Олег Пономарев
Автор

Дербентский расстрел: что это было?

Олег Пономарев
Автор
06.01.2016

Новогодние праздники немного отвлекли людей от насущных проблем и болезненных вопросов, но есть темы, которые так просто «не уходят». Более того, они ставят черту между «до» и «после», между мирной жизнью и ощущением опасности. Пока не будут поставлены все точки над «i», пока не будут найдены и наказаны виновные, пока не станет ясна вся цепочка преступления (от замысла до исполнения) – Дербент будет ждать новостей. И не только он.

Потому что время сложное, потому что Дагестан, потому что Дербент, потому что подобный расстрел людей – неприкрытая, циничная и подлая провокация.

Попробуем в этом разобраться.

Сначала только факты. Преступление произошло накануне новогодних праздников, 29 декабря, в 23:40. На смотровую площадку перед крепостью Нарын-Кала поднялась группа людей, примерно 20 человек. Цель – простая: именно эта смотровая площадка является одним из самых удачных мест для фотографирования столицы Южного Дагестана, раскинувшейся внизу.

Внезапно из ближайшего лесного массива по людям был открыт шквальный огонь. Сначала утверждалось, что стрелявший был один, затем – двое. И, наконец, источник в правоохранительных органах республики сообщил, что огонь одновременно велся с трех точек. Причем из разного вида оружия. Подло, жестоко, трусливо прячась в лесу, под покровом ночи, они расстреливали безоружных людей…

Стрельба шла на поражение, и просто по счастливой случайности жертв не было больше. Трагический итог – один человек погиб, 11 получили ранения, из них четверо – тяжелые. Погибшим оказался сотрудник Пограничного управления регионального отделения ФСБ Семен Спорышев.

Кстати, фотовспышки служили прекрасным визуальным ориентиром для убийц. Кроме того, из-за подсветки стен древней цитадели силуэты людей находились как на ладони.

Следует обратить внимание на один факт, к которому мы еще вернемся. Все пострадавшие являлись местными жителями. Хотя информационные ресурсы, освещавшие инцидент по горячим следам, наперебой твердили, что расстреляна именно группа туристов.

По этому поводу даже вышло специальное обращение,  которое подписали: глава Дербента  Малик Баглиев, председатель Собрания депутатов городского округа Мавсум Рагимов, председатель Общественной палаты Дербента Владимир Крылов и представители основных религиозных конфессий города.

В обращении говорится следующее:

«Дорогие дербентцы! В нашем городе произошло чудовищное преступление. У стен крепости Нарын-Кала, веками охранявшей мир и покой дербентцев, бандиты расстреляли мирных жителей. Нет оправдания безумцам, решившимся на такое злодеяние. Ни одна традиционная религия не допускает возможности подобных преступлений, чем бы они ни мотивировались.

К сожалению, в некоторых СМИ размещена недостоверная информация о том, что попавшие под обстрел люди были туристами. Это не так. Все они были местными жителями, которые в предпраздничный вечер собрались полюбоваться видами ночного Дербента...»

После соболезнования семье погибшего в обращении содержится уверенность, что Дербент всегда был и останется городом, где люди живут в мире и согласии, независимо от национальности и вероисповедания. А также содержится обещание сделать все возможное, чтобы найти и покарать преступников.

Заметим, что это не единственная «неточность», подхваченная и растиражированная СМИ. Точно так же шли спекуляции на формальной принадлежности погибшего пограничника к структуре ФСБ. Фактической ошибки нет, но налицо явное эмоциональное передергивание ситуации: «погибшим оказался сотрудник ФСБ». И тут же акцентированные намеки, что именно за ним и охотились. Хотя любому специалисту понятно, что при шквальном автоматном огне, да еще на расстоянии, да еще в ночное время, личность погибшего была случайным фактором.

Возникает вопрос: что это? Непрофессионализм журналистов, погоня за сенсационностью или содействие преступной провокации? Однозначного ответа нет. Но то, что из «дербентского расстрела» (те, кто его замыслил и осуществил) постараются выжать информационно-пропагандистский максимум, – очевидно.

Сразу же возникли версии о личностях преступников. Были названы участники пресловутой Южной бандитской группировки –Раджап Исмаилов, Нариман Баширов и Абутдин Ханмагомедов. Во всяком случае, личность последнего, который считается главарем банды, силовики подтверждают в качестве участника ночного нападения.

Необходимо понимать, что так называемая «Южная банда» – это не какая-то мощная и многочисленная организация, а ее осколки. И резонным представляется утверждение силовиков, что дербентскую акцию совершили остатки всей группировки. Об этом, кстати, говорил и глава Дагестана Рамазан Абдулатипов:

– Скорее всего, это выходка какой-то из недобитых бандгрупп, либо тех боевиков, кто еще уцелел и продолжает мстить за тот мир и спокойствие, в котором живут жители Дербента. Они спокойно гуляют вечером, на улицах горит свет, у людей новогоднее настроение, и, очевидно, нашлись те, кто захотел его испортить. Мы приложим все силы, мобилизуем общественность, муниципальные власти, чтобы найти тех, кто совершил данное преступление.

А теперь задумаемся – почему Дагестан? Почему Дербент? Почему Нарын-Кала? Ударили в самое больное.

Дагестан – потрясающе красивая республика, которая имеет огромный потенциал для развития внутреннего туризма. А Дербент, прошлой осенью отметивший свое 2000-летие, является настоящим его сокровищем – по достопримечательностям, ландшафтам, историческому наследию, человеческому капиталу. И венчает все это подлинная мировая жемчужина – древняя крепость Нарын-Кала.

Опорочить, запугать, внести сумятицу и панику, особенно в рядах потенциальных туристов, – вот главная цель бандитов и тех, кто за этим стоит. Так на чью же мельницу льют воду СМИ, вещающие о «расстрелянных туристах»?

Нужно заметить, что для злоумышленников Дербент всегда был лакомым куском и первоочередной мишенью. И ранее отрабатывались самые различные преступные задачи. Например, внести раздор в многонациональное дербентское общество. Скажем, разыграть «азербайджанскую карту» на фоне обострения российско-турецких отношений. Напомним, что значительная часть жителей Дербента – тюркоязычные азербайджанцы, традиционно имеющие достаточно тесные связи не только с соседним Азербайджаном, но и с Турцией.

Не получилось. И не получится. Фактически надуманный «азербайджанский вопрос» всегда бурлил лишь в интернет-пространстве и головах отдельных провокаторов. Слишком ничтожные поводы для жителей города, которые сотни лет живут друг с другом во взаимоуважении, согласии и дружбе. Но попытки не прекращаются!

По этому поводу, кстати, предельно четко высказалась в своем заявлении пресс-служба главы и правительства Республики Дагестан:

«В последнее время в информационном пространстве прослеживаются попытки некоторых сил внести недоверие и подозрительность между нашими народами, при этом используя любые поводы, а чаще и вовсе без повода. Совершенно очевидно, что за этими, не имеющими под собой почвы, сообщениями стоят люди, которые, злоупотребляя национальной принадлежностью, привыкли заниматься грязными делами, мошенничеством, коррупцией. Освобожденные от своих должностей, они сегодня распространяют слухи, стремясь внести подозрительность в добрососедские отношения и в братские взаимосвязи между дагестанцами и азербайджанцами. Однако этому никогда не бывать».

Еще одна цель бандитов – представить Дербент опасным, криминальным городом, куда ни в коем случае нельзя никому приезжать.

На недавней встрече с Президентом РФ Рамазан Абдулатипов заявил, что уровень преступности в настоящее время в Дагестане в 3,2 раза ниже, чем в среднем по России. Самое интересное, что дагестанский лидер абсолютно прав! Статистика и факты – вещи упрямые, с ними не поспоришь. Их можно «перебить» только вот такими наглыми, дерзкими и страшными вылазками, как 29 декабря в Дербенте. Чтобы – резонанс побольше да погромче.

В этой связи вспоминается любопытный интернетовский диалог.

Один из сетевых пользователей возмущался по поводу того, что российские силовики допустили взрыв в московском аэропорту Домодедово: как так? Почему, мол, такое допустили в Москве, в столице, в самом центре страны?! Куда смотрят спецслужбы?

Следующий пользователь резонно замечает: как так? Почему в самом центре Европы, во Франции, в Париже, допустили расстрел редакции сатирического журнала? Куда смотрят спецслужбы?

И «добивает» логику начавшего разговор довод третьего участника разговора: как так? Почему в самом центре США, в Нью-Йорке, допустили теракт, когда пассажирские самолеты врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра? Куда смотрят спецслужбы?

Вывод прост. Это может произойти, к сожалению, где угодно. И чем лучше, значимее и благополучнее цель – тем она более желанна для бандитского отребья. Значит ли, что мы должны отсиживаться всю жизнь в бункерах? Если вы так считаете – бандиты уже победили. Они добились, чего хотели.

Еще один аспект: кто заказчики преступления?

Сразу же, с завидной прыткостью, взяла на себя ответственность за обстрел людей террористическая группировка ДАИШ (запрещена в России решением Верховного суда). Это те самые бандиты, которых сейчас добивают наши ВКС и правительственные сирийские войска. Надо же им как-то заявить о своей мнимой живучести и «длинных руках»? Однако далеко не все эксперты разделяют мнение о причастности боевиков ДАИШ, считая их заявления саморекламой. Берут все на себя, чтобы боялись.

А теперь подведем некоторые итоги.

Родным погибшего пограничника – глубокие соболезнования. Раненым – скорейшего и полного выздоровления. Многонациональное население Дербента – не запугать и не рассорить. Виновных в преступлении ждет неотвратимое и суровое наказание.

И последнее. Дербент – удивительно красивый, гостеприимный и безопасный город. Он ничуть не опаснее любого другого города на планете. Я глубоко убежден в этом, несмотря на все произошедшее 29 декабря 2015 года. И обязательно вернусь в дивный, волшебный Дербент при первой возможности. Он стоит того, чтобы в него возвращаться снова и снова.

 

Юрий Ефимов, доктор политических наук, профессор кафедры политологии и социологии СГАУ:

– На мой взгляд, это было ожидаемое событие. Российская Федерация ведет военную операцию в Сирии. Наши противники  пытаются отвечать любыми доступными  им способами, основным из которых  является террор. Целью террора как раз и является желание  запугать, заставить отступить от своих ценностей, изменить установленный жизненный порядок существования. А направленностью  всегда является  «самое слабое место». Таковым  в настоящее время наши противники считают Дагестан.

Ахмет Ярлыкапов, кавказовед, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН:

– К сожалению, теракт, случившийся в Дербенте перед Новым годом, свидетельствует о нескольких неприятных вещах. Во-первых, на Северном Кавказе есть боеспособные ячейки запрещенного в России ИГ. Далее – эти ячейки получают финансирование, поскольку это нападение было явно отработкой полученных денег – помимо того, чтобы запугать мирных жителей и власти.

Виктор Озеров, председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности:

– Конечно, сейчас все, что происходит в мире, ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России решением Верховного суда РФ. – Ред.) будет приписывать себе с целью повышения своего «авторитета» и влияния. Необходимо объективно расследовать и установить, кто был заказчиком и исполнителем этого преступления. Нужно правильно оценивать происходящее, делать выводы и организовать работу таким образом, чтобы подобное не повторилось. Ради этого Россия и начала контртеррористическую операцию против террористов в Сирии, чтобы люди, чьи руки обагрены кровью, те, кто пропитан духом терроризма, не появились в России.