Олег Пономарев
Автор

Софья Очигава: «Мы все – одна семья»

Олег Пономарев
Автор
15.08.2016

Эксклюзивное интервью с Софьей Очигава – российским профессиональным боксером, серебряным призером Олимпийских игр (2012), двукратной чемпионкой мира (2005, 2006), трехкратной чемпионкой Европы (2005, 2007, 2009), заслуженным мастером спорта России.

Специально для «Кавказ Сегодня».

– Здравствуйте, Софья, рады приветствовать Вас на «Машуке». Вы впервые здесь, если не ошибаюсь? Как Вам здесь, на форуме? Какова атмосфера? Удалось ли пообщаться с ребятами? Расскажите о первых впечатлениях.

– Здравствуйте. Да, впервые. Приятная атмосфера здесь. Очень хорошо встретили, разместили. Гостеприимство кавказского народа – оно ведь своеобразно, оно без границ. И всегда видно, насколько доброжелательны, искренни люди по отношению к гостям. Это очень важно, потому что всегда приятно видеть, что тебя ждут: все это вызывает замечательные эмоции.

Что касается ребят, я была удивлена, что молодежь такая интересная, добрая, душевная. Приятно видеть огонь в их глазах, желание делать что-то новое, творить. Мы проходили вдоль стендов, подготовленных ребятами из разных республик, – насколько интересные идеи у каждого! Приятно их слушать, смотреть им в глаза, узнавать, как они видят будущее, как они хотят что-то в нем преобразить.

Многие проекты приятно удивляют своей социальной направленностью, полезностью. Это не просто желание создать свой бизнес и нажиться на этом, – это желание создать что-то полезное для общества. По сути, это желание изменить к лучшему свой регион, а в целом – стать примером для всей страны, чтобы люди в ней жили лучше.

Мне очень понравились идеи ребят. Было бы здорово, если бы они получили достойную поддержку и смогли теорию превратить в реальность.

–  Вы так хорошо и правильно говорите, что не хочется прерывать…  И все же пойдем дальше. О Ваших связях с Кавказом вообще не спрашиваю: Вы не только из чисто кавказской, осетино-грузинской семьи, но и вообще своим происхождением олицетворяете дружбу народов. Поэтому такой, немного с юмором, но одновременно очень серьезный вопрос: как сделать так, чтобы на Кавказе всегда был мир? Может, пережениться всем нациям и народностям?

 – На самом деле, – да, с одной стороны, это очень глубокий вопрос. А с другой стороны хочется как-то отшутиться, чтобы не усугублять его серьезность. Был конфликт в 2008 году – Южная Осетия, Грузия, отделение Осетии... Очень болезненная для нас, для нашей семьи тема. Отец вырос в Грузии, но он южный осетин, мама – мингрелка. Получается, что мы внутри семьи пережили этот конфликт.

– Вы мамину фамилию носите?

– Да, у меня фамилия матери, а у брата – фамилия отца. Вот как-то так получилось. Причем мы всегда жили вместе, росли в одной семье, отец и мать – всегда вместе. Просто так сложилось...

Грузино-осетинский конфликт глубоко коснулся и нашей семьи, мы не знали, как реагировать на него. Нам просто хотелось, чтобы это как можно быстрее прекратилось. Я знаю, что, например, в Грузии много семей таких же смешанных, и большинство из них тяжело переживало.

Точно так же – конфликт Осетии и Ингушетии. Я знаю, опять-таки, семьи смешанные. И знаю, что для них это тоже очень болезненно. А хочется, чтобы мы понимали друг друга, чтобы вот этой национальной розни не было как таковой. Ведь, если смотреть в корни истории чуть глубже, то по сути – мы все один народ!

Кавказ был един, все республики имеют приблизительно одинаковые корни, даже фамилии похожи. Мне, например, называют фамилию, а я не могу понять – то ли она осетинская, то ли ингушская, то ли чеченская. Особенно это касается осетино-ингушских.

Мне кажется, что люди должны видеть, ценить такие мелочи и понимать, что происхождение у нас одно. Ведь мы, мы, в принципе, – одна семья! Когда мы ментально дойдем до этого, то уже не будем делить друг друга по национальному или религиозному признаку. Кстати, все-таки каждая религия учит хорошему.

Ни одна религия не призывает нас разделять людей и ненавидеть друг друга. Мы должны быть глубже, умнее. Должны воспринимать человека по его лучшим качествам, положительным сторонам. Даже если есть что-то отрицательное – пытаться сглаживать все это.

Мы одна страна. Все республики внутри Российской Федерации – неразделимое целое. И самое главное – нужно сплотиться ради выполнения тех задач, которые стоят перед нами. На сегодняшний день мы видим, какие серьезные проблемы у нас и в экономической, и во внешнеполитической сфере. Нужно ценить наше единство, единство всех республик и регионов. Оно делает нас сильнее.

– Я думаю, мы идем к тому идеалу, который Вы описали. Однако, к сожалению, есть еще стереотипы… Вот Вы в столице, по-моему, живете...

– Да, в Москве.

– Есть ведь такой стереотип о Кавказе, что это какой-то дикий край…

– Вот, честно, впервые за шестнадцать лет этим летом получилось приехать в Грузию. Карьера была бурная, поэтому возможности такой раньше не представлялось. Я приятно удивилась тому, что увидела в Грузии.

Сначала побывала в Тбилиси. Половина районов – армянские районы. Причем это люди, которые говорят на грузинском. И ты не поймешь, что они армяне, пока сами не скажут об этом. Я была очень удивлена такому единству.

В Грузии много национальностей и все они живут бок о бок, дружно. Когда приехала в Батуми, я вообще была поражена – откуда могут вообще быть здесь какие-то конфликтные ситуации? Украинцы, русские, казахи – все прекрасно уживаются. Там есть и турки, которые находят контакт со всеми… Это удивительно и замечательно! Мне было приятно видеть отсутствие негативных стереотипов, взаимопомощь, дружеские отношения.  Честно: я вдохновилась увиденным. И мне очень хочется, чтобы пример Грузии переняли везде. Чтобы люди не делили друг друга на национальности, а относились друг к другу по-человечески.

– Спасибо. Теперь о спорте. Есть ли у Вас спортивные, деловые, общественные связи с Грузией, Осетией, вообще с кавказскими регионами? Особенно интересует Северный Кавказ. Если нет – планируете ли популяризировать здесь женский бокс?

– К сожалению, пока особых связей нет. Но мы как раз общаемся сейчас с грузинской общиной, хотелось бы вступить в нее. Хочется встречаться с молодежью, чтобы понимать, как они видят мир, передать им свое восприятие жизни. Здорово, что есть такой контакт. Это предложение было сделано недавно, и мы сразу согласились. Потому что не хочется терять свои родные корни и наоборот развиваться.

– А с Северной Осетией таких контактов нет?

– От Северной Осетии, к сожалению, таких предложений не поступало...

– А если поступят?

– Конечно же! Потому что я хочу, чтобы мои дети знали свои корни, понимали, откуда они. Чтобы они знали, что их дедушка – осетин, а бабушка – грузинка. Это очень важно. Мне бы хотелось, чтобы они знали свою культуру, воспринимали это все правильно. Почему-то, я вижу, иногда молодежь в Москве стыдится сказать: я – грузин, я – осетин. Такое не очень часто проявляется, но и это – неправильно. 

– Вы, наверное, хорошо знаете, как популярен спорт на Кавказе. Если поступят предложения поддержать бокс в СКФО, – поддержите?

– Конечно! Я сейчас сама хочу попробовать тренировать детей. В основном направлении это, конечно же, девочки. Но, в любом случае, хочется тренировать всех. В дальнейшем, в перспективе, – воспитывать членов сборной России по женскому боксу. Конечно, мне интересно поддержать девчонок и словом, и делом. Почему нет? В этом мы все одинаково развиваемся. Сам тренер видит что-то новое, интересное у молодых и, передавая опыт, сам при этом что-то приобретает. Мне очень хотелось бы на Северном Кавказе участвовать в мероприятиях, связанных со спортом и молодежью. Мне кажется, я могла бы сама в этом развиться – как личность, как спортсмен.

– Расскажите, пожалуйста, о своей спортивной карьере. Не каждый день приходится беседовать с серебряным призером Олимпиады и неоднократным призером мира и Европы. У Вас очень много спортивных побед. Какая самая дорогая?

– Когда задают вопросы по поводу Олимпиады, многие считают, что это самый незабываемый момент. А вот я почему-то, в своем восприятии, не шла конкретно к этой медали. Для меня самое главное, независимо от статуса турнира – а это может быть и открытый ринг, и чемпионат Московской области, и чемпионат страны, – ощущение себя в ринге, ощущение того, насколько ты правильно что-то делаешь. Когда ты реализуешь себя, делаешь то, что тебе сказал тренер. Я думаю, именно в этом и заключается самая большая победа – в том, что ты понимаешь, когда уже поднимают твою руку, как ты реализовала свой потенциал.

Ты, допустим, тренировалась три недели, три месяца, год. И ты понимаешь, к чему ты шла. А достигнув этого – получаешь удовольствие от самого процесса. Самое главное – получать удовольствие от того, что ты делаешь. Плюс – плоды работы, труда.

Для меня не столь важен статус турнира, важно, как я к этой победе стремилась, развиваясь при этом. Даже воспоминания о проигранных боях очень дороги. Каждый бой – это история, каждый турнир – это что-то особенное.

Поэтому сказать, что самой дорогой для меня является Олимпиада, – это соврать. Я делю победы не по статусу турнира, а по ощущениям, которые всегда – разные.

– Кто Ваши учителя по жизни и в спорте?

– Очень интересный вопрос, на самом деле. Потому что, по сути, у меня непростая ситуация сложилась с моим личным тренером. Мы с ним проработали где-то лет 10-13. Сложно сказать, в какой момент мы потеряли с ним... Ну, просто мне не очень приятно об этом говорить и даже больно, что человек, с которым я шла бок о бок столько лет, которому доверяла... Короче, в 15 лет я пришла в зал и каждое его слово, сказанное мне, воспринимала как абсолютную истину. Другой истины и быть не могло. Даже когда я садилась в угол, а он мне говорил: иди вперед или иди назад... Возможно, это было неправильно, но я просто смотрела на него как на кумира, героя... Вот такой авторитет смог заработать мой тренер Виктор Владимирович Лисицын.

Нужно признать, что для меня это был не просто авторитетный человек. Он смог найти ко мне подход, у нас в принципе получалось вместе хорошо работать. Но, к сожалению, он не смог стать для меня наставником в жизни. Потому что, наверное, его интересовал только тренировочный процесс, только результат. Когда мы столкнулись с тем, что у меня начались какие-то серьезные травмы... Ну, словом, он от меня отказался, как от спортсмена. Даже, наверное, от дружбы совместной.

Для меня было сложно пройти такой долгий путь с человеком. И при этом за 10-13 лет он неоднократно меня предавал. Были моменты, когда мне очень нужна была поддержка, а он просто уходил в сторону. Но все равно оставалось восприятие, что так и должно быть, что это он тебя воспитал...

Получилось так, что в спорте для меня этот человек, до завершения любительской карьеры, был авторитетом очень серьезным. А вот в жизни, к сожалению, поступки этого человека не смогли дать возможности нам стать друзьями. Несмотря на то, что я была его подопечной, слушалась его беспрекословно, считаю, что во многих вещах он абсолютно неправ.

Есть мои личные нравственные и моральные нормы, которые не разрушить. Я четко знаю свои позиции. И я хочу этому научить своих будущих учеников, которые у меня в будущем появятся.

Тому, что можно даже не стать первым. Если мой ученик упадет на ринге, я брошусь поднимать его. Что бы ни было, в этого человека вложен не только мой эгоизм, в него вложена и моя душа. Я уважаю спортсмена, в первую очередь, как личность. С этой точки зрения я бы относилась к своим подопечным по-другому абсолютно. Не как к расходному элементу, а как к чему-то более ценному.

– Как к человеку.

– Да. Поэтому, если говорить об авторитетах, о людях, которые меня к чему-то сподвигли именно духовно, в первую очередь хочу подчеркнуть роль своего отца. Это человек, который смог привить любовь к спорту...

– Он жив, здоров?

– Да, да.

– Наилучшие пожелания ему...

– Спасибо. Отец с детства научил меня правильно воспринимать важные вещи. Возможно, он сам не всегда правильно поступал, но то, что он привил мне и брату, можно увидеть. Просто на нас посмотреть и понять, что мы воспитаны отцом честными. Иногда бывали ситуации, когда передо мной стоял выбор: поступить плохо или хорошо... Поступить плохо или так, как говорил папа.

Бывают ситуации, когда нужно соврать, потому что врут все... Не то чтобы врут. Но как-то некрасиво иногда бывает говорить правду...

Вспоминаю свое обучение в школе, когда все говорили одно, а я вставала и говорила – нет, по-другому. И вот этому, восстать против всех, всегда говорить правду, меня научил отец.

Именно это явилось причиной того, что мы с Виктором Лисицыным не смогли дальше работать. Потому что невозможно было видеть и молчать. Каким бы он мне наставником ни был, сколько бы сил он ни вложил, будут вещи, за которые я буду бороться. И не пойду на уступки. Потому что так меня воспитал отец.

– У Вас, кстати, переход в профессионалы насколько болезненно состоялся?

– Переход был, скажем так, болезненным, очень болезненным. По сути, я пошла на второй олимпийский цикл лишь для того, чтобы не сидеть и получать зарплату. Я знала, что у меня были травмы, это было очень рискованно, но я иду за олимпийской путевкой и медалью. И когда я начала цикл, то мне не хотелось останавливаться. Я знала четко, что должна идти до конца.

Виктор Лисицын, когда я пришла в команду, сказал: «То, что мы работали, – это одно, а сейчас новый цикл. Ты извини, работаем по-другому. Я твой тренер, но я не твой тренер». Для меня это была такая пощечина! Уже не первая. Но в целом, несмотря на это, я понимала, что происходящее – не так важно. Ну, Господи… Все равно я не хочу выступать за другую страну лишь потому, что старший тренер сборной не хочет меня в ней видеть. Ему наперекор... Не то чтобы наперекор. Я понимала, что он просто тренер, а я – спортсмен. Пусть он делает свою работу, а я буду делать свою. Он должен брать сильнейших в команду.

Итак, я выиграла отборочный турнир, поехала на Европу, где стала третьей, поехала на мир... И, к сожалению, на чемпионате мира в 2014 году произошла повторная травма – разрыв связки. Там я еще раз убедилась, что, все-таки лучше бы у меня был друг рядом, а не тренер. Потому что, когда после этого я восстановилась, договориться с ним было невозможно. Ни на какие сборы и соревнования меня не вызывали. Хотя причин, почему первый номер сборной не вызывают на соревнования, озвучено не было.

Честно, я очень расстроилась. Понимала, что последний сезон остался, что я выбываю из борьбы, потому что меня какой-то человек не пропускает…

Это был очень «острый» переход. Я поняла, что хочу в любом случае боксировать. И вот – перешла в профи, дальше двигаюсь в этом направлении.

Меня очень поддержал Вячеслав Яновский – наш прославленный олимпийский чемпион. Сейчас он также тренирует меня. Так сказать, притираемся друг к другу. И тут другая ситуация – как раз то, о чем я говорила. Возможно, меня уже не переделать как спортсмена, но те советы по жизни и те важные слова, которые мне сейчас нужны, я получаю. И понимаю, как это важно, чтобы тебя поддерживали как человека.

– Спасибо за искренность, за откровенность. Теперь простой вопрос. Вы впервые на Машуке. Если еще раз пригласят – приедете?

– Конечно! Мне это очень интересно. С огромным удовольствием.

Трудно ли оставаться женственной, несмотря на спортивную карьеру? Вам это удается сполна, но хотелось бы узнать секрет.

– На самом деле, я думаю, что самое главное – быть естественной. Человек всегда должен быть гармоничным. Женственна или менее женственна – не так важно. Главное – быть естественной. Это всегда смотрится лучше, чем какая-то наигранность.

Традиционный вопрос. «Машук» проходит под знаком Года кино в России, поэтому хотелось бы узнать – никогда не мечтали сниматься?

– Интересный вопрос. Мне кажется, что мои возможности, способности и талант не сильно высоки для этого. Был единственный ролик, в этом году… (улыбается). Там девочка должна была меня перекинуть через себя. Мы играли сцену, будто мы бойцы ММА. Актриса должна была уклониться и меня побороть. Это была единственная моя съемка в кино. Признаюсь, мне было очень больно, – она меня перекидывала пару раз. Я уже просто хотела отказаться от съемки, потому что она была… очень сильной (смеется).

Думаю, если это будет меньше связано с боями, то интересно. А когда тебя воспринимают только как бойца и приглашают только в роли каскадера, спортсмена – это не то. Понимаешь, что это уже не кино, а продолжение спортивной работы.

– И заключительный, привычный для здешних интервью вопрос: что могли бы пожелать северокавказской молодежи и участникам «Машука-2016»? 

– Меня здесь впечатлило все. Поэтому желаю ребятам дальнейших творческих успехов, чтобы они дальше развивались и не останавливались на достигнутом.

– Огромное спасибо!