Бока Улемов
Автор

Дорогой клубок шерсти

Бока Улемов
Автор
08.03.2017

Ингуши, подобно многим народам мира, издревле использовали овечью шерсть для собственных нужд. Как пишут историки, в Ингушетии  обычно  разводилась горская курдючная по­рода овец, которая давала сравнительно много шерсти и в то же время  достаточно мяса и жира. Так сказать, два в одном.      
Разумеется, шерсть сортировали по качест­ву, цвету, длине волокон, из которых изготавливали толстое и тонкое сукно,  вязали носки, варежки, шапки,  выделывали войлочные изделия, делали ковры. Ассортимент изделий из шерсти этим у ингушей не ограничивался, она служила основой материала для  бурок и чехлов  для оружия, шляп, одеял, обуви и много другого.

И если раньше изготовлением шерстяных вещей занималась каждая ингушская женщина, то сегодня это хобби единиц  — в жизнь пришли новые технологии. Ручной труд сменили машины с компьютерной начинкой.  Соответственно изменился и жизненных уклад десятков тысяч людей.

Человеку с айфоном в руке, увы, приходится напоминать: шерстяные изделия давно зарекомендовали себя, как материалы с полезными свойствами. Они дают тепло, «дышат» в отличие от синтетики,  за очень редким исключением бывают причиной аллергии. Служат эффективной профилактикой для лечения остеохондроза, радикулита и ревматизма,  пневмонии и гайморита. Шерстяная одежда для детей очень полезна, помогает от целого ряда заболеваний.

Согласно историческим свидетельствам, много веков назад на торговых путях, пролегавших через Ингушетию, брали плату за проезд, пересечение моста в виде овечьей шерсти, мануфактурой. Шерсть была конвертируемой валютой тех времен.

В середине 70-х годов века минувшего, в период «развитого социализма», мне довелось стать невольным свидетелем ночной загрузки большегрузного автомобиля.  Шерсть, запакованная в бумажные мешки,  заполняла чрево огромного контейнера.  Спустя время,  я узнал, что это была своего рода контрабанда, нелегальный  способ обогащения. Шерсть имела хорошую цену, и ее в обход государства  отправляли в Центральную Россию и страны Прибалтики. Случай криминальный, но суть прежняя – раньше овца давала не только мясные килограммы, но  и  товар, пользующийся спросом.

Насколько помнится, пять лет назад в стране действовала Федеральная программа поддержки производителей шерсти, она помогла  в ряде мест поддержать овцеводов. Однако, как отмечают  отечественные специалисты, из нескольких тысяч тонн шерсти, выпускаемых в России, внутри страны реализуется около двух третей. Соответственно, наши производители вынуждены поставлять шерсть в Китай и Индию. Жители Поднебесной и индусы «возвращают» нам все это в виде готовой продукции и получают  «живые» деньги.

Ибрагим Хаутиев, владелец личного подсобного хозяйства, опыт работы в указанной сфере более 10 лет:

«Сегодня частный закупщик на рынке ставит условия при приеме шерсти – она должна быть чистая, промытая. Стрижка и подготовка шерсти требует немалого труда, а закупочная цена  от 10 рублей за килограмм. Это производителю сырья невыгодно. Если бы у нас был свой завод по приему и переработке шерсти, фирма, производство, думаю, большое количество  владельцев подсобных хозяйств, осенью и весной, сдавали им шерсть. При средних и высоких закупочных ценах содержание овец и коз в малых хозяйствах станет устойчивой традицией».

 

Если лет пятнадцать назад овцеводство в СКФО было одним из основных отраслей АПК, то сегодня эти позиции сильно ослабли.  Очень сильные игроки в этом сегменте  Карачаево-Черкесия, Ставропольский край и Дагестан.  При этом вопрос развития овцеводства и реализации шерсти остается актуальным. Хозяйствам надо выживать в условиях современного рынка,  и они ориентируются на использование мясных пород.  И пока цена за один килограмм шерсти будет низкой,  овчинка, буквально, не будет стоить выделки.

Крупные  производители шерсти  раньше  могли получать большие прибыли, благодаря  объемным закупкам оборонной промышленности – сырье было необходимо для выпуска обмундирования и утепляющих деталей для военной техники. Как отмечают знатоки АПК, специализированное овцеводство и производств шерстяных тканей было необходимостью.  В XXI веке на каждом человеке универсальная синтетика.

Сегодня часто бывает так, что человек, у которого в хозяйстве есть овцы, вынужден отдавать шерсть за бесценок, а то и выбрасывать на свалку. Стрижка  этих животных, промывка шерсти, сушка — это дело трудоемкое, а платят за обычное руно  мало.  Если не прямо, то косвенно это сокращает и количество женщин, занимающихся вязанием. По разным оценкам около 40% населения России ручное вязание сделали  небольшим, но успешным бизнесом. Дополнение к семейному бюджету благодаря  ручному  вязанию может быть весьма доходным при планомерной работе и умению продавать свой товар. Ежемесячная прибыль может достигать от 10 до 20 тыс. рублей.

В Ингушетии, как и в других регионах Северного Кавказа, в былые времена в каждом районе были заготовительные конторы, скупавшие у населения шерсть. Они проводили ее первичную обработку, а затем отправляли на предприятия легкой и текстильной промышленности.  Брали они, что называется, все подряд, грубую шерсть и самую качественную. Ныне картина сильно изменилась – частных заготовителей интересуют небольшие партии шерсти только с соответствующими показателями.

На территории республики  чуть более двух десятков лет назад работала Назрановская трикотажная фабрика мощностью до 8,5 млн изделий в год. Была она запущена  в эксплуатацию  еще  1968 году, но шерсть не была для нее  частью  специализации или главным сырьем. Сегодня занять ее торговую нишу будет крайне проблематично – рынок переполнен трикотажем. Однако с появлением новых производств в республике вполне можно заняться этим вопросом и получать прибыль.

В планах Ингушетии тесное сотрудничество  с фабрикой по переработке шерсти в Карачаево-Черкесии (КЧР), где в свое время побывал  глава республики Юнус-Бек Евкуров. Он посетил в Черкесске фабрику по переработке шерсти и изготовлению шерстяных изделий с применением инновационных технологий компании «Квест-А» - высокотехнологического производства полного цикла - от сортировки шерсти до прядения. Речь шла об оптовых поставках в Карачаево-Черкесию шерсти, произведенной ингушскими сельхозтоваропроизводителями, и уже готовых шерстяных изделий - в Ингушетию.

Большой импульс овцеводству  может дать планируемая переработка шерсти в корпусах швейной фабрики «Ингушетия» в сельском поселении Али-Юрт. Фабрика построена в рамках ФЦП «Социально-экономическое развитие РИ на 2010-2016 годы» и согласно бизнес-плану, на ней ежегодно предполагается выпускать 1,65 миллиона изделий. Обработки на фабрики натуральной шерсти  выпуск шерстяных изделий поднимет спрос на натуральное сырье. По словам специалистов, большие объемы шерсти, не используемые сегодня в республике и в соседних регионах СКФО,  обеспечат данному производству стабильный сырьевой ресурс.

Товаропроизводители республики, особенно в лице частного сектора и  фермеров, делают разумную ставку на разведение мериносов – их тонкая шерсть высоко ценится на рынке. Между тем, государство  дает дотации на развитие овцеводства, а шерсть не берет, ее по низким ценам берут заграничные партнеры.  Выход в том, чтобы добиться госзаказа на шерсть. Кстати, «шерстяные игроки» на мировом рынке получают большие доходы. Год на год не приходится, но, к примеру, в  2013 году на главном мировом рынке в Австралии стоимость шерсти выросла на  15%. Цены растут и падают, на этом фоне в регионах страны целесообразно иметь свои резервы шерсти и производства – сырье экологически чистое, ежегодно возобновляемое. Да и прибыли мировых брендов говорят о том, что надо искать варианты, работать, улучшат породу овец, использовать новые технологии, автоматизацию производства и многое другое. Раз иностранцы  превращают руно в золото, разве наши специалисты  менее искушенные в своем деле?  Усилия и труд  дадут  нужный результат.

По своим размерам шерстяной клубок Ингушетии, в сравнении с соседними регионами, сегодня скромен. Это связано с необходимостью разведения большего количества мериносов, да и вообще  овец. Республике не надо  в этом плане вести конкуренцию за рынок, главное начать свою часть работы, занять место под «шерстяным солнцем». Особый упор придется, на наш взгляд, делать на крестьянско-фермерские хозяйства, так как в государственных сельхозпредприятиях овец крайне мало. В этих условиях необходимы государственные системные закупки шерсти у КФХ и личных подсобных хозяйств. Наладив цепочку «хозяйство - фабрика - продукция», можно говорить о возвращении местной шерсти на всероссийский рынок.