля. В ней он писал, что юмор – это богоугодное дело. Что смеяться надо. А вот монахи были не согласны. И там еще произошел ряд убийств – только из-за того, что люди боролись против смеха...

Или, например, фильм «Горько» Жоры Крыжовникова, который достаточно жестко высмеивает некоторые недостатки русской культуры. Но мы можем себе это позволить! Если бы кто-то другой, в другой стране снял такой фильм… Наверное, это было бы обидно. Но когда мы сами над собой смеемся...

Скажем так: великий народ может сам над собой посмеяться, а не великий народ – не может. Он комплексует, ему кажется, что если над ним смеются, – он неполноценный.

Я сторонник того, что смеяться нужно и можно над всем. Но, наверное, какие-то ограничения все же есть. Они должны быть. Мы ведь все воспитанники определенной морали. Именно из соображений морали где-то надо и тормознуть...

– А если вспомнить Шарли Эбдо?

– Я не сторонник Шарли Эбдо. То, как они это делают и над чем... Я считаю, что так делать нельзя. То есть, какие-то ограничения все-таки есть. Но это отдельный разговор, к которому я сейчас не готов. Хотя… черный юмор тоже люблю.

– Как раз Семен по этому поводу сказал, что главный критерий любого юмора – он должен быть смешным. Попутный вопрос: почему часто продолжение какой-то успешной, смешной комедии бывает слабее, чем первая часть? На мой сугубо субъективный взгляд, например, великолепный фильм «Горько» оказался намного сильнее второй части. Почему так происходит?

– Всегда, когда продюсер делает какой-то успешный, кассовый фильм, появляется соблазн сделать продолжение... Уже ведь и артисты есть, можно быстро накатать сценарий и тупо нарубить бабла... Вот, скажем, «Стиляги» у нас собрали много денег. И тут же пришли всякие прокатчики, которые говорят: давайте, мол, ребята, сделаем «Стиляги-2»! Но мы с Валерой Тодоровским сказали, что сделать «Стиляги-2» невозможно. Они: «Да вы что! Столько денег собрали, давайте просто скажем, что это – «Стиляги-2». А там – какая разница, что на экране?»

Знаете, это всегда вопрос некоего вкуса и, напротив, все-таки стремления к деньгам. Тут дело еще и в прокатчиках. Они ведь любят сиквелы. Когда приходит к ним продюсер и говорит, что у него есть «Горько-2», то они с удовольствием этот фильм берут в прокат. Потому что понимают: люди на него пойдут. При этом Жора Крыжовников потом сделал хорошее кино, которое не является продолжением «Горько», – фильм «Самый лучший день». Замечательный юмор, отличное кино.

– А как обстоят дела с юмором в кино на кавказскую тематику?

– Вот сейчас, кстати, мы с ребятами-дагестанцами работаем над проектом «Танцы на высоте». Там автор сценария и режиссер – лакец Амедхан Магомедов. Он талантливый сценарист и режиссер, который позволяет себе смеяться над дагестанцами по полной программе. Знаете, если бы я был режиссером фильма, наверное, дагестанцы бы меня пристрелили (смеется)… Потому что юмор там достаточно жесткий, почти как в «Горько». Но фильм снимал лакец. И дагестанцы – великий народ. Они умеют над собой смеяться.

– Вадим Алексеевич, не пристрелили бы. Это все стереотипы...

– Конечно, я утрирую (улыбается). Но могли бы и обидеться.

Вот чем примечателен фильм «Мимино»? Данелия – грузин, он чувствовал грузинскую душу и мог себе позволить посмеяться над разницей культур. Когда грузинская, армянская и русская культуры сталкиваются – это очень тонкая ирония и качественный смех. Самые популярные и успешные комедии, такие как «Мимино», – всегда на стыке культур.

Та комедия, которую мы делаем с дагестанскими коллегами, – тоже на стыке культур. Когда сталкиваются реалии высокогорного Дагестана и города небоскребов – Москвы, то в этом есть много веселого, смешного… Я не могу рассказывать сценарий, это было бы неправильно.

– Но это не новый «Борат»?

– Нет, что вы! Это замечательная история любви – о том, как парню из горного аула понравилась девушка, по Интернету, которая танцует хип-хоп в Москве...

– А дальше оставим интригу...

– Да. Это фильм о вечных ценностях, очень добрый. Ни в коем случае это никакой не «Борат». Потому что «Борат» может себе позволить снять только один человек – Саша Барон Коэн. Если кто-то попытается это повторить – это будет не то. Скажем так, он уходит за ту грань пошлости, где опять становится смешно. Я смотрел его последний фильм – «Братья из Гримсби»… Знаете, если бы там снимался кто-то другой, то люди бы сказали: «Какая пошлость, гадость и глупость!»  А здесь… У Саши Барона Коэна такой стиль. Он уходит за пределы пошлости. Это очень редкий талант. Очень немного на свете людей, которые могут это исполнить. Если я только попробую сделать «Бората» – у меня получится пошлость. И я не возьмусь…

Это не «Борат». Это совсем другая история. Это так же, как группа «Ленинград». Я только что смотрел замечательный концерт Шнура на «Новой волне»…

– Вы его поклонник?

– Я считаю, что он очень талантливый композитор и поэт. Наверное, даже сейчас он – №1. Он четко придерживается своего формата.  Его «Лабутены» посмотрели 86 миллионов пользователей сети. Это феноменально! Я с огромным уважением отношусь к тому, что он делает. От него даже матерные слова звучат нормально. Если все, конечно, будут материться – это будет неправильно и пошло, но когда есть один такой клоун – это хорошо. Клоунам, шутам всегда много позволялось.

– Вернемся к северокавказским реалиям. А есть какие-то еще творческие контакты, кроме Дагестана?

– Пока нет, к сожалению.

– А если бы попался кто-то талантливый?

– Конечно же, я заинтересовался бы. Продюсер – это программа «Мы ищем таланты». Мы этим и занимаемся. В прошлом году, когда я был здесь, на «Машуке», как раз и возник вопрос: а почему нет интересных, хороших фильмов про Кавказ, которые бы посмотрела вся страна? Но, чтобы фильм посмотрела вся страна, это должен быть фильм, на который пойдет молодежь – от 12 до 25 лет. Именно на эту аудиторию надо делать ставку. А чтобы «про Кавказ» и «вся страна» – надо делать тут комедию, как это делал Данелия. Конечно, именно так же не получится. Но надо пытаться приблизиться к уровню.

Я начал искать таланты. Прочитал штук сто сценариев про Кавказ. Один был даже ничего, и я начал над ним работать. Но тут появилась заявка на сценарий (где-то на три страницы), написанная Амедханом. Я прочитал и сказал: «Это гениально. Давай пиши и сценарий». Он все свои дела отодвинул и за два месяца написал замечательный сценарий. Очень смешной, очень талантливый и захватывающий. При этом парень сам родился в Дагестане, окончил ФизТех – один из самых престижнейших вузов России, куда берут суперталантливых людей. А после он закончил режиссерский факультет ВГИК.

Я смотрел, как он ставит танцы, как делает короткометражки. И могу сказать, что это очень талантливый парень.

– Кавказ сам по себе привлекателен для творчества, сюжетов даже в классическом искусстве много на кавказскую тему… А сейчас? 

– Всегда, знаете ли, идей много хороших. Но всегда очень трудно найти талантливых людей. Сначала трудно найти талантливого сценариста, это я еще в прошлый раз говорил. Потом трудно найти талантливого режиссера… Хорошо, когда к хорошей идее прилагается готовый сценарий. Вот я пытаюсь как раз снять такое кино – «Танцы на высоте».

– Что еще есть в разработке?

– Сейчас идет постпродакшн 12-серийного сериала «Гостиница «Россия». Мы его уже сняли. Катя Вилкова снялась в главной роли, замечательно сыграла.

– Про пожар в гостинице? Вы в прошлом году делились планами…

– Скажем так, пожар у нас происходит в 11-й серии. Пожар – это некая кульминация. Фильм не про пожар, он про... Гостиница «Россия» была ведь государством в государстве. Это некий такой символ эпохи застоя. Мы увидим, как работали фарцовщики, как работали цеховики-хозяйственники, как жила партийная элита, как жил простой народ. Этот срез эпохи застоя, там в каждой серии будет свой сюжет. То есть, он будет идти горизонтально, про главную героиню: как развивается у нее жизнь. Но в каждой серии будет происходить история, связанная с гостиницей… Думаю, что осенью Первый канал покажет это кино.

Также, повторюсь, большие надежды я возлагаю на фильм «Танцы на высоте». Потому что хороший сценарий, талантливый режиссер. Нас поддержал Фонд Кино, руководство СКФО, а также глава Дагестана Рамазан Абдулатипов.

Для меня это очень важный и интересный проект.

Не менее важным является проект «Жги!» – дебют Кирилла Плетнева, первый его полный метр. Он актер, очень много снимался, окончил режиссерские курсы и оказался очень талантливым режиссером. Ранее он снял три короткометражки, получившие много призов. Это тоже музыкальный фильм, необычная история. Нас поддержало Министерство культуры, в этом проекте нам дали начальное финансирование.

И третий мой проект – фильм, который я бы назвал реверансом «Бердману» и «Черному лебедю». Это кино о муках творчества – по книге Владимира Олейникова, заслуженного работника культуры РФ, известного режиссера, написавшего книгу «Странники терпения» и сценарий по ней. Как он сам говорит, это лучший сценарий в его жизни. Я не читал остальные его сценарии, но этот материал – очень интересный. И если нам удастся сделать задуманное, то... В конце концов, не только американцам снимать про муки творчества (улыбается).

– Вопрос в рамках Года российского кино и сквозной темы форума «Машук»: какое событие в российском кинематографе нынешнего года Вы бы порекомендовали? На что пойти? Что посмотреть?

– Из русского кино даже не знаю, что порекомендовать... Пожалуй, обязательно надо будет посмотреть «Дуэлянта» – фильм продюсеров Роднянского и Мелькумова. Он снят на основе реальных событий о Федоре Толстом, знаменитом дуэлянте XIX века, который потом стал «Робинзоном», попал к японцам... У него вообще очень интересная история.

Конечно, это «Викинг», которого делает Константин Эрнст с Анатолием Максимовым… Из фильмов этого года – «Ледокол» Хомерики, «Страна ОЗ» Сигарева, замечательный фильм Крыжовникова «Самый лучший день» тоже надо посмотреть. Отличное кино, этот фильм в широкий прокат в начале года вышел…

– Спасибо. Дежурный вопрос: Вы на «Машуке» уже во второй раз. А если еще пригласят – приедете?

– Обязательно! Я благодарен за приглашение, мне интересно здесь. И очень надеюсь, что в следующий раз приеду с фильмом про Кавказ. Очень надеюсь, что успею доделать его к тому времени.

– Напоследок – традиционное пожелание молодежи Северного Кавказа.

– Главное, чтобы не было войны. Вот мое единственное пожелание.

– Коротко, но емко. Спасибо!