Шоанинский храм – не разменная монета в борьбе элит за власть и влияние

Грядущие федеральные выборы выступают благоприятной средой, и накал политической борьбы на их фоне закономерно растет

11.06.2021

  

Евгений Авдеев, доцент кафедры философии СКФУ:

«Сама эта тема для региона, увы, не новая. Это называется «война историй». Она идет с большей или меньшей интенсивностью на Северном Кавказе в течение всего постсоветского периода. Понятно, что прежде всего, это инструмент борьбы региональных элит за власть и влияние в регионе, за какие-то политические очки, за привлечение внимания, преференции от федерального центра.

Сейчас мы живем в период, когда осенью у нас будут выборы в Государственную Думу РФ. Естественно, в этот период, значение каких-либо резонансных событий, которые попадают в информационное поле, которые привлекают к себе внимание – возрастает.

Многие эксперты, занимающиеся анализом внутриполитических процессов, обращают внимание на то, что таким образом, заинтересованные лица занимаются политическим пиаром.

Что необходимо отметить в этой связи? Необходимо обратить внимание всех заинтересованных сторон, что существуют весьма большие риски тиражирования в социальных медиа Северного Кавказа сюжетов, затрагивающих те или иные, важные для того или иного народа символы и единицы культурного кода. В полиэтничных и поликонфесиональных регионах эти вещи всегда конфликтны. Об этом необходимо помнить. Помнить о рисках».

Хасан-Хаджи Семенов, кадий Духовного управления мусульман КЧР:

«Наше Духовное управление к этим высказываниям, к этому инциденту никакого отношения не имеет. Мы сами увидели это в соцсетях. Мы всегда мирно живем. Всегда поддерживаем теплые отношения с православными христианами.

Вот эти организации - это общественные организации, старейшины карачаево-балкарского народа – независимые от нас организации, и нас в известность о своих действиях не ставят.

Наше Духовное управление всегда мирно сосуществует со всеми конфессиями в нашей республики, и мы всегда поддерживаем мирные, добрые, соседские отношения со всеми религиями здесь.

Трудно сказать, какие именно цели они преследуют. Насчет этого инцидента ничего конкретно сказать не могу, а так, отношение отрицательное к этому всему».

Евгений Авдеев, доцент кафедры философии СКФУ:

«Сама эта тема для региона, увы, не новая. Это называется «война историй». Она идет с большей или меньшей интенсивностью на Северном Кавказе в течение всего постсоветского периода. Понятно, что прежде всего, это инструмент борьбы региональных элит за власть и влияние в регионе, за какие-то политические очки, за привлечение внимания, преференции от федерального центра.

Сейчас мы живем в период, когда осенью у нас будут выборы в Государственную Думу РФ. Естественно, в этот период, значение каких-либо резонансных событий, которые попадают в информационное поле, которые привлекают к себе внимание – возрастает.

Многие эксперты, занимающиеся анализом внутриполитических процессов, обращают внимание на то, что таким образом, заинтересованные лица занимаются политическим пиаром.

Что необходимо отметить в этой связи? Необходимо обратить внимание всех заинтересованных сторон, что существуют весьма большие риски тиражирования в социальных медиа Северного Кавказа сюжетов, затрагивающих те или иные, важные для того или иного народа символы и единицы культурного кода. В полиэтничных и поликонфесиональных регионах эти вещи всегда конфликтны. Об этом необходимо помнить. Помнить о рисках».

Хасан-Хаджи Семенов, кадий Духовного управления мусульман КЧР:

«Наше Духовное управление к этим высказываниям, к этому инциденту никакого отношения не имеет. Мы сами увидели это в соцсетях. Мы всегда мирно живем. Всегда поддерживаем теплые отношения с православными христианами.

Вот эти организации - это общественные организации, старейшины карачаево-балкарского народа – независимые от нас организации, и нас в известность о своих действиях не ставят.

Наше Духовное управление всегда мирно сосуществует со всеми конфессиями в нашей республики, и мы всегда поддерживаем мирные, добрые, соседские отношения со всеми религиями здесь.

Трудно сказать, какие именно цели они преследуют. Насчет этого инцидента ничего конкретно сказать не могу, а так, отношение отрицательное к этому всему».