Ленинградский сын кавказской матери

В Карачаево-Черкесии живет человек, чья судьба неразрывно связана с блокадным Ленинградом и Кавказом. Рамазан Магометович Адзинов, житель аула Бесленей Карачаево-Черкесской Республики, а теперь Усть-Джегуты, был эвакуирован в Карачаево-Черкесию во время войны летом 1942 года. Тогда ему было всего пять лет. И звали его по-другому – Виктор Андреевич Воронин.

Эвакуация

Он родился и жил в Ленинградской области. Когда началась война, его отец ушел на фронт, мама умерла от болезни и голода. Родная сестра работала на одном из заводов Ленинграда, выпуская изделия для фронта, и не смогла взять маленького Витю к себе. Старший брат перед тем, как уйти на войну, отвез маленького Витю к тете в Ленинград.
Родная тетя, чтобы спасти мальчика от голодной смерти, отдала его в детский дом №12.

К апрелю 1942 года детский дом отправили в эвакуацию в далекий тыл – на Кавказ.
Кроме «дороги жизни», другого пути отступления не было. Машины с детьми-ленинградцами ехали по льду Ладожского озера. В памяти маленького Вити сохранилось воспоминание о том, как одна из машин с людьми провалилась и ушла под лед.

После преодоления Ладоги детдомовцев разместили в теплушках – грузовых вагонах. Дорога на юг по железной дороге, на которую в мирное время уходило не более трех суток, в далеком 42-м заняла почти пять месяцев, а 8 августа на Кубани, под Армавиром, поезд попал под бомбежку двух фашистских самолетов. Тех, кто не погиб от взрывов и огня, собрали и отправили дальше, группами, в сторону Грузии. Через три дня пути пешком в станице Курганной (сейчас город Курганинск) для дальнейшей эвакуации детей выделили четыре телеги.

К 13 августа 1942 года группа детдомовцев из блокадного Ленинграда в количестве 32 детей, среди которых были русские и евреи, остановилась у реки Большой Зеленчук на краю аула Бесленей.


Чужих детей не бывает
Обоз с изможденными детьми привлек внимание жителей Бесленея. Они обратились к председателю колхоза. Председатель собрал совет старейшин всех родов селения. Оставить детей в ауле значило навлечь беду на всех жителей в случае прихода немцев, а позволить им идти дальше – оставить их в беде и пойти против неписанного закона гор о гостеприимстве и помощи. На совете было решено взять детей в семьи. В ту же ночь в хозяйственной книге аула появились новые записи. Зная о приближении немцев, детей было решено записать на фамилии жителей Бесленея и дать им новые черкесские имена. Так пятилетний Витя Воронин стал Рамазаном Адзиновым.


«Я один из 32 Ленинградских детей, которым в черкесском ауле Бесленей не только сохранили жизнь, но и воспитали, как своих детей. Они отдавали нам самое лучшее, иногда в ущерб своим родным детям из-за того, что мы потеряли своих матерей. Они прятали нас от немцев во время оккупации аула в течение пяти месяцев. Они спасли нас, рискуя не только собственными жизнями, но и жизнью своих семей, и даже всего аула. Из всего селения никто не выдал нас немцам», – вспоминает ленинградец Рамазан Адзинов.


Благодарность, воспетая в камне
В благодарность своей черкесской матери Каре Адзиновой Рамазан Адзинов долго вынашивал в сердце проект памятника матерям, которые в военные годы спасли детей из детского дома блокадного Ленинграда. Много лет шел к осуществлению своей мечты: макет проекта – мать, обнимающая маленького мальчика, – был выполнен по воспоминаниям о его первой встрече с мамой. Идее суждено было сбыться. Памятник создан на народные средства и был открыт 7 мая 2010 года.

На мемориале установлена надпись: «Посвящаем жителям аула Бесленей, принявшим в 1942 году и воспитавшим нас – детей блокадного Ленинграда».

«Моей давней мечтой была установка памятника кавказской матери, воспитавшей меня так, как, думаю, даже родные родители не смогли бы меня воспитать», – говорит блокадник Рамазан Адзинов.


«Матери-черкешенки спасли беженцев от немцев, выходили больных детей, воспитали, поставили на ноги. После войны многие нашли своих родных и разъехались. Но мы не забываем этот подвиг. Памятник Матери-черкешенке в ауле Бесленей установлен заслуженно. И строительство этого памятника – это инициатива спасенных детей ленинградской блокады в знак благодарности черкесским матерям», – считает лидер Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.

На волне воспевания благодарности матерям-черкешенкам появилась идея установить аналогичный памятник в Санкт-Петербурге. Для обсуждения этой темы Александр Охтов вместе с блокадником Рамазаном Адзиновым побывали в Санкт-Петербурге. «Этот памятник – символ сближения народов, символ единения, символ дружбы. Ведь тогда в ауле Бесленей спасали детей, независимо от языка и веры. Они проявили человечность, гуманность, проявили культуру эмпатии. Этот памятник в честь героического поступка будет сближать людей», – отметил председатель Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.
 

Поездка на Родину
Александр Охтов и Рамазан Адзинов прибыли в Санкт-Петербург накануне празднования 70-летнего юбилея Великой Победы. Цель поездки в Северную столицу состояла не только в том, чтобы показать блокаднику, каким образом его родной Ленинград отмечает великий День Победы, не только решить вопрос строительства памятника матерям-черкешенкам, но еще и для того, чтобы Александр Охтов мог исполнить обещание, данное Адзинову: отыскать могилу его родного старшего брата – Ивана Андреевича Воронина, погибшего во время войны при защите Ленинграда.
На следующий день, после Парада 9 мая 2015 года, на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, где Александр Охтов и Рамазан Адзинов удостоились чести наблюдать великолепное шествие с трибуны, они посетили архив Пискаревского мемориального кладбища и нашли место захоронения Ивана Воронина.

«Мы благодарны администрации города, председателю парламента Санкт-Петербурга, землякам, которые встретили нас и уделяли нам внимание каждый день нашего пребывания в Санкт-Петербурге. Благодаря им мы смогли познакомиться с Северной столицей, посетить музеи и выставки, увидеть красоту площадей, уникальных мостов и рек города, в котором я родился и о котором у меня оставались воспоминания только о холоде и голоде, о санях, наполненных трупами, завернутыми в белые саваны. В этой поездке я увидел другой Ленинград – жизнерадостный, праздничный, солнечный, теплый и сытый, без бомбежек. Красивый и уникальный город, с людьми добрыми и отзывчивыми, внимательными друг к другу... А главное, я смог найти могилу своего брата!» – говорит Рамазан Адзинов.

Александр Охтов и Рамазан Адзинов посетили Музей обороны и блокады Ленинграда, где пообщались с руководством и ознакомились с экспозицией. Адзинов и Охтов сдали в архив музея книгу «Память сердца. Ленинградские черкесы Бесленея».
Визит гостей из Карачаево-Черкесии завершился посещением администрации Санкт-Петербурга и позитивной встречей с чиновниками по вопросу установки в городе монумента, посвященного героическому подвигу жителей аула Бесленей при спасении детей блокадного Ленинграда в 1942 году.

«Право на жизнь»

Сегодня Рамазану Адзинову, одному из героев документального фильма «Бесленей. Право на жизнь», почти 80 лет, но он до сих пор приходит к мемориалу в честь матерей-черкешенок в своем селе, чтобы почтить память своей кавказской матери, которая спасла его от фашизма и воспитала настоящим горцем. Эта любовь и благодарность живет в сердце блокадника и с каждым годом становится все сильнее.

Председатель Общественной палаты КЧР Вера Молдованова:

«Мы полностью поддерживаем идею установки памятника в Санкт-Петербурге этим женщинам, которые спасали детей от фашистов. Это доброе дело. Именно такие добрые дела и могут формировать чувства, добрые отношения между людьми, готовность оказать помощь в трудную минуту. Формировать доброжелательные отношения между этническими группами и народами».

Поделиться

Ленинградский сын кавказской матери

В Карачаево-Черкесии живет человек, чья судьба неразрывно связана с блокадным Ленинградом и Кавказом. Рамазан Магометович Адзинов, житель аула Бесленей Карачаево-Черкесской Республики, а теперь Усть-Джегуты, был эвакуирован в Карачаево-Черкесию во время войны летом 1942 года. Тогда ему было всего пять лет. И звали его по-другому – Виктор Андреевич Воронин.

Эвакуация

Он родился и жил в Ленинградской области. Когда началась война, его отец ушел на фронт, мама умерла от болезни и голода. Родная сестра работала на одном из заводов Ленинграда, выпуская изделия для фронта, и не смогла взять маленького Витю к себе. Старший брат перед тем, как уйти на войну, отвез маленького Витю к тете в Ленинград.
Родная тетя, чтобы спасти мальчика от голодной смерти, отдала его в детский дом №12.

К апрелю 1942 года детский дом отправили в эвакуацию в далекий тыл – на Кавказ.
Кроме «дороги жизни», другого пути отступления не было. Машины с детьми-ленинградцами ехали по льду Ладожского озера. В памяти маленького Вити сохранилось воспоминание о том, как одна из машин с людьми провалилась и ушла под лед.

После преодоления Ладоги детдомовцев разместили в теплушках – грузовых вагонах. Дорога на юг по железной дороге, на которую в мирное время уходило не более трех суток, в далеком 42-м заняла почти пять месяцев, а 8 августа на Кубани, под Армавиром, поезд попал под бомбежку двух фашистских самолетов. Тех, кто не погиб от взрывов и огня, собрали и отправили дальше, группами, в сторону Грузии. Через три дня пути пешком в станице Курганной (сейчас город Курганинск) для дальнейшей эвакуации детей выделили четыре телеги.

К 13 августа 1942 года группа детдомовцев из блокадного Ленинграда в количестве 32 детей, среди которых были русские и евреи, остановилась у реки Большой Зеленчук на краю аула Бесленей.


Чужих детей не бывает
Обоз с изможденными детьми привлек внимание жителей Бесленея. Они обратились к председателю колхоза. Председатель собрал совет старейшин всех родов селения. Оставить детей в ауле значило навлечь беду на всех жителей в случае прихода немцев, а позволить им идти дальше – оставить их в беде и пойти против неписанного закона гор о гостеприимстве и помощи. На совете было решено взять детей в семьи. В ту же ночь в хозяйственной книге аула появились новые записи. Зная о приближении немцев, детей было решено записать на фамилии жителей Бесленея и дать им новые черкесские имена. Так пятилетний Витя Воронин стал Рамазаном Адзиновым.


«Я один из 32 Ленинградских детей, которым в черкесском ауле Бесленей не только сохранили жизнь, но и воспитали, как своих детей. Они отдавали нам самое лучшее, иногда в ущерб своим родным детям из-за того, что мы потеряли своих матерей. Они прятали нас от немцев во время оккупации аула в течение пяти месяцев. Они спасли нас, рискуя не только собственными жизнями, но и жизнью своих семей, и даже всего аула. Из всего селения никто не выдал нас немцам», – вспоминает ленинградец Рамазан Адзинов.


Благодарность, воспетая в камне
В благодарность своей черкесской матери Каре Адзиновой Рамазан Адзинов долго вынашивал в сердце проект памятника матерям, которые в военные годы спасли детей из детского дома блокадного Ленинграда. Много лет шел к осуществлению своей мечты: макет проекта – мать, обнимающая маленького мальчика, – был выполнен по воспоминаниям о его первой встрече с мамой. Идее суждено было сбыться. Памятник создан на народные средства и был открыт 7 мая 2010 года.

На мемориале установлена надпись: «Посвящаем жителям аула Бесленей, принявшим в 1942 году и воспитавшим нас – детей блокадного Ленинграда».

«Моей давней мечтой была установка памятника кавказской матери, воспитавшей меня так, как, думаю, даже родные родители не смогли бы меня воспитать», – говорит блокадник Рамазан Адзинов.


«Матери-черкешенки спасли беженцев от немцев, выходили больных детей, воспитали, поставили на ноги. После войны многие нашли своих родных и разъехались. Но мы не забываем этот подвиг. Памятник Матери-черкешенке в ауле Бесленей установлен заслуженно. И строительство этого памятника – это инициатива спасенных детей ленинградской блокады в знак благодарности черкесским матерям», – считает лидер Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.

На волне воспевания благодарности матерям-черкешенкам появилась идея установить аналогичный памятник в Санкт-Петербурге. Для обсуждения этой темы Александр Охтов вместе с блокадником Рамазаном Адзиновым побывали в Санкт-Петербурге. «Этот памятник – символ сближения народов, символ единения, символ дружбы. Ведь тогда в ауле Бесленей спасали детей, независимо от языка и веры. Они проявили человечность, гуманность, проявили культуру эмпатии. Этот памятник в честь героического поступка будет сближать людей», – отметил председатель Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.
 

Поездка на Родину
Александр Охтов и Рамазан Адзинов прибыли в Санкт-Петербург накануне празднования 70-летнего юбилея Великой Победы. Цель поездки в Северную столицу состояла не только в том, чтобы показать блокаднику, каким образом его родной Ленинград отмечает великий День Победы, не только решить вопрос строительства памятника матерям-черкешенкам, но еще и для того, чтобы Александр Охтов мог исполнить обещание, данное Адзинову: отыскать могилу его родного старшего брата – Ивана Андреевича Воронина, погибшего во время войны при защите Ленинграда.
На следующий день, после Парада 9 мая 2015 года, на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, где Александр Охтов и Рамазан Адзинов удостоились чести наблюдать великолепное шествие с трибуны, они посетили архив Пискаревского мемориального кладбища и нашли место захоронения Ивана Воронина.

«Мы благодарны администрации города, председателю парламента Санкт-Петербурга, землякам, которые встретили нас и уделяли нам внимание каждый день нашего пребывания в Санкт-Петербурге. Благодаря им мы смогли познакомиться с Северной столицей, посетить музеи и выставки, увидеть красоту площадей, уникальных мостов и рек города, в котором я родился и о котором у меня оставались воспоминания только о холоде и голоде, о санях, наполненных трупами, завернутыми в белые саваны. В этой поездке я увидел другой Ленинград – жизнерадостный, праздничный, солнечный, теплый и сытый, без бомбежек. Красивый и уникальный город, с людьми добрыми и отзывчивыми, внимательными друг к другу... А главное, я смог найти могилу своего брата!» – говорит Рамазан Адзинов.

Александр Охтов и Рамазан Адзинов посетили Музей обороны и блокады Ленинграда, где пообщались с руководством и ознакомились с экспозицией. Адзинов и Охтов сдали в архив музея книгу «Память сердца. Ленинградские черкесы Бесленея».
Визит гостей из Карачаево-Черкесии завершился посещением администрации Санкт-Петербурга и позитивной встречей с чиновниками по вопросу установки в городе монумента, посвященного героическому подвигу жителей аула Бесленей при спасении детей блокадного Ленинграда в 1942 году.

«Право на жизнь»

Сегодня Рамазану Адзинову, одному из героев документального фильма «Бесленей. Право на жизнь», почти 80 лет, но он до сих пор приходит к мемориалу в честь матерей-черкешенок в своем селе, чтобы почтить память своей кавказской матери, которая спасла его от фашизма и воспитала настоящим горцем. Эта любовь и благодарность живет в сердце блокадника и с каждым годом становится все сильнее.

Председатель Общественной палаты КЧР Вера Молдованова:

«Мы полностью поддерживаем идею установки памятника в Санкт-Петербурге этим женщинам, которые спасали детей от фашистов. Это доброе дело. Именно такие добрые дела и могут формировать чувства, добрые отношения между людьми, готовность оказать помощь в трудную минуту. Формировать доброжелательные отношения между этническими группами и народами».

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Ленинградский сын кавказской матери

В Карачаево-Черкесии живет человек, чья судьба неразрывно связана с блокадным Ленинградом и Кавказом. Рамазан Магометович Адзинов, житель аула Бесленей Карачаево-Черкесской Республики, а теперь Усть-Джегуты, был эвакуирован в Карачаево-Черкесию во время войны летом 1942 года. Тогда ему было всего пять лет. И звали его по-другому – Виктор Андреевич Воронин.

Эвакуация

Он родился и жил в Ленинградской области. Когда началась война, его отец ушел на фронт, мама умерла от болезни и голода. Родная сестра работала на одном из заводов Ленинграда, выпуская изделия для фронта, и не смогла взять маленького Витю к себе. Старший брат перед тем, как уйти на войну, отвез маленького Витю к тете в Ленинград.
Родная тетя, чтобы спасти мальчика от голодной смерти, отдала его в детский дом №12.

К апрелю 1942 года детский дом отправили в эвакуацию в далекий тыл – на Кавказ.
Кроме «дороги жизни», другого пути отступления не было. Машины с детьми-ленинградцами ехали по льду Ладожского озера. В памяти маленького Вити сохранилось воспоминание о том, как одна из машин с людьми провалилась и ушла под лед.

После преодоления Ладоги детдомовцев разместили в теплушках – грузовых вагонах. Дорога на юг по железной дороге, на которую в мирное время уходило не более трех суток, в далеком 42-м заняла почти пять месяцев, а 8 августа на Кубани, под Армавиром, поезд попал под бомбежку двух фашистских самолетов. Тех, кто не погиб от взрывов и огня, собрали и отправили дальше, группами, в сторону Грузии. Через три дня пути пешком в станице Курганной (сейчас город Курганинск) для дальнейшей эвакуации детей выделили четыре телеги.

К 13 августа 1942 года группа детдомовцев из блокадного Ленинграда в количестве 32 детей, среди которых были русские и евреи, остановилась у реки Большой Зеленчук на краю аула Бесленей.


Чужих детей не бывает
Обоз с изможденными детьми привлек внимание жителей Бесленея. Они обратились к председателю колхоза. Председатель собрал совет старейшин всех родов селения. Оставить детей в ауле значило навлечь беду на всех жителей в случае прихода немцев, а позволить им идти дальше – оставить их в беде и пойти против неписанного закона гор о гостеприимстве и помощи. На совете было решено взять детей в семьи. В ту же ночь в хозяйственной книге аула появились новые записи. Зная о приближении немцев, детей было решено записать на фамилии жителей Бесленея и дать им новые черкесские имена. Так пятилетний Витя Воронин стал Рамазаном Адзиновым.


«Я один из 32 Ленинградских детей, которым в черкесском ауле Бесленей не только сохранили жизнь, но и воспитали, как своих детей. Они отдавали нам самое лучшее, иногда в ущерб своим родным детям из-за того, что мы потеряли своих матерей. Они прятали нас от немцев во время оккупации аула в течение пяти месяцев. Они спасли нас, рискуя не только собственными жизнями, но и жизнью своих семей, и даже всего аула. Из всего селения никто не выдал нас немцам», – вспоминает ленинградец Рамазан Адзинов.


Благодарность, воспетая в камне
В благодарность своей черкесской матери Каре Адзиновой Рамазан Адзинов долго вынашивал в сердце проект памятника матерям, которые в военные годы спасли детей из детского дома блокадного Ленинграда. Много лет шел к осуществлению своей мечты: макет проекта – мать, обнимающая маленького мальчика, – был выполнен по воспоминаниям о его первой встрече с мамой. Идее суждено было сбыться. Памятник создан на народные средства и был открыт 7 мая 2010 года.

На мемориале установлена надпись: «Посвящаем жителям аула Бесленей, принявшим в 1942 году и воспитавшим нас – детей блокадного Ленинграда».

«Моей давней мечтой была установка памятника кавказской матери, воспитавшей меня так, как, думаю, даже родные родители не смогли бы меня воспитать», – говорит блокадник Рамазан Адзинов.


«Матери-черкешенки спасли беженцев от немцев, выходили больных детей, воспитали, поставили на ноги. После войны многие нашли своих родных и разъехались. Но мы не забываем этот подвиг. Памятник Матери-черкешенке в ауле Бесленей установлен заслуженно. И строительство этого памятника – это инициатива спасенных детей ленинградской блокады в знак благодарности черкесским матерям», – считает лидер Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.

На волне воспевания благодарности матерям-черкешенкам появилась идея установить аналогичный памятник в Санкт-Петербурге. Для обсуждения этой темы Александр Охтов вместе с блокадником Рамазаном Адзиновым побывали в Санкт-Петербурге. «Этот памятник – символ сближения народов, символ единения, символ дружбы. Ведь тогда в ауле Бесленей спасали детей, независимо от языка и веры. Они проявили человечность, гуманность, проявили культуру эмпатии. Этот памятник в честь героического поступка будет сближать людей», – отметил председатель Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.
 

Поездка на Родину
Александр Охтов и Рамазан Адзинов прибыли в Санкт-Петербург накануне празднования 70-летнего юбилея Великой Победы. Цель поездки в Северную столицу состояла не только в том, чтобы показать блокаднику, каким образом его родной Ленинград отмечает великий День Победы, не только решить вопрос строительства памятника матерям-черкешенкам, но еще и для того, чтобы Александр Охтов мог исполнить обещание, данное Адзинову: отыскать могилу его родного старшего брата – Ивана Андреевича Воронина, погибшего во время войны при защите Ленинграда.
На следующий день, после Парада 9 мая 2015 года, на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, где Александр Охтов и Рамазан Адзинов удостоились чести наблюдать великолепное шествие с трибуны, они посетили архив Пискаревского мемориального кладбища и нашли место захоронения Ивана Воронина.

«Мы благодарны администрации города, председателю парламента Санкт-Петербурга, землякам, которые встретили нас и уделяли нам внимание каждый день нашего пребывания в Санкт-Петербурге. Благодаря им мы смогли познакомиться с Северной столицей, посетить музеи и выставки, увидеть красоту площадей, уникальных мостов и рек города, в котором я родился и о котором у меня оставались воспоминания только о холоде и голоде, о санях, наполненных трупами, завернутыми в белые саваны. В этой поездке я увидел другой Ленинград – жизнерадостный, праздничный, солнечный, теплый и сытый, без бомбежек. Красивый и уникальный город, с людьми добрыми и отзывчивыми, внимательными друг к другу... А главное, я смог найти могилу своего брата!» – говорит Рамазан Адзинов.

Александр Охтов и Рамазан Адзинов посетили Музей обороны и блокады Ленинграда, где пообщались с руководством и ознакомились с экспозицией. Адзинов и Охтов сдали в архив музея книгу «Память сердца. Ленинградские черкесы Бесленея».
Визит гостей из Карачаево-Черкесии завершился посещением администрации Санкт-Петербурга и позитивной встречей с чиновниками по вопросу установки в городе монумента, посвященного героическому подвигу жителей аула Бесленей при спасении детей блокадного Ленинграда в 1942 году.

«Право на жизнь»

Сегодня Рамазану Адзинову, одному из героев документального фильма «Бесленей. Право на жизнь», почти 80 лет, но он до сих пор приходит к мемориалу в честь матерей-черкешенок в своем селе, чтобы почтить память своей кавказской матери, которая спасла его от фашизма и воспитала настоящим горцем. Эта любовь и благодарность живет в сердце блокадника и с каждым годом становится все сильнее.

Председатель Общественной палаты КЧР Вера Молдованова:

«Мы полностью поддерживаем идею установки памятника в Санкт-Петербурге этим женщинам, которые спасали детей от фашистов. Это доброе дело. Именно такие добрые дела и могут формировать чувства, добрые отношения между людьми, готовность оказать помощь в трудную минуту. Формировать доброжелательные отношения между этническими группами и народами».

Поделиться

Ленинградский сын кавказской матери

В Карачаево-Черкесии живет человек, чья судьба неразрывно связана с блокадным Ленинградом и Кавказом. Рамазан Магометович Адзинов, житель аула Бесленей Карачаево-Черкесской Республики, а теперь Усть-Джегуты, был эвакуирован в Карачаево-Черкесию во время войны летом 1942 года. Тогда ему было всего пять лет. И звали его по-другому – Виктор Андреевич Воронин.

Эвакуация

Он родился и жил в Ленинградской области. Когда началась война, его отец ушел на фронт, мама умерла от болезни и голода. Родная сестра работала на одном из заводов Ленинграда, выпуская изделия для фронта, и не смогла взять маленького Витю к себе. Старший брат перед тем, как уйти на войну, отвез маленького Витю к тете в Ленинград.
Родная тетя, чтобы спасти мальчика от голодной смерти, отдала его в детский дом №12.

К апрелю 1942 года детский дом отправили в эвакуацию в далекий тыл – на Кавказ.
Кроме «дороги жизни», другого пути отступления не было. Машины с детьми-ленинградцами ехали по льду Ладожского озера. В памяти маленького Вити сохранилось воспоминание о том, как одна из машин с людьми провалилась и ушла под лед.

После преодоления Ладоги детдомовцев разместили в теплушках – грузовых вагонах. Дорога на юг по железной дороге, на которую в мирное время уходило не более трех суток, в далеком 42-м заняла почти пять месяцев, а 8 августа на Кубани, под Армавиром, поезд попал под бомбежку двух фашистских самолетов. Тех, кто не погиб от взрывов и огня, собрали и отправили дальше, группами, в сторону Грузии. Через три дня пути пешком в станице Курганной (сейчас город Курганинск) для дальнейшей эвакуации детей выделили четыре телеги.

К 13 августа 1942 года группа детдомовцев из блокадного Ленинграда в количестве 32 детей, среди которых были русские и евреи, остановилась у реки Большой Зеленчук на краю аула Бесленей.


Чужих детей не бывает
Обоз с изможденными детьми привлек внимание жителей Бесленея. Они обратились к председателю колхоза. Председатель собрал совет старейшин всех родов селения. Оставить детей в ауле значило навлечь беду на всех жителей в случае прихода немцев, а позволить им идти дальше – оставить их в беде и пойти против неписанного закона гор о гостеприимстве и помощи. На совете было решено взять детей в семьи. В ту же ночь в хозяйственной книге аула появились новые записи. Зная о приближении немцев, детей было решено записать на фамилии жителей Бесленея и дать им новые черкесские имена. Так пятилетний Витя Воронин стал Рамазаном Адзиновым.


«Я один из 32 Ленинградских детей, которым в черкесском ауле Бесленей не только сохранили жизнь, но и воспитали, как своих детей. Они отдавали нам самое лучшее, иногда в ущерб своим родным детям из-за того, что мы потеряли своих матерей. Они прятали нас от немцев во время оккупации аула в течение пяти месяцев. Они спасли нас, рискуя не только собственными жизнями, но и жизнью своих семей, и даже всего аула. Из всего селения никто не выдал нас немцам», – вспоминает ленинградец Рамазан Адзинов.


Благодарность, воспетая в камне
В благодарность своей черкесской матери Каре Адзиновой Рамазан Адзинов долго вынашивал в сердце проект памятника матерям, которые в военные годы спасли детей из детского дома блокадного Ленинграда. Много лет шел к осуществлению своей мечты: макет проекта – мать, обнимающая маленького мальчика, – был выполнен по воспоминаниям о его первой встрече с мамой. Идее суждено было сбыться. Памятник создан на народные средства и был открыт 7 мая 2010 года.

На мемориале установлена надпись: «Посвящаем жителям аула Бесленей, принявшим в 1942 году и воспитавшим нас – детей блокадного Ленинграда».

«Моей давней мечтой была установка памятника кавказской матери, воспитавшей меня так, как, думаю, даже родные родители не смогли бы меня воспитать», – говорит блокадник Рамазан Адзинов.


«Матери-черкешенки спасли беженцев от немцев, выходили больных детей, воспитали, поставили на ноги. После войны многие нашли своих родных и разъехались. Но мы не забываем этот подвиг. Памятник Матери-черкешенке в ауле Бесленей установлен заслуженно. И строительство этого памятника – это инициатива спасенных детей ленинградской блокады в знак благодарности черкесским матерям», – считает лидер Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.

На волне воспевания благодарности матерям-черкешенкам появилась идея установить аналогичный памятник в Санкт-Петербурге. Для обсуждения этой темы Александр Охтов вместе с блокадником Рамазаном Адзиновым побывали в Санкт-Петербурге. «Этот памятник – символ сближения народов, символ единения, символ дружбы. Ведь тогда в ауле Бесленей спасали детей, независимо от языка и веры. Они проявили человечность, гуманность, проявили культуру эмпатии. Этот памятник в честь героического поступка будет сближать людей», – отметил председатель Союза черкесских (адыгских) общественных объединений Александр Охтов.
 

Поездка на Родину
Александр Охтов и Рамазан Адзинов прибыли в Санкт-Петербург накануне празднования 70-летнего юбилея Великой Победы. Цель поездки в Северную столицу состояла не только в том, чтобы показать блокаднику, каким образом его родной Ленинград отмечает великий День Победы, не только решить вопрос строительства памятника матерям-черкешенкам, но еще и для того, чтобы Александр Охтов мог исполнить обещание, данное Адзинову: отыскать могилу его родного старшего брата – Ивана Андреевича Воронина, погибшего во время войны при защите Ленинграда.
На следующий день, после Парада 9 мая 2015 года, на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, где Александр Охтов и Рамазан Адзинов удостоились чести наблюдать великолепное шествие с трибуны, они посетили архив Пискаревского мемориального кладбища и нашли место захоронения Ивана Воронина.

«Мы благодарны администрации города, председателю парламента Санкт-Петербурга, землякам, которые встретили нас и уделяли нам внимание каждый день нашего пребывания в Санкт-Петербурге. Благодаря им мы смогли познакомиться с Северной столицей, посетить музеи и выставки, увидеть красоту площадей, уникальных мостов и рек города, в котором я родился и о котором у меня оставались воспоминания только о холоде и голоде, о санях, наполненных трупами, завернутыми в белые саваны. В этой поездке я увидел другой Ленинград – жизнерадостный, праздничный, солнечный, теплый и сытый, без бомбежек. Красивый и уникальный город, с людьми добрыми и отзывчивыми, внимательными друг к другу... А главное, я смог найти могилу своего брата!» – говорит Рамазан Адзинов.

Александр Охтов и Рамазан Адзинов посетили Музей обороны и блокады Ленинграда, где пообщались с руководством и ознакомились с экспозицией. Адзинов и Охтов сдали в архив музея книгу «Память сердца. Ленинградские черкесы Бесленея».
Визит гостей из Карачаево-Черкесии завершился посещением администрации Санкт-Петербурга и позитивной встречей с чиновниками по вопросу установки в городе монумента, посвященного героическому подвигу жителей аула Бесленей при спасении детей блокадного Ленинграда в 1942 году.

«Право на жизнь»

Сегодня Рамазану Адзинову, одному из героев документального фильма «Бесленей. Право на жизнь», почти 80 лет, но он до сих пор приходит к мемориалу в честь матерей-черкешенок в своем селе, чтобы почтить память своей кавказской матери, которая спасла его от фашизма и воспитала настоящим горцем. Эта любовь и благодарность живет в сердце блокадника и с каждым годом становится все сильнее.

Председатель Общественной палаты КЧР Вера Молдованова:

«Мы полностью поддерживаем идею установки памятника в Санкт-Петербурге этим женщинам, которые спасали детей от фашистов. Это доброе дело. Именно такие добрые дела и могут формировать чувства, добрые отношения между людьми, готовность оказать помощь в трудную минуту. Формировать доброжелательные отношения между этническими группами и народами».

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня