Виталий Михайленко

Виталий Михайленко, председатель комиссии по развитию Кавказских Минеральных Вод Общественной палаты Ставропольского края.

– Межнациональное согласие и интернационализм всегда были характерны для Пятигорска. Ни в одном городе края нет подобного опыта выстраивания межнациональных отношений.

У нас многонациональный город. И это факт. Я знаю обстановку по краю и Северному Кавказу. Опыта, подобного тому, который есть в Пятигорске, больше нет.

Тема реализации имущества, которая сегодня затронула тысячи людей, – это моя боль. Я занимался этой проблемой много лет, и, конечно же, мне хочется, как каждому из присутствующих, чтобы слова Владимира Владимировича Путина были реализованы. Он сказал – проведем Олимпиаду, возьмемся за Кавминводы, сделаем их лучшими бальнеологическими курортами на планете. Он же не отменял эту задачу, это все остается актуальным. И под это дело началось движение, активно заработал Совет Федерации, два комитета – по социальной политике, по недропользованию и природоохране. Сам Совет Федерации спланировал правительственный час, на котором Александр Геннадиевич Хлопонин сделал блестящий доклад касательно перспектив на Кавминводах. Он сказал, что нужен закон о Кавминводах, надо создать специальную структуру по управлению Кавминводами, все это так. Но потом почему-то все пошло на перекос.

Сказано было одно, а в делах было другое, потому что начали создавать все и писать законопроект под какую-то управляющую компанию, муниципальная власть оказалась в стороне, краевая власть в стороне. И получилось то, что, вместо того, чтобы сделать сначала концепцию развития, утвердить ее в правительстве, согласовать и потом только расшифровать, сегодня уже восемь вариантов законопроекта вышло, и конца и края им не видно. Поэтому в этот процесс вторглась Общественная палата края и наша комиссия по развитию Кавминвод.

Руководство страны в лице Валентины Матвиенко постоянно приезжает на Кавминводы, постоянно интересуется вопросами развития Кавминвод, ходом выполнения поручений президента, а Владимир Владимирович подписал, как вы знаете, поручение по Кисловодскому парку и по городу Кисловодску. И о развитии этих поручений Дмитрий Медведев сделал распоряжение на двадцати страницах по этим же вопросам. То есть задача – сделать Кисловодский парк, привести в порядок, до этого уровня подтянуть остальные города-курорты. Закон о Кавминводах заработает, и вот она получается, так сказать, конструкция. И Валентина Матвиенко собиралась приехать в Пятигорск, посмотреть питьевые бюветы и галереи здесь в городе. Я хотел немножко опередить ее приезд и сам проехал по питьевым бюветам и галереям. Потом я рассказал о своих впечатлениях Льву Николаевичу, и он быстро, мгновенно среагировал на это, поручил создать комиссию, которая очень быстро и оперативно посмотрела все. И, конечно, мы посмотрели, что есть масса недостатков, которые идут от профсоюзного холдинга. Она создана, эта структура, раньше ее не было. Сейчас главврачи санаториев не могут без ведома холдинга купить даже веник – все решает холдинг. Я на эти темы обращал внимание руководства ФНПР и раньше и сказал несколько недель назад заместителю Шмакова Федюшкиной, которая занимается имуществом, что у нас много вопросов к собственникам на Кавминводах. Если есть собственник, то он должен или отвечать за собственность, или передать ее другому, или вернуть государству.

У нас основные держатели собственности это Росимущество и ФНПР, самый крупный собственник – это ФНПР. Так вот Росимущество делает и «Храм воздуха», и Каскадную лестницу, и наводит порядок в Кисловодском парке, Ессентукскую грязелечебницу к столетию сделала конфетой! У нас тоже были юбилеи грязелечебниц, и что сделали профсоюзы? Выделили деньги? Привели здания в порядок? Ничего подобного! Только сказали о юбилее, привлекли общественность на празднование этой даты.

Но я попросил председателя Общественной палаты Ставропольского края Николая Кашурина создать комиссию по его поручению и проверить персонально Пятигосркую питьевую галерею, которая находится в самом плохом состоянии на КМВ. Вы понимаете, какой парадокс – вот полпредство через стену и рядом питьевая галерея. В любой момент наши уважаемые работники полпредства могут вывести прогуляться гостей. Это ужасно – десятки бутиков внутри питьевой галереи! Там продается все, что угодно, но инвалиду туда не заехать, два фонтана как не работали, так и не работают десятки лет. Половина лечебниц закрыта и там открыт магазин. Разбиты плиты, освещение плохое, а земля в аренде у профсоюзов. И, как сказал Травнев, чтобы взять два метра под памятник Матери-казачке, ему пришлось уговаривать, упрашивать. Почему глава должен упрашивать? Его должны упрашивать. А у нас получается, что все обходят власть, а когда что-то случается, то бегут именно к ней за помощью.

Мы несколько дней назад завершили проверку питьевой галереи, есть подробный акт со снимками, который подписали десять человек. Мы прикладываем к документу, который примет общественный совет, и направим в те инстанции, которые просто обязаны будут на это все реагировать. Я говорил профсоюзам, еще работая главой КМВ, что худший терренкур вокруг горы Машук – это их терренкур, они его сделали таким безобразным. Я туда с председателем ФНПР трижды выезжал, каждый раз он говорил – мы подумаем, что надо сделать, – ничего не сделано. Мы вели разговоры о том, что если вы продаете что-то, – вложите эти деньги в тот город, где вы это продали. Продаете что-то, но остальные деньги вложите в другие санатории, ведь сегодня номерной фонд текущий даже не ремонтируется. Или меняют руководителя здравницы, даже не поставив в известность муниципальную власть. Приходит человек и говорит: «Я руководитель такого-то санатория». А откуда ты там взялся? А взялся он там за взятки. Должность куплена.

Заботу о здоровье членов профсоюза кто-нибудь разве отменял? Нет. Тогда почему все детские здравницы проданы, ни одной здравницы для ветеранов у нас на КМВ нет. У нас столько здравниц, а мы не можем одну сделать для ветеранов.

Никто вам не разрешит перепрофилировать лечебницы, это нарушение закона. Если санаторий продается, там должен быть санаторий. Новые собственники обязаны только сделать его еще лучше. Только в этом случае есть смысл заключать такие сделки, все должно быть лучше. Те, кто имеет имущество на КМВ, должны отвечать за его состояние и доводить его до уровня мировых курортов. Только в этом случае Кавминводы будут отвечать тем требованиям и тем задачам, которые ставил президент. Но я понимаю, что без привлечения бизнес-сообщества не обойтись. Мы готовы помогать инвесторам, но только если они будут вкладываться в Кавминводы и это будет способствовать оздоровлению нации.

Поделиться

Виталий Михайленко

Виталий Михайленко, председатель комиссии по развитию Кавказских Минеральных Вод Общественной палаты Ставропольского края.

– Межнациональное согласие и интернационализм всегда были характерны для Пятигорска. Ни в одном городе края нет подобного опыта выстраивания межнациональных отношений.

У нас многонациональный город. И это факт. Я знаю обстановку по краю и Северному Кавказу. Опыта, подобного тому, который есть в Пятигорске, больше нет.

Тема реализации имущества, которая сегодня затронула тысячи людей, – это моя боль. Я занимался этой проблемой много лет, и, конечно же, мне хочется, как каждому из присутствующих, чтобы слова Владимира Владимировича Путина были реализованы. Он сказал – проведем Олимпиаду, возьмемся за Кавминводы, сделаем их лучшими бальнеологическими курортами на планете. Он же не отменял эту задачу, это все остается актуальным. И под это дело началось движение, активно заработал Совет Федерации, два комитета – по социальной политике, по недропользованию и природоохране. Сам Совет Федерации спланировал правительственный час, на котором Александр Геннадиевич Хлопонин сделал блестящий доклад касательно перспектив на Кавминводах. Он сказал, что нужен закон о Кавминводах, надо создать специальную структуру по управлению Кавминводами, все это так. Но потом почему-то все пошло на перекос.

Сказано было одно, а в делах было другое, потому что начали создавать все и писать законопроект под какую-то управляющую компанию, муниципальная власть оказалась в стороне, краевая власть в стороне. И получилось то, что, вместо того, чтобы сделать сначала концепцию развития, утвердить ее в правительстве, согласовать и потом только расшифровать, сегодня уже восемь вариантов законопроекта вышло, и конца и края им не видно. Поэтому в этот процесс вторглась Общественная палата края и наша комиссия по развитию Кавминвод.

Руководство страны в лице Валентины Матвиенко постоянно приезжает на Кавминводы, постоянно интересуется вопросами развития Кавминвод, ходом выполнения поручений президента, а Владимир Владимирович подписал, как вы знаете, поручение по Кисловодскому парку и по городу Кисловодску. И о развитии этих поручений Дмитрий Медведев сделал распоряжение на двадцати страницах по этим же вопросам. То есть задача – сделать Кисловодский парк, привести в порядок, до этого уровня подтянуть остальные города-курорты. Закон о Кавминводах заработает, и вот она получается, так сказать, конструкция. И Валентина Матвиенко собиралась приехать в Пятигорск, посмотреть питьевые бюветы и галереи здесь в городе. Я хотел немножко опередить ее приезд и сам проехал по питьевым бюветам и галереям. Потом я рассказал о своих впечатлениях Льву Николаевичу, и он быстро, мгновенно среагировал на это, поручил создать комиссию, которая очень быстро и оперативно посмотрела все. И, конечно, мы посмотрели, что есть масса недостатков, которые идут от профсоюзного холдинга. Она создана, эта структура, раньше ее не было. Сейчас главврачи санаториев не могут без ведома холдинга купить даже веник – все решает холдинг. Я на эти темы обращал внимание руководства ФНПР и раньше и сказал несколько недель назад заместителю Шмакова Федюшкиной, которая занимается имуществом, что у нас много вопросов к собственникам на Кавминводах. Если есть собственник, то он должен или отвечать за собственность, или передать ее другому, или вернуть государству.

У нас основные держатели собственности это Росимущество и ФНПР, самый крупный собственник – это ФНПР. Так вот Росимущество делает и «Храм воздуха», и Каскадную лестницу, и наводит порядок в Кисловодском парке, Ессентукскую грязелечебницу к столетию сделала конфетой! У нас тоже были юбилеи грязелечебниц, и что сделали профсоюзы? Выделили деньги? Привели здания в порядок? Ничего подобного! Только сказали о юбилее, привлекли общественность на празднование этой даты.

Но я попросил председателя Общественной палаты Ставропольского края Николая Кашурина создать комиссию по его поручению и проверить персонально Пятигосркую питьевую галерею, которая находится в самом плохом состоянии на КМВ. Вы понимаете, какой парадокс – вот полпредство через стену и рядом питьевая галерея. В любой момент наши уважаемые работники полпредства могут вывести прогуляться гостей. Это ужасно – десятки бутиков внутри питьевой галереи! Там продается все, что угодно, но инвалиду туда не заехать, два фонтана как не работали, так и не работают десятки лет. Половина лечебниц закрыта и там открыт магазин. Разбиты плиты, освещение плохое, а земля в аренде у профсоюзов. И, как сказал Травнев, чтобы взять два метра под памятник Матери-казачке, ему пришлось уговаривать, упрашивать. Почему глава должен упрашивать? Его должны упрашивать. А у нас получается, что все обходят власть, а когда что-то случается, то бегут именно к ней за помощью.

Мы несколько дней назад завершили проверку питьевой галереи, есть подробный акт со снимками, который подписали десять человек. Мы прикладываем к документу, который примет общественный совет, и направим в те инстанции, которые просто обязаны будут на это все реагировать. Я говорил профсоюзам, еще работая главой КМВ, что худший терренкур вокруг горы Машук – это их терренкур, они его сделали таким безобразным. Я туда с председателем ФНПР трижды выезжал, каждый раз он говорил – мы подумаем, что надо сделать, – ничего не сделано. Мы вели разговоры о том, что если вы продаете что-то, – вложите эти деньги в тот город, где вы это продали. Продаете что-то, но остальные деньги вложите в другие санатории, ведь сегодня номерной фонд текущий даже не ремонтируется. Или меняют руководителя здравницы, даже не поставив в известность муниципальную власть. Приходит человек и говорит: «Я руководитель такого-то санатория». А откуда ты там взялся? А взялся он там за взятки. Должность куплена.

Заботу о здоровье членов профсоюза кто-нибудь разве отменял? Нет. Тогда почему все детские здравницы проданы, ни одной здравницы для ветеранов у нас на КМВ нет. У нас столько здравниц, а мы не можем одну сделать для ветеранов.

Никто вам не разрешит перепрофилировать лечебницы, это нарушение закона. Если санаторий продается, там должен быть санаторий. Новые собственники обязаны только сделать его еще лучше. Только в этом случае есть смысл заключать такие сделки, все должно быть лучше. Те, кто имеет имущество на КМВ, должны отвечать за его состояние и доводить его до уровня мировых курортов. Только в этом случае Кавминводы будут отвечать тем требованиям и тем задачам, которые ставил президент. Но я понимаю, что без привлечения бизнес-сообщества не обойтись. Мы готовы помогать инвесторам, но только если они будут вкладываться в Кавминводы и это будет способствовать оздоровлению нации.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Виталий Михайленко

Виталий Михайленко, председатель комиссии по развитию Кавказских Минеральных Вод Общественной палаты Ставропольского края.

– Межнациональное согласие и интернационализм всегда были характерны для Пятигорска. Ни в одном городе края нет подобного опыта выстраивания межнациональных отношений.

У нас многонациональный город. И это факт. Я знаю обстановку по краю и Северному Кавказу. Опыта, подобного тому, который есть в Пятигорске, больше нет.

Тема реализации имущества, которая сегодня затронула тысячи людей, – это моя боль. Я занимался этой проблемой много лет, и, конечно же, мне хочется, как каждому из присутствующих, чтобы слова Владимира Владимировича Путина были реализованы. Он сказал – проведем Олимпиаду, возьмемся за Кавминводы, сделаем их лучшими бальнеологическими курортами на планете. Он же не отменял эту задачу, это все остается актуальным. И под это дело началось движение, активно заработал Совет Федерации, два комитета – по социальной политике, по недропользованию и природоохране. Сам Совет Федерации спланировал правительственный час, на котором Александр Геннадиевич Хлопонин сделал блестящий доклад касательно перспектив на Кавминводах. Он сказал, что нужен закон о Кавминводах, надо создать специальную структуру по управлению Кавминводами, все это так. Но потом почему-то все пошло на перекос.

Сказано было одно, а в делах было другое, потому что начали создавать все и писать законопроект под какую-то управляющую компанию, муниципальная власть оказалась в стороне, краевая власть в стороне. И получилось то, что, вместо того, чтобы сделать сначала концепцию развития, утвердить ее в правительстве, согласовать и потом только расшифровать, сегодня уже восемь вариантов законопроекта вышло, и конца и края им не видно. Поэтому в этот процесс вторглась Общественная палата края и наша комиссия по развитию Кавминвод.

Руководство страны в лице Валентины Матвиенко постоянно приезжает на Кавминводы, постоянно интересуется вопросами развития Кавминвод, ходом выполнения поручений президента, а Владимир Владимирович подписал, как вы знаете, поручение по Кисловодскому парку и по городу Кисловодску. И о развитии этих поручений Дмитрий Медведев сделал распоряжение на двадцати страницах по этим же вопросам. То есть задача – сделать Кисловодский парк, привести в порядок, до этого уровня подтянуть остальные города-курорты. Закон о Кавминводах заработает, и вот она получается, так сказать, конструкция. И Валентина Матвиенко собиралась приехать в Пятигорск, посмотреть питьевые бюветы и галереи здесь в городе. Я хотел немножко опередить ее приезд и сам проехал по питьевым бюветам и галереям. Потом я рассказал о своих впечатлениях Льву Николаевичу, и он быстро, мгновенно среагировал на это, поручил создать комиссию, которая очень быстро и оперативно посмотрела все. И, конечно, мы посмотрели, что есть масса недостатков, которые идут от профсоюзного холдинга. Она создана, эта структура, раньше ее не было. Сейчас главврачи санаториев не могут без ведома холдинга купить даже веник – все решает холдинг. Я на эти темы обращал внимание руководства ФНПР и раньше и сказал несколько недель назад заместителю Шмакова Федюшкиной, которая занимается имуществом, что у нас много вопросов к собственникам на Кавминводах. Если есть собственник, то он должен или отвечать за собственность, или передать ее другому, или вернуть государству.

У нас основные держатели собственности это Росимущество и ФНПР, самый крупный собственник – это ФНПР. Так вот Росимущество делает и «Храм воздуха», и Каскадную лестницу, и наводит порядок в Кисловодском парке, Ессентукскую грязелечебницу к столетию сделала конфетой! У нас тоже были юбилеи грязелечебниц, и что сделали профсоюзы? Выделили деньги? Привели здания в порядок? Ничего подобного! Только сказали о юбилее, привлекли общественность на празднование этой даты.

Но я попросил председателя Общественной палаты Ставропольского края Николая Кашурина создать комиссию по его поручению и проверить персонально Пятигосркую питьевую галерею, которая находится в самом плохом состоянии на КМВ. Вы понимаете, какой парадокс – вот полпредство через стену и рядом питьевая галерея. В любой момент наши уважаемые работники полпредства могут вывести прогуляться гостей. Это ужасно – десятки бутиков внутри питьевой галереи! Там продается все, что угодно, но инвалиду туда не заехать, два фонтана как не работали, так и не работают десятки лет. Половина лечебниц закрыта и там открыт магазин. Разбиты плиты, освещение плохое, а земля в аренде у профсоюзов. И, как сказал Травнев, чтобы взять два метра под памятник Матери-казачке, ему пришлось уговаривать, упрашивать. Почему глава должен упрашивать? Его должны упрашивать. А у нас получается, что все обходят власть, а когда что-то случается, то бегут именно к ней за помощью.

Мы несколько дней назад завершили проверку питьевой галереи, есть подробный акт со снимками, который подписали десять человек. Мы прикладываем к документу, который примет общественный совет, и направим в те инстанции, которые просто обязаны будут на это все реагировать. Я говорил профсоюзам, еще работая главой КМВ, что худший терренкур вокруг горы Машук – это их терренкур, они его сделали таким безобразным. Я туда с председателем ФНПР трижды выезжал, каждый раз он говорил – мы подумаем, что надо сделать, – ничего не сделано. Мы вели разговоры о том, что если вы продаете что-то, – вложите эти деньги в тот город, где вы это продали. Продаете что-то, но остальные деньги вложите в другие санатории, ведь сегодня номерной фонд текущий даже не ремонтируется. Или меняют руководителя здравницы, даже не поставив в известность муниципальную власть. Приходит человек и говорит: «Я руководитель такого-то санатория». А откуда ты там взялся? А взялся он там за взятки. Должность куплена.

Заботу о здоровье членов профсоюза кто-нибудь разве отменял? Нет. Тогда почему все детские здравницы проданы, ни одной здравницы для ветеранов у нас на КМВ нет. У нас столько здравниц, а мы не можем одну сделать для ветеранов.

Никто вам не разрешит перепрофилировать лечебницы, это нарушение закона. Если санаторий продается, там должен быть санаторий. Новые собственники обязаны только сделать его еще лучше. Только в этом случае есть смысл заключать такие сделки, все должно быть лучше. Те, кто имеет имущество на КМВ, должны отвечать за его состояние и доводить его до уровня мировых курортов. Только в этом случае Кавминводы будут отвечать тем требованиям и тем задачам, которые ставил президент. Но я понимаю, что без привлечения бизнес-сообщества не обойтись. Мы готовы помогать инвесторам, но только если они будут вкладываться в Кавминводы и это будет способствовать оздоровлению нации.

Поделиться

Виталий Михайленко

Виталий Михайленко, председатель комиссии по развитию Кавказских Минеральных Вод Общественной палаты Ставропольского края.

– Межнациональное согласие и интернационализм всегда были характерны для Пятигорска. Ни в одном городе края нет подобного опыта выстраивания межнациональных отношений.

У нас многонациональный город. И это факт. Я знаю обстановку по краю и Северному Кавказу. Опыта, подобного тому, который есть в Пятигорске, больше нет.

Тема реализации имущества, которая сегодня затронула тысячи людей, – это моя боль. Я занимался этой проблемой много лет, и, конечно же, мне хочется, как каждому из присутствующих, чтобы слова Владимира Владимировича Путина были реализованы. Он сказал – проведем Олимпиаду, возьмемся за Кавминводы, сделаем их лучшими бальнеологическими курортами на планете. Он же не отменял эту задачу, это все остается актуальным. И под это дело началось движение, активно заработал Совет Федерации, два комитета – по социальной политике, по недропользованию и природоохране. Сам Совет Федерации спланировал правительственный час, на котором Александр Геннадиевич Хлопонин сделал блестящий доклад касательно перспектив на Кавминводах. Он сказал, что нужен закон о Кавминводах, надо создать специальную структуру по управлению Кавминводами, все это так. Но потом почему-то все пошло на перекос.

Сказано было одно, а в делах было другое, потому что начали создавать все и писать законопроект под какую-то управляющую компанию, муниципальная власть оказалась в стороне, краевая власть в стороне. И получилось то, что, вместо того, чтобы сделать сначала концепцию развития, утвердить ее в правительстве, согласовать и потом только расшифровать, сегодня уже восемь вариантов законопроекта вышло, и конца и края им не видно. Поэтому в этот процесс вторглась Общественная палата края и наша комиссия по развитию Кавминвод.

Руководство страны в лице Валентины Матвиенко постоянно приезжает на Кавминводы, постоянно интересуется вопросами развития Кавминвод, ходом выполнения поручений президента, а Владимир Владимирович подписал, как вы знаете, поручение по Кисловодскому парку и по городу Кисловодску. И о развитии этих поручений Дмитрий Медведев сделал распоряжение на двадцати страницах по этим же вопросам. То есть задача – сделать Кисловодский парк, привести в порядок, до этого уровня подтянуть остальные города-курорты. Закон о Кавминводах заработает, и вот она получается, так сказать, конструкция. И Валентина Матвиенко собиралась приехать в Пятигорск, посмотреть питьевые бюветы и галереи здесь в городе. Я хотел немножко опередить ее приезд и сам проехал по питьевым бюветам и галереям. Потом я рассказал о своих впечатлениях Льву Николаевичу, и он быстро, мгновенно среагировал на это, поручил создать комиссию, которая очень быстро и оперативно посмотрела все. И, конечно, мы посмотрели, что есть масса недостатков, которые идут от профсоюзного холдинга. Она создана, эта структура, раньше ее не было. Сейчас главврачи санаториев не могут без ведома холдинга купить даже веник – все решает холдинг. Я на эти темы обращал внимание руководства ФНПР и раньше и сказал несколько недель назад заместителю Шмакова Федюшкиной, которая занимается имуществом, что у нас много вопросов к собственникам на Кавминводах. Если есть собственник, то он должен или отвечать за собственность, или передать ее другому, или вернуть государству.

У нас основные держатели собственности это Росимущество и ФНПР, самый крупный собственник – это ФНПР. Так вот Росимущество делает и «Храм воздуха», и Каскадную лестницу, и наводит порядок в Кисловодском парке, Ессентукскую грязелечебницу к столетию сделала конфетой! У нас тоже были юбилеи грязелечебниц, и что сделали профсоюзы? Выделили деньги? Привели здания в порядок? Ничего подобного! Только сказали о юбилее, привлекли общественность на празднование этой даты.

Но я попросил председателя Общественной палаты Ставропольского края Николая Кашурина создать комиссию по его поручению и проверить персонально Пятигосркую питьевую галерею, которая находится в самом плохом состоянии на КМВ. Вы понимаете, какой парадокс – вот полпредство через стену и рядом питьевая галерея. В любой момент наши уважаемые работники полпредства могут вывести прогуляться гостей. Это ужасно – десятки бутиков внутри питьевой галереи! Там продается все, что угодно, но инвалиду туда не заехать, два фонтана как не работали, так и не работают десятки лет. Половина лечебниц закрыта и там открыт магазин. Разбиты плиты, освещение плохое, а земля в аренде у профсоюзов. И, как сказал Травнев, чтобы взять два метра под памятник Матери-казачке, ему пришлось уговаривать, упрашивать. Почему глава должен упрашивать? Его должны упрашивать. А у нас получается, что все обходят власть, а когда что-то случается, то бегут именно к ней за помощью.

Мы несколько дней назад завершили проверку питьевой галереи, есть подробный акт со снимками, который подписали десять человек. Мы прикладываем к документу, который примет общественный совет, и направим в те инстанции, которые просто обязаны будут на это все реагировать. Я говорил профсоюзам, еще работая главой КМВ, что худший терренкур вокруг горы Машук – это их терренкур, они его сделали таким безобразным. Я туда с председателем ФНПР трижды выезжал, каждый раз он говорил – мы подумаем, что надо сделать, – ничего не сделано. Мы вели разговоры о том, что если вы продаете что-то, – вложите эти деньги в тот город, где вы это продали. Продаете что-то, но остальные деньги вложите в другие санатории, ведь сегодня номерной фонд текущий даже не ремонтируется. Или меняют руководителя здравницы, даже не поставив в известность муниципальную власть. Приходит человек и говорит: «Я руководитель такого-то санатория». А откуда ты там взялся? А взялся он там за взятки. Должность куплена.

Заботу о здоровье членов профсоюза кто-нибудь разве отменял? Нет. Тогда почему все детские здравницы проданы, ни одной здравницы для ветеранов у нас на КМВ нет. У нас столько здравниц, а мы не можем одну сделать для ветеранов.

Никто вам не разрешит перепрофилировать лечебницы, это нарушение закона. Если санаторий продается, там должен быть санаторий. Новые собственники обязаны только сделать его еще лучше. Только в этом случае есть смысл заключать такие сделки, все должно быть лучше. Те, кто имеет имущество на КМВ, должны отвечать за его состояние и доводить его до уровня мировых курортов. Только в этом случае Кавминводы будут отвечать тем требованиям и тем задачам, которые ставил президент. Но я понимаю, что без привлечения бизнес-сообщества не обойтись. Мы готовы помогать инвесторам, но только если они будут вкладываться в Кавминводы и это будет способствовать оздоровлению нации.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня