Олег Пономарев
Автор

Кавказ без комплексов

Олег Пономарев
Автор
15.04.2016

Накануне важнейшего медийного события – «прямой линии» с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным – сходное мероприятие произошло и на Северном Кавказе. 13 апреля полномочный представитель Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Сергей Меликов встретился с журналистами ведущих СМИ СКФО и федеральных информационных агентств. Как подчеркнул полпред, такое совпадение было совершенно случайным, поскольку северокавказская встреча с прессой планировалась задолго до «прямой линии» с главой государства. Но, тем не менее, определенную символичность в этом проследить нетрудно.

Начиная разговор, Сергей Меликов тепло поблагодарил журналистов за сотрудничество, а также заверил, что полпредство открыто для любых запросов как со стороны населения, так и со стороны представителей СМИ. «Хотелось бы, чтобы эта связь была взаимной и достаточно прочной… Мы заинтересованы, чтобы объективная информация доводилась до людей», – подчеркнул полпред.

С этой позитивной ноты и началась совместная работа, в ходе которой прозвучало несколько очень важных посылов. И дело не в каких-то «особых» темах, поднятых на встрече. Дело в ощутимом «особом подходе» ко всему, что обсуждалось. Но – обо всем по порядку.

РОСТУРИЗМ ИЛИ САМИ РЕГИОНЫ – КТО БЛИЖЕ К РЕАЛИЯМ?

На вопрос коллеги из Дагестана о том, как организовать работу по развитию туризма в Дагестане (который Ростуризм назвал возможной «альтернативой Турции и Египту»), Сергей Меликов сразу же обозначил этот «особый подход» к обсуждению самых различных тем, касающихся Северного Кавказа.

«То, что Ростуризм побывал в Египте и Турции, в этом у меня никаких сомнений нет, отметил полпред. Но был ли Ростуризм в Дагестане? Мне хотелось бы пообщаться с тем человеком, который подобные заявления делает. Не для того, чтобы поставить его в неловкое положение, а для того, чтобы он пояснил, как же Ростуризм планирует развивать туризм в этом регионе».

Мысль Сергея Меликова прозрачна и ясна: Дагестан (действительно очень перспективный в плане развития туристической привлекательности, но на протяжении ряда лет бывший закрытым для широкого привлечения отдыхающих по ряду объективных причин) вряд ли корректно называть альтернативой пляжному туризму Турции и Египта.

Да, пляжи здесь тоже имеются. Но побережье Каспийского моря, которое вполне годится для таких целей, вряд ли пока может конкурировать с зарубежной туристической инфраструктурой, которая создавалась десятки лет. Развивать ее можно и нужно. Но целесообразно ли объявлять «альтернативой»?

Между тем, то же дагестанское среднегорье по своему природному и ландшафтному потенциалу, как минимум, не хуже испанских, итальянских аналогов. Самобытная архитектура, рельефы, население, обычаи, культура и т.д. – все это по-настоящему уникально, способно вызвать интерес людей со всего мира.

Это тот же Дербент, который совсем недавно отметил свое 2000-летие и показал удивительную привлекательность Южного Дагестана в его исторической, культурной и природной самобытности. Это традиционные каспийские промыслы, а также связанная с ними рыбалка и другие виды отдыха. Это горный туризм и охота. Это совершенно потрясающее искусство мастеров ковроделия, ювелирного и оружейного искусства дагестанских умельцев и многое другое.

Зададим резонный вопрос: обладая столь богатым и разнообразным потенциалом, имея возможности самим объективно и целесообразно оценивать перспективы развития различных направлений туризма на Северном Кавказе, стоит ли безоговорочно принимать рекомендации со стороны специалистов даже столь уважаемого ведомства? Или все же гармоничное и последовательное развитие отрасли в состоянии определить компетентные доморощенные умы?

На самом деле, вопрос стоит шире, чем просто развитие инфраструктуры туризма или обеспечение его безопасности. Речь идет об избавлении от некоего комплекса – безоговорочно ловить столичные «сигналы», которые порою не в полной мере отражают существующие реалии. Простое сравнение тропического Египта и субтропической Турции с умеренно-континентальным Дагестаном по климату – и вопрос о «пляжной альтернативе» отпадает сам собой.

Да, не только в Дагестане, как выяснилось, существует вопрос обеспечения безопасности отдыхающих. На поверку выходит, что в Турции и Египте он стоит еще острее! Это не только террористические угрозы, но и ситуации на дорогах, пищевые и алкогольные отравления и тому подобные «нюансы». Вот и выходит, что развитие этого направления у себя дома уместно осуществлять с учетом собственных интересов и собственных специфических особенностей, а  не стремиться создавать какие-то «альтернативы».

«Не надо думать о том, кому мы должны создавать альтернативу. Потому что это неминуемо приведет к вопросу об отсутствии средств на строительство «звездных» отелей. А может быть, нужно начинать не с этого?»

– справедливо заметил Сергей Меликов.

Трудно с этим не согласиться. И купание в Каспии, и горный туризм, и конные прогулки, и приобретение прекрасных изделий народных промыслов, и потрясающая местная кухня, и уникальный фольклор – все это уже есть. И вывод напрашивается автоматически. При этом, как подчеркнул полпред, люди в Дагестан уже с удовольствием едут. К тому же в последние годы правоохранительные органы научились обеспечивать в регионе необходимую безопасность.

ЭФФЕКТИВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ – ИСХОДЯЩАЯ ИЗНУТРИ

Отвечая на вопрос о противодействии «аптечной наркомании», полномочный представитель Президента России в СКФО подчеркнул еще один из аспектов обеспечения правопорядка в округе: он должен обеспечиваться не только внешними усилиями силовых структур, но также исходить изнутри, с помощью общественности и отдельных граждан.

«Здесь речь идет о работе гражданского общества. Ведь мы не сможем поставить у каждого аптечного ларька полицейского, мы не можем контролировать каждый вагон поезда или каждый борт самолета. Правовая система такова, что правоохранительные органы часто работают тогда, когда поступает соответствующее заявление, либо уже совершается преступление. Да, эти преступления раскрываются… Но, чтобы со злом бороться, нужно активнее включать элементы общественного реагирования», – пояснил Сергей Меликов.

А теперь задумаемся: где, какой этнос, какая социальная прослойка (кроме криминальной) на Северном Кавказе не разделяет данные задачи? Вопрос риторический. Нигде и никто не остается в стороне от их решения, все хотят блага и счастливого будущего своим детям. Вот и получается, что проблемы, еще существующие в округе с той же аптечной наркоманией и другим негативом, как ни парадоксально, дополнительно объединяют людей! И молодежь, и духовные организации, и национальные автономии, и другие общественные организации.

Главное – не ждать, когда придет какой-то дядя с пистолетом и удостоверением и решит за нас все проблемы. Не решит. А сообща, всем миром – справимся с любой бедой. И это уже происходит достаточно эффективно. Северный Кавказ перестает быть равнодушной к проблемам соседей и запертой в свои «национальные комнаты» коммуналкой! Как ни банально и пафосно это звучит, но Северный Кавказ становится единой, многонациональной, дружной семьей, разделяющей единые ценности и активно противостоящей общему злу.

Характерно в этом смысле, что инициатива эффективной борьбы с «Лирикой» исходила именно от общественности и эта тема активно поднималась на гражданском форуме «Архыз-XXI», где было создано общественное движение «Стоп Лирика».

ЗАЩИТА ОТ ИМПОРТА УГРОЗ

Недавние террористические вылазки, которые произошли в Дербентском районе Дагестана или Новоселицком районе Ставрополья, как пояснил полпред, это, в большей степени, проявление внешних угроз. Достаточно посмотреть, что происходит сегодня в мире, чтобы понять, насколько хрупка стабильность и насколько каждая страна подвержена риску ощутить на себе проявления экстремизма. Не только Россия под прицелом. Достаточно вспомнить недавние события в Бельгии, Пакистане…

Сергей Меликов напомнил всем известную ленинскую фразу о том, что «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Разумеется, мировое зло, в виде разветвленной международной террористической сети, ищет слабые звенья, боевые точки на территории различных государств, в том числе и в России, и на Северном Кавказе. Это происходит не только с точки зрения какого-то силового воздействия, но и путем внедрения соответствующей идеологии в умы и души людей, поиска «недовольных и обиженных» и т.д.

Именно для борьбы с международным терроризмом наши ВКС ведут операции на дальних подступах, в Сирии. Именно для этого проводятся профилактические мероприятия в идеологической сфере, в области консолидации усилий общественных организаций, гармонизации межконфессиональных и межнациональных связей в самом федеральном округе.

Эта работа ведется, и результаты ее видны. Но следует четко понимать: отдельные проявления терроризма – это не какой-то «специфический кавказский продукт». Это, в своем подавляющем преимуществе, внешние воздействия и внешние угрозы. И здесь у населения Северного Кавказа также не должно оставаться никаких комплексов: СКФО сегодня – не более опасный и не менее стабильный регион, чем любая другая территория страны.

«Часто приходится слышать, что у нас «активизировалось бандподполье». Это не у нас оно активизировалось. Это международные террористические организации активизировали свою деятельность на территории всех практически стран»,

– пояснил руководитель федерального округа.

Все правильно. Пора избавляться от стереотипа «особой зоны», каковой до сих пор иногда бытует по поводу кавказских реалий в других регионах. Округ решает существующие проблемы в контексте общей работы всего государственного механизма. И решает их очень эффективно. Достаточно лишь сказать, что в ходе противодействия экстремизму силовыми органами практически исключены угрозы для гражданского населения. Это не просто важно. Это – главное.

ПО ОДНУ СТОРОНУ БАРРИКАДЫ

Еще один ракурс процесса избавления от «кавказских комплексов» был обозначен в ходе обсуждения нашумевшей истории с особняком ставропольского «Водоканала». История известная, нет нужды ее пересказывать снова. Однако полпред придал обсуждению особую смысловую окраску, когда пояснил, что следует строго разграничивать терминологию при обсуждении подобных ситуаций. Что называть проворовавшуюся или замешанную в коррупции личность «чиновником» – не совсем корректно. Таким образом ставится некий знак равенства между противоправной деятельностью отдельных персон и деятельностью государства. Но чиновник – это прежде всего государственное лицо. И подавляющее число чиновников (и в силовых структурах, и в экономике, и в социальной сфере, и в политике) выполняет свои обязанности добросовестно. Перешедшего же эту грань человека нельзя называть чиновником. Если он украл – имя ему «вор», со всеми вытекающими последствиями.

Что же касается данного конкретного случая, то полпред выразил уверенность, что правоохранительные структуры дадут компетентную оценку всему происходящему и примут, в случае необходимости, соответствующие меры. Однако не следует противопоставлять общество и власть. У них в решении этих задач – одна цель. Они находятся по одну сторону баррикады.

Кроме того, следует понимать, что все эти криминальные проявления – не только и не столько «кавказские» явления. Более того, в этом плане СКФО выглядит благополучнее многих других территорий страны. А если еще шире – это не только проблема России. В других странах она не менее остра, что бы там ни утверждали ангажированные западные «рейтинги».

«ЗЛОЙ КАВКАЗ» УХОДИТ С ЭКРАНОВ

Интересная тема была поднята в плане изменения образа Кавказа и кавказцев не только в средствах массовой информации, но и в литературе, в искусстве. Отмечено, что сегодня появляется более объективная, правдивая, исторически обоснованная картина происходившего и происходящего на Кавказе.

По этому поводу Сергей Меликов заметил, что на самом деле востребованность «кавказской темы» в других регионах в настоящее время очень велика. Он привел в качестве примера медиапроект, посвященный 2000-летию Дербента, который с огромным триумфом прошел в Кремле. И достать лишний пригласительный на это событие было просто невозможно! Это дни Ингушетии в Москве, это гастроли прославленных творческих коллективов Северного Кавказа – и в России, и за рубежом.

Полпред также упомянул деятельность Московского кавказского клуба – консультативно-экспертной площадки, которая призвана представлять истинное лицо СКФО, истинные ценности регионов Северного Кавказа, как в столице нашей Родины, так и в других субъектах России. Полномочный представитель Президента рассказал и об отдельных творческих проектах в области кино, которые планируется осуществить на территории округа. Главная цель всей этой работы – показать привлекательное и при этом – правдивое лицо Кавказа. И доказать при этом, что данные определения не противоречат друг другу.

КАВКАЗСКИЙ МЕЙНСТРИМ

Вопросов было много. Сергей Меликов отвечал на каждый из них обстоятельно, подробно, откровенно, не жалея времени. И по поводу итогов трех крупных мартовских заседаний консультативных органов под председательством полпреда – Общественного совета по вопросам межконфессионального и внутриконфессионального диалога, Совета ректоров северокавказских вузов и Совета при полпреде по вопросам развития образования в СКФО. И по поводу работы молодежного форума «Машук», и о проблемах в образовании, здравоохранении, социальной сфере.

Резюмировать основное содержание ответов Сергея Меликова можно следующим образом: да, проблемы есть. Но эти проблемы решаются – не менее эффективно, чем в других регионах страны. И чем раньше мы уясним, что эти проблемы нужно решать всем миром, в том числе и с помощью журналистского сообщества, – тем большего эффекта достигнем.

Сегодня Северный Кавказ – не просто в тренде успешного решения основных задач государства. Возьмем на себя смелость сказать, что округ в определенном смысле определяет мейнстрим этого процесса.

Кавказ развивается, определяет повестку дня, становится все более стабильным и предсказуемым. Он не только успешно избавляется от комплекса «обузы» государства, но и делает достаточно твердые шаги на пути превращения в одну из самых привлекательных и востребованных территорий России. Однако обольщаться не стоит: впереди еще много работы.