Кавказ Сегодня
Автор

Война с «Платоном»: победителей должно быть трое

Кавказ Сегодня
Автор

На территории России с 15 ноября начала работать система взимания платы с грузовиков разрешенной максимальной массой более 12 тонн. Мотивация – налог взимается в счет причиняемого фурами вреда федеральным дорогам Российской Федерации.

За первые пять дней работы системы «Платон» (сокращение от слов «плата за тонны») с грузоперевозчиков собрано свыше 190 миллионов рублей. Напомним, тариф для большегрузных автомобилей составляет 1,53 рубля за километр пути, однако с 1 марта 2016 года и до конца 2018 года планируется его повышение до 3,06 рубля за километр.

Все водители грузовиков обязаны регистрироваться в системе «Платон», однако им предоставлен выбор: купить бортовое устройство, которое отсчитывает километры федеральной трассы, либо перед рейсом брать у операторов системы детально прописанную маршрутную карту. Отказ от выплат – штраф в размере 40 тысяч рублей и 450 тысяч рублей для юридических лиц.

По мнению дальнобойщиков, ввод такой системы разорит многих предпринимателей, занимающихся автоперевозками, и неминуемо приведет к росту цент на перевозимые и связанные с ними товары. При этом, по расчетам самих водителей, они потеряют примерно треть своих доходов за каждый рейс.

Кроме этого, как утверждают представители водительской братии, имеются серьезные сбои платежной системы «Платон», однако штрафы при этом никто отменять не собирается.

Удручающе выглядит то обстоятельство, что введение подобного серьезного налога не было предварено какой-либо серьезной разъяснительной работой в водительской среде на местах. Просто «взяли под козырек», ввели – и все. Посчитали, что уже приведенных аргументов (о компенсации за разбитые дороги) и действующей нормативной базы вполне достаточно.

Аргументы и впрямь серьезные. Дорожное хозяйство обходится стране дорого. И чем-то эти расходы нужно компенсировать. Но когда в вопросе напрямую затрагиваются материальные интересы значительного количества (а косвенно – очень многих), то не мешало бы действовать более деликатно, менее топорно, что ли. Учитывая не только материальные интересы разных сторон и формальное соответствие принятого решения по взиманию нового транспортного налога действующему законодательству, но и элементарную психологию людей, до которых порою «доходит» только тогда, когда уже все произошло.

Результат не заставил себя ждать. Дальнобойщики забастовали. Сведения об акциях протестов поступают из различных уголков страны. И больше всех людей на «протестное стояние» фур собрал Дагестан. Акции в городах республики проходят уже больше недели. Сотни загруженных фур выстроились на десятки километров вдоль трасс.

Вполне объяснимо, что в огромной толпе разгоряченных людей (которые по своей натуре, выработанной долгим, специфическим и, прямо скажем, нелегким трудом, мало чего боятся вообще) раздались призывы «идти на Москву». И совсем не затем, чтобы брать ее штурмом, как бы очень хотелось некоторым СМИ и политическим деятелям, или блокировать МКАД (о чем заявляли отдельные горячие головы).

Подавляющая часть людей хочет, чтобы услышали их аргументы.

– Как наши старшие решат, сейчас они обсуждают. Особо людей тоже не хотим мучить, но хотим, чтобы нас услышали. Дороги перекрывать у нас нет мыслей, просто в Москве в одном месте собраться хотим,

– отметил представитель бастующих дальнобойщиков Ибрагим Ибрагимов в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва».

А теперь вспомним избитую истину: выход из любого противостояния начинается с диалога. С простого разговора. Чтобы понять, убедить и найти решение. 

С дагестанскими дальнобойщиками встретился лишь руководитель управления ГИБДД Дагестана Валерий Громов, который внимательно выслушал водителей и анонсировал возможную встречу с высокопоставленным чиновником кабмина Дагестана. На момент, когда пишутся эти строки, подобного намерения из дагестанского руководства пока не высказал больше никто. А ведь опыт свидетельствует о том, что разговаривать и договариваться следует не только с тем, кто осознанно прав и отстаивает свои права. С теми, кто заблуждается, разговаривать нужно еще более тщательно и оперативно. Это – для тех случаев, когда общественно-политическая стабильность в регионе – важнее уже принятых экономических решений.

Между тем, водители большегрузов утверждают, что в администрации столицы республики, в Минтрансе и управлении Росавтодора их выслушать не захотели. Напротив, к месту событий стягиваются силовики. В такой ситуации остается лишь надеяться на взаимное отсутствие провокаций.

Так ли обстоят дела в других регионах? Не совсем.

Например, губернатор Оренбургской области Юрий Берг 19 ноября не погнушался выйти к бастующим дальнобойщикам. Встретился с участниками акции водителей большегрузных фур и глава Белгородской области Евгений Савченко. Президент Татарстана Рустам Минниханов поручил создать рабочую группу для обсуждения последствий от введения системы «Платон»…

Напряжение есть, острые ситуации возникают, но все же какое-то движение навстречу есть. Многие руководители регионов, главы ведомств пытаются реагировать на сложившееся положение. Они разговаривают с народом. Это вовсе не означает, что проблема решена. Но начало любого диалога – уже не война.

А в Дагестане, где ситуация – самая сложная? Возможно, в кулуарах власти какая-то реакция и есть. Но почему о ней ничего неизвестно широкой аудитории?

Начало «московского похода», по словам представителей протестующих, запланировано на 30 ноября. Кстати, чтобы добраться до российской столицы, за каждый километр пройденного пути по федеральным трассам водители тяжелых грузовиков массой более 12 тонн должны вносить дополнительную плату. За право быть выслушанным нужно заплатить, если на местах разговаривать не хотят.

Кстати, как сообщает «Коммерсантъ», в ситуацию уже вмешался уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов, который в своем письменном обращении к президенту Владимиру Путину предложил на год перевести систему в тестовый режим.

«За первые дни система «Платон», через которую с 15 ноября начала взиматься плата за проезд 12-тонных грузовиков, показала свою неготовность к работе. Обеспеченность специальными бортовыми устройствами на сегодняшний день составляет не более 11-12%. В то же время интернет-портал, который является альтернативным способом оплаты проезда при отсутствии счетчика, функционирует со значительными перебоями. В половине случаев он недоступен (в том числе для осуществления оплаты), средства списываются произвольно, некорректно отображается пробег (до 2,7 тыс. км в сутки для одного транспортного средства)»,

– сообщается в этом письме со ссылкой на данные грузоперевозчиков.

Свое мнение по ситуации с бастующими дальнобойщиками высказывают уже и крупные предприниматели. Так, заместитель правления «Руспродсоюза» Дмитрий Леонов считает, что в связи с забастовками

«У ряда членов ассоциации в распределительные центры торговых сетей не поступает до 10% необходимого объема заказов. Гораздо сложнее обстоит ситуация в южных регионах, где процент предоставления машин для поставок в Московскую область и северные регионы может составлять всего 5%»,

– приводит его слова «Ъ».

С другой стороны, министр промышленности и торговли Денис Мантуров считает, что новый дорожный сбор за проезд большегрузных грузовиков по федеральным трассам не приведет к дефициту продуктов питания и других потребительских товаров.

«Трудно сказать, сколько новый дорожный сбор добавит к общей динамике роста цен, но вряд ли его влияние будет определяющим. Можно с уверенностью сказать, что это не приведет к дефициту продуктов питания и иных потребительских товаров»,

– передает слова министра ТАСС.

Да, состояние дорог – это важно. И экономический фактор тоже важен. Ведь от увеличения стоимости перевозок и цена на перевезенную продукцию и товары вырастет. Но возьмем на себя смелость утверждать, что гражданское согласие гораздо важнее и того, и другого.

Противостояние никому не нужно и ни к чему хорошему не приведет. Только спокойный и конструктивный диалог (со всеми возможными допусками и компромиссами) может выявить в данной ситуации истинных победителей, коими должны быть законность, здравый смысл и экономическая целесообразность.