Олег Пономарев
Автор

Если б я был султан…

Олег Пономарев
Автор
07.12.2015

Взяться за тему многоженства побудила беседа с народной артисткой Ингушетии, драматургом, сотрудницей Министерства культуры РИ Эсет (Асей) Сусуркиевой. Собственно, грядущая на тот момент премьера спектакля «Где наш муж?», посвященного проблеме многоженства в республике, и стала предметом нашего разговора, во время которого неожиданно выяснилось, что сама автор такой «многоугольный» вид семейных отношений вполне даже поддерживает и одобряет.

Потому что на девять девчонок…

В комедии, у главного героя которой четыре жены, автор с юмором решила показать отрицательные и положительные стороны такой семейной жизни. «Ответ на вопрос, хорошо ли или плохо многоженство,  в пьесе я оставляю открытым. Представляю зрителям самим ответить на него. Но лично я «за», хотя мое мнение разделяют далеко не все», – призналась Эсет.  

Аргументы, которые автор приводит в защиту своей  позиции, малоубедительными не назовешь. «В Ингушетии много старых дев, которые не могут выйти замуж, – отмечает актриса. – Женщин в республике вообще больше, чем мужчин: неспокойные 90-е не прошли даром, многие погибли позже при исполнении. По статистике, на одного ингушского парня приходится девять девушек».

«Гулять нашим женщинам не дозволяется, жить в браке, не оформленном по религиозным обычаям, тоже. Мне жалко этих женщин. Почему они должны быть обделенными? А многоженство позволяет и им обрести семью, познать любовь мужчины, родить детей и жить полноценной жизнью», – уверена актриса и мама трех дочерей Эсет Сусуркиева.

У самой Аси обычная семья. Она – единственная жена своего мужа. «Но я не прочь была бы поделиться», – поражает еще одним откровением женщина и с юмором добавляет, что, правда, сам ее муж против этого, потому что жалеет вторую жену, которой рядом с вечно занятой то в театре, то в Минкульте Асей якобы придется несладко.

Многоженство в цифрах

Однако позицию Аси, действительно, разделяют далеко не все женщины Северного Кавказа. В 2014 году Фонд имени Генриха Белля провел крупное социологическое исследование, посвященное жизни и положению женщины в регионе. Выяснилось, что большинство жительниц мусульманских республик СКФО полигамию не приветствуют. Полностью отрицательно и скорее отрицательно в Ингушетии к многоженству относятся 69,1% опрошенных, в Кабардино-Балкарии – 56,7%, в Дагестане – 79%, в Чечне – 90,2%.

В то время как представители сильного пола окружить себя «тройной красотой» явно не прочь. Согласно опросу, самый высокий процент мужчин, имеющих нескольких жен, в Чеченской Республике и Кабардино-Балкарии. В Чечне 16% женщин заявили, что они являются не единственной женой, а 18% жительниц этой республики назвали многоженство одной из самых острых проблем. В КБР о наличии второй жены у своего мужа заявили 8,4% респонденток, в Дагестане – 5,8%, в Ингушетии – 5%.

Причем выяснилось, что большая часть полигамных браков – среди молодежи. Так, в КБР в этом признались 36% опрошенных жительниц в возрасте от 17 до 30 лет, в Чечне – 28%, а в Дагестане – 10% молодых женщин. Эксперты говорят об арабизации женщин Северного Кавказа и называют это тенденцией последних лет.  

Тем не менее, согласно данным того же фонда Белля, подавляющее число семей в регионе носят все же моногамный характер. В Чечне это  84% союзов, в Кабардино-Балкарии – 91%, в Дагестане – 94%, в Ингушетии – 95%.  Вполне вероятно, что столь высокие цифры обусловлены тем, что официально в ЗАГСе регистрируется лишь один брак, остальные же скрепляет мулла. До тех пор, пока закон многоженство запрещает, узнать, сколько именно полигамных браков заключено в республиках Северного Кавказа, невозможно. Затрудняет такой подсчет и тот факт, что правила регистрации мусульманского брака не требуют составления официального документа, и он хотя и выдается, но далеко не всегда.

По закону и по шариату

«Многоженство – это не распутство и не прихоть, это большая ответственность. Оно существовало и до ислама и было связано с тем, что велись войны, мужчины погибали, и многие женщины оставались без мужей. Ислам же упорядочил эту сферу, направил ее в нормальное нравственное русло», – объясняет заместитель председателя Духовного управления мусульман КБР Алим Сижажев.

«Темпераменты и телесные потребности у всех разные, и многоженство позволяет удовлетворять их законным и справедливым образом. Оно делает отношения между людьми чище и тем самым искореняет распутство. А шариат регламентирует многоженство, защищает женщину и детей, появляющихся в таких браках.

Ведь это не просто – захотел утолить свои плотские потребности, пошел и женился. Это – целое искусство. Для того чтобы иметь несколько жен, нужно быть настоящим мужчиной – ответственным, сильным, справедливым, способным в равной степени обеспечить всем своим женам и детям и материальный достаток, и любовь, и заботу. И сделать это так, чтобы никто не чувствовал себя униженным и уязвленным. И каждая жена ощущала себя единственной», – говорит зампред ДУМ КБР.

Между тем из уст политиков все чаще звучит мысль об узаконивании полигамии. Открыто поддерживает многоженство глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров

«У нас, в Чечне, женщин больше, чем мужчин. Но все они должны быть устроены в жизни. Многоженство разрешают наши обычаи, наша религия. С другой стороны, если молодая девушка или разведенная женщина гуляет, то ее брат убивает и ее, и того мужчину. У нас очень суровые обычаи. Лучше женщине быть второй или третьей женой, чем быть убитой. Так что уверен: сегодня нам необходимо многоженство. Закона нет такого, но я всем говорю: у кого есть желание и возможность, надо брать вторую жену», – сказал Кадыров в интервью одному из СМИ.

Вот и секретарь Общественной палаты Александр Бречалов заявил, что не исключает начала дискуссии о многоженстве в республиках Северного Кавказа, с учетом местных религиозных обычаев, хотя и добавил, что сам, конечно, выступает за традиционный брак.

Счастье втроем

Но пока шариат и  светский закон спорят друг с другом, многоженство создает множество юридических казусов. Одной из проблем, нарушающих права женщин, называет полигамию кандидат политических наук Саида Сиражудинова. «Она (полигамия) не урегулирована законом, в большинстве случаев основывается на обмане. Несмотря на то, что многие апеллируют к шариату, шариат в обязательном порядке здесь не действует и не может защитить женщину и ее права. Незарегистрированные брачные связи влекут проблемы с правами детей, собственностью, вызывают долгие и трудноразрешимые наследственные и имущественные тяжбы. Полигамию запрещает и Семейный кодекс РФ», – отмечает ученый.

Как ни крути, а представителям европейского менталитета трудно понять и, уж тем более, допустить применительно к себе подобное семейное мироустройство (хотя мужчины, возможно, со мной и поспорят). Между тем, как рассказывают знающие люди, и в полигамных семьях люди живут вполне гармонично и счастливо. В Ингушетии, например, многие знают семью известного режиссера одного из местных театров, у которого сразу две жены. Причем обе – актрисы того же театра, обе живут под одной крышей со свекровью и мужем и вместе воспитывают ему восьмерых детей. 

«Я никогда не видела, чтобы эти две женщины проявляли хоть какое-то недовольство друг другом. Они не только не мешают, но и взаимно дополняют одна другую. Очень приятные, дружелюбные, они даже поют дуэтом!» – рассказала мне «по секрету» Эсет Сусуркиева. А впрочем, говорят, театральная семья и не скрывает своей полигамности и считается чуть ли не примером для подражания.