Олег Пономарев
Автор

Гедиминас Таранда: «Машук» – это обмен добром и любовью»

Олег Пономарев
Автор
09.08.2016

Эксклюзивное интервью с Гедиминасом Тарандой – советским, российским артистом балета, бывшим солистом Большого театра, антрепренером и актером, создателем и руководителем Имперского русского балета, заслуженным деятелем искусств Российской Федерации. Специально для «Кавказ Сегодня».

– Здравствуйте, Гедиминас Леонович.

– Здравствуйте.

– Рады Вас снова приветствовать здесь, на «Машуке». Вы уже тут полностью свой, Вас здесь хорошо знают, любят, всегда ждут… И сразу, с места в карьер, серьезный вопрос: кроме прочной духовной и творческой связи, которая у Вас давно установилась с форумом и форумчанами, какие еще  сейчас есть проекты и интересные начинания, связанные с Северным Кавказом?

– Очень много важных, серьезных проектов, которые мы хотим реализовать. И на эти проекты вдохновил именно «Машук». Когда я увидел, что здесь делают ребята, у меня сразу возникла идея им помочь – чтобы они выехали в другой регион, в центр страны, в «русскую полосу», в Москву, в Питер. Для меня это очень было важно. И многое мы уже в прошлом году реализовали.

Например, участник «Машука» Ваня Деревянко привез в прошлом году свой проект о Дербенте на Фестиваль стола в Подмосковье. Это было очень здорово. А в нынешнем году он подготовил еще и образовательную программу, которую я хочу представить на фестивале в Москве. Кроме этого, мы придумали еще много проектов, которые хотим здесь, на Кавказе, реализовать. Все эти проекты говорят о том, что мы стараемся объединить молодежь в единую систему. Это очень важно, что ребята вместе, не оторваны друг от друга.

– И как это можно сделать?

– Это можно сделать, например, через Русский бал. Вспомните русские балы! Это был цвет, цвет дворянства, цвет князей, которые выходили и танцевали. Есть фотографии русских балов 1915 года, где князья с Кавказа и танцуют вальс в своей национальной одежде...

– То есть, менталитет Кавказа ничуть не противоречит российскому?

– Вообще никак! Когда лучшие представители кавказских родов обучались в лучших академиях Санкт-Петербурга и Москвы – они участвовали в лучших балах и были лучшими танцорами! Танцевали вальс, кадриль…

Мы отберем здесь лучшую молодежь из республик Кавказа и сделаем бал – в Пятигорске, в Нальчике, в Махачкале... Это будет, скажем, «Бал полпреда», Русский бал, если хотите – Кавказский бал… Можно придумать много наименований, с которыми можно работать.

О чем это говорит? Это говорит о том, что молодежь входит в светскую жизнь, а мы на них опираемся. И мы будем показывать цвет молодежного общества. Это вечерние белоснежные платья у девушек, юноши в смокингах, все это…

– Красиво.

– Да, это очень красиво! Это та сказка о Золушке, о которой мечтает каждый. И мы такое можем сделать! Ну, почему, почему мы этого не делаем в республиках? Разве мы этого не можем? Можем! И уже пришло время. И уже руководство на Кавказе готово нас поддержать. И это здорово.

Еще есть песенный проект. Просто бомба! Сейчас я уже дописываю презентацию, и мы сделаем свой ответ Евровидению. Реальный ответ, наш. Из тех певцов, которые есть у нас.

Ну и, конечно, еще проект наш – «Щелкунчик», который будем продолжать. Мы его показали в Ессентуках, с местными детьми. Мы их отобрали, репетировали с ними, и они выступали с Имперским русским балетом. Это можно точно так же сделать в каждой республике: берем студию, дети выступают с профессионалами. Сразу вырастает уровень, значимость. Это событие! Мы детей приобщаем к высокому искусству, дети танцуют с профессионалами…

То же самое – «Лебединое озеро». Был наш старт в этом году на «Белой акации», фестивале творческих союзов на Ставрополье. Я говорю: «Семь тысяч», а ребята мне отвечают: «Какой семь! Десять тысяч человек…» – это количество людей, которые на центральной площади Ставрополя смотрели «Лебединое озеро». Не отрываясь! Они все приобщились к искусству, которое мы привезли. Они полтора часа смотрели и не могли оторваться…

Все эти проекты мы будем продвигать. Главное, чтобы было время, а желание есть, и руководство готово помогать. Думаю, с марта уже приступим. Даты назначены. Вперед!

– Судя по названным проектам и планам, у Вас полное взаимопонимание и поддержка на Северном Кавказе. Ощущаете ли Вы себя членом северокавказской команды?

– Конечно! Конечно, я даже не знаю, как без этого… Я сегодня на «Машуке» такую «волну» получил от ребят. Какие правильные вопросы они задают, какие правильные мысли высказывают! За ними мы просто со своей «ступеньки» не успеваем… Они ведь видят все изнутри, они входят в эту систему. То есть, это те люди, на которых можно опереться и с их помощью проводить культурную политику. И, конечно, здесь себя не чувствуешь чужим...

Вот сейчас здесь был руководитель правительства Дагестана, а я вспомнил, как руководство этой республики помогло мне в прошлом году представить замечательных молодых звезд из Дагестана на международном фестивале танца. Их коллектив детский завоевал Первую премию – просто приехали, «разорвали» всех, забрали все золото и увезли в Дагестан.

– Кавказу есть что дать.

– Конечно! Но, опять же, нужно давать это на хорошем уровне. И нужно не бояться все это широко освещать. Хорошего много не бывает.

– В прошлом году мы подробно с Вами обсуждали Фестиваль стола, который прошел в Подмосковье. В нем приняли участие представители северокавказских республик и имели огромный успех. Интересны перспективы этого проекта.

– Это была бомба! Потому что люди в средней полосе России уже 20 лет не имеют представления о том, что такое Северный Кавказ. Они имеют представление о регионе только по негативным слухам. Весь этот негатив, все стереотипы, представлены нашим телевидением и другими СМИ... А мы показали совсем другое. Вот так вот – «вывернули и положили». И люди просто были в восторге от того, что увидели. От того, что они могут это потрогать, пощупать, увидеть, услышать...

– От пирогов до танцев.

– Да! От вышивки до чеканки, понимаете? До простого разговора, понимаете? Люди просто сидели и разговаривали, и это было здорово. Я, помню, купил много шашлыка, чтобы артисты могли где-то приготовить себе еду. И вот мои люди там жарят шашлык – как хозяева фестиваля... Подходит к ним дагестанец и говорит: «Слушай, дорогой, дай я тебе покажу, как надо делать мясо». Вот он какой – фестиваль молодежи! Вот они – все вместе! Жарят вместе мясо, угощают друг друга, у костра…

А дальше наши говорят: «О! Мы пошли танцевать» – и пошли танцевать «Лебединое озеро». И все – и ингуши, и дагестанцы, и карачаевцы – выстроились и смотрели, как мы танцуем. Они были в таком восторге! А потом пошли танцевать сами…

Все это здорово, это обмен эмоциями. Обмен правильными, положительными эмоциями. Ведь что важно на фестивале? Не то, что вложили деньги и написали об этом в газете. Самое главное – то, что остается на всю жизнь, – обмен положительными эмоциями. Я в тебя вложил свое, вы в меня – свое. Эта эмоция создает тот восторг, о котором помнят.

О фестивале молодежи 57-го года все спрашивают: «А что это было?» А это был обмен колоссальным добром и любовью. Вот к этому мы должны стремиться и этого достигать.

Это есть и у нас, на «Машуке» – обмен добром и любовью. Мы обмениваемся и уносим их с собой. Это очень важно.

– Не могу этот вопрос не задать. Вы так эмоционально и ярко все рассказываете, чувствуется ваше живое участие... Совсем недавно у писателя Михаила Шишкина прочел интересное определение 0 «жадный счастья». Вот Вы – жадный счастья?

– Да! (смеется) Жадный я. Вот не могу: проживаешь день, а он прошел как-то так, без восторга… и мне становится грустно. «Ты чего, обалдел? – спрашиваю себя. – Прожил день без восторга…»

Выхожу на балкон, где я живу, – вот оно, утро! Прыгнул в бассейн – девушка лежит. Ну, прекрасно… Смотрит на нас, как мы заходим. Говорю: «Доброе утро!» и смотрю на нее. А она мне эмоцию с такой же улыбкой отдает – оп! Вот оно, маленькое счастье, которое мы послали друг другу! Это очень важно. Очень важно счастье уловить из ничего. Просто из ничего.

Вроде бы ты просто идешь по улице. Но это же счастье! Нужно успеть увидеть доброту или счастье. Или просто создать эту ситуацию самому. Это уже будет здорово…

–  Противоположный вопрос. Смотрел практически все Ваши бои на проекте «Король ринга». Мне показалось, что судьи к Вам были несправедливы. Как Вы вообще относитесь к несправедливости?

– Вообще по жизни несправедливость убивает, она расстраивает… Я всегда говорю, что в мире есть очень много всего. Но внутри тебя должна существовать правда. Не закон, не правила, а именно правда.

Почему мы так восстаем против того, что сейчас творят по отношению к нашим олимпийцам? Почему? Нам правда нужна. Нам даже не законы и не правила нужны, а простая человеческая правда. И вот когда у тебя внутри есть эта правда, то несправедливость не страшна…

Это обидно, конечно, это расстраивает… Но когда ты находишь товарищей, а у меня, знаете, это получается, то все больше и больше людей собирается вместе в поисках правды. Это меня очень воодушевляет.

Каждый должен по-своему бороться с несправедливостью. Каждый. Если от нас уйдет равнодушие, безразличие, то правда победит. Она в каждом из нас есть, как бы ее ни убивали.

– Вопрос в главную тему форума, которая посвящена Году кино. У  Вас есть кинематографический опыт: Вы когда-то играли роль Лебедя-отца – у Натальи Бондарчук в фильме «Детство Бемби»...

– Да, да, да…

– А если бы в кино еще раз представилась возможность сняться?

– Я мечтаю еще раз сняться. Очень мечтаю. Смотрю и понимаю, что кино сейчас играет и очень плохую, и очень хорошую роль в нашей жизни. Плохую, потому что делается бизнес: идет засилье картин, сериалов, которые никого не воспитывают и ничему не учат. Но, в то же время, работают и серьезные художники, которые хотят сделать Картину. Безусловно, мне хочется сыграть в таком кино.

Знаете, хочется сыграть обыкновенного русского казака. Именно о том, откуда идут мои корни…

– У Вас ведь мама – казачьего роду…

 – Да... Но фильмов не так много хороших по этой тематике. Вот «Тихий Дон» – это, пожалуй, фантастическая, совершенная вершина кино. Там потрясающе передана сумасшедшая трагедия человека, рода, страны, человечества… Потрясающие образы! И вот именно такие фильмы нужны. Вот о чем нужно снимать.

У меня были предложения сниматься в сериалах. Но не интересно это мне. Ну, снялся в таком кино – и что? Ну, сериал. Ну, деньги. И что?

Если уж приходить в эту профессию, то нужно попытаться что-то стоящее сделать, оставить что-то после себя… Я надеюсь, что у меня еще есть время.

– А Вам никогда не говорили, что Вы очень похожи на британского актера Тима Рота? А уж Ваш брат Витаутас – просто вылитый…

– Да, есть что-то (смеется). Говорили-говорили! А когда я спектакль «Золотой век» играл – у меня там прическа была вся зализана, такие небольшие усики...  Мы с «Золотым веком» выступали в Германии и Англии, и сравнивали меня тогда с актером из «Унесенных ветром», фамилию не помню, главный герой…

– Гейбл.

– Да-да, Кларк Гейбл. Сравнивали его фотографию с моей. Говорили: удивительно, мол, как русский мог взять черты великого актера, – не только внешние, но и внутренние… Это было очень приятно слышать.

– Интересное совпадение… Теперь такой вопрос. С 2012 года Вы являетесь соучредителем и лидером фонда «Культурно-просветительское движение «Содействие творческому образованию». Расскажите немного об этом.

– Этот фонд мы создали уже несколько лет назад и соединились там все как раз по интересам. Это актеры драматического театра, художники, деятели культуры... Любовь Казарновская туда вошла,  певица оперного театра… Мы там делаем несколько программ. Например, программу «Азбука культуры». Ездили в детские дома по Подмосковью, в Дома культуры приезжаем. Не для того, чтобы денег заработать. Мы едем туда для другого.

«Азбука культуры» – это наглядный показ культурных понятий, предметов и явлений по алфавиту. Допустим, «Б» – Балет. Я рассказываю слушателям, что такое балет, что такое пуанты и так далее. Кто вышел из балета, какой посыл несет это искусство. Целая история. Дальше – «О», Опера. Приезжает Казарновская или другие оперные артисты, рассказывают об этом. Вот у нас и получается «Азбука культуры».

Теперь в рамках фонда мы уже делаем и другие проекты. Например, «Лепестки надежды» – фестиваль для детей с безграничными возможностями. Это дети-инвалиды. У них действительно безграничные возможности! Охватываем Дома культуры в Подмосковье, объединяем, приезжаем к ним, готовим маленькие спектакли – драматический, оперный, танцевальный…

– А если такие проекты реализовать на Кавказе?

– Да, это очень нужно! Здесь тоже есть наши друзья, которые находятся на руководящих постах в регионах и которые могут поддержать такие проекты. Это важно. И это здорово.

Знаете, самое главное, что меня приятно удивляет, – в наш фонд входят люди, которые готовы отдавать и работать, не за деньги. Отдавать и работать. Они  достигли того уровня, что говорят: «Что я могу сделать для детей, для города? Что я могу сделать?», а не – «Что я получу?». Как это потрясающе здорово, что люди дошли до этой высокой планки.

Вот этим наш фонд и продолжает заниматься. Плюс фестивали. И продолжаем разрабатывать новые идеи. Работаем...

– И финальный вопрос. Традиционное пожелание молодежи Северного Кавказа и конкретно «Машуку-2016».

– Мое самое любимое пожелание – простое и ясное: любви и терпения. Без этого жизнь невозможна. Без любви она просто теряет всякий смысл. Ну а без терпения невозможно воспитать всю ту любовь, которая есть в нашей жизни.

– Спасибо!