Шамиль Абдуллаев
Автор

Забит Акавов: «Каждый народ хочет сохранить свою идентичность, даже если нация состоит из пяти человек»

Шамиль Абдуллаев
Автор
11.04.2016

Доктор филологических наук, профессор кафедры литературы ДГПУ, основоположник классического евразийства на Северном Кавказе, член-корреспондент Государственной Российской Академии Естествознания, академик Международной тюркской академии, заслуженный работник высшей школы РФ Забит Акавов – о симфонии народов, дагестанской литературе, контурах национальной идеи, национальной идентичности и высшей духовности…

Специально для «Кавказ Сегодня».

Для справки: Евразийство – первоначально идейно-мировоззренческое, затем также общественно-политическое движение, в основании которого лежала концепция Евразии как самостоятельного географического и исторического пространства, расположенного между Европой и Азией и отличающегося от обеих в геополитическом и культурном плане.

– Забит Насирович, в современной историографии Северного Кавказа Вы первый, кто разработал  научные труды о теории евразийства. Расскажите, пожалуйста, с чего это все начиналось?

– С самого начала мои научные интересы сводились к просветительству. В студенческие годы изучал литературное наследие родного кумыкского народа, творчество и труды писателей, поэтов и общественных деятелей.  

Моя кандидатская посвящена жизни и творчеству Магомеда-Эфенди Османова – поэта, просветителя XIX века, выходца из моего родного села Аксай. Он работал духовным наставником конвойной команды при императорском дворе. Начиная с 1866 года, читал лекции татарского языка на восточном факультете Санкт-Петербургского университета.

Во времена моего студенчества еще были живы односельчане-старики, которые помнили нашего знаменитого земляка, очень интересно было все это изучать. Так и начался мой путь в литературу, главной целью которого было просветительство, что и предопределило приход к воззрениям евразийцев.

Главный теоретик евразийцев Николай Трубецкой возглавлял Пражскую школу компаративистики, где занимались сравнительным литературоведением. Его труды посвящены Ф. М. Достоевскому, Л. Н. Толстому, древнерусской литературе. Просветительские идеи лежат в основе евразийства. Так и в моем случае. Сначала было просветительство, а теперь – евразийство. 

– Как давно Вы занимаетесь этой проблемой и много ли у Вас сегодня единомышленников?

– Вопросами евразийства я занимаюсь около двадцати лет. Когда  наша страна (имеется в виду СССР. – ред.) разрушилась, возникли определенные вопросы. Необходимо было ответить себе, как и почему это произошло…  Этому и способствует евразийство – общечеловеческая, толерантная идея, исходящая из этнической идентификации каждого народа.

Есть такое понятие у евразийцев – «симфоническая личность», наполненная высшим понятием духовности, восходящей, естественно, к Всевышнему. Так, разные народы, живущие в мире и согласии, образуют «симфоническую нацию», где каждый этнос сохраняет свою самобытность. Но вместе они составляют единый народ большого государства, если хотите, империи.

Практически все теоретики евразийства – эмигранты. На чужбине они искали причину революции 1917 года, которая разрушила привычный уклад жизни, не стало великой Российской империи.

Что касается единомышленников, то в Дагестане нас, евразийцев, немного. Но люди, которые разделяют эти взгляды, существуют. Это мои коллеги в ДГПУ, ДГУ, в филиале Академии наук. Близки эти идеи и моим коллегам из вузов соседних республик. В частности, евразийство находит определенный отклик в Чеченском государственном педагогическом университете, ПГЛУ и в других вузах СКФО. В мае в ПГЛУ (КМВГУ), кстати, пройдет конференция, где будет работать секция на тему «Проблемы евразийского литературоведения».   

–  Русская литература богата идеями евразийства. А в произведениях дагестанских писателей есть сходные идеи?

– Конечно, есть! Прежде всего, это все наши дореволюционные классики, их произведения насквозь пронизаны этой идеей. Иначе и быть не могло. На Кавказе все народы, начиная с древних времен, жили бок о бок, в контактах, во взаимных отношениях, и никогда между ними на национальной почве не было срывов, все жили дружно.

Лев Николаевич Толстой, например,  в повести «Казаки» описывает, как кавказские народы перероднились между собой. Естественно, у многих дагестанских писателей есть это – общецентристское евразийское начало.

– А Расул Гамзатов?

– Гамзатов – самый ярый евразиец! Его произведение «Мой Дагестан» все буквально пронизано идеями единства, общекавказского дома. Есть формула, высказанная Расулом Гамзатовым применительно к Чингизу Айтматову. Он называл Айтматова полуевропейцем и полуазиатом.  

– Скажите, пожалуйста, чем евразийство может привлечь современного человека?  

– Наша молодежь легко поддается деструктивным, экстремистским идеям. И это во многом потому, что молодые люди ищут, но не получают ответы на фундаментальные вопросы:  «Кто мы?», «Откуда мы?», «Куда идем?». В данном плане евразийство очень актуально. Как философско-мировоззренческое направление, оно способно ответить на эти вопросы.

Многополярность мира, которая так раздражает Запад, – это естественное стремление каждого этноса. Ведь каждый народ хочет сохранить свою идентичность, национальную культуру, язык. Даже если нация будет состоять из пяти человек, все равно она хочет сохранить себя! Это и есть симфоническая нация, о которой говорится в евразийстве. Россия – многоконфессиональная и многонациональная страна. Дух мирного сосуществования, а следовательно – и евразийства, в нашем обществе очень живуч.

– Вы не только евразиец, но прежде всего литературовед, филолог. Современная дагестанская литература – какая она, какие задачи сегодня стоят перед ней?

– По большому счету, дагестанской литературы как таковой нет, несмотря на то, что пишущих много. Прежде всего, я говорю о родной кумыкской литературе. Молодым людям неинтересно изучать родной язык, молодежь все реже говорит на родном языке, особенно в городской среде.

Да, в республике выпускаются национальные газеты, в школах даже сократили часы других предметов, чтобы увеличить часы родных языков. Но все это дает мало эффекта, молодые люди потеряли интерес к родному языку и, как следствие, – к родной литературе. А без читателей нет писателя. Соответственно, литература деградирует.

– Способна ли концепция евразийства ответить на два главных вопроса в России: «Кто виноват?» и «Что делать?»?

– В трудах евразийцев эти вопросы ставились. Вместе с тем, и эти, и многие другие вопросы остаются открытыми и неразрешенными.

Я бы сказал, что на базе евразийства можно разработать даже национальную идею, если развить эту концепцию с учетом интересов всех народов, населяющих нашу страну. Именно в евразийстве я вижу контуры будущей национальной идеи.  

Однако есть и другая опасность. Никакой идеологией нельзя увлекаться чрезмерно. Это приводит к идеализации концепции, потере объективности суждения и невозможности адекватно оценить окружающую реальность.

– Благодарю Вас за ответы. Успехов Вам!

– Спасибо.