Владимир Князев
Автор

Владимир Ярыгин: «Если государство поможет трудовому человеку, то и он ответит государству своим трудом»

Владимир Князев
Автор
03.04.2016

Как стало известно, в столице СКФО, в санатории «Пятигорский Нарзан» отдыхает дважды Герой социалистического труда, почетный гражданин Электростали и Московской области, токарь-карусельщик Электростальского завода тяжелого машиностроения Владимир Михайлович Ярыгин. Его имя внесено в книгу «Сто великих имен российской профессиональной школы». В этом году Владимир Михайлович отметил свой 80-летний юбилей, но он по-прежнему бодр, полон сил и здоровья и продолжает трудиться на родном заводе. Мы не могли упустить случая, чтобы не пообщаться с таким человеком.

– Владимир Михайлович, Ваш трудовой путь токаря начался с 1954 года. Потом была армия. Это, кажется, единственное время, когда Вы прервали свою работу на заводе. Но и в армию Вы пошли целенаправленно.

– Да, я очень хотел служить подводником. Первую комиссию в Ногинске я не прошел. У меня оказалось два лишних килограмма. С этим было очень строго. Я чуть не расплакался. Ко мне подошел начальник второго отдела, спросил, в чем проблема. Я ему и рассказал. Он ответил, что это не беда, и посоветовал, как сбросить лишний вес. Выписал новую повестку с отсрочкой на две недели. В течение этого времени я бегал, в баньке парился... В общем, пришел на вторую комиссию в полном соответствии с нормативом. Меня взяли на Северный флот. Служил на дизельной подводной лодке. Именно там я по-настоящему понял, что такое морское братство. Там все должны беззаветно доверять и рассчитывать друг на друга. Иначе из-за одного неслаженного действия или бездействия весь экипаж может погибнуть. Я и тогда, и сейчас горд тем, что мне довелось служить рядом с надежными товарищами, верными друзьями и командирами. Я уволился в запас старшиной второй статьи. За четыре года службы получил более 20 благодарностей от  командования.

– Вы, помимо всего прочего, – дважды Герой социалистического труда. Чего стоило мальчишке с Тамбовщины достичь таких успехов?

– Когда я уходил в армию, образование у меня было семь классов. Вернувшись на завод после демобилизации, я понял, что нужно учиться дальше. Поступил в вечернюю школу, потом в техникум. С отличием окончил. Это очень помогло мне в будущем. Благодаря собственным новациям я стал выполнять норму на 150-200, а бывало и 300%. Начал участвовать в конкурсах рабочего мастерства. Надо было сначала победить в цехе, потом в целом на заводе. Победители отправлялись на отраслевое соревнование, а оттуда – на министерское. Везде я побеждал благодаря полученным теоретическим знаниям и практическим навыкам.  Потом в Алма-Ате состоялся всесоюзный конкурс токарей-карусельщиков, где я также победил. С 1964 года начал сдавать продукцию минуя заводской отдел технического контроля. Я и моя бригада работали с личным знаком ОТК. Это большое признание. Мы выпускали продукцию гарантированно высшего качества. В 1968 году я стал лучшим токарем-карусельщиком страны. В целом я семь раз становился победителем заводских и всесоюзных соревнований по изготовлению особо точных деталей. Дважды удостоен почетного звания «Герой соцтруда» в 1976 и 1985 годах. Причем вторую медаль мне вручал сам Михаил Горбачев. В ЦК КПСС проходила встреча первых лиц страны с ветеранами стахановского движения и передовиками производства. Там же я познакомился с писателем Юрием Васильевым, который решил написать обо мне книгу. Она вышла в свет в конце 80-х – начале 90-х годов и называлась «Черный хлеб счастья». Это было уже время перестройки. Заводы и фабрики останавливались. Люди не знали, что им делать. До этого у нас на Электростали работало 14,5 тысячи человек. В то время завод был, наверное, одним из лучших в мире. Наша продукция расходилась в 28 стран и 365 городов Советского Союза. Потом, конечно, как и по всей России, машиностроение подразвалилось, и на нашем заводе сейчас трудятся только полторы тысячи рабочих. Мне еще тогда делали заманчивые предложения новой работы, но я остался верен своему заводу.

– Некоторые считают, что многие рабочие профессии, в частности токарь, – умирающие. Молодежь не видит стимула в этой работе. Им надо все и сразу.

– Я бы не сказал, что профессия токаря умирающая. Она нужная. Как без нас? Другое дело – не каждый молодой человек хочет быть токарем. Все норовят стать банкирами, адвокатами, бизнесменами. Но не у всех получается. Так бывает, что и до конца жизни не могут определить для себя, где работать и кем быть. Раньше проще было. Поступил в ПТУ – тебя кормят, обучают, спецовку выдают. На практику отправляют на завод, где к тебе присматриваются мастера и подбирают себе смену. То есть, после окончания училища ты имеешь и специальность, и гарантированное место работы. Как было и со мной. Мастер Чеслав Иванович Андрунас выбрал меня в ученики. Он и Валентин Захарович Агафонов, тоже специалист своего дела, привили мне самые главные качества: трудолюбие и преданность делу. И мне нравилась моя работа. Представляете, какое счастье: идешь на завод, а душа поет от радости!

Сейчас, по крайней мере в Подмосковье, налаживается работа с трудовой молодежью. Колледжи объединяются, готовят специалистов, выплачивают стипендии, зарплату по результатам практики. Так, мало-помалу, возможно, и восстановим интерес к рабочим профессиям.

– Помимо человека труда, Вас можно назвать политическим или общественным деятелем. Вы ведь не раз принимали участие во всевозможных съездах, занимались депутатской работой. Чем отличается Ваша деятельность народного избранника от работы сегодняшних депутатов?

– Я был депутатом и членом исполкома Электростальского городского Совета депутатов трудящихся, членом Московского областного Совета профсоюзов, членом заводского парткома, областного совета ВОИР, делегатом XXVI съезда КПСС и XXVII съезда профсоюзов СССР, делегатом V и VI съездов ВОИР СССР. Так вот, когда я был депутатом, делегатом, мы приезжали на съезды. Пять-шесть дней позаседаем, а потом обратно, на завод, и работать, работать, работать. Мы точно знали по себе, что нужно людям. Какие проблемы их волнуют. Сейчас же депутаты заняты в основном бумагами. Пишут законы, обсуждают, голосуют. Не могу сказать про всех, но многие очень далеки от народа. Раньше ко мне, как к депутату, приходили люди со своими проблемами, кому-то квартира нужна в связи с увеличением семьи, кому-то лечение. Помню, довелось даже с Горбачевым общаться по вопросу жилья. Были определенные фонды строительства, и я выбил для ветеранов труда, победителей соцсоревнований и вообще ответственных тружеников две шестнадцатиэтажные высотки. Все это рассматривалось, как-то решалось. И люди верили в своих избранников. Верили в то, что они могут им помочь, что-то изменить в их жизни... Я понимаю, сейчас и время другое, и отношения другие, но проблемы у людей остались прежними и они не решаются так, как раньше. Взять, к примеру, любую молодую семью. Ей жить где-то надо, а денег на покупку квартиры нет. Влезать в ипотеку? Даже с учетом госпрограмм – накладно. Там столько нюансов, что и сам не рад будешь. Где брать первоначальный взнос, если и помочь некому? Я лично никогда бы не стал с банками связываться: возьмешь десять тысяч, а отдавать надо двадцать, а то и тридцать. Молодежи вообще сейчас трудно. Нам, пенсионерам, хоть какую-то пенсию платят. На хлеб, молоко хватает. А молодым? За учебу платить надо, на работу с достойной оплатой устроиться очень сложно, жилья нет... Почему так? Ведь мы столько внешних долгов прощаем, а могли бы эти деньги на внутреннее развитие пустить. Я считаю, что человек в нашей стране, по сегодняшним временам, для нормальной, среднего качества жизни должен зарабатывать как минимум 80-100 тысяч рублей.

– Владимир Михайлович, Вы до сих пор являетесь председателем Всероссийского общества трезвости. Это значит, спиртное и не нюхаете?

– Отчего же? (смеется.) Я могу пропустить рюмочку-другую хорошего коньяка, но не больше. Но, главное, – я никогда не курил. Если бы я курил, то никогда бы не смог добиться своих успехов. Постоянные перекуры сбивают с рабочего ритма. Кроме того, кода вытачиваешь какую-то очень точную деталь и тебе приспичило покурить – останавливаешь станок и уходишь. Возвращаешься и уже не сможешь восстановить изначальный процесс изготовления. Получается брак. Работа насмарку. Я за свою жизнь не запорол ни одной детали.

– Если Вы прямо сейчас станете к станку, сможете выточить деталь по чертежу?

– Конечно. Я до сих пор регулярно бываю на заводе. Сложные детали некому делать. Я прихожу и вытачиваю. Без проблем. Любую деталь.

– Как Вам отдыхается на Кавказе?

– Если говорить про «Пятигорский Нарзан», то таких санаториев очень мало и сейчас, и в советское время. Я здесь не в первый раз, и, поверьте, мне есть с чем сравнивать. А все благодаря руководству, Татьяне Арсентьевне Чумаковой. Все ведь зависит от хозяйственника. Если он крепкий, то и хозяйство у него будет достойное. А если так себе, то и разруха наступит. Здесь, в санатории, как царей встречают отдыхающих. Все красивое, уютное. Процедуры, еда подобающая. Коллектив замечательный. Все первоклассные специалисты.

– Владимир Михайлович, на Ваш взгляд, есть ли в России производственный потенциал?

– Мы, Герои соцтруда, ветераны производств, регулярно собираемся и обсуждаем насущные вопросы. В частности, есть мнение, что необходимо возрождать человека труда. Без этого мы, наша страна не выживем. Если вся Россия превратится в большой рынок «купи-продай», то кто работать будет? Землю пахать надо? Те же гайки точить надо? Надо. Все надо. Надо возрождать профсоюзы, чтобы они не были формальными организациями, а активно выступали на защите рабочего человека. Оказывали ему помощь. И он будет работать не покладая рук, зная, что в случае чего ему есть откуда ждать помощи. Если государство поможет трудовому человеку, то и человек ответит государству благодарностью, своим трудом. Ведь, по сути, народ-то у нас трудолюбивый и готовый на любые свершения.