Что таит «Белый лебедь»?

Пятигорский «Белый лебедь» не первый век взирает на город со склона горы Машук. От этого следственного изолятора, несмотря на поэтичное название и белоснежный фасад, веет отчаянием и страхом, а вокруг витает дух мрачной таинственности. Что же скрывается за неприступными стенами «Белого лебедя»?

Когда только переступаешь порог пятигорского СИЗО-2, кажется, что время остановилось: тяжелые белые стены нависают над головами, как и десятки лет назад, решетки на окнах придают зданию угрюмости и строгости. Однако, пройдя через несколько КПП, после тщательного досмотра, мы оказываемся во внутреннем дворике, где знакомый приятный аромат как-бы сигнализирует: здесь жизнь течет своим чередом. Это пахнет свежим хлебом из пекарни. Однако, вскоре перед нами открывается еще одна железная дверь и мы оказываемся в настоящем лабиринте. Ни одного успешного побега за 177 лет. И понятно, почему. Здесь сложно сориентироваться, а звук проворачивающихся ключей, одну за другой открывающих перед нами двери каждые 10-15 метров, надолго запечатлелся в памяти, как и запах. Такой контраст после аромата пекарни.

Когда идешь по этим коридорам с железными дверями по обе стороны, кажется, что за ними никого нет. Поэтому решаем задать вопрос:

«Мы можем поговорить с кем-нибудь из спецконтингента?» (слово это непривычное для нас, перенятое у администрации учреждения в ходе предварительной беседы)

«Конечно. Но чуть позже. Сейчас мы находимся в блоке для несовершеннолетних, а с ними вам встречаться нельзя. Обратите внимание, этот блок отделен от других, что не допускает никакого контакта между ними и взрослыми заключенными, которые могут негативно влиять на них» (Мы, конечно, про себя добавляем: или издеваться различными методами - прим. ред.). У них здесь своя душевая, свой учебный класс, где с ними ежедневно занимаются приходящие преподаватели. Есть у них и своя зона для прогулок на свежем воздухе. Там установлены турники, стоит теннисный стол», - рассказывает начальник СИЗО-2 Артем Гатальский.

Следуем дальше. Один из сопровождающих нас работников подходит вплотную к двери и голосом с нотками металла, выработанным за годы службы, произносит: «Построиться!» Несколько громких оборотов ключа и перед нами открывается дверь, за которой оказалось несколько женщин. Довольно просторная теплая камера, в которой, как выяснилось в ходе беседы, есть то, что здесь считают настоящей роскошью - горячая вода (раньше в камерах ее не было, да и сейчас она доступна лишь несовершеннолетним и женщинам. Душ же - раз в неделю).

Дальше нас приглашают заглянуть на кухню: смотрим издалека, чтобы не нарушать нормы гигиены. Там работают молодые парни. Это те, кому уже вынесен приговор, однако, в силу ряда причин - первая судимость, примерное поведение, специальное образование и легкая или средняя тяжесть совершенных преступлений - они остаются отбывать назначенное наказание в СИЗО, занимаясь хозяйственной работой. На наш вопрос относительно оплаты труда поясняют, что все осужденные официально трудоустроены и получают заработную плату согласно Трудовому кодексу РФ.

«Мы часто слышим о вашей библиотеке. Покажете?» - обращаемся к своим «экскурсоводам».

Они сразу оживляются и говорят о том, что библиотека - их особая гордость, ведь в ней собрано более 8 тысяч книг. Согласитесь, впечатляет. Отвечая на наши, порой каверзные, вопросы, рассказывают, что доступ к библиотечному фонду свободный, конечно, в рамках ежедневного расписания, как впрочем и в тренажерный зал. Рядом с библиотекой еще одна дверь, которую перед нами открывают особенно важно: рентген-кабинет. Оборудование новое, современное. Флюорограф, по словам начальника СИЗО, - один из лучших в регионе. Верим на слово, так как оценить все можем только визуально. Сразу задаем вопрос относительно болезни, которая сразу приходит в голову, когда мы слышим о местах лишения свободы - туберкулезе.

«Сейчас ситуация намного лучше, чем была раньше, - рассказывает Артем Гатальский. - Да, при прибытии каждый заключенный проходит обследование, есть случаи выявления туберкулеза. Но таких людей мы сразу изолируем, они проживают в специальных боксах. Поэтому у нас не было за последнее время ни одного случая заражения на территории СИЗО. Насколько мне известно, в других подобных учреждениях Ставрополья - тоже».

Дальше нас приглашают пройти в особое место - молельную комнату. Внутри она выглядит как небольшая часовня: множество икон, расписанные стены, деревянный крест с распятием, купель… Купель?

«Да, конечно, порой случается, что дети появляются на свет в СИЗО. Тогда их крещение проводится именно здесь. Здесь же проходят по необходимости обряды венчания. К нам уже на протяжении 12 лет постоянно приходит священнослужитель Отец Анатолий. Он проводит службы, общается с заключенными. Важно, чтобы люди имели возможность исповедаться, причаститься…»

Пожалуй, это единственное действительно светлое место в этом «белом заточении». Только здесь получается дышать полной грудью, не прислушиваться к каждому шороху и не подаваться угнетающим мыслям…

Вновь оказавшись во внутреннем дворе, задаемся вопросом: где же зона для прогулок, о которой все говорят?

«Вон она, наверху».

Поднимаем глаза и видим, что на самом здании расположена огромная площадка, накрытая навесом и огороженная высокими стенами с колючей проволокой. В голове мелькает мысль: «Если бы не эти глухие тюремные ограды - оттуда открывался бы великолепный вид на осенний Пятигорск».

Отводим взгляд от верхней площадки, и он вновь скользит по стенам, по череде одинаковых окон за прочными решетками… Первый арестант прибыл сюда еще в далеком 1840 году, когда было закончено строительство первого корпуса тюрьмы. Уже позднее рядом выросло еще одно здание. С тех пор здесь происходило много событий, много историй хранят эти места. Например, нам рассказали, что во времена репрессий здесь проводились массовые расстрелы. От этих слов по телу пробегает холодок и взгляд невольно начинает блуждать по двору, строениям, словно ища то самое место расстрела. А их здесь было сразу два. Содержались в «Белом лебеде» и особо опасные преступники, так как осуществить побег из этого неприступного айсберга, словно выросшего откуда-то из-под покрытой зеленью машукской земли, кажется невозможным. И сейчас здесь сотни людей, сотни разрушенных собственными руками судеб, сотни преступлений и сотни надежд. Все эти люди рано или поздно выйдут отсюда, не в пример тем, кто оказался в стенах знаменитого тезки пятигорского СИЗО. И на их место придут другие, которые также будут полагать, что им удастся уйти от правосудия, и также ошибутся.

Поделиться

Реклама

Что таит «Белый лебедь»?

Пятигорский «Белый лебедь» не первый век взирает на город со склона горы Машук. От этого следственного изолятора, несмотря на поэтичное название и белоснежный фасад, веет отчаянием и страхом, а вокруг витает дух мрачной таинственности. Что же скрывается за неприступными стенами «Белого лебедя»?

Когда только переступаешь порог пятигорского СИЗО-2, кажется, что время остановилось: тяжелые белые стены нависают над головами, как и десятки лет назад, решетки на окнах придают зданию угрюмости и строгости. Однако, пройдя через несколько КПП, после тщательного досмотра, мы оказываемся во внутреннем дворике, где знакомый приятный аромат как-бы сигнализирует: здесь жизнь течет своим чередом. Это пахнет свежим хлебом из пекарни. Однако, вскоре перед нами открывается еще одна железная дверь и мы оказываемся в настоящем лабиринте. Ни одного успешного побега за 177 лет. И понятно, почему. Здесь сложно сориентироваться, а звук проворачивающихся ключей, одну за другой открывающих перед нами двери каждые 10-15 метров, надолго запечатлелся в памяти, как и запах. Такой контраст после аромата пекарни.

Когда идешь по этим коридорам с железными дверями по обе стороны, кажется, что за ними никого нет. Поэтому решаем задать вопрос:

«Мы можем поговорить с кем-нибудь из спецконтингента?» (слово это непривычное для нас, перенятое у администрации учреждения в ходе предварительной беседы)

«Конечно. Но чуть позже. Сейчас мы находимся в блоке для несовершеннолетних, а с ними вам встречаться нельзя. Обратите внимание, этот блок отделен от других, что не допускает никакого контакта между ними и взрослыми заключенными, которые могут негативно влиять на них» (Мы, конечно, про себя добавляем: или издеваться различными методами - прим. ред.). У них здесь своя душевая, свой учебный класс, где с ними ежедневно занимаются приходящие преподаватели. Есть у них и своя зона для прогулок на свежем воздухе. Там установлены турники, стоит теннисный стол», - рассказывает начальник СИЗО-2 Артем Гатальский.

Следуем дальше. Один из сопровождающих нас работников подходит вплотную к двери и голосом с нотками металла, выработанным за годы службы, произносит: «Построиться!» Несколько громких оборотов ключа и перед нами открывается дверь, за которой оказалось несколько женщин. Довольно просторная теплая камера, в которой, как выяснилось в ходе беседы, есть то, что здесь считают настоящей роскошью - горячая вода (раньше в камерах ее не было, да и сейчас она доступна лишь несовершеннолетним и женщинам. Душ же - раз в неделю).

Дальше нас приглашают заглянуть на кухню: смотрим издалека, чтобы не нарушать нормы гигиены. Там работают молодые парни. Это те, кому уже вынесен приговор, однако, в силу ряда причин - первая судимость, примерное поведение, специальное образование и легкая или средняя тяжесть совершенных преступлений - они остаются отбывать назначенное наказание в СИЗО, занимаясь хозяйственной работой. На наш вопрос относительно оплаты труда поясняют, что все осужденные официально трудоустроены и получают заработную плату согласно Трудовому кодексу РФ.

«Мы часто слышим о вашей библиотеке. Покажете?» - обращаемся к своим «экскурсоводам».

Они сразу оживляются и говорят о том, что библиотека - их особая гордость, ведь в ней собрано более 8 тысяч книг. Согласитесь, впечатляет. Отвечая на наши, порой каверзные, вопросы, рассказывают, что доступ к библиотечному фонду свободный, конечно, в рамках ежедневного расписания, как впрочем и в тренажерный зал. Рядом с библиотекой еще одна дверь, которую перед нами открывают особенно важно: рентген-кабинет. Оборудование новое, современное. Флюорограф, по словам начальника СИЗО, - один из лучших в регионе. Верим на слово, так как оценить все можем только визуально. Сразу задаем вопрос относительно болезни, которая сразу приходит в голову, когда мы слышим о местах лишения свободы - туберкулезе.

«Сейчас ситуация намного лучше, чем была раньше, - рассказывает Артем Гатальский. - Да, при прибытии каждый заключенный проходит обследование, есть случаи выявления туберкулеза. Но таких людей мы сразу изолируем, они проживают в специальных боксах. Поэтому у нас не было за последнее время ни одного случая заражения на территории СИЗО. Насколько мне известно, в других подобных учреждениях Ставрополья - тоже».

Дальше нас приглашают пройти в особое место - молельную комнату. Внутри она выглядит как небольшая часовня: множество икон, расписанные стены, деревянный крест с распятием, купель… Купель?

«Да, конечно, порой случается, что дети появляются на свет в СИЗО. Тогда их крещение проводится именно здесь. Здесь же проходят по необходимости обряды венчания. К нам уже на протяжении 12 лет постоянно приходит священнослужитель Отец Анатолий. Он проводит службы, общается с заключенными. Важно, чтобы люди имели возможность исповедаться, причаститься…»

Пожалуй, это единственное действительно светлое место в этом «белом заточении». Только здесь получается дышать полной грудью, не прислушиваться к каждому шороху и не подаваться угнетающим мыслям…

Вновь оказавшись во внутреннем дворе, задаемся вопросом: где же зона для прогулок, о которой все говорят?

«Вон она, наверху».

Поднимаем глаза и видим, что на самом здании расположена огромная площадка, накрытая навесом и огороженная высокими стенами с колючей проволокой. В голове мелькает мысль: «Если бы не эти глухие тюремные ограды - оттуда открывался бы великолепный вид на осенний Пятигорск».

Отводим взгляд от верхней площадки, и он вновь скользит по стенам, по череде одинаковых окон за прочными решетками… Первый арестант прибыл сюда еще в далеком 1840 году, когда было закончено строительство первого корпуса тюрьмы. Уже позднее рядом выросло еще одно здание. С тех пор здесь происходило много событий, много историй хранят эти места. Например, нам рассказали, что во времена репрессий здесь проводились массовые расстрелы. От этих слов по телу пробегает холодок и взгляд невольно начинает блуждать по двору, строениям, словно ища то самое место расстрела. А их здесь было сразу два. Содержались в «Белом лебеде» и особо опасные преступники, так как осуществить побег из этого неприступного айсберга, словно выросшего откуда-то из-под покрытой зеленью машукской земли, кажется невозможным. И сейчас здесь сотни людей, сотни разрушенных собственными руками судеб, сотни преступлений и сотни надежд. Все эти люди рано или поздно выйдут отсюда, не в пример тем, кто оказался в стенах знаменитого тезки пятигорского СИЗО. И на их место придут другие, которые также будут полагать, что им удастся уйти от правосудия, и также ошибутся.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Что таит «Белый лебедь»?

Пятигорский «Белый лебедь» не первый век взирает на город со склона горы Машук. От этого следственного изолятора, несмотря на поэтичное название и белоснежный фасад, веет отчаянием и страхом, а вокруг витает дух мрачной таинственности. Что же скрывается за неприступными стенами «Белого лебедя»?

Когда только переступаешь порог пятигорского СИЗО-2, кажется, что время остановилось: тяжелые белые стены нависают над головами, как и десятки лет назад, решетки на окнах придают зданию угрюмости и строгости. Однако, пройдя через несколько КПП, после тщательного досмотра, мы оказываемся во внутреннем дворике, где знакомый приятный аромат как-бы сигнализирует: здесь жизнь течет своим чередом. Это пахнет свежим хлебом из пекарни. Однако, вскоре перед нами открывается еще одна железная дверь и мы оказываемся в настоящем лабиринте. Ни одного успешного побега за 177 лет. И понятно, почему. Здесь сложно сориентироваться, а звук проворачивающихся ключей, одну за другой открывающих перед нами двери каждые 10-15 метров, надолго запечатлелся в памяти, как и запах. Такой контраст после аромата пекарни.

Когда идешь по этим коридорам с железными дверями по обе стороны, кажется, что за ними никого нет. Поэтому решаем задать вопрос:

«Мы можем поговорить с кем-нибудь из спецконтингента?» (слово это непривычное для нас, перенятое у администрации учреждения в ходе предварительной беседы)

«Конечно. Но чуть позже. Сейчас мы находимся в блоке для несовершеннолетних, а с ними вам встречаться нельзя. Обратите внимание, этот блок отделен от других, что не допускает никакого контакта между ними и взрослыми заключенными, которые могут негативно влиять на них» (Мы, конечно, про себя добавляем: или издеваться различными методами - прим. ред.). У них здесь своя душевая, свой учебный класс, где с ними ежедневно занимаются приходящие преподаватели. Есть у них и своя зона для прогулок на свежем воздухе. Там установлены турники, стоит теннисный стол», - рассказывает начальник СИЗО-2 Артем Гатальский.

Следуем дальше. Один из сопровождающих нас работников подходит вплотную к двери и голосом с нотками металла, выработанным за годы службы, произносит: «Построиться!» Несколько громких оборотов ключа и перед нами открывается дверь, за которой оказалось несколько женщин. Довольно просторная теплая камера, в которой, как выяснилось в ходе беседы, есть то, что здесь считают настоящей роскошью - горячая вода (раньше в камерах ее не было, да и сейчас она доступна лишь несовершеннолетним и женщинам. Душ же - раз в неделю).

Дальше нас приглашают заглянуть на кухню: смотрим издалека, чтобы не нарушать нормы гигиены. Там работают молодые парни. Это те, кому уже вынесен приговор, однако, в силу ряда причин - первая судимость, примерное поведение, специальное образование и легкая или средняя тяжесть совершенных преступлений - они остаются отбывать назначенное наказание в СИЗО, занимаясь хозяйственной работой. На наш вопрос относительно оплаты труда поясняют, что все осужденные официально трудоустроены и получают заработную плату согласно Трудовому кодексу РФ.

«Мы часто слышим о вашей библиотеке. Покажете?» - обращаемся к своим «экскурсоводам».

Они сразу оживляются и говорят о том, что библиотека - их особая гордость, ведь в ней собрано более 8 тысяч книг. Согласитесь, впечатляет. Отвечая на наши, порой каверзные, вопросы, рассказывают, что доступ к библиотечному фонду свободный, конечно, в рамках ежедневного расписания, как впрочем и в тренажерный зал. Рядом с библиотекой еще одна дверь, которую перед нами открывают особенно важно: рентген-кабинет. Оборудование новое, современное. Флюорограф, по словам начальника СИЗО, - один из лучших в регионе. Верим на слово, так как оценить все можем только визуально. Сразу задаем вопрос относительно болезни, которая сразу приходит в голову, когда мы слышим о местах лишения свободы - туберкулезе.

«Сейчас ситуация намного лучше, чем была раньше, - рассказывает Артем Гатальский. - Да, при прибытии каждый заключенный проходит обследование, есть случаи выявления туберкулеза. Но таких людей мы сразу изолируем, они проживают в специальных боксах. Поэтому у нас не было за последнее время ни одного случая заражения на территории СИЗО. Насколько мне известно, в других подобных учреждениях Ставрополья - тоже».

Дальше нас приглашают пройти в особое место - молельную комнату. Внутри она выглядит как небольшая часовня: множество икон, расписанные стены, деревянный крест с распятием, купель… Купель?

«Да, конечно, порой случается, что дети появляются на свет в СИЗО. Тогда их крещение проводится именно здесь. Здесь же проходят по необходимости обряды венчания. К нам уже на протяжении 12 лет постоянно приходит священнослужитель Отец Анатолий. Он проводит службы, общается с заключенными. Важно, чтобы люди имели возможность исповедаться, причаститься…»

Пожалуй, это единственное действительно светлое место в этом «белом заточении». Только здесь получается дышать полной грудью, не прислушиваться к каждому шороху и не подаваться угнетающим мыслям…

Вновь оказавшись во внутреннем дворе, задаемся вопросом: где же зона для прогулок, о которой все говорят?

«Вон она, наверху».

Поднимаем глаза и видим, что на самом здании расположена огромная площадка, накрытая навесом и огороженная высокими стенами с колючей проволокой. В голове мелькает мысль: «Если бы не эти глухие тюремные ограды - оттуда открывался бы великолепный вид на осенний Пятигорск».

Отводим взгляд от верхней площадки, и он вновь скользит по стенам, по череде одинаковых окон за прочными решетками… Первый арестант прибыл сюда еще в далеком 1840 году, когда было закончено строительство первого корпуса тюрьмы. Уже позднее рядом выросло еще одно здание. С тех пор здесь происходило много событий, много историй хранят эти места. Например, нам рассказали, что во времена репрессий здесь проводились массовые расстрелы. От этих слов по телу пробегает холодок и взгляд невольно начинает блуждать по двору, строениям, словно ища то самое место расстрела. А их здесь было сразу два. Содержались в «Белом лебеде» и особо опасные преступники, так как осуществить побег из этого неприступного айсберга, словно выросшего откуда-то из-под покрытой зеленью машукской земли, кажется невозможным. И сейчас здесь сотни людей, сотни разрушенных собственными руками судеб, сотни преступлений и сотни надежд. Все эти люди рано или поздно выйдут отсюда, не в пример тем, кто оказался в стенах знаменитого тезки пятигорского СИЗО. И на их место придут другие, которые также будут полагать, что им удастся уйти от правосудия, и также ошибутся.

Поделиться

Реклама

Что таит «Белый лебедь»?

Пятигорский «Белый лебедь» не первый век взирает на город со склона горы Машук. От этого следственного изолятора, несмотря на поэтичное название и белоснежный фасад, веет отчаянием и страхом, а вокруг витает дух мрачной таинственности. Что же скрывается за неприступными стенами «Белого лебедя»?

Когда только переступаешь порог пятигорского СИЗО-2, кажется, что время остановилось: тяжелые белые стены нависают над головами, как и десятки лет назад, решетки на окнах придают зданию угрюмости и строгости. Однако, пройдя через несколько КПП, после тщательного досмотра, мы оказываемся во внутреннем дворике, где знакомый приятный аромат как-бы сигнализирует: здесь жизнь течет своим чередом. Это пахнет свежим хлебом из пекарни. Однако, вскоре перед нами открывается еще одна железная дверь и мы оказываемся в настоящем лабиринте. Ни одного успешного побега за 177 лет. И понятно, почему. Здесь сложно сориентироваться, а звук проворачивающихся ключей, одну за другой открывающих перед нами двери каждые 10-15 метров, надолго запечатлелся в памяти, как и запах. Такой контраст после аромата пекарни.

Когда идешь по этим коридорам с железными дверями по обе стороны, кажется, что за ними никого нет. Поэтому решаем задать вопрос:

«Мы можем поговорить с кем-нибудь из спецконтингента?» (слово это непривычное для нас, перенятое у администрации учреждения в ходе предварительной беседы)

«Конечно. Но чуть позже. Сейчас мы находимся в блоке для несовершеннолетних, а с ними вам встречаться нельзя. Обратите внимание, этот блок отделен от других, что не допускает никакого контакта между ними и взрослыми заключенными, которые могут негативно влиять на них» (Мы, конечно, про себя добавляем: или издеваться различными методами - прим. ред.). У них здесь своя душевая, свой учебный класс, где с ними ежедневно занимаются приходящие преподаватели. Есть у них и своя зона для прогулок на свежем воздухе. Там установлены турники, стоит теннисный стол», - рассказывает начальник СИЗО-2 Артем Гатальский.

Следуем дальше. Один из сопровождающих нас работников подходит вплотную к двери и голосом с нотками металла, выработанным за годы службы, произносит: «Построиться!» Несколько громких оборотов ключа и перед нами открывается дверь, за которой оказалось несколько женщин. Довольно просторная теплая камера, в которой, как выяснилось в ходе беседы, есть то, что здесь считают настоящей роскошью - горячая вода (раньше в камерах ее не было, да и сейчас она доступна лишь несовершеннолетним и женщинам. Душ же - раз в неделю).

Дальше нас приглашают заглянуть на кухню: смотрим издалека, чтобы не нарушать нормы гигиены. Там работают молодые парни. Это те, кому уже вынесен приговор, однако, в силу ряда причин - первая судимость, примерное поведение, специальное образование и легкая или средняя тяжесть совершенных преступлений - они остаются отбывать назначенное наказание в СИЗО, занимаясь хозяйственной работой. На наш вопрос относительно оплаты труда поясняют, что все осужденные официально трудоустроены и получают заработную плату согласно Трудовому кодексу РФ.

«Мы часто слышим о вашей библиотеке. Покажете?» - обращаемся к своим «экскурсоводам».

Они сразу оживляются и говорят о том, что библиотека - их особая гордость, ведь в ней собрано более 8 тысяч книг. Согласитесь, впечатляет. Отвечая на наши, порой каверзные, вопросы, рассказывают, что доступ к библиотечному фонду свободный, конечно, в рамках ежедневного расписания, как впрочем и в тренажерный зал. Рядом с библиотекой еще одна дверь, которую перед нами открывают особенно важно: рентген-кабинет. Оборудование новое, современное. Флюорограф, по словам начальника СИЗО, - один из лучших в регионе. Верим на слово, так как оценить все можем только визуально. Сразу задаем вопрос относительно болезни, которая сразу приходит в голову, когда мы слышим о местах лишения свободы - туберкулезе.

«Сейчас ситуация намного лучше, чем была раньше, - рассказывает Артем Гатальский. - Да, при прибытии каждый заключенный проходит обследование, есть случаи выявления туберкулеза. Но таких людей мы сразу изолируем, они проживают в специальных боксах. Поэтому у нас не было за последнее время ни одного случая заражения на территории СИЗО. Насколько мне известно, в других подобных учреждениях Ставрополья - тоже».

Дальше нас приглашают пройти в особое место - молельную комнату. Внутри она выглядит как небольшая часовня: множество икон, расписанные стены, деревянный крест с распятием, купель… Купель?

«Да, конечно, порой случается, что дети появляются на свет в СИЗО. Тогда их крещение проводится именно здесь. Здесь же проходят по необходимости обряды венчания. К нам уже на протяжении 12 лет постоянно приходит священнослужитель Отец Анатолий. Он проводит службы, общается с заключенными. Важно, чтобы люди имели возможность исповедаться, причаститься…»

Пожалуй, это единственное действительно светлое место в этом «белом заточении». Только здесь получается дышать полной грудью, не прислушиваться к каждому шороху и не подаваться угнетающим мыслям…

Вновь оказавшись во внутреннем дворе, задаемся вопросом: где же зона для прогулок, о которой все говорят?

«Вон она, наверху».

Поднимаем глаза и видим, что на самом здании расположена огромная площадка, накрытая навесом и огороженная высокими стенами с колючей проволокой. В голове мелькает мысль: «Если бы не эти глухие тюремные ограды - оттуда открывался бы великолепный вид на осенний Пятигорск».

Отводим взгляд от верхней площадки, и он вновь скользит по стенам, по череде одинаковых окон за прочными решетками… Первый арестант прибыл сюда еще в далеком 1840 году, когда было закончено строительство первого корпуса тюрьмы. Уже позднее рядом выросло еще одно здание. С тех пор здесь происходило много событий, много историй хранят эти места. Например, нам рассказали, что во времена репрессий здесь проводились массовые расстрелы. От этих слов по телу пробегает холодок и взгляд невольно начинает блуждать по двору, строениям, словно ища то самое место расстрела. А их здесь было сразу два. Содержались в «Белом лебеде» и особо опасные преступники, так как осуществить побег из этого неприступного айсберга, словно выросшего откуда-то из-под покрытой зеленью машукской земли, кажется невозможным. И сейчас здесь сотни людей, сотни разрушенных собственными руками судеб, сотни преступлений и сотни надежд. Все эти люди рано или поздно выйдут отсюда, не в пример тем, кто оказался в стенах знаменитого тезки пятигорского СИЗО. И на их место придут другие, которые также будут полагать, что им удастся уйти от правосудия, и также ошибутся.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще