Муса Мусаев
Автор

Дагестан в глобальной вербовочной сети

Муса Мусаев
Автор
02.03.2016

Вопреки противодействию со стороны органов власти и силовых структур продолжается массовый отток жителей республики на Ближний Восток, где они вступают в ряды террористических организаций. В настоящее время в Сирии против правительственных войск, по данным силовиков, воюет более двух тысяч уроженцев Дагестана. В такой ситуации не приходится говорить об эффективности работы по противодействию распространению идеологии экстремизма.

Если еще несколько лет назад Дагестан был самой горячей точкой, откуда постоянно шел поток новостей о терактах и спецоперациях, то сейчас регион стал крупнейшим в России поставщиком боевиков в Сирию.

Сравнивая официальные цифры прошлых лет, можно увидеть, что рекрут дагестанцев в боевики не уменьшается, а увеличивается. До войны в Сирии молодых людей вербовали в дагестанское бандподполье. Они создавали свою конспиративную сеть с городской и полевой инфраструктурой – блиндажами и схронами в лесах, бункерами в домах. Но количество боевиков, скрывавшихся в самом Дагестане, оценивалось от нескольких десятков до нескольких сотен. Нетрудно предвидеть, какой будет ситуация в нашем регионе, если несколько тысяч боевиков будут терроризировать население, скрываясь в лесах и горах Дагестана.

Сейчас Дагестану в какой-то степени повезло, что горячая точка геополитического противостояния переместилась с Кавказа на Ближний Восток. Механизм вербовки остался тот же, но геополитическим игрокам сейчас «пушечное мясо» нужнее в Сирии.

Итак, оказавшись в нелегальном положении, молодые люди сознательно совершают преступления террористической направленности для достижения тех целей, которые преследуют их идейные вдохновители. А конечная цель – это свержение существующего конституционного строя и создание так называемого «халифата».

Вербовкой занимаются дагестанцы, окончившие исламские вузы в странах Ближнего Востока. Недавно 17-летний житель Дербента уехал на бесплатную учебу в Каирский университет. После того как он из Эмиратов вылетел в Египет, родственники не могут до него дозвониться. Пропал и человек, обещавший встретить его в аэропорту Каира. Остается только догадываться, кто спонсирует обучение сотен дагестанцев за рубежом. Ведь они, наряду с получением исламских знаний, параллельно вооружаются и экстремистской идеологией.

Представители нашего государства пытаются противостоять экстремизму. Гражданские власти проводят всевозможные конференции и «круглые столы», издают соответствующую литературу. Спецподразделения МВД, призванные бороться с экстремизмом, берут на учет представителей одного из течений в исламе, саляфитов. В последние годы тех, кто посещает саляфитские мечети, доставляют в отделы полиции и заносят в базу данных. «Почему именно их?» – часто спрашивают приезжие журналисты. Проблема в том, что многие прихожане саляфитских мечетей, или приверженцы этого течения, потом оказывались в «лесу», а сейчас едут в Сирию. Идеология этого течения ислама в России не запрещена и не является экстремистской. Но в списки попадают почему-то именно они.

– На учете в правоохранительных органах находятся более 14 тысяч приверженцев экстремистских взглядов,

– сообщил представитель прокуратуры Дагестана Курбан Саидалиев на научно-практической конференции, которая прошла в Дагестанском государственном университете народного хозяйства в Махачкале 1 марта. Тема прошедшей конференции – «ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного суда - ред.) – как маркетинговый проект».

На вопрос корреспондента «Кавказ Сегодня», почему люди, находящиеся на учете, беспрепятственно выезжают в Сирию, Саидалиев ответил так:

– По закону правоохранительные органы не имеют права ограничивать свободу передвижения человека, даже если он является носителем экстремистской идеологии.

Но вопрос все же остается открытым. Местные СМИ часто пишут о задержании находящихся на учете людей при выезде из Махачкалы. И в то же время влиятельные вербовщики беспрепятственно пересекают не только административную, но и государственную границу. Можно привести удививший всех пример, – как имам небезызвестной мечети по улице Котрова в Махачкале Надир Медетов смог выехать в Сирию? Тем более что он находился под домашним арестом.

Летом прошлого года страну облетел видеоролик, как Медетов в Сирии дает присягу одному из амиров и призывает последовать его примеру своих единомышленников.

Правоохранителям все чаще приходится бороться с последствиями экстремизма. Говоря на их языке, – с теми, кто перешел на нелегальное положение. Человек начинает скрываться, после того как связался с боевиками, помог им либо вступил в их ряды.

Многие пособники раскаиваются, но если они сдадутся властям – им будут мстить. А если сядут в тюрьму, то там тоже идет вербовка. Есть немало примеров, когда даже обычные уголовники выходят из тюрем уже начиненные экстремистской идеологией. Вербовщиков пытаются внедрить даже в армии.

Руководитель научно-практической лаборатории по вопросам противодействия идеологии экстремизма и терроризма Дагестанского государственного университета народного хозяйства Хабиб Магомедов на конференции рассказал, как давят на психику молодого человека:  
– Ты мусульманин?

Да.
Ты хочешь попасть в рай?
Да.
Для этого ты должен поступить так, как я скажу. То, что ты будешь делать вопреки моим советам, это будет лицемерие…
Ну а кто же из истинных мусульман хочет выглядеть лицемером?
А правоохранительные органы и власть, по словам Хабиба Магомедова, не могут дойти до каждого человека, поэтому проигрывают в контрпропаганде идеологии экстремизма.
 
Трудно верится, но слышал о некой очереди из желающих ехать в Сирию. Без очереди берут только специалистов. Приведу пример, пропал наш сельчанин, студент Медакадемии. Родители обратились в полицию, через три дня узнали, что он находится на границе с Турцией. Вернули обратно. Другой нигде не работающий сельчанин построил большой дом. Все удивились, откуда деньги? Он тоже потом пропал. Недавно сельчане видели его фото в Сирии,

– привел примеры вербовки заведующий отделом социологии Института истории археологии и этнографии ДНЦ РАН Заид Абдулагатов.

  Пропаганда ведется везде  в школах, вузах, но  в основном в мечетях,

– считает эксперт.

   Бесспорно, религия нужна человеку, но такая крайность  чрезмерная пропаганда плохо заканчивается. Прихожане даже в суфийских мечетях, после чрезмерной пропаганды религиозных ценностей, легко поддаются вербовке. Ведь эмиссары давят на религиозность, богобоязненность, говорят, что нужно помогать братьям по вере,

 – комментирует Абдулагатов.

Если говорить о более глубоких причинах, нужно обратить внимание на школы, где у детей не формируется светское сознание. Главную роль играют мечети, Интернет, имамы. Естественно, что воспитанных в таком духе детей легче вербовать,

– резюмирует ученый.

По мнению же главного редактора газеты «Дагестанские огни» Магомеда Ханмагомедова, уезжающих в Сирию людей можно разделить на две категории.  

Одна часть это романтики, мечтающие о справедливом халифате. Они семьями выезжают в Сирию. Есть другая категория людей, каким-то образом попавших в список неблагонадежных. Что-то произойдет  сразу проверки, обыски, оцепления, унижения. Стоит сходить в мечеть  опять доставляют в райотдел, берут отпечатки пальцев, проводят дактилоскопию и т.д. Это все надоедает, они хотят спокойной жизни. А таких случаев, когда люди уезжали из-за денег, я не знаю,

– считает Ханмагомедов.

К сожалению, наше общество (и особенно чиновники) не до конца осознает, что Россия в целом, и Дагестан в частности, столкнулись с налаженной, эффективно работающей, очень профессиональной системой вербовки. Удивительно, но эмиссарам за короткий срок удалось переориентировать часть исламской молодежи от «внутренних врагов», которыми они считают сотрудников правоохранительных органов, чиновников и всех, кто с ними не согласен, к врагу внешнему, в лице режима Башара Асада. Ранее «проповедники» приводили аргументы о социальной несправедливости  в Дагестане, о том, что чиновники и силовики – причина всех бед. А теперь акцент «проповедей» сместился в сторону большой политики.

Кратко смысл слов «религиозных проповедников» сводился к тому, что Башар Асад – это враг всех мусульман-суннитов и что священную землю Шам, где начался расцвет ислама, нужно очистить от шиитов, алавитов, христиан... Они об этом без конца говорили на митингах, во время проповедей в мечетях, в массе видеороликов в Интернете.

В итоге десятки, сотни людей едут в Сирию, тысячи людей жертвуют свои деньги на помощь «нуждающимся мусульманам в Сирии». Возможно, эти средства тратятся и на поддержку боевиков. И, к сожалению, ни один «проповедник» не несет за это ответственность.