Олег Пономарев
Автор

«На Кавказе сейчас другой эмоциональный фон»

Олег Пономарев
Автор
01.08.2015

Интервью с Вадимом Горяиновым — известным российским кинопродюсером —  специально для «Kavkaz Today» (часть первая).

— Вадим Алексеевич, начнем с традиционного вопроса. Вы впервые на Кавказе? В любом случае, каковы впечатления о нашем горном крае?

— Вообще на Кавказе прошло мое детство. У меня папа военный, поэтому, хоть я родился и в Питере, первые мои 10 лет жизни прошли в Грузии — недалеко от города Сенаки. Раньше он назывался Миха Цхакая.

— А на Северном?

— На Северном Кавказе много раз бывал. В основном на лыжах катался. Когда мне было 22, 24, 26 — я объездил Чегет, Эльбрус, Домбай. Собственно говоря, стал на лыжи здесь.

— Любительские лыжи?

— Да, любительские. Отдыхаю. Впечатления замечательные. Я сразу хочу сказать, что последний раз был здесь в 2000 году, 15 лет назад. И что чувствуется по сравнению с тем периодом — совсем другой эмоциональный фон. Если в нулевые было ощущение какого-то кризиса, какие-то годы были…

— Тревожные?

— Именно. На словах не передашь — на кончиках пальцев ощущалось. Сейчас приехал — общаюсь с людьми, хожу по городу: все по-другому. И это чувствуется.

— Можете другим порекомендовать приезжать сюда?

— Я всем очень советую приезжать на ваши курорты — это уникальное место. Можно и на лыжах кататься, и на водах отдыхать.

Да и я тоже задумываюсь о том, чтобы найти где-то три недели и… Самая большая проблема — нет ни одной санаторной программы меньше трех недель. Все говорят: неделя, две — бессмысленно. Но дурацкая жизнь такая, что больше, чем на неделю, вырваться из Москвы очень трудно. А на три — вообще невозможно. Это, наверное, когда уже на пенсию уйдешь — можно приезжать сюда…

— Поговорим о биографических моментах. В сети о фамилии «Горяиновы» говорится, что это 17 дворянских родов…

— Нет, моя семья Горяиновых происходит не из дворян, а из крестьян. Там вся деревня носила такую фамилию. Это ж как было раньше: дворянин Горяинов — и все его крепостные Горяиновы. «Чьих будете?» — «Горяиновы мы». Так что никаких аристократических корней у меня нет.

— Тем не менее, созрел вопрос: если бы Вы все же были дворянином, какой бы девиз написали на своем фамильном гербе?

— Мой девиз, но только не дворянский, а обычный — «Цель ничто, движение все». Так уж получается, что именно эта фраза ведет меня по жизни.

— А этимология фамилии?

— Там несколько вариантов. Но самое хорошее применение моей фамилии — в книге Захара Прилепина «Обитель». Захар дал эту фамилию главному герою романа. И сделал это потому, что это я его привез на Соловки, попросил написать книгу про это место. Мы приехали туда — Велединский Саша, Захар Прилепин и я — три дня ходили, смотрели, общались… Захар после этого сразу написал книгу — а я половину сразу прочитал, смотрю — фамилия главного героя Горяинов. Говорю: «Захар, спасибо…» А он говорит: «Спасибо твоим родителям за такую хорошую фамилию». Для меня это очень приятно.

— Тем более что книга — потрясающая.

— Это великая книга. Первый такой роман у Захара, я очень люблю его. У Велединского отец окончил школу юнг в 42-м году на Соловках. И Пикуль ее окончил, и Велединского отец, который прошел всю войну. Вот так моя фамилия вошла в «Обитель».

— Увековечилась.

— Да-да! (Смеется). И это очень приятно.

— Перейдем непосредственно к Вашему творчеству. Вы — известный продюсер, на счету которого несколько фильмов, которые можно отнести к культовым — «Живой», «Кислород», «Стиляги», «Географ глобус пропил» — просто шедевры, я считаю…

— Вы назвали лучшие фильмы, это правда.

— Я тоже их люблю, все их видел, потрясающие работы.

— И «Кислород» нравится?

— Очень нравится. Там все несколько необычно, конечно…

— Это мой любимый фильм, честно говоря.

— Я сказал бы даже — артхаус какой-то!

— Жесточайший артхаус, авангард. И это гениально. Конечно, заслуга — полностью Вани Вырыпаева, режиссера. Моя заслуга продюсера только в том, что когда начал читать текст — поразился, насколько он красивый. И я не знал, как его можно экранизировать. А Ваня говорит: «Ты не переживай. Я все знаю и все сделаю». Я Ване не мешал.

— Знаете, мне удалось его начать понимать только где-то со второго раза...

— А я его смотрел раз двадцать. И часто, когда хочется переключиться на что-то, — пересматриваю. Каждый раз нахожу что-то новое. Он настолько многослойный, интересный. Суперкино, это правда. Спасибо Вырыпаеву.

— Кстати, вот еще по «Географу». Там концовка изменена, не так, как у автора книги Алексея Иванова. Мне кинопрочтение показалось более органичным. Алексей как среагировал?

— Алексею очень понравился фильм. Дело в том, что по его книге можно снять пять разных кино. Она очень большая. То, что сняли, — это фильм Саши Велединского. Он видит его так. Дайте другому режиссеру, найдите другого сценариста — и получится другой фильм. Она очень многогранная, эта книга. Алексею Иванову очень понравилось. Редкая история, когда автор источника говорит — «отличный фильм».

— О тяге к необычным, фантастическим сюжетам… Я видел одну из первых Ваших работ — «Азирис Нуна». Это немного наивная, детская, веселая и фантастическая история, но очень трогательная и симпатичная. Вот сейчас у Вас идет работа над фильмом «Крылья» с Леонидом Ярмольником, до этого был «Живой» с некими потусторонними элементами…

— Я вообще очень люблю фантастику. Люблю Шекли, Лукьяненко, Брэдбери…

— А Стругацких?

— Я обожаю Стругацких! А в детстве любил сказки — русские народные, абхазские, сказки Андерсена. До сих пор читаю хорошую фантастику, хотя найти ее сейчас очень трудно. А вот Олег Маловичко, автор сценария к фильму «Крылья» — тоже любит фантастику. Он, кстати, когда-то посоветовал мне прочитать «Эндимион» и «Гиперион» Дэна Симмонса. Замечательная проза. Олег принес сценарий этого фантастического фильма именно мне. Не принес его ни Тодоровскому, ни другим продюсерам, которых он знает. Принес мне, потому что знал, как я отношусь к фантастике.

Года два-три я ждал, когда придет время для съемок этого фильма. Получил государственную поддержку, нашли мы хорошего режиссера и снимаем сейчас. Это такой, я бы сказал, «Man in Black» и «Сумерки», но только в качестве референса. Это абсолютно отдельное кино. Если я привожу эти названия, то это значит, что в «Крыльях» будет юмор, фантастика, старший и младший герой, как в «Man in Black», любовная история, как в «Сумерках». Но вместе с тем — абсолютно оригинальная история, в ней нет ничего из дневного и ночного «дозоров». Тот необычный мир, который придумал Маловичко, — по нему можно снимать и «Крылья-2», и «Крылья-3»… Это целая Вселенная.

— То есть настоящая франшиза?

— Да, именно так. То, что мы сейчас снимаем, — это, фактически, «Крылья-2». Потому что первый сценарий, который принес Маловичко, — это сюжет, действие которого происходило в Питере. Он был немножко мрачноватый. В этой же Вселенной, но другая история совершенно. Ее можно снимать потом, когда зритель уже привыкнет к данному миру. Ему не надо будет тогда объяснять, что к чему. А вторая его история, про Москву — она такая более ироничная, смешная местами. Я говорю: «Давай, Олег, сделаем сначала «московскую легкую», а более серьезную историю — потом». Так и сделали.

— Когда выход ожидается?

— В конце 2016 года.

— Обязательно посмотрим. Спасибо. Ну а теперь — о фильме, который Вы привезли сюда, на «Машук», — «Поддубный». Его сейчас смотрят ребята, участники форума. В сети много отзывов, абсолютное большинство — положительные. Он задумывался как патриотический фильм?

— Нет. Вообще даже мысли об этом не было.

Я делаю те фильмы, к которым лежит душа. А душа у меня лежит к хорошим сценариям.

Мне «Поддубного» принесли в 2009 году, в послекризисный год. У меня даже близко не было денег, чтобы снимать, но я все же купил этот сценарий. Потому что он был хороший. Я не думал о том, что он «патриотичный» какой-то. Просто я его читал и чувствовал, что внутри меня гуляют эмоции. Понимал, что если это снять — эмоции сохранятся. Меня он просто зацепил, и я его купил. Он лежал несколько лет — не было ни денег, ни возможностей. На самом деле это дорогое кино — как его снимешь? Где средства взять? Как потом окупить эти деньги? Но потом в какой-то момент началась новая система перераспределения денежных средств, когда Фонд Кино мог уже выделить гораздо большие средства. И в этот момент еще начался интерес к патриотическому кино. Потом я посмотрел — в принципе, патриотично получилось.

— Совпало?

— Да. Хотя мы просто делали фильм о великом человеке, о силе его духа. Это был сценарий о сильной личности, его проблемах, его переживаниях, преодолении трудностей. А то, что получилось еще и патриотично, — ну и пускай, никто ж не против. Очень даже замечательно. Все эти благоприятные факторы привели к тому, что я подал документы в Фонд Кино и мы получили 2,5 миллиона долларов на проект, а потом подтянули еще оставшиеся девять. Никита Михалков со студией «ТриТэ» присоединился, канал «Россия»… Профинансировали, короче. Как раз именно в этом и заключается профессия продюсера.

(Продолжение следует.)