Мой незаданный вопрос президенту

Безусловно, ежегодная большая пресс-конференция Президента России Владимира Путина еще долго будет одной из главных тем для обсуждения в стране и мире.

Много по этому поводу уже сказано, много еще предстоит услышать: где, кто, когда, уточненный хронометраж, число вопросов и журналистов, приоритеты по темам, кто с кем воюет, чего ждать от года грядущего и сколько съели бесплатных бутербродов в буфете Центра международной торговли…

Предоставим еще времени политикам, экономистам и социологам, чтобы они уже окончательно нам растолковали, что имел в виду глава государства в каждом конкретном ответе, как нам жить дальше и чем это все закончится. Попробую сделать другое: поделиться личными впечатлениями о пресс-конференции, участником которой довелось стать. Не выводами, даже не рассуждениями. Только впечатлениями.

ПРИВЕТ, СТОЛИЦА!

Москва встретила неласково. Аэропорт Домодедово, принимавший наш Боинг (летевший под маркой суровой авиакомпании «Таймыр»), накрыла настоящая метель. Борт при посадке основательно потрясло. С трудом, но сели. Прячась в воротники, пробрались через здание аэровокзала в уютный аэроэкспресс, затем – метро, хостел, краткий сон накануне главного события декабря…

Сразу бросились в глаза повышенные меры безопасности в зданиях вокзалов разных видов транспорта. Рамки, паспортный контроль, прощупывание и «прозванивание». Понимаем, не раздражаемся, – безопасность превыше всего. Да и никто не возражает: время такое.

Неожиданно пришло понимание, почему москвичи так зациклены на погоде: любое ее изменение здесь способно сильно улучшить или испортить настроение. Мириады пешеходов и автомобилей перемалывают огромную массу только что выпавшего снега. Получается мокро, грязно и некомфортно. Рев моторов, слякоть, загазованность, огромные пробки, хмурые лица…

Улыбок в метро и на улицах немного. Но наверняка их бы прибавилось, если бы солнышко выглянуло? Меньше сырости – лучше настроение. А вот, например, в Пятигорске (как и в других городах Северного Кавказа) радостные лица вижу везде, в любую погоду. Такое вот преимущество небольшого города перед мегаполисом. 

Ну и хватит лирики, не затем мы здесь.

ПОД СЕНЬЮ МЕРКУРИЯ

Нет-нет, никакого скрытого смысла в этом заголовке нет. Просто пресс-конференция главы государства была организована в Центре международной торговли, что на Краснопресненской набережной. А на площади среди офисных небоскребов здесь стоит колонна с огромной скульптурой древнеримского божка – покровителя всяческой коммерции. Нужно же было вставить упоминание о нем хоть куда-нибудь? Уж очень впечатлил.

После вокзальных строгостей удивило достаточно демократичное отношение сотрудников ФСО на входе. Вежливо, без фанатизма, быстро. Тщательность осмотра при этом не страдала.

Огромный вестибюль, гардероб, туалетные комнаты, ящики с сурдопереводящей аппаратурой для иностранных журналистов, мягкие диваны, мониторы, лотки с кремлевской сувениркой…

Народу не так много – до начала еще час. Сняв верхнюю одежду, ищу обещанный буфет: в Москве с утра найти место для перекуса было не так просто, поэтому – очень кстати.

Зал буфета огромен, но внутри – пустовато. Немногочисленные официанты, снующие средь вертикальных редких столиков, наряженных в белую драпировку. Разносолов нет. Какие-то мелкие пирожки с яйцом и пара-тройка видов миниатюрной выпечки. О, да! Еще – вкусные осетинские пироги (привет с Кавказа!). Плюс два вида водички – «Тархун» и простая без газа. Вкусно, бесплатно, лаконично, достаточно.

Теперь – обратно в вестибюль, посмотреть кремлевскую сувенирку. Что здесь? Галстуки, портмоне, обложки для паспорта, посуда, ювелирные изделия, часы, канцелярские принадлежности. Все – с золотыми российскими гербами. Цены терпимые, вид солидный. Сюда бы чиновников запустить – вмиг бы расхватали! А журналисты как-то отнеслись к товарам без энтузиазма: рассматривают, но не покупают.

Ну вот, начинают подтягиваться медиа-знаменитости. Замечаю Владимира Кондратьева из НТВ – стоит посреди зала, что-то рассматривает в своем телефоне. Вижу знаменитого «интервьюера» Сергея Брилева из «России», который к этому дню успел поговорить, кажется, со всеми главными президентами планеты, – движется по залу хаотично, явно кого-то высматривая. А вот и обаятельный Антон Верницкий с «Первого» – уже дает кому-то интервью. Поправившийся, подобревший, добродушный, неизменно улыбчивый…

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, к входу в конференц-зал, сталкиваюсь «лоб в лоб» с Ксенией Собчак. Озабоченная, спешащая, смотрящая куда-то сквозь тебя, Ксюша изумляет своим внешним видом. Во-первых, никогда не знал, что она такая… миниатюрная. Маленькая, худенькая, с каким-то суровым лицом. Во-вторых, в странном костюме в вертикальную широкую полоску… Словом, в оригинальности не откажешь.

Ага! А вот и знаменитый «укроп» – украинский журналист Роман Цымбалюк, запомнившийся на прошлой пресс-конференции. Уже без своей знаменитой майки, в чем-то желтом. Исподлобья обводит всех тяжелым дружелюбным взглядом.

Мелькает еще несколько мучительно знакомых лиц, но тут уж, по сути, все знаменитости, коль удалось сюда попасть. Начинаю ощущать себя важным и значительным. Шутка.

Журналистская братия времени зря не теряет – усиленно общается между собой, настраивает аппаратуру, репетирует свои вопросы (а вдруг повезет?), берет друг у друга предварительные интервью…

Но тут начинают пускать в зал, в два входа. В вестибюле начинается заметная движуха. На абордаж!

ДОБРАЛИСЬ!

Мне повезло. Удается сесть прямо на первый ряд в правый от Путина сектор. Ну, все. У меня в руках – красочный логотип нашего портала: «КАВКАЗ СЕГОДНЯ», любовно вырезанный коллегами из пластика. Везти было нелегко, но теперь все неудобства компенсируются: необычная объемная табличка вызывает фурор.

Нас с логотипом фотографируют все – и «топовые» журналисты, и регионалы. Некоторые делают это тайком (а вдруг я против?), но тут же устраивают целые фотосессии, увидев мою улыбку и благорасположение.

Даю несколько блиц-интервью, в том числе – для «России» и «Первого». Что-то я потом этого видео в сети не нашел. Может, плохо искал?

Ну вот самое приятное: подошли коллеги из СМИ Северного Кавказа. Их много, они улыбаются, жмут руки, что-то радостное говорят… Как здорово здесь встретить земляков – из разных республик, разных национальностей, но таких всех родных! Чувствую себя «лицом кавказской национальности» и реально горжусь, что я с Кавказа.

Слева от меня в кресле – коллега из «Бизнес-FM», справа – девушка из журнала «Персона». Знаю их имена-фамилии, но приводить не буду из соображений деликатности. Мужчина, наблюдая за моим успехом у фотожурналистов, одобрительно говорит: «Уже не зря приехал». Соглашаюсь.

Девушка по поводу призывов (в моих коротких интервью коллегам) приезжать для отдыха на Кавказ начинает убеждать меня, что на Кавказе страшно. Пытаюсь разубедить ее в этом и слышу «крайний» аргумент: «Там людей воруют». Картина маслом.

Да, говорю. Воруют. Меня вот – украли и привезли сюда…

Спасибо этой девушке. Благодаря ей я прямо кожей ощутил свою журналистскую миссию (при всем пафосе этого слова): нести истинную информацию о том, что происходит на Северном Кавказе, развенчивать все эти страхи, глупости и стереотипы. Ведь не мудрено, что с такими мыслями они и приезжают к нам, шарахаясь от каждого куста. А потом совсем-совсем другие возвращаются, стесняясь своей первоначальной дремучести.

КТО ВО ЧТО ГОРАЗД

Мы со своей выпиленной табличкой, конечно, выпендрились. Но выпендрились по-хорошему: правильно, грамотно и высокотехнологично. Просто творчески подошли к делу и были замечены всеми. Но многие коллеги просто переоригинальничали. И шаманский бубен, и мигающие фонарики, и «Песков нас не замечает», и требования любви из Сибири, и котята, и… Не буду все перечислять, об этом уже много написано.

Кстати, Дмитрий Песков – этот рыжий хитрец и гениальный пресс-секретарь с улыбкой человека, который давно понял эту жизнь, – видел и замечал в зале все, каждую пылинку. Но об этом – чуть дальше.

Коллега из «Персоны» стала лихорадочно рисовать шариковой ручкой на большом листе бумаги страшные кривые слова: «Борьба с коррупцией», в две строки. Подумала и добавила между слов рисунок черепа с перекрещенными костями. Показала мне – как, мол, табличка? «Ничего, – говорю. – Жутко. А череп с костями к кому относится? К коррупционерам?» Подумала, разулыбалась, череп убрала…

Немного волновал вопрос: как буду выглядеть в своем демократичном свитере с джинсами? Оказалось – вполне приемлемо, публика сидела не только в костюмах. Вообще народ оказался очень симпатичным. Тихо общались, радостно приветствовали друг друга, занимали места.

ПОЕХАЛИ!

Прибыл Песков, заверил, что Президент России вот-вот прибудет. Все внутренне подобрались. Последние приготовления (обнажить микрофоны! ручки наголо!) и – тишина.

Вошел Путин, быстро проследовал к своему месту…

Еще до поездки многие спрашивали – не волнуешься, мол? А чего, собственно, волноваться? Приведу сразу итоговое впечатление по всему общению Президента России с прессой: такое ощущение, что прошла доверительная, спокойная и очень естественная встреча старых знакомых. Какие-то ответы полностью удовлетворили, какие-то оставили дополнительные вопросы, но это – нормально. Это живое общение, где проясняются позиции и мнения. Что думает сам глава государства по тем или иным направлениям, что думает народ, через журналистов выражающий свое мнение.

Не было навязывания своей точки зрения или заигрывания с залом. Путин говорил то, что думал, что считал нужным сказать. Кто-то – принимал, кто-то – нет, но последних было абсолютное меньшинство.

Повторюсь, изложения содержания вопросов-ответов не будет. Зачем повторять то, что уже много раз растиражировано и звучит из каждого утюга? А кого интересует статистика – «Яндекс» в помощь.

Сразу все заметили, что руководитель страны простужен. Держался-то он молодцом, но кашель иногда прорывался. Ну не киборг же он, в самом деле? И не отложил ведь встречу, сославшись на болезнь, – внятно отвечает, внимательно слушает, что-то записывает в своем блокноте. Иногда что-то прихлебывает из высокой белой кружки с золотым гербом. Чай, наверное.

Как только пресс-секретарь президента поднимал взгляд на зал, сразу вздымался целый лес табличек и плакатов. Впрочем, были и разноцветные шарфы, и кепки, и шарики, и другие предметы. Про бубен говорил?

Дмитрий Песков делал свои пометки, и каждый в зале снова разжигал в себе надежду: «Ну, все. Теперь – меня. Теперь точно заметит и поднимет».

НЕМНОГО О ТЕОРИИ ВЕРОЯТНОСТИ

Осталось два чувства. Во-первых, жаль, конечно, что не дошла очередь. Немного жаль. Во-вторых, жаль, что очередь не дошла до других людей, у которых были более острые, «кричащие» вопросы. Очень жаль.

А еще – не у всех адекватное начальство, которое может и претензии своим журналистам предъявить за то, что «не так интенсивно табличкой махали». Махали не жалея сил. Но это, к сожалению, не делает время человека резиновым, даже если этот человек – Президент России.

Нет, Владимир Путин не избегал остроты. Напротив, он сам, опережая Пескова, выдергивал из толпы людей с самыми острыми и даже провокационными табличками. Они все видели и все понимали. Но они – не волшебники…

Почти 1400 журналистов. У каждого, в чем он сам убежден, – самый-самый, заветный, важный вопрос. А президент – один. И ответить на каждый вопрос нужно обстоятельно, не отмахнувшись, а вникая в суть предмета.

Если учесть то, что треть вопросов справедливо и закономерно были отданы коллегам из президентского пула, то остается два десятка (двадцать из 1400!) счастливчиков. Тридцать два человека задали вопросы и получили ответы за три часа. И это при том, что Путин пожертвовал ради живого общения своим вступительным словом.

Догадываетесь, сколько бы понадобилось времени, чтобы ответить ВСЕМ? Это 4,6 суток непрерывной работы. Или 14 восьмичасовых рабочих дней с перерывами на обед. Вопросы есть?

Уже закончив пресс-конференцию и направляясь к выходу, Владимир Путин остановился, окруженный толпой. Он кратко ответил еще на несколько вопросов и очень искренне, по-человечески попросил прощения у тех, до кого очередь не дошла.

ВОПРОС – В СТУДИЮ!

Президент убыл, а толпа расходиться явно не собиралась. Общались, селфились, брали интервью друг у друга и тех, кому не повезло в зале. Если не учитывать вполне понятное желание обратиться непосредственно к главе государства, то эти люди уже добились, чего хотели, – они высказали наболевшее, их вопросы увидят и услышат зрители. Значит – все получилось.

Пожалуй, поделюсь и я вопросом, который приготовил для Президента Российской Федерации. Полагаю, что он имеет право и основание быть опубликованным.

– Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Олег Пономарев, я представляю информационно-аналитический портал «Кавказ Сегодня».

Мы новое СМИ, запустились в нынешнем году, и основной своей миссией считаем информирование общества о жизни регионов Северного Кавказа максимально объективно и взвешенно, без перекосов в негатив или, наоборот, в лакирование действительности.

А вопрос у меня такой. События последнего года привели к тому, что количество возможностей для зарубежного отдыха россиян уменьшилось. Египет закрыт, исходя из интересов безопасности граждан. Турция? Нельзя, на мой взгляд, поддерживать своими деньгами ту страну, которая стреляет в спину нашим летчикам.

Но людям нужно где-то отдыхать. И логично говорить в этой связи о развитии внутреннего туризма. В том числе и у нас, на Северном Кавказе, который всегда выступал одним из главных туристических магнитов для жителей страны – и в советские годы, и даже раньше.

Тем более, в регионах Кавказа отдыхать сегодня есть где. Работают старые здравницы, такие, как Домбай или Кавминводы. Появляются и новые: тот же комплекс «Архыз», который построила госкорпорация «Курорты Северного Кавказа», – его не стыдно показать самым взыскательным гостям. Или курорт «Эльбрус-Безенги», или строящийся в Чеченской Республике комплекс «Ведучи». Кавказ сегодня стабилен, безопасен и, как во все времена, очень красив.

Как, на Ваш взгляд, можно добиться того, чтобы нашим согражданам хотелось выбирать, прежде всего, отдых в России, и в том числе на Северном Кавказе? Чтобы, когда международная ситуация стабилизируется, мы не ехали опять всей страной на заморские пляжи и курорты, а находили возможности внутри страны?

Спасибо.

Вот такой вопрос. Разумеется, общее понимание того, в каких направлениях развивать наши драгоценные курорты, в целом имеется. И у окружных, и у региональных властей, и у руководства госкорпораций. Это понимание широко и детально озвучивается в СМИ. Но услышать ответ на данную тему именно от президента – особый случай. Такой ответ дорогого стоит.

НАПОСЛЕДОК

Уже после приезда домой, в Пятигорск, прислушался к своим внутренним ощущениям: что-нибудь изменилось? Дала ли эта встреча с Владимиром Путиным что-то новое? Была ли полезной? Отвечаю: изменилось, дала, была...

Поделиться

Мой незаданный вопрос президенту

Безусловно, ежегодная большая пресс-конференция Президента России Владимира Путина еще долго будет одной из главных тем для обсуждения в стране и мире.

Много по этому поводу уже сказано, много еще предстоит услышать: где, кто, когда, уточненный хронометраж, число вопросов и журналистов, приоритеты по темам, кто с кем воюет, чего ждать от года грядущего и сколько съели бесплатных бутербродов в буфете Центра международной торговли…

Предоставим еще времени политикам, экономистам и социологам, чтобы они уже окончательно нам растолковали, что имел в виду глава государства в каждом конкретном ответе, как нам жить дальше и чем это все закончится. Попробую сделать другое: поделиться личными впечатлениями о пресс-конференции, участником которой довелось стать. Не выводами, даже не рассуждениями. Только впечатлениями.

ПРИВЕТ, СТОЛИЦА!

Москва встретила неласково. Аэропорт Домодедово, принимавший наш Боинг (летевший под маркой суровой авиакомпании «Таймыр»), накрыла настоящая метель. Борт при посадке основательно потрясло. С трудом, но сели. Прячась в воротники, пробрались через здание аэровокзала в уютный аэроэкспресс, затем – метро, хостел, краткий сон накануне главного события декабря…

Сразу бросились в глаза повышенные меры безопасности в зданиях вокзалов разных видов транспорта. Рамки, паспортный контроль, прощупывание и «прозванивание». Понимаем, не раздражаемся, – безопасность превыше всего. Да и никто не возражает: время такое.

Неожиданно пришло понимание, почему москвичи так зациклены на погоде: любое ее изменение здесь способно сильно улучшить или испортить настроение. Мириады пешеходов и автомобилей перемалывают огромную массу только что выпавшего снега. Получается мокро, грязно и некомфортно. Рев моторов, слякоть, загазованность, огромные пробки, хмурые лица…

Улыбок в метро и на улицах немного. Но наверняка их бы прибавилось, если бы солнышко выглянуло? Меньше сырости – лучше настроение. А вот, например, в Пятигорске (как и в других городах Северного Кавказа) радостные лица вижу везде, в любую погоду. Такое вот преимущество небольшого города перед мегаполисом. 

Ну и хватит лирики, не затем мы здесь.

ПОД СЕНЬЮ МЕРКУРИЯ

Нет-нет, никакого скрытого смысла в этом заголовке нет. Просто пресс-конференция главы государства была организована в Центре международной торговли, что на Краснопресненской набережной. А на площади среди офисных небоскребов здесь стоит колонна с огромной скульптурой древнеримского божка – покровителя всяческой коммерции. Нужно же было вставить упоминание о нем хоть куда-нибудь? Уж очень впечатлил.

После вокзальных строгостей удивило достаточно демократичное отношение сотрудников ФСО на входе. Вежливо, без фанатизма, быстро. Тщательность осмотра при этом не страдала.

Огромный вестибюль, гардероб, туалетные комнаты, ящики с сурдопереводящей аппаратурой для иностранных журналистов, мягкие диваны, мониторы, лотки с кремлевской сувениркой…

Народу не так много – до начала еще час. Сняв верхнюю одежду, ищу обещанный буфет: в Москве с утра найти место для перекуса было не так просто, поэтому – очень кстати.

Зал буфета огромен, но внутри – пустовато. Немногочисленные официанты, снующие средь вертикальных редких столиков, наряженных в белую драпировку. Разносолов нет. Какие-то мелкие пирожки с яйцом и пара-тройка видов миниатюрной выпечки. О, да! Еще – вкусные осетинские пироги (привет с Кавказа!). Плюс два вида водички – «Тархун» и простая без газа. Вкусно, бесплатно, лаконично, достаточно.

Теперь – обратно в вестибюль, посмотреть кремлевскую сувенирку. Что здесь? Галстуки, портмоне, обложки для паспорта, посуда, ювелирные изделия, часы, канцелярские принадлежности. Все – с золотыми российскими гербами. Цены терпимые, вид солидный. Сюда бы чиновников запустить – вмиг бы расхватали! А журналисты как-то отнеслись к товарам без энтузиазма: рассматривают, но не покупают.

Ну вот, начинают подтягиваться медиа-знаменитости. Замечаю Владимира Кондратьева из НТВ – стоит посреди зала, что-то рассматривает в своем телефоне. Вижу знаменитого «интервьюера» Сергея Брилева из «России», который к этому дню успел поговорить, кажется, со всеми главными президентами планеты, – движется по залу хаотично, явно кого-то высматривая. А вот и обаятельный Антон Верницкий с «Первого» – уже дает кому-то интервью. Поправившийся, подобревший, добродушный, неизменно улыбчивый…

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, к входу в конференц-зал, сталкиваюсь «лоб в лоб» с Ксенией Собчак. Озабоченная, спешащая, смотрящая куда-то сквозь тебя, Ксюша изумляет своим внешним видом. Во-первых, никогда не знал, что она такая… миниатюрная. Маленькая, худенькая, с каким-то суровым лицом. Во-вторых, в странном костюме в вертикальную широкую полоску… Словом, в оригинальности не откажешь.

Ага! А вот и знаменитый «укроп» – украинский журналист Роман Цымбалюк, запомнившийся на прошлой пресс-конференции. Уже без своей знаменитой майки, в чем-то желтом. Исподлобья обводит всех тяжелым дружелюбным взглядом.

Мелькает еще несколько мучительно знакомых лиц, но тут уж, по сути, все знаменитости, коль удалось сюда попасть. Начинаю ощущать себя важным и значительным. Шутка.

Журналистская братия времени зря не теряет – усиленно общается между собой, настраивает аппаратуру, репетирует свои вопросы (а вдруг повезет?), берет друг у друга предварительные интервью…

Но тут начинают пускать в зал, в два входа. В вестибюле начинается заметная движуха. На абордаж!

ДОБРАЛИСЬ!

Мне повезло. Удается сесть прямо на первый ряд в правый от Путина сектор. Ну, все. У меня в руках – красочный логотип нашего портала: «КАВКАЗ СЕГОДНЯ», любовно вырезанный коллегами из пластика. Везти было нелегко, но теперь все неудобства компенсируются: необычная объемная табличка вызывает фурор.

Нас с логотипом фотографируют все – и «топовые» журналисты, и регионалы. Некоторые делают это тайком (а вдруг я против?), но тут же устраивают целые фотосессии, увидев мою улыбку и благорасположение.

Даю несколько блиц-интервью, в том числе – для «России» и «Первого». Что-то я потом этого видео в сети не нашел. Может, плохо искал?

Ну вот самое приятное: подошли коллеги из СМИ Северного Кавказа. Их много, они улыбаются, жмут руки, что-то радостное говорят… Как здорово здесь встретить земляков – из разных республик, разных национальностей, но таких всех родных! Чувствую себя «лицом кавказской национальности» и реально горжусь, что я с Кавказа.

Слева от меня в кресле – коллега из «Бизнес-FM», справа – девушка из журнала «Персона». Знаю их имена-фамилии, но приводить не буду из соображений деликатности. Мужчина, наблюдая за моим успехом у фотожурналистов, одобрительно говорит: «Уже не зря приехал». Соглашаюсь.

Девушка по поводу призывов (в моих коротких интервью коллегам) приезжать для отдыха на Кавказ начинает убеждать меня, что на Кавказе страшно. Пытаюсь разубедить ее в этом и слышу «крайний» аргумент: «Там людей воруют». Картина маслом.

Да, говорю. Воруют. Меня вот – украли и привезли сюда…

Спасибо этой девушке. Благодаря ей я прямо кожей ощутил свою журналистскую миссию (при всем пафосе этого слова): нести истинную информацию о том, что происходит на Северном Кавказе, развенчивать все эти страхи, глупости и стереотипы. Ведь не мудрено, что с такими мыслями они и приезжают к нам, шарахаясь от каждого куста. А потом совсем-совсем другие возвращаются, стесняясь своей первоначальной дремучести.

КТО ВО ЧТО ГОРАЗД

Мы со своей выпиленной табличкой, конечно, выпендрились. Но выпендрились по-хорошему: правильно, грамотно и высокотехнологично. Просто творчески подошли к делу и были замечены всеми. Но многие коллеги просто переоригинальничали. И шаманский бубен, и мигающие фонарики, и «Песков нас не замечает», и требования любви из Сибири, и котята, и… Не буду все перечислять, об этом уже много написано.

Кстати, Дмитрий Песков – этот рыжий хитрец и гениальный пресс-секретарь с улыбкой человека, который давно понял эту жизнь, – видел и замечал в зале все, каждую пылинку. Но об этом – чуть дальше.

Коллега из «Персоны» стала лихорадочно рисовать шариковой ручкой на большом листе бумаги страшные кривые слова: «Борьба с коррупцией», в две строки. Подумала и добавила между слов рисунок черепа с перекрещенными костями. Показала мне – как, мол, табличка? «Ничего, – говорю. – Жутко. А череп с костями к кому относится? К коррупционерам?» Подумала, разулыбалась, череп убрала…

Немного волновал вопрос: как буду выглядеть в своем демократичном свитере с джинсами? Оказалось – вполне приемлемо, публика сидела не только в костюмах. Вообще народ оказался очень симпатичным. Тихо общались, радостно приветствовали друг друга, занимали места.

ПОЕХАЛИ!

Прибыл Песков, заверил, что Президент России вот-вот прибудет. Все внутренне подобрались. Последние приготовления (обнажить микрофоны! ручки наголо!) и – тишина.

Вошел Путин, быстро проследовал к своему месту…

Еще до поездки многие спрашивали – не волнуешься, мол? А чего, собственно, волноваться? Приведу сразу итоговое впечатление по всему общению Президента России с прессой: такое ощущение, что прошла доверительная, спокойная и очень естественная встреча старых знакомых. Какие-то ответы полностью удовлетворили, какие-то оставили дополнительные вопросы, но это – нормально. Это живое общение, где проясняются позиции и мнения. Что думает сам глава государства по тем или иным направлениям, что думает народ, через журналистов выражающий свое мнение.

Не было навязывания своей точки зрения или заигрывания с залом. Путин говорил то, что думал, что считал нужным сказать. Кто-то – принимал, кто-то – нет, но последних было абсолютное меньшинство.

Повторюсь, изложения содержания вопросов-ответов не будет. Зачем повторять то, что уже много раз растиражировано и звучит из каждого утюга? А кого интересует статистика – «Яндекс» в помощь.

Сразу все заметили, что руководитель страны простужен. Держался-то он молодцом, но кашель иногда прорывался. Ну не киборг же он, в самом деле? И не отложил ведь встречу, сославшись на болезнь, – внятно отвечает, внимательно слушает, что-то записывает в своем блокноте. Иногда что-то прихлебывает из высокой белой кружки с золотым гербом. Чай, наверное.

Как только пресс-секретарь президента поднимал взгляд на зал, сразу вздымался целый лес табличек и плакатов. Впрочем, были и разноцветные шарфы, и кепки, и шарики, и другие предметы. Про бубен говорил?

Дмитрий Песков делал свои пометки, и каждый в зале снова разжигал в себе надежду: «Ну, все. Теперь – меня. Теперь точно заметит и поднимет».

НЕМНОГО О ТЕОРИИ ВЕРОЯТНОСТИ

Осталось два чувства. Во-первых, жаль, конечно, что не дошла очередь. Немного жаль. Во-вторых, жаль, что очередь не дошла до других людей, у которых были более острые, «кричащие» вопросы. Очень жаль.

А еще – не у всех адекватное начальство, которое может и претензии своим журналистам предъявить за то, что «не так интенсивно табличкой махали». Махали не жалея сил. Но это, к сожалению, не делает время человека резиновым, даже если этот человек – Президент России.

Нет, Владимир Путин не избегал остроты. Напротив, он сам, опережая Пескова, выдергивал из толпы людей с самыми острыми и даже провокационными табличками. Они все видели и все понимали. Но они – не волшебники…

Почти 1400 журналистов. У каждого, в чем он сам убежден, – самый-самый, заветный, важный вопрос. А президент – один. И ответить на каждый вопрос нужно обстоятельно, не отмахнувшись, а вникая в суть предмета.

Если учесть то, что треть вопросов справедливо и закономерно были отданы коллегам из президентского пула, то остается два десятка (двадцать из 1400!) счастливчиков. Тридцать два человека задали вопросы и получили ответы за три часа. И это при том, что Путин пожертвовал ради живого общения своим вступительным словом.

Догадываетесь, сколько бы понадобилось времени, чтобы ответить ВСЕМ? Это 4,6 суток непрерывной работы. Или 14 восьмичасовых рабочих дней с перерывами на обед. Вопросы есть?

Уже закончив пресс-конференцию и направляясь к выходу, Владимир Путин остановился, окруженный толпой. Он кратко ответил еще на несколько вопросов и очень искренне, по-человечески попросил прощения у тех, до кого очередь не дошла.

ВОПРОС – В СТУДИЮ!

Президент убыл, а толпа расходиться явно не собиралась. Общались, селфились, брали интервью друг у друга и тех, кому не повезло в зале. Если не учитывать вполне понятное желание обратиться непосредственно к главе государства, то эти люди уже добились, чего хотели, – они высказали наболевшее, их вопросы увидят и услышат зрители. Значит – все получилось.

Пожалуй, поделюсь и я вопросом, который приготовил для Президента Российской Федерации. Полагаю, что он имеет право и основание быть опубликованным.

– Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Олег Пономарев, я представляю информационно-аналитический портал «Кавказ Сегодня».

Мы новое СМИ, запустились в нынешнем году, и основной своей миссией считаем информирование общества о жизни регионов Северного Кавказа максимально объективно и взвешенно, без перекосов в негатив или, наоборот, в лакирование действительности.

А вопрос у меня такой. События последнего года привели к тому, что количество возможностей для зарубежного отдыха россиян уменьшилось. Египет закрыт, исходя из интересов безопасности граждан. Турция? Нельзя, на мой взгляд, поддерживать своими деньгами ту страну, которая стреляет в спину нашим летчикам.

Но людям нужно где-то отдыхать. И логично говорить в этой связи о развитии внутреннего туризма. В том числе и у нас, на Северном Кавказе, который всегда выступал одним из главных туристических магнитов для жителей страны – и в советские годы, и даже раньше.

Тем более, в регионах Кавказа отдыхать сегодня есть где. Работают старые здравницы, такие, как Домбай или Кавминводы. Появляются и новые: тот же комплекс «Архыз», который построила госкорпорация «Курорты Северного Кавказа», – его не стыдно показать самым взыскательным гостям. Или курорт «Эльбрус-Безенги», или строящийся в Чеченской Республике комплекс «Ведучи». Кавказ сегодня стабилен, безопасен и, как во все времена, очень красив.

Как, на Ваш взгляд, можно добиться того, чтобы нашим согражданам хотелось выбирать, прежде всего, отдых в России, и в том числе на Северном Кавказе? Чтобы, когда международная ситуация стабилизируется, мы не ехали опять всей страной на заморские пляжи и курорты, а находили возможности внутри страны?

Спасибо.

Вот такой вопрос. Разумеется, общее понимание того, в каких направлениях развивать наши драгоценные курорты, в целом имеется. И у окружных, и у региональных властей, и у руководства госкорпораций. Это понимание широко и детально озвучивается в СМИ. Но услышать ответ на данную тему именно от президента – особый случай. Такой ответ дорогого стоит.

НАПОСЛЕДОК

Уже после приезда домой, в Пятигорск, прислушался к своим внутренним ощущениям: что-нибудь изменилось? Дала ли эта встреча с Владимиром Путиным что-то новое? Была ли полезной? Отвечаю: изменилось, дала, была...

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Мой незаданный вопрос президенту

Безусловно, ежегодная большая пресс-конференция Президента России Владимира Путина еще долго будет одной из главных тем для обсуждения в стране и мире.

Много по этому поводу уже сказано, много еще предстоит услышать: где, кто, когда, уточненный хронометраж, число вопросов и журналистов, приоритеты по темам, кто с кем воюет, чего ждать от года грядущего и сколько съели бесплатных бутербродов в буфете Центра международной торговли…

Предоставим еще времени политикам, экономистам и социологам, чтобы они уже окончательно нам растолковали, что имел в виду глава государства в каждом конкретном ответе, как нам жить дальше и чем это все закончится. Попробую сделать другое: поделиться личными впечатлениями о пресс-конференции, участником которой довелось стать. Не выводами, даже не рассуждениями. Только впечатлениями.

ПРИВЕТ, СТОЛИЦА!

Москва встретила неласково. Аэропорт Домодедово, принимавший наш Боинг (летевший под маркой суровой авиакомпании «Таймыр»), накрыла настоящая метель. Борт при посадке основательно потрясло. С трудом, но сели. Прячась в воротники, пробрались через здание аэровокзала в уютный аэроэкспресс, затем – метро, хостел, краткий сон накануне главного события декабря…

Сразу бросились в глаза повышенные меры безопасности в зданиях вокзалов разных видов транспорта. Рамки, паспортный контроль, прощупывание и «прозванивание». Понимаем, не раздражаемся, – безопасность превыше всего. Да и никто не возражает: время такое.

Неожиданно пришло понимание, почему москвичи так зациклены на погоде: любое ее изменение здесь способно сильно улучшить или испортить настроение. Мириады пешеходов и автомобилей перемалывают огромную массу только что выпавшего снега. Получается мокро, грязно и некомфортно. Рев моторов, слякоть, загазованность, огромные пробки, хмурые лица…

Улыбок в метро и на улицах немного. Но наверняка их бы прибавилось, если бы солнышко выглянуло? Меньше сырости – лучше настроение. А вот, например, в Пятигорске (как и в других городах Северного Кавказа) радостные лица вижу везде, в любую погоду. Такое вот преимущество небольшого города перед мегаполисом. 

Ну и хватит лирики, не затем мы здесь.

ПОД СЕНЬЮ МЕРКУРИЯ

Нет-нет, никакого скрытого смысла в этом заголовке нет. Просто пресс-конференция главы государства была организована в Центре международной торговли, что на Краснопресненской набережной. А на площади среди офисных небоскребов здесь стоит колонна с огромной скульптурой древнеримского божка – покровителя всяческой коммерции. Нужно же было вставить упоминание о нем хоть куда-нибудь? Уж очень впечатлил.

После вокзальных строгостей удивило достаточно демократичное отношение сотрудников ФСО на входе. Вежливо, без фанатизма, быстро. Тщательность осмотра при этом не страдала.

Огромный вестибюль, гардероб, туалетные комнаты, ящики с сурдопереводящей аппаратурой для иностранных журналистов, мягкие диваны, мониторы, лотки с кремлевской сувениркой…

Народу не так много – до начала еще час. Сняв верхнюю одежду, ищу обещанный буфет: в Москве с утра найти место для перекуса было не так просто, поэтому – очень кстати.

Зал буфета огромен, но внутри – пустовато. Немногочисленные официанты, снующие средь вертикальных редких столиков, наряженных в белую драпировку. Разносолов нет. Какие-то мелкие пирожки с яйцом и пара-тройка видов миниатюрной выпечки. О, да! Еще – вкусные осетинские пироги (привет с Кавказа!). Плюс два вида водички – «Тархун» и простая без газа. Вкусно, бесплатно, лаконично, достаточно.

Теперь – обратно в вестибюль, посмотреть кремлевскую сувенирку. Что здесь? Галстуки, портмоне, обложки для паспорта, посуда, ювелирные изделия, часы, канцелярские принадлежности. Все – с золотыми российскими гербами. Цены терпимые, вид солидный. Сюда бы чиновников запустить – вмиг бы расхватали! А журналисты как-то отнеслись к товарам без энтузиазма: рассматривают, но не покупают.

Ну вот, начинают подтягиваться медиа-знаменитости. Замечаю Владимира Кондратьева из НТВ – стоит посреди зала, что-то рассматривает в своем телефоне. Вижу знаменитого «интервьюера» Сергея Брилева из «России», который к этому дню успел поговорить, кажется, со всеми главными президентами планеты, – движется по залу хаотично, явно кого-то высматривая. А вот и обаятельный Антон Верницкий с «Первого» – уже дает кому-то интервью. Поправившийся, подобревший, добродушный, неизменно улыбчивый…

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, к входу в конференц-зал, сталкиваюсь «лоб в лоб» с Ксенией Собчак. Озабоченная, спешащая, смотрящая куда-то сквозь тебя, Ксюша изумляет своим внешним видом. Во-первых, никогда не знал, что она такая… миниатюрная. Маленькая, худенькая, с каким-то суровым лицом. Во-вторых, в странном костюме в вертикальную широкую полоску… Словом, в оригинальности не откажешь.

Ага! А вот и знаменитый «укроп» – украинский журналист Роман Цымбалюк, запомнившийся на прошлой пресс-конференции. Уже без своей знаменитой майки, в чем-то желтом. Исподлобья обводит всех тяжелым дружелюбным взглядом.

Мелькает еще несколько мучительно знакомых лиц, но тут уж, по сути, все знаменитости, коль удалось сюда попасть. Начинаю ощущать себя важным и значительным. Шутка.

Журналистская братия времени зря не теряет – усиленно общается между собой, настраивает аппаратуру, репетирует свои вопросы (а вдруг повезет?), берет друг у друга предварительные интервью…

Но тут начинают пускать в зал, в два входа. В вестибюле начинается заметная движуха. На абордаж!

ДОБРАЛИСЬ!

Мне повезло. Удается сесть прямо на первый ряд в правый от Путина сектор. Ну, все. У меня в руках – красочный логотип нашего портала: «КАВКАЗ СЕГОДНЯ», любовно вырезанный коллегами из пластика. Везти было нелегко, но теперь все неудобства компенсируются: необычная объемная табличка вызывает фурор.

Нас с логотипом фотографируют все – и «топовые» журналисты, и регионалы. Некоторые делают это тайком (а вдруг я против?), но тут же устраивают целые фотосессии, увидев мою улыбку и благорасположение.

Даю несколько блиц-интервью, в том числе – для «России» и «Первого». Что-то я потом этого видео в сети не нашел. Может, плохо искал?

Ну вот самое приятное: подошли коллеги из СМИ Северного Кавказа. Их много, они улыбаются, жмут руки, что-то радостное говорят… Как здорово здесь встретить земляков – из разных республик, разных национальностей, но таких всех родных! Чувствую себя «лицом кавказской национальности» и реально горжусь, что я с Кавказа.

Слева от меня в кресле – коллега из «Бизнес-FM», справа – девушка из журнала «Персона». Знаю их имена-фамилии, но приводить не буду из соображений деликатности. Мужчина, наблюдая за моим успехом у фотожурналистов, одобрительно говорит: «Уже не зря приехал». Соглашаюсь.

Девушка по поводу призывов (в моих коротких интервью коллегам) приезжать для отдыха на Кавказ начинает убеждать меня, что на Кавказе страшно. Пытаюсь разубедить ее в этом и слышу «крайний» аргумент: «Там людей воруют». Картина маслом.

Да, говорю. Воруют. Меня вот – украли и привезли сюда…

Спасибо этой девушке. Благодаря ей я прямо кожей ощутил свою журналистскую миссию (при всем пафосе этого слова): нести истинную информацию о том, что происходит на Северном Кавказе, развенчивать все эти страхи, глупости и стереотипы. Ведь не мудрено, что с такими мыслями они и приезжают к нам, шарахаясь от каждого куста. А потом совсем-совсем другие возвращаются, стесняясь своей первоначальной дремучести.

КТО ВО ЧТО ГОРАЗД

Мы со своей выпиленной табличкой, конечно, выпендрились. Но выпендрились по-хорошему: правильно, грамотно и высокотехнологично. Просто творчески подошли к делу и были замечены всеми. Но многие коллеги просто переоригинальничали. И шаманский бубен, и мигающие фонарики, и «Песков нас не замечает», и требования любви из Сибири, и котята, и… Не буду все перечислять, об этом уже много написано.

Кстати, Дмитрий Песков – этот рыжий хитрец и гениальный пресс-секретарь с улыбкой человека, который давно понял эту жизнь, – видел и замечал в зале все, каждую пылинку. Но об этом – чуть дальше.

Коллега из «Персоны» стала лихорадочно рисовать шариковой ручкой на большом листе бумаги страшные кривые слова: «Борьба с коррупцией», в две строки. Подумала и добавила между слов рисунок черепа с перекрещенными костями. Показала мне – как, мол, табличка? «Ничего, – говорю. – Жутко. А череп с костями к кому относится? К коррупционерам?» Подумала, разулыбалась, череп убрала…

Немного волновал вопрос: как буду выглядеть в своем демократичном свитере с джинсами? Оказалось – вполне приемлемо, публика сидела не только в костюмах. Вообще народ оказался очень симпатичным. Тихо общались, радостно приветствовали друг друга, занимали места.

ПОЕХАЛИ!

Прибыл Песков, заверил, что Президент России вот-вот прибудет. Все внутренне подобрались. Последние приготовления (обнажить микрофоны! ручки наголо!) и – тишина.

Вошел Путин, быстро проследовал к своему месту…

Еще до поездки многие спрашивали – не волнуешься, мол? А чего, собственно, волноваться? Приведу сразу итоговое впечатление по всему общению Президента России с прессой: такое ощущение, что прошла доверительная, спокойная и очень естественная встреча старых знакомых. Какие-то ответы полностью удовлетворили, какие-то оставили дополнительные вопросы, но это – нормально. Это живое общение, где проясняются позиции и мнения. Что думает сам глава государства по тем или иным направлениям, что думает народ, через журналистов выражающий свое мнение.

Не было навязывания своей точки зрения или заигрывания с залом. Путин говорил то, что думал, что считал нужным сказать. Кто-то – принимал, кто-то – нет, но последних было абсолютное меньшинство.

Повторюсь, изложения содержания вопросов-ответов не будет. Зачем повторять то, что уже много раз растиражировано и звучит из каждого утюга? А кого интересует статистика – «Яндекс» в помощь.

Сразу все заметили, что руководитель страны простужен. Держался-то он молодцом, но кашель иногда прорывался. Ну не киборг же он, в самом деле? И не отложил ведь встречу, сославшись на болезнь, – внятно отвечает, внимательно слушает, что-то записывает в своем блокноте. Иногда что-то прихлебывает из высокой белой кружки с золотым гербом. Чай, наверное.

Как только пресс-секретарь президента поднимал взгляд на зал, сразу вздымался целый лес табличек и плакатов. Впрочем, были и разноцветные шарфы, и кепки, и шарики, и другие предметы. Про бубен говорил?

Дмитрий Песков делал свои пометки, и каждый в зале снова разжигал в себе надежду: «Ну, все. Теперь – меня. Теперь точно заметит и поднимет».

НЕМНОГО О ТЕОРИИ ВЕРОЯТНОСТИ

Осталось два чувства. Во-первых, жаль, конечно, что не дошла очередь. Немного жаль. Во-вторых, жаль, что очередь не дошла до других людей, у которых были более острые, «кричащие» вопросы. Очень жаль.

А еще – не у всех адекватное начальство, которое может и претензии своим журналистам предъявить за то, что «не так интенсивно табличкой махали». Махали не жалея сил. Но это, к сожалению, не делает время человека резиновым, даже если этот человек – Президент России.

Нет, Владимир Путин не избегал остроты. Напротив, он сам, опережая Пескова, выдергивал из толпы людей с самыми острыми и даже провокационными табличками. Они все видели и все понимали. Но они – не волшебники…

Почти 1400 журналистов. У каждого, в чем он сам убежден, – самый-самый, заветный, важный вопрос. А президент – один. И ответить на каждый вопрос нужно обстоятельно, не отмахнувшись, а вникая в суть предмета.

Если учесть то, что треть вопросов справедливо и закономерно были отданы коллегам из президентского пула, то остается два десятка (двадцать из 1400!) счастливчиков. Тридцать два человека задали вопросы и получили ответы за три часа. И это при том, что Путин пожертвовал ради живого общения своим вступительным словом.

Догадываетесь, сколько бы понадобилось времени, чтобы ответить ВСЕМ? Это 4,6 суток непрерывной работы. Или 14 восьмичасовых рабочих дней с перерывами на обед. Вопросы есть?

Уже закончив пресс-конференцию и направляясь к выходу, Владимир Путин остановился, окруженный толпой. Он кратко ответил еще на несколько вопросов и очень искренне, по-человечески попросил прощения у тех, до кого очередь не дошла.

ВОПРОС – В СТУДИЮ!

Президент убыл, а толпа расходиться явно не собиралась. Общались, селфились, брали интервью друг у друга и тех, кому не повезло в зале. Если не учитывать вполне понятное желание обратиться непосредственно к главе государства, то эти люди уже добились, чего хотели, – они высказали наболевшее, их вопросы увидят и услышат зрители. Значит – все получилось.

Пожалуй, поделюсь и я вопросом, который приготовил для Президента Российской Федерации. Полагаю, что он имеет право и основание быть опубликованным.

– Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Олег Пономарев, я представляю информационно-аналитический портал «Кавказ Сегодня».

Мы новое СМИ, запустились в нынешнем году, и основной своей миссией считаем информирование общества о жизни регионов Северного Кавказа максимально объективно и взвешенно, без перекосов в негатив или, наоборот, в лакирование действительности.

А вопрос у меня такой. События последнего года привели к тому, что количество возможностей для зарубежного отдыха россиян уменьшилось. Египет закрыт, исходя из интересов безопасности граждан. Турция? Нельзя, на мой взгляд, поддерживать своими деньгами ту страну, которая стреляет в спину нашим летчикам.

Но людям нужно где-то отдыхать. И логично говорить в этой связи о развитии внутреннего туризма. В том числе и у нас, на Северном Кавказе, который всегда выступал одним из главных туристических магнитов для жителей страны – и в советские годы, и даже раньше.

Тем более, в регионах Кавказа отдыхать сегодня есть где. Работают старые здравницы, такие, как Домбай или Кавминводы. Появляются и новые: тот же комплекс «Архыз», который построила госкорпорация «Курорты Северного Кавказа», – его не стыдно показать самым взыскательным гостям. Или курорт «Эльбрус-Безенги», или строящийся в Чеченской Республике комплекс «Ведучи». Кавказ сегодня стабилен, безопасен и, как во все времена, очень красив.

Как, на Ваш взгляд, можно добиться того, чтобы нашим согражданам хотелось выбирать, прежде всего, отдых в России, и в том числе на Северном Кавказе? Чтобы, когда международная ситуация стабилизируется, мы не ехали опять всей страной на заморские пляжи и курорты, а находили возможности внутри страны?

Спасибо.

Вот такой вопрос. Разумеется, общее понимание того, в каких направлениях развивать наши драгоценные курорты, в целом имеется. И у окружных, и у региональных властей, и у руководства госкорпораций. Это понимание широко и детально озвучивается в СМИ. Но услышать ответ на данную тему именно от президента – особый случай. Такой ответ дорогого стоит.

НАПОСЛЕДОК

Уже после приезда домой, в Пятигорск, прислушался к своим внутренним ощущениям: что-нибудь изменилось? Дала ли эта встреча с Владимиром Путиным что-то новое? Была ли полезной? Отвечаю: изменилось, дала, была...

Поделиться

Мой незаданный вопрос президенту

Безусловно, ежегодная большая пресс-конференция Президента России Владимира Путина еще долго будет одной из главных тем для обсуждения в стране и мире.

Много по этому поводу уже сказано, много еще предстоит услышать: где, кто, когда, уточненный хронометраж, число вопросов и журналистов, приоритеты по темам, кто с кем воюет, чего ждать от года грядущего и сколько съели бесплатных бутербродов в буфете Центра международной торговли…

Предоставим еще времени политикам, экономистам и социологам, чтобы они уже окончательно нам растолковали, что имел в виду глава государства в каждом конкретном ответе, как нам жить дальше и чем это все закончится. Попробую сделать другое: поделиться личными впечатлениями о пресс-конференции, участником которой довелось стать. Не выводами, даже не рассуждениями. Только впечатлениями.

ПРИВЕТ, СТОЛИЦА!

Москва встретила неласково. Аэропорт Домодедово, принимавший наш Боинг (летевший под маркой суровой авиакомпании «Таймыр»), накрыла настоящая метель. Борт при посадке основательно потрясло. С трудом, но сели. Прячась в воротники, пробрались через здание аэровокзала в уютный аэроэкспресс, затем – метро, хостел, краткий сон накануне главного события декабря…

Сразу бросились в глаза повышенные меры безопасности в зданиях вокзалов разных видов транспорта. Рамки, паспортный контроль, прощупывание и «прозванивание». Понимаем, не раздражаемся, – безопасность превыше всего. Да и никто не возражает: время такое.

Неожиданно пришло понимание, почему москвичи так зациклены на погоде: любое ее изменение здесь способно сильно улучшить или испортить настроение. Мириады пешеходов и автомобилей перемалывают огромную массу только что выпавшего снега. Получается мокро, грязно и некомфортно. Рев моторов, слякоть, загазованность, огромные пробки, хмурые лица…

Улыбок в метро и на улицах немного. Но наверняка их бы прибавилось, если бы солнышко выглянуло? Меньше сырости – лучше настроение. А вот, например, в Пятигорске (как и в других городах Северного Кавказа) радостные лица вижу везде, в любую погоду. Такое вот преимущество небольшого города перед мегаполисом. 

Ну и хватит лирики, не затем мы здесь.

ПОД СЕНЬЮ МЕРКУРИЯ

Нет-нет, никакого скрытого смысла в этом заголовке нет. Просто пресс-конференция главы государства была организована в Центре международной торговли, что на Краснопресненской набережной. А на площади среди офисных небоскребов здесь стоит колонна с огромной скульптурой древнеримского божка – покровителя всяческой коммерции. Нужно же было вставить упоминание о нем хоть куда-нибудь? Уж очень впечатлил.

После вокзальных строгостей удивило достаточно демократичное отношение сотрудников ФСО на входе. Вежливо, без фанатизма, быстро. Тщательность осмотра при этом не страдала.

Огромный вестибюль, гардероб, туалетные комнаты, ящики с сурдопереводящей аппаратурой для иностранных журналистов, мягкие диваны, мониторы, лотки с кремлевской сувениркой…

Народу не так много – до начала еще час. Сняв верхнюю одежду, ищу обещанный буфет: в Москве с утра найти место для перекуса было не так просто, поэтому – очень кстати.

Зал буфета огромен, но внутри – пустовато. Немногочисленные официанты, снующие средь вертикальных редких столиков, наряженных в белую драпировку. Разносолов нет. Какие-то мелкие пирожки с яйцом и пара-тройка видов миниатюрной выпечки. О, да! Еще – вкусные осетинские пироги (привет с Кавказа!). Плюс два вида водички – «Тархун» и простая без газа. Вкусно, бесплатно, лаконично, достаточно.

Теперь – обратно в вестибюль, посмотреть кремлевскую сувенирку. Что здесь? Галстуки, портмоне, обложки для паспорта, посуда, ювелирные изделия, часы, канцелярские принадлежности. Все – с золотыми российскими гербами. Цены терпимые, вид солидный. Сюда бы чиновников запустить – вмиг бы расхватали! А журналисты как-то отнеслись к товарам без энтузиазма: рассматривают, но не покупают.

Ну вот, начинают подтягиваться медиа-знаменитости. Замечаю Владимира Кондратьева из НТВ – стоит посреди зала, что-то рассматривает в своем телефоне. Вижу знаменитого «интервьюера» Сергея Брилева из «России», который к этому дню успел поговорить, кажется, со всеми главными президентами планеты, – движется по залу хаотично, явно кого-то высматривая. А вот и обаятельный Антон Верницкий с «Первого» – уже дает кому-то интервью. Поправившийся, подобревший, добродушный, неизменно улыбчивый…

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, к входу в конференц-зал, сталкиваюсь «лоб в лоб» с Ксенией Собчак. Озабоченная, спешащая, смотрящая куда-то сквозь тебя, Ксюша изумляет своим внешним видом. Во-первых, никогда не знал, что она такая… миниатюрная. Маленькая, худенькая, с каким-то суровым лицом. Во-вторых, в странном костюме в вертикальную широкую полоску… Словом, в оригинальности не откажешь.

Ага! А вот и знаменитый «укроп» – украинский журналист Роман Цымбалюк, запомнившийся на прошлой пресс-конференции. Уже без своей знаменитой майки, в чем-то желтом. Исподлобья обводит всех тяжелым дружелюбным взглядом.

Мелькает еще несколько мучительно знакомых лиц, но тут уж, по сути, все знаменитости, коль удалось сюда попасть. Начинаю ощущать себя важным и значительным. Шутка.

Журналистская братия времени зря не теряет – усиленно общается между собой, настраивает аппаратуру, репетирует свои вопросы (а вдруг повезет?), берет друг у друга предварительные интервью…

Но тут начинают пускать в зал, в два входа. В вестибюле начинается заметная движуха. На абордаж!

ДОБРАЛИСЬ!

Мне повезло. Удается сесть прямо на первый ряд в правый от Путина сектор. Ну, все. У меня в руках – красочный логотип нашего портала: «КАВКАЗ СЕГОДНЯ», любовно вырезанный коллегами из пластика. Везти было нелегко, но теперь все неудобства компенсируются: необычная объемная табличка вызывает фурор.

Нас с логотипом фотографируют все – и «топовые» журналисты, и регионалы. Некоторые делают это тайком (а вдруг я против?), но тут же устраивают целые фотосессии, увидев мою улыбку и благорасположение.

Даю несколько блиц-интервью, в том числе – для «России» и «Первого». Что-то я потом этого видео в сети не нашел. Может, плохо искал?

Ну вот самое приятное: подошли коллеги из СМИ Северного Кавказа. Их много, они улыбаются, жмут руки, что-то радостное говорят… Как здорово здесь встретить земляков – из разных республик, разных национальностей, но таких всех родных! Чувствую себя «лицом кавказской национальности» и реально горжусь, что я с Кавказа.

Слева от меня в кресле – коллега из «Бизнес-FM», справа – девушка из журнала «Персона». Знаю их имена-фамилии, но приводить не буду из соображений деликатности. Мужчина, наблюдая за моим успехом у фотожурналистов, одобрительно говорит: «Уже не зря приехал». Соглашаюсь.

Девушка по поводу призывов (в моих коротких интервью коллегам) приезжать для отдыха на Кавказ начинает убеждать меня, что на Кавказе страшно. Пытаюсь разубедить ее в этом и слышу «крайний» аргумент: «Там людей воруют». Картина маслом.

Да, говорю. Воруют. Меня вот – украли и привезли сюда…

Спасибо этой девушке. Благодаря ей я прямо кожей ощутил свою журналистскую миссию (при всем пафосе этого слова): нести истинную информацию о том, что происходит на Северном Кавказе, развенчивать все эти страхи, глупости и стереотипы. Ведь не мудрено, что с такими мыслями они и приезжают к нам, шарахаясь от каждого куста. А потом совсем-совсем другие возвращаются, стесняясь своей первоначальной дремучести.

КТО ВО ЧТО ГОРАЗД

Мы со своей выпиленной табличкой, конечно, выпендрились. Но выпендрились по-хорошему: правильно, грамотно и высокотехнологично. Просто творчески подошли к делу и были замечены всеми. Но многие коллеги просто переоригинальничали. И шаманский бубен, и мигающие фонарики, и «Песков нас не замечает», и требования любви из Сибири, и котята, и… Не буду все перечислять, об этом уже много написано.

Кстати, Дмитрий Песков – этот рыжий хитрец и гениальный пресс-секретарь с улыбкой человека, который давно понял эту жизнь, – видел и замечал в зале все, каждую пылинку. Но об этом – чуть дальше.

Коллега из «Персоны» стала лихорадочно рисовать шариковой ручкой на большом листе бумаги страшные кривые слова: «Борьба с коррупцией», в две строки. Подумала и добавила между слов рисунок черепа с перекрещенными костями. Показала мне – как, мол, табличка? «Ничего, – говорю. – Жутко. А череп с костями к кому относится? К коррупционерам?» Подумала, разулыбалась, череп убрала…

Немного волновал вопрос: как буду выглядеть в своем демократичном свитере с джинсами? Оказалось – вполне приемлемо, публика сидела не только в костюмах. Вообще народ оказался очень симпатичным. Тихо общались, радостно приветствовали друг друга, занимали места.

ПОЕХАЛИ!

Прибыл Песков, заверил, что Президент России вот-вот прибудет. Все внутренне подобрались. Последние приготовления (обнажить микрофоны! ручки наголо!) и – тишина.

Вошел Путин, быстро проследовал к своему месту…

Еще до поездки многие спрашивали – не волнуешься, мол? А чего, собственно, волноваться? Приведу сразу итоговое впечатление по всему общению Президента России с прессой: такое ощущение, что прошла доверительная, спокойная и очень естественная встреча старых знакомых. Какие-то ответы полностью удовлетворили, какие-то оставили дополнительные вопросы, но это – нормально. Это живое общение, где проясняются позиции и мнения. Что думает сам глава государства по тем или иным направлениям, что думает народ, через журналистов выражающий свое мнение.

Не было навязывания своей точки зрения или заигрывания с залом. Путин говорил то, что думал, что считал нужным сказать. Кто-то – принимал, кто-то – нет, но последних было абсолютное меньшинство.

Повторюсь, изложения содержания вопросов-ответов не будет. Зачем повторять то, что уже много раз растиражировано и звучит из каждого утюга? А кого интересует статистика – «Яндекс» в помощь.

Сразу все заметили, что руководитель страны простужен. Держался-то он молодцом, но кашель иногда прорывался. Ну не киборг же он, в самом деле? И не отложил ведь встречу, сославшись на болезнь, – внятно отвечает, внимательно слушает, что-то записывает в своем блокноте. Иногда что-то прихлебывает из высокой белой кружки с золотым гербом. Чай, наверное.

Как только пресс-секретарь президента поднимал взгляд на зал, сразу вздымался целый лес табличек и плакатов. Впрочем, были и разноцветные шарфы, и кепки, и шарики, и другие предметы. Про бубен говорил?

Дмитрий Песков делал свои пометки, и каждый в зале снова разжигал в себе надежду: «Ну, все. Теперь – меня. Теперь точно заметит и поднимет».

НЕМНОГО О ТЕОРИИ ВЕРОЯТНОСТИ

Осталось два чувства. Во-первых, жаль, конечно, что не дошла очередь. Немного жаль. Во-вторых, жаль, что очередь не дошла до других людей, у которых были более острые, «кричащие» вопросы. Очень жаль.

А еще – не у всех адекватное начальство, которое может и претензии своим журналистам предъявить за то, что «не так интенсивно табличкой махали». Махали не жалея сил. Но это, к сожалению, не делает время человека резиновым, даже если этот человек – Президент России.

Нет, Владимир Путин не избегал остроты. Напротив, он сам, опережая Пескова, выдергивал из толпы людей с самыми острыми и даже провокационными табличками. Они все видели и все понимали. Но они – не волшебники…

Почти 1400 журналистов. У каждого, в чем он сам убежден, – самый-самый, заветный, важный вопрос. А президент – один. И ответить на каждый вопрос нужно обстоятельно, не отмахнувшись, а вникая в суть предмета.

Если учесть то, что треть вопросов справедливо и закономерно были отданы коллегам из президентского пула, то остается два десятка (двадцать из 1400!) счастливчиков. Тридцать два человека задали вопросы и получили ответы за три часа. И это при том, что Путин пожертвовал ради живого общения своим вступительным словом.

Догадываетесь, сколько бы понадобилось времени, чтобы ответить ВСЕМ? Это 4,6 суток непрерывной работы. Или 14 восьмичасовых рабочих дней с перерывами на обед. Вопросы есть?

Уже закончив пресс-конференцию и направляясь к выходу, Владимир Путин остановился, окруженный толпой. Он кратко ответил еще на несколько вопросов и очень искренне, по-человечески попросил прощения у тех, до кого очередь не дошла.

ВОПРОС – В СТУДИЮ!

Президент убыл, а толпа расходиться явно не собиралась. Общались, селфились, брали интервью друг у друга и тех, кому не повезло в зале. Если не учитывать вполне понятное желание обратиться непосредственно к главе государства, то эти люди уже добились, чего хотели, – они высказали наболевшее, их вопросы увидят и услышат зрители. Значит – все получилось.

Пожалуй, поделюсь и я вопросом, который приготовил для Президента Российской Федерации. Полагаю, что он имеет право и основание быть опубликованным.

– Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Олег Пономарев, я представляю информационно-аналитический портал «Кавказ Сегодня».

Мы новое СМИ, запустились в нынешнем году, и основной своей миссией считаем информирование общества о жизни регионов Северного Кавказа максимально объективно и взвешенно, без перекосов в негатив или, наоборот, в лакирование действительности.

А вопрос у меня такой. События последнего года привели к тому, что количество возможностей для зарубежного отдыха россиян уменьшилось. Египет закрыт, исходя из интересов безопасности граждан. Турция? Нельзя, на мой взгляд, поддерживать своими деньгами ту страну, которая стреляет в спину нашим летчикам.

Но людям нужно где-то отдыхать. И логично говорить в этой связи о развитии внутреннего туризма. В том числе и у нас, на Северном Кавказе, который всегда выступал одним из главных туристических магнитов для жителей страны – и в советские годы, и даже раньше.

Тем более, в регионах Кавказа отдыхать сегодня есть где. Работают старые здравницы, такие, как Домбай или Кавминводы. Появляются и новые: тот же комплекс «Архыз», который построила госкорпорация «Курорты Северного Кавказа», – его не стыдно показать самым взыскательным гостям. Или курорт «Эльбрус-Безенги», или строящийся в Чеченской Республике комплекс «Ведучи». Кавказ сегодня стабилен, безопасен и, как во все времена, очень красив.

Как, на Ваш взгляд, можно добиться того, чтобы нашим согражданам хотелось выбирать, прежде всего, отдых в России, и в том числе на Северном Кавказе? Чтобы, когда международная ситуация стабилизируется, мы не ехали опять всей страной на заморские пляжи и курорты, а находили возможности внутри страны?

Спасибо.

Вот такой вопрос. Разумеется, общее понимание того, в каких направлениях развивать наши драгоценные курорты, в целом имеется. И у окружных, и у региональных властей, и у руководства госкорпораций. Это понимание широко и детально озвучивается в СМИ. Но услышать ответ на данную тему именно от президента – особый случай. Такой ответ дорогого стоит.

НАПОСЛЕДОК

Уже после приезда домой, в Пятигорск, прислушался к своим внутренним ощущениям: что-нибудь изменилось? Дала ли эта встреча с Владимиром Путиным что-то новое? Была ли полезной? Отвечаю: изменилось, дала, была...

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня