Лариса Керимова
Автор

Война – далекая и близкая...

Лариса Керимова
Автор
25.12.2015

25 декабря 1979 года – памятная дата ввода ограниченного контингента вооруженных сил СССР в Афганистан. В этот день воины-интернационалисты возлагают цветы к памятникам погибшим боевым друзьям, вспоминают суровые будни той не объявленной войны...

Спортсмен, борец, крепкий парень со здоровым чувством  собственного достоинства и  с таким же чувством ответственности за тех, с кем сводила его жизнь и кто нуждался в его помощи, Ибрагим Нагаев из Грозного  занимался вольной борьбой  с 14 лет, мечтал стать именитым спортсменом, чемпионом.  Выступал на различных соревнованиях, в том числе и всесоюзных. Показывал хорошие, перспективные результаты.  В 1983 году Ибрагим поступил  на спортивный факультет Чеченского педагогического института. Причем, по его же словам, специально, чтобы учеба  не отвлекала от  занятий спортом. Продолжал   заниматься  вольной борьбой, представлял свой институт на различных состязаниях. Был кандидатом в мастера спорта. В общем, пророчили парню успешную спортивную карьеру. Но судьба распорядилась иначе. Случилось так, что Ибрагиму пришлось пополнить состав ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Тем временем война в этой  стране  шла уже пятый год и набирала все новые обороты.

«Повестка из военкомата пришла в аккурат по достижении  мной 18-летия, –говорит Ибрагим. – Это был 1984 год. Мне сказали: не переживай, будешь выступать там на местных соревнованиях. А затем  мы заберем тебя в спортивную  роту в ЦСКА. Нас отвезли в Ашхабад, затем – в Иджем. Там я боролся с русским парнем. Мы оба показали хорошие результаты. После схватки нам еще раз подтвердили, что заберут в спортивную роту».

В тот день все подразделение уехало на полигон. Ибрагим остался в казарме ночевать. Лег отдохнуть. Через какое-то время услышал, как  кто-то плачет в комнате. Осмотрелся. Увидел узбека, повара. Он был весь в крови. Вид  жутковатый.  После расспросов тот поведал, что его избили какие-то солдаты, прибывшие в роту. Придрались к бытовому пустяку.  

Ибрагим решил заступиться за этого узбека, но цивилизованного разговора не получилось. Драка началась с первого же вопроса, почему они так сильно избили этого несчастного повара. В общем, в итоге этой заварушки Ибрагим серьезно покалечил одного из драчунов-зачинщиков конфликта. К слову сказать, тот был в два раза выше Нагаева, больше по весу и, как позже выяснилось, кандидатом в мастера спорта. Но в связи с тем, что «пострадавший» оказался не совсем простым по своему социальному статусу,  Ибрагима для начала посадили на гауптвахту, а потом даже завели уголовное дело.

Отсидев на «губе» некоторое время, в достаточно жестких условиях, Нагаев узнал, что принято решение в качестве наказания отправить его «за речку», в Афганистан.  

По пути в Туркмению, в поезде, Ибрагим познакомился с другими  чеченцами, позже ставшими его боевыми товарищами и верными друзьями на всю жизнь, – Русланом Керимовым, Русланом Зайпулаевым, Вахой Келиматовым, Саламу Байсуевым и другими. За два года «афганской эпопеи» друзья не раз пересекались на боевых операциях. При  этом, по счастливому стечению обстоятельств, никто из них не получил серьезных ранений. Все вернулись домой живыми и здоровыми. Боевые товарищи из  Грозного до сих пор дружат, тесно общаются  между собой и поддерживают друг друга, как могут, в разных жизненных ситуациях.

«В танковой учебке Тиджена, на границе с Афганистаном, мы пробыли три месяца. Надо отметить, сама подготовка в этой части была очень серьезная, – вспоминает Ибрагим Нагаев. –  Офицеры, которые занимались с нами физической и боевой подготовкой, образцово выполняли свои обязанности. Надо отдать им должное, работали они более чем добросовестно. Благодаря такой отличной физической и технической подготовке, по моему твердому убеждению, нам во многом и удалось выжить в условиях реальной войны. Я им за это до сих пор благодарен. Хотя не обходилось без споров, разногласий и даже стычек с некоторыми из офицеров. Встречались среди них и те, кто пытался нас унизить, оскорбить, в том числе и по национальному признаку. С такими приходилось разбираться уже по житейским, мужским  правилам. Но, слава богу, в среде командного состава преобладали люди, соблюдающие и армейские, и общечеловеческие правила».    

Несмотря на близость очага боевых действий, юный и в какой-то степени беспечный возраст Ибрагима и его сослуживцев позволял не думать об опасности предстоящей им миссии. Как вспоминает Нагаев, «у нас тогда была одна задача и одно желание – наесться и выспаться». Не было никакой паники по поводу того, что скоро их отправят на войну. Не было позывов убежать, спрятаться... Хотя видели, как в часть приезжали богатые родители, платили «выкупы» за своих сынков, чтобы забрать их оттуда. «Мы как-то даже равнодушно, что ли, к этим вещам тогда относились. Руководствовались, в первую очередь, все-таки в силу возраста и данными  в семье еще с детства  установками, что мужчина должен стойко переносить жизненные испытания», – говорит Ибрагим.

14 октября 1984 года  Нагаев получил удостоверение танкиста. А примерно через неделю был уже на фронтовой линии.

«Изначально политкомандиры так объясняли нашу миссию в этой стране: Америка  угнетает афганский народ и  хочет установить на этой земле атомные бомбы, которые планируют  затем использовать против Советского Союза. Афганский народ просит нас о помощи. И  наша задача – помочь ему. И второе: помешать осуществить американские замыслы против нашей общей Родины – Советского Союза. И  все, никаких других тезисов и аргументов не приводилось. Но нам и этого было достаточно. Мы давали присягу и воевали за свою Родину».

Франц Клинцевич, депутат Госдумы РФ, лидер Российского Союза ветеранов Афганистана:

«Сегодня совершенно очевидно, что данное постановление (постановление Съезда народных депутатов СССР. — ред.) было принято по конъюнктурным соображениям, не имеющим никакого отношения к исторической правде. Советские войска в Афганистане защищали не только интересы своей страны. Тогда нам удалось затормозить расползание по миру чумы экстремизма, рядящегося в исламские одежды. Можно сказать, что мы первыми приняли удар на себя, и Афганская война дала мировому сообществу определенную передышку, которой, к сожалению, ему в силу ряда обстоятельств воспользоваться не удалось».

За всю свою службу в Афганистане Ибрагим поменял три танка. Был одним из лучших танкистов.

«Одной из главных причин этого была, конечно, отличная физическая подготовка, полученная мной в ходе многолетних занятий спортом. Плюс, конечно, психическая устойчивость, являющаяся следствием все той же хорошей спортивной подготовки. Такое умение держать свои чувства и эмоции под контролем в критических ситуациях присуще спортсменам, в частности, борцам.  И вырабатывается оно с годами в процессе многочисленных выходов на борцовский ковер».

Ибрагим Нагаев вместе со своим другом Саламу Байсуевым минными тралами, навешанными на танки, расчищали проходы для пехоты. Неоднократно случалось так, что были на волосок от смерти. Но ни разу даже серьезно никого из них не ранило.

«Если человек совершенно неопытный попадает на войну и выживает в первые два-три месяца, то считай, что он уже опытный боец, – констатирует Ибрагим. –  Дальше полегче. Закон «если не ты, то тебя» работает на  войне,  конечно, стопроцентно. Поэтому всегда надо быть собранным, начеку и не паниковать. Воля  и дисциплина – вот два спасательных круга, которые помогают на войне и в мирной жизни. И, конечно, цель,  которая ведет по жизни, не давая возможности раскиснуть и сдаться на волю обстоятельств. Для меня такой целью был и остается спорт. Через полтора года службы на афганской войне могу сказать точно: почувствовал, что я уже опытный боец и что-то уже могу».  

Несколько раз за успешное выполнение боевых заданий и проявленное при этом мужество Ибрагим представлялся к правительственным наградам. Но так и не получил их. Причиной тому был тот самый конфликт, произошедший в самом начале его армейской жизни. Видимо, тот товарищ, которого он, руководствуясь чувством справедливости, избил  в туркменском городе, был в самом деле очень непростой. Несмотря на это, Нагаев говорит, что нисколько не жалеет о своем поступке. Повторись эта ситуация сейчас, он поступил бы точно так же.

Что ж, правы те мудрецы и психологи, которые утверждают, что характер – это судьба. Зато друзья и боевые товарищи Ибрагима из Грозного были отмечены орденами и медалями за службу в Афганистане. Нагаев рассказывает об этом с плохо скрываемыми гордостью и радостью за них.

Вспоминает Ибрагим и еще один момент, который сильно расстроил его, – уже по пути домой из армии. На таможне у него отобрали часы, которые он купил, будучи в Афганистане. Красивые, дорогие. Он считал их своей самой удачной покупкой. И случилось это все по той же причине – его  эмоциональности и убежденности в том,  что справедливость нужно  защищать, в какой  бы ситуации и где бы ты ни оказался. Нагаев повздорил с офицером, который грубо и бесцеремонно обошелся с ними на таможенном посту. Тот в отместку конфисковал самое ценное, что было у Ибрагима с собой, – часы. Узнав об этом, его друг и боевой товарищ  Руслан Керимов подарил ему свои часы, тоже дорогие по тем временам – электронные, с калькулятором. Позже, по приезду в Грозный, как рассказывает Ибрагим, вынужденно обменял эти часы на спортивную форму, которая была ему очень необходима для соревнований и тренировок. «Была сложная финансовая ситуация. Пришлось расстаться с подарком друга, – говорит  Ибрагим. – Но эта «жертва» опять же была сделана ради любимого спорта».

Проводя аналогию с сегодняшним военным конфликтом в Сирии и минувшей войной в Афганистане, Ибрагим отмечает, что "главное, не  повторить тот горький опыт на чужой  земле. Не «увязнуть» в войне".

«Это целая трагедия для всей страны была – та война в Афганистане. Вот мы десять лет были в  этой далекой республике. И что? Мы же там не остались, не поменяли образ жизни ее жителей. Только потери – и людские, и материальные. Если пойдет все по такому же или приблизительному  сценарию, как афганский, мы там «увязнем», а это самый худший  финал. Победителей в войне не  бывает, это однозначно. В итоге, все равно проигрывают все. И те, кто начал эту войну, и те, кому приходится в той или иной степени в ней участвовать. Не зря древняя мудрость гласит: «Худой мир лучше доброй войны». Вот к этому миру и надо бы всем нам стремиться, насколько хватает сил, мудрости, знаний, ума и терпимости. Иначе — никак».

Cегодня бывший «афганец» Ибрагим Нагаев живет в Грозном, работает на кафедре физического воспитания в Чеченском государственном университете. В свободное от занятий время тренирует ребят, которые хотят выступать на бойцовском ринге. Передает им свой богатый опыт, знания и навыки. Ездит с ними на соревнования в различные города страны. Проводит в  вузе вместе со своими коллегами не только весь световой день и обязательные рабочие часы, но и вечера. При этом не считает это чем-то из ряда вон выходящим. Просто много работы и хочется сделать ее, как всегда, на «отлично».

Сергей Миронов, руководитель фракции партии «Справедливая Россия»:

«Афганистан стал суровой, но очень важной школой для целого поколения. Из этой школы вышло много замечательных людей, ярко проявивших себя в разных сферах жизни – в бизнесе, в творчестве, в общественной деятельности».

«Человек, по моему мнению, должен развиваться в трех  направлениях – физическом, умственном и духовном, – говорит Нагаев. – И если реализовывать эти принципы повседневно в своей жизни,  то юношам будет чем заняться, всегда и везде. Могу сказать, что радикально настроенных молодых людей сейчас не так  много. Сказывается и влияние работы, которую проводят с ними в последнее время богословы и общественники. По крайней мере, я вижу, как ребята, которые  учатся у нас в университете, настроены на мирные цели. Они хотят учиться, достигать успехов в спорте, учебе, работе. Меня это очень радует. И будет более чем обидно и горестно, если их молодость, энергию и таланты, а самое главное – жизнь смогут использовать в своих корыстных целях «разжигатели» войн».

Ибрагим любит своих подопечных и хочет сделать так, чтобы они смогли достигнуть всего, к  чему стремятся.  Выглядит до сих пор более чем по-спортивному и говорит, что  мечта стать  чемпионом мира по вольной борьбе все еще  живет в нем.