Рейдерство под маской духовенства

Эта статья даст, пожалуй, больше вопросов, чем ответов. Причем вопросы на стадии неопределенности стоят уже не один год. Но, несмотря на это, не переходят в разряд риторических и не теряют своей остроты и актуальности, и рано или поздно их придется рассматривать. Проблема в том, что чем дальше, тем сложнее будет даваться решение. И не факт, что оно устроит всех.

Речь пойдет, со слов многочисленных потерпевших, о рейдерском захвате земель в пользу Муфтията Дагестана и последующем принуждении, уже практически прежних владельцев, официально оформить сделку как «добровольное пожертвование» и «безвозмездную передачу» в пользование земельных участков тем или иным культовым учреждениям республики.

Подарок «от души», но против воли

В 1991 году директором ЗАО «Эркенлъи» (село Комсомольское Кизилюртовского района Дагестана) ныне покойным Магомедом Гаджиевым была выделена в аренду земля по ул. Пушкина под строительство мечети. На земельном участке площадью приблизительно 35-40 соток располагалось двухэтажное здание, используемое сегодня в качестве женского медресе. Договор аренды был заключен с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Было ли это актом доброй воли со стороны правоверного мусульманина или передача состоялась по каким-либо другим причинам, сегодня сложно судить. Поэтому принимаем данный аспект как состоявшийся факт.

Неувязка в том, что это соглашение затронуло интересы 28 пайщиков, бывших работников СПК «Эркенлъи», часть земель которых находилась на территории, переданной в аренду. Имеются соответствующие документы, указывающие на принадлежность участков пайщикам.

Требования селян освободить земли либо выделить им землю в другом месте в пределах села Комсомольского по настоящее время остаются без удовлетворения. Неоднократные обращения в суд - без внимания.

На общем собрании акционеров ЗАО «Эркенлъи» 522 участника собрания единогласно приняли решение о расторжении договора аренды с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Однако, дальше решения на бумаге дело не пошло.

Как рассказывают акционеры сельхозпредприятия, на нынешнего руководителя ОАО «Эркенлъи» Гаджимурада Гаджиева, сына покойного Магомеда Гаджиева, оказывалось давление со стороны Муфтията Дагестана. От него требовали сфальсифицировать документы для оформления права на регистрацию земельного участка, на котором расположено медресе, в пользу Муфтията республики. В итоге в 2015 году сельскохозяйственный кооператив «Эркенлъи» переоформил земельный участок и двухэтажное здание в собственность медресе. Примечательно то, что в 1991-м году директором медресе был Ахмад-хаджи Абдулаев – нынешний муфтий Дагестана.

В своем комментарии корреспонденту «Кавказ Сегодня» Гаджимурад Гаджиев не смог или не захотел сообщить что-то новое. Он лишь подтвердил, что переоформил земельный участок в собственность медресе в 2015 году.

«Указанный земельный участок с 1991 года находился в аренде у медресе. Там было приблизительно 35-40 соток, договор аренды заключали сроком на 20 или 25 лет. Арендную плату медресе не платило. Фактически, земля была передана в безвозмездное пользование», - сказал он.

Гаджиев утверждает, что на него Муфтият Дагестана давления не оказывал. О пайщиках и строительстве мечети (запланированном на участке – ред.) ему тоже ничего не известно.

Дело, конечно, хозяйское – отдать землю, подарить, переоформить на кого бы то ни было, если она твоя собственность. Но когда она принадлежит акционерному обществу, и в результате такого «подарка» 28 его членов остаются фактически без земельного надела, что смерти подобно для сельскохозяйственного региона, то стоит задуматься, какая мотивация была у Гаджимурада Гаджиева, чтобы переступить через интересы людей, которые тебе доверяли? Это первый из вопросов, на который пока нет ответа. И, по всей видимости, он адресован надзорным и следственным органам.

Аппетит приходит во время еды

Спустя несколько лет руководство медресе неожиданно «расширило» свои владения до 1,3 гектара земли, непосредственно позади здания администрации села, где должна была располагаться парковая зона. На этой территории разбиты теплицы, где выращивается различная овощная продукция, доходы от продажи которой идут на нужды медресе. При этом, с администрацией села руководство медресе не заключает никаких арендных обязательств. В свою очередь администрация сельского поселения недополучает доходов с аренды указанной земли.

Неоднократные требования администрации села освободить занимаемую территорию и вернуть ее в ведение администрации руководством медресе попросту игнорируются.

Вызывает удивление тот факт, что руководство Кизилюртовского района, которое по умолчанию должно отстаивать интересы жителей, тем более, учитывая их настойчивые требования, почему-то рекомендовало главе СП МО «Село Комсомольское» прекратить свои требования по возврату земли. Как считают в администрации Комсомольского, руководитель медресе Ахмад-хаджи Абдулаев вместе с духовным управлением мусульман Дагестана оказали определенное давление на районную администрацию. Иначе, как объяснить, что итогом этой «окопной войны» стала постановка 5 мая 2016 года Кизилюртовским отделом Управления Росреестра по РД части «спорной» земли (88 соток) на кадастровый учет и регистрация ее за медресе. Неоднократные обращения главы села в районную администрацию, кадастровую палату, прокуратуру о незаконности данной регистрации остаются без внимания.

Казбек Абдуразаков, глава села Комсомольское:

«Этот участок – собственность администрации села. Но они (руководство медресе – ред.) оформили его на себя, на каком основании (у них не было никаких документов на пользование), как сделали – неясно. Никто за это не хочет отвечать из-за того, возможно, что не хотят связываться с духовным управлением (Муфтият Дагестана – ред.). Я не знаю…

Когда-то мне тоже наверно вопрос зададут, скажут «Казбек, ты бездействовал, ты был главой села, из-за твоей халатности эта земля ушла c баланса администрации села». Там фермы построили и теплицу поставили. Я же должен реагировать, как глава села, и везде обращаться. А когда мне не отвечают, что делать?

Никто против них (ДУМ по РД, ред.) не может ничего сказать. Всех кто что-то говорил про этот участок, они называли ваххабистами. Меня тоже наверно сделали вахабистом».

Пресс-служба Муфтията Дагестана обещала дать нам комментарий по этому вопросу, но вскоре перестала вообще отвечать на звонки. Кадастровая палата региона получила от редакции «Кавказ Сегодня» официальный запрос, на каком основании земля была оформлена в собственность медресе. На момент написания статьи ответ так и не был получен. Есть подозрение, что его и не будет.

Казбек Абдуразаков тоже задавал этот вопрос, но также как и мы, не получил никакого вразумительного ответа: «Фактически я ничего не могу сделать для этого села. Мы хотели построить на этом участке МФЦ. Такой шум подняли они (Муфтият – ред.). В итоге все разбежались и ничего не построили. Непонятно зачем им столько земель.

88 соток, которые на балансе села были, они переоформили на себя. Непонятно откуда у них документы. В любом случае должны были подписать акт согласования. Непонятно, где акт согласования. Так и нашел нигде…».

Кто в доме хозяин?

Если бы инцидент в Кизилюртовском районе был единичным случаем, то его можно было бы посчитать «перегибом на местах» и решить вопрос «по-тихому». Но когда такая практика возводится в масштаб республики, то пора как-то реагировать и принимать контрмеры. Это второй и, пожалуй, главный вопрос, решение которого должно быть безотлагательным.

После разговоров со многими потерпевшими от действий ДУМД отрисовался определенный алгоритм действий сотрудников Муфтията. Можно предположить, что «отжим» земли под строительство культовых учреждений в Дагестане происходит везде и по приблизительно одинаковой схеме. На облюбованном участке просят разрешения поставить маленький вагончик, в качестве места для намаза. При этом убеждают, что это временно, к примеру, на период религиозных праздников… Но этот «временный» вагончик вскоре «выявляет» (путем создания искусственного массового паломничества) острую необходимость построить на этом месте мечеть. На хозяина земли, будь это частное лицо, муниципалитет или представитель пользования федеральных земель, начинают оказывать соответствующее давление по всем фронтам. Начинается все с увещеваний о том, что ему (хозяину) воздастся сполна на том свете, если на этом он откажется в их пользу от своей собственности под постройку мечети.

Если это не срабатывает, «пресс» начинается путем общественного порицания «алчности» хозяина земли (в своем роде – предание анафеме).

Когда не удается сломить психологическую устойчивость «жертвы», в ход идет силовое давление. Оно схематично, имеет три степени устрашения. На первом этапе прибывшая на встречу с хозяином участка рейдер-команда мускулистых и вооруженных «радетелей веры», играя мускулами и бряцая оружием, божатся и клянутся не пожалеть жизни для того, чтобы построить здесь мечеть. И не дай бог, кому-то перейти им дорогу.

Если «жертва» не из робкого десятка, то на втором этапе устрашения могут быть организованы демонстративные акты силового воздействия на самого хозяина или на его имущество (дом, машину).

Апогеем силового давления может стать конкретное покушение, в результате которого человек погибает или остается инвалидом на всю жизнь.

По завершении «акции», если уж так и не удалось получить официальное согласие, то у наследников хозяина, преемников на работе раздастся телефонный звонок и доброжелательный голос спросит: «Не изменили ли вы свое мнение?». Практически все, увидев участь родственника, предшественника, предпочитают уступить таким «настойчивым просьбам».

И здесь, «главный строитель» ДУМ Дагестана «кладет вишенку на торт». В благодарность за такую «щедрость», он организовывает «торжественную передачу» имущества официальному представителю духовного управления при свидетелях, иногда с привлечением СМИ. После такой помпезности кто же поверит, что «добровольное пожертвование» на самом деле является результатом наглого и жестокого «наезда».

Вот пара свежих примеров. В настоящее время возникли проблемы с земельным участком ООО «Модерн» в Махачкале, в районе микрорайона «Эльтав». Здесь на скорую руку, без соблюдения каких-либо строительных норм возведена часть помещения, якобы для молельной комнаты. К собственнику земли уже подходили молодые люди крепкого телосложения, представляясь молодежным движением при ДУМД, с требованием переписать землю на религиозную организацию.

В Кировском районе Махачкалы на участке, превышающем один гектар, относящемся к Дагестанскому государственному аграрному университету им. М. М. Джамбулатова и числящемся на балансе в качестве федеральной земли, ведется строительство мечети.

По имеющейся информации, это руководство вуза дало разрешение на отчуждение земли в пользу религиозной организации. Предположительный ущерб от данного решения может колебаться от 2 до 10 млн рублей. Не исключено, что это стало возможным благодаря продвижению на пост заместителя ректора вуза по имущественным отношениям человека, являющегося мюридом муфтия Дагестана и исполняющим его распоряжения.

И, наконец, в селе Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана правоохранительными органами был проведен ряд проверочных мероприятий. В результате была прекращена деятельность нескольких салафитских центров, подконтрольных идеологу радикального ислама И. С. Ахметнабиеву (обвиняется по уголовному делу ч.1 ст.205.1, 205.2, 282 УК РФ, скрывается на территории Нигера).

В настоящее время последователи Ахметнабиева в ДУМД получили разрешение на открытие культового учреждения «Центральная мечеть».

Характерно то, что строительство и ввод в эксплуатацию мечети не согласованы с МО «Хасавюртовский район».

Эпилог без комментариев

В заключение хотелось бы без комментариев привести слова Казбека Абдуразакова, главы села Комсомольского Кизилюртовского района Дагестана, человека, наделенного определенной государственной властью, но, фактически, бессильного перед беспределом республиканского Муфтията:

«Несколько лет назад ко мне приходили люди, хотели документы оформить на эту землю. Я им сказал, как я могу делать документы, эта земля собственность администрации села, общая для всех сельчан территория.

Я спросил, откуда они пришли. Сказали, из духовного управления. Я их спросил, зачем наводить лишнюю смуту, загораживать территорию. Они мне отвечают: «Ты что против ислама?» Нет, я не против ислама. Я за ислам, но также за законность и порядок».

Так кто же в доме хозяин? Кто настоящая власть в Дагестане? На все эти вопросы еще предстоит ответить. Мы же лишь освещаем события такими, какие они есть без домыслов, основываясь только на фактах. Данную статью можно считать официальным заявлением в надзорные органы, и надеемся, что она не останется без внимания.

 

 

Поделиться

Реклама

Рейдерство под маской духовенства

Эта статья даст, пожалуй, больше вопросов, чем ответов. Причем вопросы на стадии неопределенности стоят уже не один год. Но, несмотря на это, не переходят в разряд риторических и не теряют своей остроты и актуальности, и рано или поздно их придется рассматривать. Проблема в том, что чем дальше, тем сложнее будет даваться решение. И не факт, что оно устроит всех.

Речь пойдет, со слов многочисленных потерпевших, о рейдерском захвате земель в пользу Муфтията Дагестана и последующем принуждении, уже практически прежних владельцев, официально оформить сделку как «добровольное пожертвование» и «безвозмездную передачу» в пользование земельных участков тем или иным культовым учреждениям республики.

Подарок «от души», но против воли

В 1991 году директором ЗАО «Эркенлъи» (село Комсомольское Кизилюртовского района Дагестана) ныне покойным Магомедом Гаджиевым была выделена в аренду земля по ул. Пушкина под строительство мечети. На земельном участке площадью приблизительно 35-40 соток располагалось двухэтажное здание, используемое сегодня в качестве женского медресе. Договор аренды был заключен с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Было ли это актом доброй воли со стороны правоверного мусульманина или передача состоялась по каким-либо другим причинам, сегодня сложно судить. Поэтому принимаем данный аспект как состоявшийся факт.

Неувязка в том, что это соглашение затронуло интересы 28 пайщиков, бывших работников СПК «Эркенлъи», часть земель которых находилась на территории, переданной в аренду. Имеются соответствующие документы, указывающие на принадлежность участков пайщикам.

Требования селян освободить земли либо выделить им землю в другом месте в пределах села Комсомольского по настоящее время остаются без удовлетворения. Неоднократные обращения в суд - без внимания.

На общем собрании акционеров ЗАО «Эркенлъи» 522 участника собрания единогласно приняли решение о расторжении договора аренды с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Однако, дальше решения на бумаге дело не пошло.

Как рассказывают акционеры сельхозпредприятия, на нынешнего руководителя ОАО «Эркенлъи» Гаджимурада Гаджиева, сына покойного Магомеда Гаджиева, оказывалось давление со стороны Муфтията Дагестана. От него требовали сфальсифицировать документы для оформления права на регистрацию земельного участка, на котором расположено медресе, в пользу Муфтията республики. В итоге в 2015 году сельскохозяйственный кооператив «Эркенлъи» переоформил земельный участок и двухэтажное здание в собственность медресе. Примечательно то, что в 1991-м году директором медресе был Ахмад-хаджи Абдулаев – нынешний муфтий Дагестана.

В своем комментарии корреспонденту «Кавказ Сегодня» Гаджимурад Гаджиев не смог или не захотел сообщить что-то новое. Он лишь подтвердил, что переоформил земельный участок в собственность медресе в 2015 году.

«Указанный земельный участок с 1991 года находился в аренде у медресе. Там было приблизительно 35-40 соток, договор аренды заключали сроком на 20 или 25 лет. Арендную плату медресе не платило. Фактически, земля была передана в безвозмездное пользование», - сказал он.

Гаджиев утверждает, что на него Муфтият Дагестана давления не оказывал. О пайщиках и строительстве мечети (запланированном на участке – ред.) ему тоже ничего не известно.

Дело, конечно, хозяйское – отдать землю, подарить, переоформить на кого бы то ни было, если она твоя собственность. Но когда она принадлежит акционерному обществу, и в результате такого «подарка» 28 его членов остаются фактически без земельного надела, что смерти подобно для сельскохозяйственного региона, то стоит задуматься, какая мотивация была у Гаджимурада Гаджиева, чтобы переступить через интересы людей, которые тебе доверяли? Это первый из вопросов, на который пока нет ответа. И, по всей видимости, он адресован надзорным и следственным органам.

Аппетит приходит во время еды

Спустя несколько лет руководство медресе неожиданно «расширило» свои владения до 1,3 гектара земли, непосредственно позади здания администрации села, где должна была располагаться парковая зона. На этой территории разбиты теплицы, где выращивается различная овощная продукция, доходы от продажи которой идут на нужды медресе. При этом, с администрацией села руководство медресе не заключает никаких арендных обязательств. В свою очередь администрация сельского поселения недополучает доходов с аренды указанной земли.

Неоднократные требования администрации села освободить занимаемую территорию и вернуть ее в ведение администрации руководством медресе попросту игнорируются.

Вызывает удивление тот факт, что руководство Кизилюртовского района, которое по умолчанию должно отстаивать интересы жителей, тем более, учитывая их настойчивые требования, почему-то рекомендовало главе СП МО «Село Комсомольское» прекратить свои требования по возврату земли. Как считают в администрации Комсомольского, руководитель медресе Ахмад-хаджи Абдулаев вместе с духовным управлением мусульман Дагестана оказали определенное давление на районную администрацию. Иначе, как объяснить, что итогом этой «окопной войны» стала постановка 5 мая 2016 года Кизилюртовским отделом Управления Росреестра по РД части «спорной» земли (88 соток) на кадастровый учет и регистрация ее за медресе. Неоднократные обращения главы села в районную администрацию, кадастровую палату, прокуратуру о незаконности данной регистрации остаются без внимания.

Казбек Абдуразаков, глава села Комсомольское:

«Этот участок – собственность администрации села. Но они (руководство медресе – ред.) оформили его на себя, на каком основании (у них не было никаких документов на пользование), как сделали – неясно. Никто за это не хочет отвечать из-за того, возможно, что не хотят связываться с духовным управлением (Муфтият Дагестана – ред.). Я не знаю…

Когда-то мне тоже наверно вопрос зададут, скажут «Казбек, ты бездействовал, ты был главой села, из-за твоей халатности эта земля ушла c баланса администрации села». Там фермы построили и теплицу поставили. Я же должен реагировать, как глава села, и везде обращаться. А когда мне не отвечают, что делать?

Никто против них (ДУМ по РД, ред.) не может ничего сказать. Всех кто что-то говорил про этот участок, они называли ваххабистами. Меня тоже наверно сделали вахабистом».

Пресс-служба Муфтията Дагестана обещала дать нам комментарий по этому вопросу, но вскоре перестала вообще отвечать на звонки. Кадастровая палата региона получила от редакции «Кавказ Сегодня» официальный запрос, на каком основании земля была оформлена в собственность медресе. На момент написания статьи ответ так и не был получен. Есть подозрение, что его и не будет.

Казбек Абдуразаков тоже задавал этот вопрос, но также как и мы, не получил никакого вразумительного ответа: «Фактически я ничего не могу сделать для этого села. Мы хотели построить на этом участке МФЦ. Такой шум подняли они (Муфтият – ред.). В итоге все разбежались и ничего не построили. Непонятно зачем им столько земель.

88 соток, которые на балансе села были, они переоформили на себя. Непонятно откуда у них документы. В любом случае должны были подписать акт согласования. Непонятно, где акт согласования. Так и нашел нигде…».

Кто в доме хозяин?

Если бы инцидент в Кизилюртовском районе был единичным случаем, то его можно было бы посчитать «перегибом на местах» и решить вопрос «по-тихому». Но когда такая практика возводится в масштаб республики, то пора как-то реагировать и принимать контрмеры. Это второй и, пожалуй, главный вопрос, решение которого должно быть безотлагательным.

После разговоров со многими потерпевшими от действий ДУМД отрисовался определенный алгоритм действий сотрудников Муфтията. Можно предположить, что «отжим» земли под строительство культовых учреждений в Дагестане происходит везде и по приблизительно одинаковой схеме. На облюбованном участке просят разрешения поставить маленький вагончик, в качестве места для намаза. При этом убеждают, что это временно, к примеру, на период религиозных праздников… Но этот «временный» вагончик вскоре «выявляет» (путем создания искусственного массового паломничества) острую необходимость построить на этом месте мечеть. На хозяина земли, будь это частное лицо, муниципалитет или представитель пользования федеральных земель, начинают оказывать соответствующее давление по всем фронтам. Начинается все с увещеваний о том, что ему (хозяину) воздастся сполна на том свете, если на этом он откажется в их пользу от своей собственности под постройку мечети.

Если это не срабатывает, «пресс» начинается путем общественного порицания «алчности» хозяина земли (в своем роде – предание анафеме).

Когда не удается сломить психологическую устойчивость «жертвы», в ход идет силовое давление. Оно схематично, имеет три степени устрашения. На первом этапе прибывшая на встречу с хозяином участка рейдер-команда мускулистых и вооруженных «радетелей веры», играя мускулами и бряцая оружием, божатся и клянутся не пожалеть жизни для того, чтобы построить здесь мечеть. И не дай бог, кому-то перейти им дорогу.

Если «жертва» не из робкого десятка, то на втором этапе устрашения могут быть организованы демонстративные акты силового воздействия на самого хозяина или на его имущество (дом, машину).

Апогеем силового давления может стать конкретное покушение, в результате которого человек погибает или остается инвалидом на всю жизнь.

По завершении «акции», если уж так и не удалось получить официальное согласие, то у наследников хозяина, преемников на работе раздастся телефонный звонок и доброжелательный голос спросит: «Не изменили ли вы свое мнение?». Практически все, увидев участь родственника, предшественника, предпочитают уступить таким «настойчивым просьбам».

И здесь, «главный строитель» ДУМ Дагестана «кладет вишенку на торт». В благодарность за такую «щедрость», он организовывает «торжественную передачу» имущества официальному представителю духовного управления при свидетелях, иногда с привлечением СМИ. После такой помпезности кто же поверит, что «добровольное пожертвование» на самом деле является результатом наглого и жестокого «наезда».

Вот пара свежих примеров. В настоящее время возникли проблемы с земельным участком ООО «Модерн» в Махачкале, в районе микрорайона «Эльтав». Здесь на скорую руку, без соблюдения каких-либо строительных норм возведена часть помещения, якобы для молельной комнаты. К собственнику земли уже подходили молодые люди крепкого телосложения, представляясь молодежным движением при ДУМД, с требованием переписать землю на религиозную организацию.

В Кировском районе Махачкалы на участке, превышающем один гектар, относящемся к Дагестанскому государственному аграрному университету им. М. М. Джамбулатова и числящемся на балансе в качестве федеральной земли, ведется строительство мечети.

По имеющейся информации, это руководство вуза дало разрешение на отчуждение земли в пользу религиозной организации. Предположительный ущерб от данного решения может колебаться от 2 до 10 млн рублей. Не исключено, что это стало возможным благодаря продвижению на пост заместителя ректора вуза по имущественным отношениям человека, являющегося мюридом муфтия Дагестана и исполняющим его распоряжения.

И, наконец, в селе Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана правоохранительными органами был проведен ряд проверочных мероприятий. В результате была прекращена деятельность нескольких салафитских центров, подконтрольных идеологу радикального ислама И. С. Ахметнабиеву (обвиняется по уголовному делу ч.1 ст.205.1, 205.2, 282 УК РФ, скрывается на территории Нигера).

В настоящее время последователи Ахметнабиева в ДУМД получили разрешение на открытие культового учреждения «Центральная мечеть».

Характерно то, что строительство и ввод в эксплуатацию мечети не согласованы с МО «Хасавюртовский район».

Эпилог без комментариев

В заключение хотелось бы без комментариев привести слова Казбека Абдуразакова, главы села Комсомольского Кизилюртовского района Дагестана, человека, наделенного определенной государственной властью, но, фактически, бессильного перед беспределом республиканского Муфтията:

«Несколько лет назад ко мне приходили люди, хотели документы оформить на эту землю. Я им сказал, как я могу делать документы, эта земля собственность администрации села, общая для всех сельчан территория.

Я спросил, откуда они пришли. Сказали, из духовного управления. Я их спросил, зачем наводить лишнюю смуту, загораживать территорию. Они мне отвечают: «Ты что против ислама?» Нет, я не против ислама. Я за ислам, но также за законность и порядок».

Так кто же в доме хозяин? Кто настоящая власть в Дагестане? На все эти вопросы еще предстоит ответить. Мы же лишь освещаем события такими, какие они есть без домыслов, основываясь только на фактах. Данную статью можно считать официальным заявлением в надзорные органы, и надеемся, что она не останется без внимания.

 

 

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Рейдерство под маской духовенства

Эта статья даст, пожалуй, больше вопросов, чем ответов. Причем вопросы на стадии неопределенности стоят уже не один год. Но, несмотря на это, не переходят в разряд риторических и не теряют своей остроты и актуальности, и рано или поздно их придется рассматривать. Проблема в том, что чем дальше, тем сложнее будет даваться решение. И не факт, что оно устроит всех.

Речь пойдет, со слов многочисленных потерпевших, о рейдерском захвате земель в пользу Муфтията Дагестана и последующем принуждении, уже практически прежних владельцев, официально оформить сделку как «добровольное пожертвование» и «безвозмездную передачу» в пользование земельных участков тем или иным культовым учреждениям республики.

Подарок «от души», но против воли

В 1991 году директором ЗАО «Эркенлъи» (село Комсомольское Кизилюртовского района Дагестана) ныне покойным Магомедом Гаджиевым была выделена в аренду земля по ул. Пушкина под строительство мечети. На земельном участке площадью приблизительно 35-40 соток располагалось двухэтажное здание, используемое сегодня в качестве женского медресе. Договор аренды был заключен с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Было ли это актом доброй воли со стороны правоверного мусульманина или передача состоялась по каким-либо другим причинам, сегодня сложно судить. Поэтому принимаем данный аспект как состоявшийся факт.

Неувязка в том, что это соглашение затронуло интересы 28 пайщиков, бывших работников СПК «Эркенлъи», часть земель которых находилась на территории, переданной в аренду. Имеются соответствующие документы, указывающие на принадлежность участков пайщикам.

Требования селян освободить земли либо выделить им землю в другом месте в пределах села Комсомольского по настоящее время остаются без удовлетворения. Неоднократные обращения в суд - без внимания.

На общем собрании акционеров ЗАО «Эркенлъи» 522 участника собрания единогласно приняли решение о расторжении договора аренды с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Однако, дальше решения на бумаге дело не пошло.

Как рассказывают акционеры сельхозпредприятия, на нынешнего руководителя ОАО «Эркенлъи» Гаджимурада Гаджиева, сына покойного Магомеда Гаджиева, оказывалось давление со стороны Муфтията Дагестана. От него требовали сфальсифицировать документы для оформления права на регистрацию земельного участка, на котором расположено медресе, в пользу Муфтията республики. В итоге в 2015 году сельскохозяйственный кооператив «Эркенлъи» переоформил земельный участок и двухэтажное здание в собственность медресе. Примечательно то, что в 1991-м году директором медресе был Ахмад-хаджи Абдулаев – нынешний муфтий Дагестана.

В своем комментарии корреспонденту «Кавказ Сегодня» Гаджимурад Гаджиев не смог или не захотел сообщить что-то новое. Он лишь подтвердил, что переоформил земельный участок в собственность медресе в 2015 году.

«Указанный земельный участок с 1991 года находился в аренде у медресе. Там было приблизительно 35-40 соток, договор аренды заключали сроком на 20 или 25 лет. Арендную плату медресе не платило. Фактически, земля была передана в безвозмездное пользование», - сказал он.

Гаджиев утверждает, что на него Муфтият Дагестана давления не оказывал. О пайщиках и строительстве мечети (запланированном на участке – ред.) ему тоже ничего не известно.

Дело, конечно, хозяйское – отдать землю, подарить, переоформить на кого бы то ни было, если она твоя собственность. Но когда она принадлежит акционерному обществу, и в результате такого «подарка» 28 его членов остаются фактически без земельного надела, что смерти подобно для сельскохозяйственного региона, то стоит задуматься, какая мотивация была у Гаджимурада Гаджиева, чтобы переступить через интересы людей, которые тебе доверяли? Это первый из вопросов, на который пока нет ответа. И, по всей видимости, он адресован надзорным и следственным органам.

Аппетит приходит во время еды

Спустя несколько лет руководство медресе неожиданно «расширило» свои владения до 1,3 гектара земли, непосредственно позади здания администрации села, где должна была располагаться парковая зона. На этой территории разбиты теплицы, где выращивается различная овощная продукция, доходы от продажи которой идут на нужды медресе. При этом, с администрацией села руководство медресе не заключает никаких арендных обязательств. В свою очередь администрация сельского поселения недополучает доходов с аренды указанной земли.

Неоднократные требования администрации села освободить занимаемую территорию и вернуть ее в ведение администрации руководством медресе попросту игнорируются.

Вызывает удивление тот факт, что руководство Кизилюртовского района, которое по умолчанию должно отстаивать интересы жителей, тем более, учитывая их настойчивые требования, почему-то рекомендовало главе СП МО «Село Комсомольское» прекратить свои требования по возврату земли. Как считают в администрации Комсомольского, руководитель медресе Ахмад-хаджи Абдулаев вместе с духовным управлением мусульман Дагестана оказали определенное давление на районную администрацию. Иначе, как объяснить, что итогом этой «окопной войны» стала постановка 5 мая 2016 года Кизилюртовским отделом Управления Росреестра по РД части «спорной» земли (88 соток) на кадастровый учет и регистрация ее за медресе. Неоднократные обращения главы села в районную администрацию, кадастровую палату, прокуратуру о незаконности данной регистрации остаются без внимания.

Казбек Абдуразаков, глава села Комсомольское:

«Этот участок – собственность администрации села. Но они (руководство медресе – ред.) оформили его на себя, на каком основании (у них не было никаких документов на пользование), как сделали – неясно. Никто за это не хочет отвечать из-за того, возможно, что не хотят связываться с духовным управлением (Муфтият Дагестана – ред.). Я не знаю…

Когда-то мне тоже наверно вопрос зададут, скажут «Казбек, ты бездействовал, ты был главой села, из-за твоей халатности эта земля ушла c баланса администрации села». Там фермы построили и теплицу поставили. Я же должен реагировать, как глава села, и везде обращаться. А когда мне не отвечают, что делать?

Никто против них (ДУМ по РД, ред.) не может ничего сказать. Всех кто что-то говорил про этот участок, они называли ваххабистами. Меня тоже наверно сделали вахабистом».

Пресс-служба Муфтията Дагестана обещала дать нам комментарий по этому вопросу, но вскоре перестала вообще отвечать на звонки. Кадастровая палата региона получила от редакции «Кавказ Сегодня» официальный запрос, на каком основании земля была оформлена в собственность медресе. На момент написания статьи ответ так и не был получен. Есть подозрение, что его и не будет.

Казбек Абдуразаков тоже задавал этот вопрос, но также как и мы, не получил никакого вразумительного ответа: «Фактически я ничего не могу сделать для этого села. Мы хотели построить на этом участке МФЦ. Такой шум подняли они (Муфтият – ред.). В итоге все разбежались и ничего не построили. Непонятно зачем им столько земель.

88 соток, которые на балансе села были, они переоформили на себя. Непонятно откуда у них документы. В любом случае должны были подписать акт согласования. Непонятно, где акт согласования. Так и нашел нигде…».

Кто в доме хозяин?

Если бы инцидент в Кизилюртовском районе был единичным случаем, то его можно было бы посчитать «перегибом на местах» и решить вопрос «по-тихому». Но когда такая практика возводится в масштаб республики, то пора как-то реагировать и принимать контрмеры. Это второй и, пожалуй, главный вопрос, решение которого должно быть безотлагательным.

После разговоров со многими потерпевшими от действий ДУМД отрисовался определенный алгоритм действий сотрудников Муфтията. Можно предположить, что «отжим» земли под строительство культовых учреждений в Дагестане происходит везде и по приблизительно одинаковой схеме. На облюбованном участке просят разрешения поставить маленький вагончик, в качестве места для намаза. При этом убеждают, что это временно, к примеру, на период религиозных праздников… Но этот «временный» вагончик вскоре «выявляет» (путем создания искусственного массового паломничества) острую необходимость построить на этом месте мечеть. На хозяина земли, будь это частное лицо, муниципалитет или представитель пользования федеральных земель, начинают оказывать соответствующее давление по всем фронтам. Начинается все с увещеваний о том, что ему (хозяину) воздастся сполна на том свете, если на этом он откажется в их пользу от своей собственности под постройку мечети.

Если это не срабатывает, «пресс» начинается путем общественного порицания «алчности» хозяина земли (в своем роде – предание анафеме).

Когда не удается сломить психологическую устойчивость «жертвы», в ход идет силовое давление. Оно схематично, имеет три степени устрашения. На первом этапе прибывшая на встречу с хозяином участка рейдер-команда мускулистых и вооруженных «радетелей веры», играя мускулами и бряцая оружием, божатся и клянутся не пожалеть жизни для того, чтобы построить здесь мечеть. И не дай бог, кому-то перейти им дорогу.

Если «жертва» не из робкого десятка, то на втором этапе устрашения могут быть организованы демонстративные акты силового воздействия на самого хозяина или на его имущество (дом, машину).

Апогеем силового давления может стать конкретное покушение, в результате которого человек погибает или остается инвалидом на всю жизнь.

По завершении «акции», если уж так и не удалось получить официальное согласие, то у наследников хозяина, преемников на работе раздастся телефонный звонок и доброжелательный голос спросит: «Не изменили ли вы свое мнение?». Практически все, увидев участь родственника, предшественника, предпочитают уступить таким «настойчивым просьбам».

И здесь, «главный строитель» ДУМ Дагестана «кладет вишенку на торт». В благодарность за такую «щедрость», он организовывает «торжественную передачу» имущества официальному представителю духовного управления при свидетелях, иногда с привлечением СМИ. После такой помпезности кто же поверит, что «добровольное пожертвование» на самом деле является результатом наглого и жестокого «наезда».

Вот пара свежих примеров. В настоящее время возникли проблемы с земельным участком ООО «Модерн» в Махачкале, в районе микрорайона «Эльтав». Здесь на скорую руку, без соблюдения каких-либо строительных норм возведена часть помещения, якобы для молельной комнаты. К собственнику земли уже подходили молодые люди крепкого телосложения, представляясь молодежным движением при ДУМД, с требованием переписать землю на религиозную организацию.

В Кировском районе Махачкалы на участке, превышающем один гектар, относящемся к Дагестанскому государственному аграрному университету им. М. М. Джамбулатова и числящемся на балансе в качестве федеральной земли, ведется строительство мечети.

По имеющейся информации, это руководство вуза дало разрешение на отчуждение земли в пользу религиозной организации. Предположительный ущерб от данного решения может колебаться от 2 до 10 млн рублей. Не исключено, что это стало возможным благодаря продвижению на пост заместителя ректора вуза по имущественным отношениям человека, являющегося мюридом муфтия Дагестана и исполняющим его распоряжения.

И, наконец, в селе Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана правоохранительными органами был проведен ряд проверочных мероприятий. В результате была прекращена деятельность нескольких салафитских центров, подконтрольных идеологу радикального ислама И. С. Ахметнабиеву (обвиняется по уголовному делу ч.1 ст.205.1, 205.2, 282 УК РФ, скрывается на территории Нигера).

В настоящее время последователи Ахметнабиева в ДУМД получили разрешение на открытие культового учреждения «Центральная мечеть».

Характерно то, что строительство и ввод в эксплуатацию мечети не согласованы с МО «Хасавюртовский район».

Эпилог без комментариев

В заключение хотелось бы без комментариев привести слова Казбека Абдуразакова, главы села Комсомольского Кизилюртовского района Дагестана, человека, наделенного определенной государственной властью, но, фактически, бессильного перед беспределом республиканского Муфтията:

«Несколько лет назад ко мне приходили люди, хотели документы оформить на эту землю. Я им сказал, как я могу делать документы, эта земля собственность администрации села, общая для всех сельчан территория.

Я спросил, откуда они пришли. Сказали, из духовного управления. Я их спросил, зачем наводить лишнюю смуту, загораживать территорию. Они мне отвечают: «Ты что против ислама?» Нет, я не против ислама. Я за ислам, но также за законность и порядок».

Так кто же в доме хозяин? Кто настоящая власть в Дагестане? На все эти вопросы еще предстоит ответить. Мы же лишь освещаем события такими, какие они есть без домыслов, основываясь только на фактах. Данную статью можно считать официальным заявлением в надзорные органы, и надеемся, что она не останется без внимания.

 

 

Поделиться

Реклама

Рейдерство под маской духовенства

Эта статья даст, пожалуй, больше вопросов, чем ответов. Причем вопросы на стадии неопределенности стоят уже не один год. Но, несмотря на это, не переходят в разряд риторических и не теряют своей остроты и актуальности, и рано или поздно их придется рассматривать. Проблема в том, что чем дальше, тем сложнее будет даваться решение. И не факт, что оно устроит всех.

Речь пойдет, со слов многочисленных потерпевших, о рейдерском захвате земель в пользу Муфтията Дагестана и последующем принуждении, уже практически прежних владельцев, официально оформить сделку как «добровольное пожертвование» и «безвозмездную передачу» в пользование земельных участков тем или иным культовым учреждениям республики.

Подарок «от души», но против воли

В 1991 году директором ЗАО «Эркенлъи» (село Комсомольское Кизилюртовского района Дагестана) ныне покойным Магомедом Гаджиевым была выделена в аренду земля по ул. Пушкина под строительство мечети. На земельном участке площадью приблизительно 35-40 соток располагалось двухэтажное здание, используемое сегодня в качестве женского медресе. Договор аренды был заключен с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Было ли это актом доброй воли со стороны правоверного мусульманина или передача состоялась по каким-либо другим причинам, сегодня сложно судить. Поэтому принимаем данный аспект как состоявшийся факт.

Неувязка в том, что это соглашение затронуло интересы 28 пайщиков, бывших работников СПК «Эркенлъи», часть земель которых находилась на территории, переданной в аренду. Имеются соответствующие документы, указывающие на принадлежность участков пайщикам.

Требования селян освободить земли либо выделить им землю в другом месте в пределах села Комсомольского по настоящее время остаются без удовлетворения. Неоднократные обращения в суд - без внимания.

На общем собрании акционеров ЗАО «Эркенлъи» 522 участника собрания единогласно приняли решение о расторжении договора аренды с исламским институтом им. Шейха Саида-афанди Чиркейского. Однако, дальше решения на бумаге дело не пошло.

Как рассказывают акционеры сельхозпредприятия, на нынешнего руководителя ОАО «Эркенлъи» Гаджимурада Гаджиева, сына покойного Магомеда Гаджиева, оказывалось давление со стороны Муфтията Дагестана. От него требовали сфальсифицировать документы для оформления права на регистрацию земельного участка, на котором расположено медресе, в пользу Муфтията республики. В итоге в 2015 году сельскохозяйственный кооператив «Эркенлъи» переоформил земельный участок и двухэтажное здание в собственность медресе. Примечательно то, что в 1991-м году директором медресе был Ахмад-хаджи Абдулаев – нынешний муфтий Дагестана.

В своем комментарии корреспонденту «Кавказ Сегодня» Гаджимурад Гаджиев не смог или не захотел сообщить что-то новое. Он лишь подтвердил, что переоформил земельный участок в собственность медресе в 2015 году.

«Указанный земельный участок с 1991 года находился в аренде у медресе. Там было приблизительно 35-40 соток, договор аренды заключали сроком на 20 или 25 лет. Арендную плату медресе не платило. Фактически, земля была передана в безвозмездное пользование», - сказал он.

Гаджиев утверждает, что на него Муфтият Дагестана давления не оказывал. О пайщиках и строительстве мечети (запланированном на участке – ред.) ему тоже ничего не известно.

Дело, конечно, хозяйское – отдать землю, подарить, переоформить на кого бы то ни было, если она твоя собственность. Но когда она принадлежит акционерному обществу, и в результате такого «подарка» 28 его членов остаются фактически без земельного надела, что смерти подобно для сельскохозяйственного региона, то стоит задуматься, какая мотивация была у Гаджимурада Гаджиева, чтобы переступить через интересы людей, которые тебе доверяли? Это первый из вопросов, на который пока нет ответа. И, по всей видимости, он адресован надзорным и следственным органам.

Аппетит приходит во время еды

Спустя несколько лет руководство медресе неожиданно «расширило» свои владения до 1,3 гектара земли, непосредственно позади здания администрации села, где должна была располагаться парковая зона. На этой территории разбиты теплицы, где выращивается различная овощная продукция, доходы от продажи которой идут на нужды медресе. При этом, с администрацией села руководство медресе не заключает никаких арендных обязательств. В свою очередь администрация сельского поселения недополучает доходов с аренды указанной земли.

Неоднократные требования администрации села освободить занимаемую территорию и вернуть ее в ведение администрации руководством медресе попросту игнорируются.

Вызывает удивление тот факт, что руководство Кизилюртовского района, которое по умолчанию должно отстаивать интересы жителей, тем более, учитывая их настойчивые требования, почему-то рекомендовало главе СП МО «Село Комсомольское» прекратить свои требования по возврату земли. Как считают в администрации Комсомольского, руководитель медресе Ахмад-хаджи Абдулаев вместе с духовным управлением мусульман Дагестана оказали определенное давление на районную администрацию. Иначе, как объяснить, что итогом этой «окопной войны» стала постановка 5 мая 2016 года Кизилюртовским отделом Управления Росреестра по РД части «спорной» земли (88 соток) на кадастровый учет и регистрация ее за медресе. Неоднократные обращения главы села в районную администрацию, кадастровую палату, прокуратуру о незаконности данной регистрации остаются без внимания.

Казбек Абдуразаков, глава села Комсомольское:

«Этот участок – собственность администрации села. Но они (руководство медресе – ред.) оформили его на себя, на каком основании (у них не было никаких документов на пользование), как сделали – неясно. Никто за это не хочет отвечать из-за того, возможно, что не хотят связываться с духовным управлением (Муфтият Дагестана – ред.). Я не знаю…

Когда-то мне тоже наверно вопрос зададут, скажут «Казбек, ты бездействовал, ты был главой села, из-за твоей халатности эта земля ушла c баланса администрации села». Там фермы построили и теплицу поставили. Я же должен реагировать, как глава села, и везде обращаться. А когда мне не отвечают, что делать?

Никто против них (ДУМ по РД, ред.) не может ничего сказать. Всех кто что-то говорил про этот участок, они называли ваххабистами. Меня тоже наверно сделали вахабистом».

Пресс-служба Муфтията Дагестана обещала дать нам комментарий по этому вопросу, но вскоре перестала вообще отвечать на звонки. Кадастровая палата региона получила от редакции «Кавказ Сегодня» официальный запрос, на каком основании земля была оформлена в собственность медресе. На момент написания статьи ответ так и не был получен. Есть подозрение, что его и не будет.

Казбек Абдуразаков тоже задавал этот вопрос, но также как и мы, не получил никакого вразумительного ответа: «Фактически я ничего не могу сделать для этого села. Мы хотели построить на этом участке МФЦ. Такой шум подняли они (Муфтият – ред.). В итоге все разбежались и ничего не построили. Непонятно зачем им столько земель.

88 соток, которые на балансе села были, они переоформили на себя. Непонятно откуда у них документы. В любом случае должны были подписать акт согласования. Непонятно, где акт согласования. Так и нашел нигде…».

Кто в доме хозяин?

Если бы инцидент в Кизилюртовском районе был единичным случаем, то его можно было бы посчитать «перегибом на местах» и решить вопрос «по-тихому». Но когда такая практика возводится в масштаб республики, то пора как-то реагировать и принимать контрмеры. Это второй и, пожалуй, главный вопрос, решение которого должно быть безотлагательным.

После разговоров со многими потерпевшими от действий ДУМД отрисовался определенный алгоритм действий сотрудников Муфтията. Можно предположить, что «отжим» земли под строительство культовых учреждений в Дагестане происходит везде и по приблизительно одинаковой схеме. На облюбованном участке просят разрешения поставить маленький вагончик, в качестве места для намаза. При этом убеждают, что это временно, к примеру, на период религиозных праздников… Но этот «временный» вагончик вскоре «выявляет» (путем создания искусственного массового паломничества) острую необходимость построить на этом месте мечеть. На хозяина земли, будь это частное лицо, муниципалитет или представитель пользования федеральных земель, начинают оказывать соответствующее давление по всем фронтам. Начинается все с увещеваний о том, что ему (хозяину) воздастся сполна на том свете, если на этом он откажется в их пользу от своей собственности под постройку мечети.

Если это не срабатывает, «пресс» начинается путем общественного порицания «алчности» хозяина земли (в своем роде – предание анафеме).

Когда не удается сломить психологическую устойчивость «жертвы», в ход идет силовое давление. Оно схематично, имеет три степени устрашения. На первом этапе прибывшая на встречу с хозяином участка рейдер-команда мускулистых и вооруженных «радетелей веры», играя мускулами и бряцая оружием, божатся и клянутся не пожалеть жизни для того, чтобы построить здесь мечеть. И не дай бог, кому-то перейти им дорогу.

Если «жертва» не из робкого десятка, то на втором этапе устрашения могут быть организованы демонстративные акты силового воздействия на самого хозяина или на его имущество (дом, машину).

Апогеем силового давления может стать конкретное покушение, в результате которого человек погибает или остается инвалидом на всю жизнь.

По завершении «акции», если уж так и не удалось получить официальное согласие, то у наследников хозяина, преемников на работе раздастся телефонный звонок и доброжелательный голос спросит: «Не изменили ли вы свое мнение?». Практически все, увидев участь родственника, предшественника, предпочитают уступить таким «настойчивым просьбам».

И здесь, «главный строитель» ДУМ Дагестана «кладет вишенку на торт». В благодарность за такую «щедрость», он организовывает «торжественную передачу» имущества официальному представителю духовного управления при свидетелях, иногда с привлечением СМИ. После такой помпезности кто же поверит, что «добровольное пожертвование» на самом деле является результатом наглого и жестокого «наезда».

Вот пара свежих примеров. В настоящее время возникли проблемы с земельным участком ООО «Модерн» в Махачкале, в районе микрорайона «Эльтав». Здесь на скорую руку, без соблюдения каких-либо строительных норм возведена часть помещения, якобы для молельной комнаты. К собственнику земли уже подходили молодые люди крепкого телосложения, представляясь молодежным движением при ДУМД, с требованием переписать землю на религиозную организацию.

В Кировском районе Махачкалы на участке, превышающем один гектар, относящемся к Дагестанскому государственному аграрному университету им. М. М. Джамбулатова и числящемся на балансе в качестве федеральной земли, ведется строительство мечети.

По имеющейся информации, это руководство вуза дало разрешение на отчуждение земли в пользу религиозной организации. Предположительный ущерб от данного решения может колебаться от 2 до 10 млн рублей. Не исключено, что это стало возможным благодаря продвижению на пост заместителя ректора вуза по имущественным отношениям человека, являющегося мюридом муфтия Дагестана и исполняющим его распоряжения.

И, наконец, в селе Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана правоохранительными органами был проведен ряд проверочных мероприятий. В результате была прекращена деятельность нескольких салафитских центров, подконтрольных идеологу радикального ислама И. С. Ахметнабиеву (обвиняется по уголовному делу ч.1 ст.205.1, 205.2, 282 УК РФ, скрывается на территории Нигера).

В настоящее время последователи Ахметнабиева в ДУМД получили разрешение на открытие культового учреждения «Центральная мечеть».

Характерно то, что строительство и ввод в эксплуатацию мечети не согласованы с МО «Хасавюртовский район».

Эпилог без комментариев

В заключение хотелось бы без комментариев привести слова Казбека Абдуразакова, главы села Комсомольского Кизилюртовского района Дагестана, человека, наделенного определенной государственной властью, но, фактически, бессильного перед беспределом республиканского Муфтията:

«Несколько лет назад ко мне приходили люди, хотели документы оформить на эту землю. Я им сказал, как я могу делать документы, эта земля собственность администрации села, общая для всех сельчан территория.

Я спросил, откуда они пришли. Сказали, из духовного управления. Я их спросил, зачем наводить лишнюю смуту, загораживать территорию. Они мне отвечают: «Ты что против ислама?» Нет, я не против ислама. Я за ислам, но также за законность и порядок».

Так кто же в доме хозяин? Кто настоящая власть в Дагестане? На все эти вопросы еще предстоит ответить. Мы же лишь освещаем события такими, какие они есть без домыслов, основываясь только на фактах. Данную статью можно считать официальным заявлением в надзорные органы, и надеемся, что она не останется без внимания.

 

 

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Показать еще