Рашид Курбанов
Автор

Миграция. Река социальных проблем…

Рашид Курбанов
Автор
10.03.2016

Глобальное изменение климата, миграционные процессы, радикализация общества, рост террористических угроз – вызовы, с которыми в той или иной мере сегодня сталкивается мир, отражаются и в реалиях Дагестана.

Не всегда человек способен противостоять природе. В случае таяния ледников и уменьшения снежного покрова в горах Дагестана, что в теплые годы вызывает серьезные затруднения в выработке электроэнергии, уж точно ничего не поделать. Но ведь и адекватная реакция на явление способна снизить издержки и спасти от вероятных потерь. Игнорирование же природы социальных проблем непродуктивно изначально, так как это неминуемо ведет к возникновению новых и усугублению нерешенных.

Миграционный процесс, продолжающийся в Дагестане последние 40-50 лет, – пример из этого ряда. Отток людей из горных сел на равнину за эти годы привел к болезненной диспропорции в социально-экономическом развитии территорий Дагестана, что грозит усыханием очагов традиционной национальной культуры – как горцев, так и жителей прикаспийской равнины. Благо, в последние годы об этом стали не только говорить, но и пытаются распутать создавшиеся узлы экономических и социальных факторов, приведших к комплексу конфликтных ситуаций в обществе.

В своем выступлении на заседании Ассоциации «Горные территории Дагестана» в 2014 году об этом предупреждал министр экономики, вице-премьер Дагестана Раюдин Юсуфов:

«Нас не может не волновать статус горной зоны, и прежде всего, заметное отставание горных территорий республики в экономическом развитии, проблемы, связанные с отъездом из обжитых мест и массовым оттоком населения из горной зоны».

Вот цифры, которые он тогда озвучил. Так, в расчете на одного жителя в горных территориях объем отгруженной промышленной продукции в 2,9 раза ниже, чем в среднем по республике. Объем инвестиций в основной капитал горных районов также в 4,5 раза ниже и сохраняет тенденцию к снижению. В 3,4 раза ниже объем работ по «строительству», оборот розничной торговли ниже в 4,5 раза, объем платных услуг – в 10,5 раза.

В итоге доходы муниципальных бюджетов ниже почти в два раза, поступление налогов, сборов и иных платежей в 10,6, а среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников – на 30%. Высок уровень зарегистрированной безработицы, он в горах выше среднего показателя в республике в 2,3 раза.

Чтобы поднять уровень жизни в горах, нужны колоссальные средства. «Республиканская программа научно-технического обеспечения социально-экономического развития горных районов Дагестана на 1993-2000 гг.», или так называемая программа «Горы» не принесла ожидаемых от нее результатов. Последующие годы здесь практически отсутствовали государственные инвестиции. В селах в запущенном состоянии находятся школы и больницы, нет рабочих мест. Колхозы и совхозы распустили, а взамен ничего не создано, вот люди и уходят с гор. Без целенаправленной политики, решений и действий, возрождения уже отчасти утерявших богатство этнического своеобразия центров культуры древних поселений Дагестана процессы миграции ведут также к маргинализации части дагестанского общества.

Главный ее признак, как отмечают эксперты, это разрыв социальных связей. Последовательно рвутся и экономические, и социальные, и духовные связи. Экономические рвутся в первую очередь, но так же и восстанавливаются. Медленнее срастаются духовные связи, ибо они зависят от «переоценки ценностей». В итоге маргинализация ведет к увеличению у людей девиантного поведения.

Разве не это происходит у нас? Почему сегодня дагестанцы сотнями уезжают в неспокойную Сирию? Массы людей, отрываясь своей культурной среды, так толком и не оседая в Махачкале, в лучшем случае обживаясь на земельных участках в пригородах столицы и не получая ожидаемого «социального и экономического статуса», мигрируют по стране и по свету.

Наглядным свидетельством тому – социальное напряжение в селе Новый Хушет, из которого в Сирию за последние годы выехали десятки, а то и сотни человек.

Особо уязвима в этом отношении молодежь. Чем занята она в стихийно возникших вокруг Махачкалы поселениях, где нет школ, поликлиник, клубов, детсадов, спортзалов? Где нет порой элементарного – названий улиц, нумерации домов, водопровода и водоотведения. Где часто мечеть – единственная площадка социальной адаптации.

Увы, оказавшись в этом «котле глобализации», не каждый способен впитать ценности традиционного ислама. Они как анахронизмы, не сулящие сформировавшейся здесь общности перспектив обретения достойного социального статуса. Дело не в бедности, – даже при деньгах лишенные социализации личности люди озлобляются, чем и пользуются вербовщики экстремистских организаций.

 Амирхан Магомеддадаев, кандидат исторических наук, политолог-востоковед:

«Молодежь стремится в города, потому что нет смысла вкладываться в сельхозпроизводство, в горах оно нерентабельно. Также большие сложности с реализацией сельскохозяйственной продукции. Нет налаженного сбыта, нет инфраструктуры. Если нанимать транспорт для перевозки в город выращенных в горах томатов, картошки, яблок, или даже если вести на своем транспорте, то выходит дороже, чем продукция, произведенная вблизи Махачкалы и других городов. Молодежь спускается в город, чтобы найти работу. А это, как правило, неквалифицированный труд строителя, таксиста и т.д.

Сводить уход молодежи в Сирию исключительно к социально-экономическим факторам, к безработице или социальной неустроенности – ошибочно. Ведь на данный момент в Дагестане гастарбайтеров из Азербайджана, Узбекистана, Таджикистана, Вьетнама несколько тысяч. Тому есть чисто идеологические причины: госорганы, пресса, муфтият и другие структуры недорабатывают с контрпропагандой. Или они не так эту работу строят. Пока мы не будем относиться к терроризму и к экстремизму как к идеологии, пока не построим свою, неформализованную, – исход молодежи продолжится.

Ни для кого не секрет, что уходят в бандитское подполье представители практически всех национальностей Дагестана: и горцы, и жители равнин, и бедные и богатые. В Сирию уезжают из вполне благополучных семей. Есть случаи, когда один брат - в правоохранительных органах на службе, а другой - чуть ли не в ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного суда - ред.) вступил. Идеология у нас пока малоэффективна, она на местах слишком формализована. Или ее нет вообще».

Между тем, все больше отдаленных высокогорных сел прекращают свое существование. В каждом отдельном случае причины того, что люди уходят с обжитых мест, разные, но в большей степени это желание обустроить жизнь и быт по современным стандартам. Обычно это приводит к образованию новых сел недалеко от старых. Но сталкиваясь с денежными затруднениями, безработицей, молодежь устремляется дальше в поисках лучшей доли.

Увы, но также из-за отсутствия финансовых ресурсов для ускоренного социально-экономического развития горных территорий влияние на миграционный процесс у власти республики пока весьма ограниченное. Препятствуют тому и скрытое лобби, срывающее дивиденды с ажиотажного спроса на земельные участки и возводимую недвижимость, а существующие проблемы переводятся в плоскость национальных отношений.

Добавляют остроту всему претензии жителей равнины, считающих несправедливым наплыв горцев. Заявляя, что земля – это, прежде всего, ареал их проживания и среда обитания, а не средство производства, они в большинстве против ее приватизации и перевода в категорию промышленного назначения.

В результате миграции на землях отгонного животноводства образовалась масса поселений без какого-либо статуса, а многие равнинные села остались без земель. Показательно в этом отношении село Манас.

Однако перевод земельного вопроса в плоскость межнациональных отношений пагубен и опасен для народов Дагестана. Необходимо понимание причин проблемы, для которого нужен объективный, открытый и беспристрастный анализ ситуации, к чему многонациональное дагестанское общество только подходит.

У экспертов же в решении проблем развития горных территорий свои рецепты. Вот что по этому поводу говорит президент корпорации «Ватан», гендиректор представительства «Фонда Байбакова» Гаджи Гаджиев:

«Необходимо вкладываться в инфраструктуру горных территорий. Важно создать децентрализованную малую энергетику при каждом селе, ауле, районе или кутане, где предприниматель может поставить ветро-, солнце-, гидроустановку как для собственных нужд, так и сбывать излишки в централизованную энергосистему. Это существенно удешевит тарифы, создаст определенную конкуренцию и даст развитие горным территориям. На данном этапе равномерное развитие горных территорий – один из ключевых вопросов развития экономики и снятия социальной напряженности. Одними заявлениями проблемы не решить. В частности, по вопросу земель отгонного животноводства. Пора заканчивать с этим анахронизмом. Десятилетиями эксперты говорят, что перегон отар туда-сюда с потерями до 8 тыс. тонн живого веса не оправдан ни экономически, ни экологически, ущерб достигает более 4,5 млрд. рублей ежегодно.

Мы понимаем, что и отар этих – пяти миллионов овец – попросту нет! Определенный круг лиц держит тысячи гектаров земель, тысячные стада МРС и чуть что поднимает и без того острый национальный вопрос. Решить проблему и остановить отток населения с гор можно, только решив проблемы инфраструктуры: дорог, тепла и света, кошар в горах, кормов на три-четыре месяца, обеспечение откорма скота по инновационным технологиям растениеводства, кормопроизводства с гранулированием на освобождающихся от «бараньего» нашествия землях. Именно развитие малой энергетики и через нее – малого бизнеса в горах может смягчить эти вопросы. Есть и другие конструктивные решения этой проблемы. Чиновничество при всей очевидности ситуации и однозначности ущерба невозможно оторвать от миллионной бюджетной кормушки отгонного животноводства».

Намерения республиканских властей обустроить горы и повернуть вспять миграционную реку вылились в реализацию программы «Социально-экономическое развитие горных территорий РД на 2014-2018 годы». Программу предлагается реализовать в два этапа.

Первый – 2014-2016 годы. За этот период предполагается снять инфраструктурные ограничения, создать инвестиционные площадки для гибких малых и мини-производств по переработке сельскохозяйственного сырья животного и растительного происхождения, обеспечить условия для перевода экономики в режим интенсивного развития. Стоит отметить, что вопреки ограниченным бюджетным возможностям, кризисным явлениям в экономике, главные пункты намеченного на 2014-15 годы удалось реализовать во многом благодаря приоритетным проектам развития РД, в которых задействованы как министерства экономического блока республики, так и структуры муниципальной власти районов. Практически во всех муниципалитетах в настоящее время созданы инвестиционные, а в городах и индустриальные площадки. Сформирована законодательная основа для их деятельности.

Сегодня здесь сообща формируется благоприятная среда для реализации перспективных проектов, и все чаще инициаторами начинаний становятся помимо крупных бизнесменов предприниматели средней руки. Усилия же властей концентрируются на том, чтобы у них был доступ к инструментарию государственной поддержки федерального уровня – гранты, субсидии, разного рода республиканские преференции, а также административная помощь в решении возникающих вопросов. Итогом стали десятки новых жизнеспособных производств. Помимо всего в горных территориях построено сегодня и возводится много объектов социальной и культурной инфраструктуры, финансируемых федеральным бюджетом через отраслевые министерства. Это школы, больницы, детсады, МФЦ и прочее.

Второй этап – 2017-2018 годы: сохранение тенденций развития и закрепление направлений интенсивного развития, дальнейшее повышение конкурентоспособности экономики горных территорий.

Госпрограмма предусматривает создание условий для развития экономики и социальной сферы горных территорий, подготовку площадок для инвестиционных проектов реального сектора экономики. Программа способствует социальной поддержке и занятости населения горных территорий, повышению качества жизни, сохранению и рациональному использованию природных ресурсов, вовлечению земель в оборот.

В Дагестане полны решимости задействовать потенциал горных территорий, значительно улучшить инвестиционный климат и привлекательность для инвесторов, развивать туризм. В этой связи указ главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, согласно которому 2016-й в республике объявляется Годом гор, как нельзя более актуален. Власти республики в Год гор намерены заложить основы устойчивого развития горных территорий Дагестана. Специальные мероприятия, помимо социально-экономической направленности, нацелены на сохранение и развитие традиций и обычаев самобытного, многовекового культурного уклада горцев.