Олег Пономарев
Автор

Искусство жизни

Олег Пономарев
Автор
30.05.2016

Споры о том, должны ли люди искусства заниматься политикой, ведутся с тех пор, как люди стали заниматься и тем, и другим. Значит, всегда. Несмотря на результаты этих споров, выдающиеся музыканты, художники, литераторы и театральные деятели все же находят свое место на политической арене. И у каждого – свой путь.

Вот как высказался по этому поводу когда-то автор нашумевшей франшизы «Метро», журналист и писатель Дмитрий Глуховский:

«Должны ли люди искусства идти в политику? Это на их совести. Может, им тесно на писательской ниве. Может, собрав все писательские премии, они хотят власти. Не дает покоя слава Горького. Я в политику не хочу. Мне кажется, каким бы чистым ты туда ни вошел, выбросит тебя обязательно грязным. Мне это не приносит удовольствия. Что она мне может дать? Сверхблага? Мне не надо слишком многого. Я довольствуюсь достаточным. Занимаюсь любимым делом, не вставая перед морально-этическим выбором. Что касается остальных: пока они не призывают к уничтожению других людей, я не буду их осуждать».

Прав ли Дмитрий? Наверное, по поводу многих, кто предпочел творчеству политическую деятельность, – прав. Но есть и другие люди искусства, которые, творя на стыке самых глобальных политических противостояний, возвысились не только над суетой момента, но и над вечным кругом истории. Они и сами творят историю, ничего особенного при этом не делая – просто оставаясь самим собой.

Лучше всех этот принцип выразил великий Булат Окуджава, говоря о людях искусства: «Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить…».

Но как это – писать, как дышать, не стараясь угодить? Да очень просто. Быть предельно честным перед собой, людьми и вечностью. Искренне верить в то, что делаешь. Не отделять свое творчество от своей жизни.

Такие люди были, есть и, даст Бог, не иссякнут на нашей планете. Сила – в правде. Сила – в жизни.

Невозможно было не поверить величайшей песне «Вставай, страна огромная!», потому что она была предельно честной. Она отвергала смерть, которую нес гитлеровский нацизм.

Невозможно было не поверить  в Седьмую «Блокадную» симфонию Дмитрия Шостаковича, которая прозвучала 9 августа 1942 года в осажденном Ленинграде. Потому что она срывала все маски со звериного оскала фашизма, утверждая неизбежную победу над ним.

Невозможно было не поверить в тухмановский гимн «День Победы», который впитал в себя весь трагизм, все слезы, все горе войны и все счастье Великой Победы.

Как и невозможно было не поверить оркестру Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, выступившему в начале этого месяца в сирийской Пальмире…

Это искусство? Да, это величайшее искусство. Это политика? Да, это высочайшая политика. Это морально-этический выбор? Да. Как бы пафосно это ни звучало – это выбор. Между тьмой и светом, между смертью и жизнью.

Великий сын осетинского народа Валерий Гергиев со своими артистами по зову души, по стремлению сердца выступил в сирийской Пальмире, только что освобожденной при поддержке российских военных от боевиков так называемого «ИГИЛ» (террористическая группировка, запрещенная в России). Кто эти головорезы – объяснять не нужно. Все хорошо помнят о десятках, сотнях и тысячах казненных этими нелюдями с масками на мордах (лиц у диких зверей не бывает). Все помнят, как они взрывали бесценные сокровища исторического наследия в той же Пальмире. Как насиловали, жгли, разрушали… И мы знаем, что насилие  до сих пор продолжается.

Концерт, который дал маэстро в одном из некогда богатейших городов поздней античности, назывался «С молитвой о Пальмире. Музыка оживляет древние стены», прошел на площадке древнего амфитеатра. В этом концерте также приняли участие Сергей Ролдугин – знаменитый виолончелист, художественный руководитель Санкт-Петербургского Дома музыки и Павел Милюков – скрипач, лауреат Международного конкурса Петра Чайковского.

Прозвучали «Чакона» из партиты ре минор для скрипки соло Иоганна Себастьяна Баха, кадриль из оперы «Не только любовь» в переложении для виолончели и струнного оркестра Родиона Щедрина, симфония №1 «Классическая» Сергея Прокофьева.

Имеют ли Бах, Щедрин и Прокофьев отношение к политике? Нет, но они имеют отношение к жизни. И это – то искусство в политике, которое больше всех заслуживает признания.

Примечательно, что перед самым началом концерта на прямую видеосвязь с Пальмирой вышел Президент России Владимир Путин, который выразил благодарность организаторам и участникам мероприятия, отметив при этом, что считает ее знаком «благодарности всем, кто борется с терроризмом, не жалея при этом даже своей жизни».

И еще. Сама форма концерта, указанная в его названии, – молитва. Это настоящая концентрация искренней веры. Веры в возрождение, в свою правоту, в то, что тьма сменится рассветом новой жизни. Кстати, концерт был посвящен, в том числе, погибшему в ходе выполнения боевой задачи в Сирии Александру Прохоренко. Поэтому – и реквием тоже.

Но не всех, видимо, устраивает благороднейшая миссия Гергиева и других музыкантов, устроивших в Пальмире главное культурное событие года, а может быть и десятилетия.

Так, например, по мнению руководителя МИДа Великобритании Филипа Хаммонда, данное мероприятие – «безвкусная попытка отвлечь внимание от продолжающихся страданий миллионов сирийцев».

Подобный цинизм даже в анналах геббельсовской пропаганды нужно поискать. Если даже оставить высказывание о «безвкусной попытке» (мало ли у кого какие вкусы?), то стоит на мгновение вспомнить, кто устраивает эти самые страдания миллионов людей на Ближнем Востоке. Именно американо-британские натовские политики и генералы взялись когда-то «благоустраивать» Афганистан, Ирак, Ливию… Добрались и до Сирии. 

Именно твердая позиция руководства России и самоотверженность российских военных дали сирийскому народу шанс избавления от чумы ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного суда - ред.), на самоопределение, свободные выборы и мирную жизнь.

Так кто же принес страдания сирийскому народу? Не творцы ли этого самого ИГИЛ, которые лицемерно открещиваются от своего проекта (как ранее открещивались от Аль-Каиды, созданной ими с главной целью – борьбы против нашей страны)? И, нужно заметить, так же лицемерно борются с ними, попутно убивая мирных жителей, разрушая больницы и школы.

Кадры взрывающихся сокровищ Пальмиры обошли весь мир. Как и кадры концерта славного сына Северного Кавказа Гергиева. Выходит, первое британскому министру милее, если он второе называет «безвкусной попыткой»?

В своем обращении к участникам концерта наш президент сказал следующее:

«Это надежда не только на возрождение Пальмиры как достояния человечества, но и на избавление современной цивилизации от этой страшной заразы – международного терроризма…»  

Ясно, просто, убедительно.

При этом министр культуры России Владимир Мединский, который лично присутствовал на концерте в Пальмире, сообщил, что в САР будет направлена российская экспедиция, которая займется восстановлением древнего города. Минкультуры обратился с просьбой к послам ЮНЕСКО донести до всех достоверную информацию о масштабах разрушений.

И это кому-то не нравится?

Благо, даже на Западе далеко не все разделяют мнение своих политиков. Ведущие и авторитетнейшие издания США положительно отметили факт состоявшейся культурной акции. Точно так же позитивно оценивают ее рядовые американцы, европейцы, деятели культуры, науки, искусства. Вот и получается, что расхождение между политиками и народом, между политической выгодой и здравым смыслом – чисто западная модель, которая не вписывается в объективно существующую действительность и которая искусственно придумана, искусно навязывается общественному мнению.

Очень красноречиво в этом смысле высказался в своем комментарии один из пользователей сети:

«Если бы наши организовали в Пальмире не концерт Мариинки, а гей-парад или фестиваль фриков, то в Европе пищали бы от восторга. Другие ценности у нас…»

Но вернемся к искусству, которое даже политику делает великим искусством. Маэстро Валерий Гергиев, точно так же, как и в Пальмире, выступал в разрушенном американскими выкормышами Цхинвале, точно так же утверждая своей музыкой победу жизни над смертью, мира над войной. И, как писали тогда многие издания, великий дирижер «прорвал в мире блокаду трагедии Цхинвала».

Из того же ряда – выступления многих артистов в израненном боями Донбассе и в пережившем беспримерную по своей бесчеловечности террористическую вылазку Беслане…

Вот что сказал о своем концерте сам всемирно известный дирижер:

«Мы играли в Пальмире, чтобы сохранить там мир».

Гергиев признался, что после концерта получил множество благодарных отзывов из самых различных стран. Из той же Америки, из Китая, Японии, Канады, многих других…

Кстати, за концерт в древнем городе маэстро был награжден медалью «За освобождение Пальмиры». Очень правильная и символичная награда! Ведь, по сути, это действительно было освобождение – от страха, от безнадежности, от морока нескольких кошмарных лет под властью ИГИЛ.

Гергиев, его музыканты и его коллеги показали всему миру главное предназначение искусства – изменять мир к лучшему. И доказали всем, что это можно и нужно делать.

Яна Амелина, журналист, политолог, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба:

«Это просто прекрасно. По замыслу, по смелости, по воплощению. Как торжество жизни над адом, как доказательство того, что Александр Прохоренко погиб не напрасно, что смерти нет. Вообще, давно пора выдвигать Гергиева на Нобелевскую премию мира. Он для этого делает больше всех политиканов, вместе взятых…»

Дарья Андреева, журналист:

«Нельзя не согласиться с тем, что классическая музыка, исполненная настоящими патриотами и профессионалами, обретает особый резонанс в условиях войны и становится вкладом в общую победу. Но эта победа будет окончательной тогда, когда музыкантам уже не придется играть на фоне разрушений, звуков канонады и менять привычные театры на театры военных действий».

Валерий Гергиев:

«В музыке, которая прозвучала сегодня, – наша душевная боль, негодование, протест против варварства и насилия, против нелюдей, уничтожавших бесценные памятники мировой культуры, устроивших здесь место массовых казней. Но в этой программе также есть и музыка, выражающая огромное чувство оптимизма и надежды. Наш концерт в истерзанной Пальмире – это призыв к миру и согласию, это обращение ко всем народам объединить усилия в борьбе со злом, с терроризмом».