Информационно-аналитический портал Кавказ Сегодня

Зеленый свет для новой семьи

«Люди встречаются, люди влюбляются, женятся. Мне не везет в этом так, что просто беда…» - эти слова из песни в исполнении ВИА «Веселые ребята» и других музыкальных коллективов многие годы звучат на телевизионных концертах и многочисленных  радиопередачах. Данные слова точно отражают состояние молодых людей, рассказывают о весне нашей жизни. Потому, наверное, они остаются популярными и сегодня.

Все федеральные и региональные целевые программы, инновации, политические модернизации, светлое будущее и славное прошлое не станут для отдельного человека первостепенными перед естественным стремлением создать семью. Все перечисленное, по большому счету, служит этой цели, является инструментом государства, обеспечивающем перспективы нормальной демографической политики. И если в обществе, государстве  материальные, финансовые, социальные, нравственные условия позволяют  людям лучшим образом  претворить это желание в жизнь, формация развивается, живет, отвечает на вызовы времени.

Одно дело, если парень и девушка нравятся друг другу и в силу  материальных, семейных и  иных обстоятельств не имеют иной  возможности заключить брак и совершают своего рода «спектакль» с похищением. Такие случаи в Ингушетии многократно были, особенно часто в 60-70-годы века минувшего. Народ только осваивался на Родине после возвращения из депортации, жили скромно, не было особого имущественного расслоения. Остро стоял вопрос с рабочими местами, жильем. И этот механизм полюбовного преодоления больших трат на свадьбу, преодоления ряда адатов – народных обычаев, регламентирующих первоочередность женитьбы братьев и сестер, приоритеты заключения брака и многое другое, этот механизм был объясним. И во многих случаях приемлем.

Однако со временем произошла деформация представлений о том, что такое полюбовное похищение. На наш взгляд, отчасти это связано не в последнюю очередь с тем, что многие люди в Ингушетии 20-30 лет назад, как впрочем, по всему Северному Кавказу в то время, не говоря уже о других регионах России, в возрастной категории 25-65 лет пристрастились к выпивке. Сделали ее, так сказать, «скрытой частью» местных традиций, вплели в быт и праздники. И порой сидя в компании друзей, пьяный глаз выбирал совершенно ничего не подозревающую жертву и друзья совершали кражу невесты. Надо ли говорить, что подобные действия никакого отношения к ингушским традициям, равно как и к кавказским, не имеют?

Часто отказ девушки от такого брака приводил к межродовому противостоянию, возникала ситуация с поруганной честью и дело могло дойти до кровопролития.

Разговоры о том, что многие люди счастливы в подобных браках, – от лукавого. У каждой семьи своя история, тайны, любовь и привычки. Кому-то повезло, действительно украл свою настоящую половинку. А где-то играется роль, изображается тепло родных сердец.  Никто из мужей и жен в подобных семьях до самой смерти не выдает своей оценки случившемуся. Одни обретают любовь. Другие люди смиряются ради детей, спокойствия, опасаясь  быть причиной противостояния двух фамилий. Многие заявляют, что такой обычай был у ингушей и многих народов СКФО испокон веков. Это неправда. В таком виде, как это происходит, его не могло просто быть, ни теоретически, ни практически.

Женитьба «по пьяни», женитьба на спор с друзьями, женитьба назло – никогда на Кавказе гордыня, хвастовство и хамство не были духовной, моральной ценностью.

Наше поколение росло в семьях, в которых отцы называли разбойное  похищение молодой девушки худшим ударом по совести и стыду человека, по сути ингушского общества. Они были непримиримы по этому вопросу, не признавали никаких компромиссов и в упомянутые 70-е годы, когда очень многие закрывали глаза на подобные поступки.

«Ингуши, — учили старейшины из нашей юности, — взаимосвязаны, все друг друга знают. И у нас надо смотреть не на сегодняшний, а на завтрашний день. А это предполагает безусловное уважение к будущим родственникам. В ингушском обществе родственники жены имеют для зятя наивысший авторитет и статус, и этот порядок вещей сохраняется испокон веков».

Широкий резонанс в Ингушетии вызвало недавнее похищение девушки, когда, по данным управления Следственного комитета в Ингушетии, 8 апреля не менее пяти человек проникли в дом в селе Кантышево под Назранью и похитили молодую девушку. Без промедления на этот вопиющий случай отреагировал глава РИ Юнус-Бек Евкуров, поставивший  задачу найти и привлечь, согласно закону, похитителей девушки, а ее вернуть в отчий дом.

Предполагаемый похититель и его сообщники были объявлены в розыск, девушка возвращена домой. По данным следствия, это уже третий раз, когда главный подозреваемый предпринял попытку похитить ее, чтобы жениться. Следователи возбудили уголовное дело по ч.2 ст.139 УК РФ (нарушение неприкосновенности жилища, совершенное с применением насилия) и п. «а» ч.2 ст.126 УК РФ (похищение человека группой лиц по предварительному сговору).

Этот случай показал не только нерешенность проблемы с похищением невест, но и тревожную оторванность, незнание собственных традиций и устоев частью современной молодежи. Подобные чрезвычайные для ингушского менталитета происшествия вызывают много негативных эмоций. Ингуши, безусловно являясь неотъемлемой частью российского народа, живя и трудясь в нынешнем правовом российском пространстве, между тем сохраняют, в достаточно строгих рамках, ряд императивов, которые регулируют жизнь общества. Вопросы взаимоотношения индивида и общественности, создания и укрепления родственных уз, статус религиозных и неформальных авторитетов, делегирование  достойных представителей  фамилии, села, города во власть – это и многое другое, совместно с официальными  государственными структурами, осуществляет институт имамов, старейшин, наставников. Эта реальность, требующая анализа и учета.

Учитывая всевозможные рецидивы, связанные с темой похищения невест, недавно спикер Народного собрания РИ Зелимхан Евлоев предложил ввести уголовную ответственность за подобные деяния. Его инициативу поддержал председатель Совета тейпов Ингушетии Аюп Мациев. Затем депутаты Народного собрания Ингушетии направили в Госдуму законопроект, предусматривающий внесение дополнения к УК РФ в части установления меры ответственности за похищение девушек с целью вступления в брак. Делается это с целью дать возможность правоохранительным органам, при необходимости, привлечь к ответственности инициаторов и участников подобного похищения. Разумеется, речь идет о насильственных действиях, когда похищаемая против такого «брачного сценария», когда брак навязывается против  воли и желания девушки.

Размышляя о специфике брачного вопроса в Ингушетии, надо  помнить о негативных последствиях подобных инцидентов. Часто бывает так, что «жених» возвращает несостоявшуюся «невесту» ее родственникам,  свадьба невозможна, а дальше наступает черная полоса в жизни девушки. Казалось бы, наказания заслуживает мужчина, допустивший произвол по отношению к абсолютно чужому человеку. Но во многих  обывательских представлениях позор  якобы ложиться на девушку, которая «несколько дней была неизвестно где и с кем».

Внимательные исследователи болезненной темы пишут  по этому поводу:

«Похищение дочерей – позор и неуважение для семьи невесты. Результатом становится семейная вражда между кланами, доходящая до кровавых разборок и мести. Тяжелее всего переживают происходящее непосредственные участницы событий, решая сложнейшую дилемму: вступить в брак с нелюбимым парнем или позор на всю оставшуюся жизнь. Молодые девушки не хотят становиться причиной родовой ненависти, вражды и выходят замуж вынужденно. Замечательно, если мужем окажется добрый человек, который со временем завоюет любовь и нежность супруги».

В дальнейшем девушке, пережившей подобные испытания, очень трудно в ингушской среде выйти замуж за другого человека. Абсурд неимоверный. С точки зрения ислама, никто не имеет даже права предположить какой-либо негатив по отношению к такому случаю, если нет нескольких свидетелей.  Тем более, что похитителя,  возвращающего девушку, заставляют поклясться на Коране, что он к ней не прикоснулся. Согласитесь, надо быть самовлюбленным гусем и невежественным в собственной религии, чтобы голословно ставить  под сомнению добропорядочность и  статус  девушки, не по своей воле побывавшей в плену у очередного «современника».

Председатель Народного собрания Республики Ингушетия Зелимхан Евлоев:

«В парламенте Ингушетии, конечно же, приветствуют вступление молодых людей в брак и создание новой семьи, но с соблюдением ингушских адатов и мусульманских традиций, с согласия родителей невесты. Законопроект не преследует цель ужесточить наказание, напротив — депутаты хотят предотвратить похищения, напомнить молодым людям о том, что за свои поступки придется отвечать и перед законом тоже».

 

Надо сказать, что большинство  религиозных лидеров и старейшин в Ингушетии, как и на  Кавказе в целом, совершенно верно считает, что кража невесты не метод для создания семьи, и жестко его осуждают. Стресс, который переживает  похищенная девушка, несет в себе долговременные последствия, иной раз с тяжкими недугами.  Российское законодательство  предусматривает строгое наказание за похищение человека. Алгоритм здесь следующий: после обращения родителей девушки  заводится  уголовное дело на похитителя. Если в дальнейшем семья похищенной отзывает заявление о краже, найдя компромисс с новоявленными родственниками, а девушка соглашается на брак, претензии со  стороны правоохранительных органов снимаются.

Между тем есть у указанной проблемы и другой аспект. Похищение невест известно еще из истории древнего мира. Имея  свои особенности, оно существовало у разных народов. В форме полюбовного  создания семьи, он был понятен и доступен не только людям со скромным достатком или чрезмерным «демократическими»  воззрениями. Правда у жителей Северного Кавказа в этом плане есть неизменное правило – женщина неприкасаема.

Нынешний век диктует свои условия и требования. У женщин в России, безусловно, равные с  мужчинами права. Никто не имеет право навязывать им свою волю, тем более покушаться на их честь, свободу, здоровье и безопасность. Здесь вопросов нет, как нет никакой основы для дискуссии.

Однако мы не избежим так называемого социального аргумента связанного с возможностью создания семьи. О нем как-то мало говорят,  знатоки темы обычно оживают, если произошло нечто неординарное, даже скандальное. Кропотливое осмысление проблемы не их  конек…

Между тем «зеленый свет» для молодых людей в плане обретения собственного счастья, вопрос многослойный, крайне важный, влияющий на жизнь региона, народа, общества, государства.

Молодой парень, чтобы жениться, должен заплатить калым (называется эта предсвадебная плата по-разному), иметь собственное жилье, источники постоянного дохода (заработную плату, частный бизнес и т. п.). Эти, на первый взгляд, привычные и обыденные условия жизненно важны для нормального развития любого общества. И было бы здорово все это иметь, закатить  широкую свадьбу, «которой было места мало», как у Муслима Магомаева в песне поется,  но реальность для многих людей совсем иная. Соответственно, если эти вопросы не решены, возникает демографический коллапс. А человек сильно отличается от самых сложных приборов, которые можно включить или выключить с помощью тумблера.

Человек живет каждую секунду, достигает возраста физической силы, мудрости, работоспособности, интереса к окружающему миру. Он  превращается из ребенка в мужчину или женщину, со временем из юноши превращается в  человека пожилого. Он должен в срок реализовать все  свои потребности, если такой возможности нет, и эта проблема становиться типичной, в обществе начнут происходить изменения. Они коснуться устоев, морали, традиций, социальных связей, степени ответственности человека перед социумом.

Не случайно  в ряде опросов в социальных сетях, где значительное большинство пользователей из молодежной среды, существенный процент высказался против наказания похитителей невест в виде лишения свободы. Речь о ситуации, если нет проникновения в жилище и произвола, силового давления на пострадавших людей. Молодые люди, скорее всего, не особо бояться наказания, не осознавая его важность или тяжесть. «Если бы молодость знала, если бы старость могла» - отчасти известная поговорка об этом.

В сознании потенциального жениха вариант похищения остается своего рода надеждой на решение семейной задачи. И если мы однозначно его отменяем, должен быть другой путь для легального бракосочетания. Какой не знаю – сто дорог, и лишь одна  из них верна,  но его необходимо выработать совместными усилиями жителей республики.  Это забота  институтов власти, интеллигенции, чиновников, ученых.

Согласитесь, если парень и девушка полюбили друг друга, но у них нет материальных излишков для выполнения ряда дорогостоящих свадебных ритуалов, не всем удастся преодолеть искушение устроить собственное счастье без многочисленных свадебных гостей и комментаторов. Похищение человека недопустимо – это железное табу, однако есть тяжелая проблема  молодых незамужних женщин.  В Ингушетии, например, эта проблема имеет место. Есть она и в ряде других регионов СКФО. Данное обстоятельство пагубно влияет на здоровье тех, кто остался один, без личного счастья.

Другой острый показатель – в республике  наблюдается рост разводов,  в прошлом они случались не так часто. Очевидно,  на рассматриваемый процесс оказывает свое влияние урбанизация, повышение экономической самостоятельности части женского населения, общая безработица - снижение рабочих мест в сельской местности – традиционной вотчине мужчин, дороговизна жилья и земельных участков и т. д. Кстати, и при высоком уровне достатка многие традиции и представления затрудняют создание новой семьи. Молодым людям со средним достатком приходится тратить не один год на достижение той финансовой нормы, что позволяет провести обычную свадьбу и нести необходимые расходы до и после нее.

Это очень тонкая материя, мир, где сталкиваются новые экономические интересы и социальные условия с традиционными устоями. Очевидный вызов времени, связанный с созданием благоприятных условий, для появления новой семьи. Ответить на этот вызов времени должны не только местные власти – они  работают в рамках своей компетенции. Решить животрепещущий  вопрос предстоит упомянутым религиозными и общественным институтам, старейшинам, всеми, кто искренне озабочен будущим своего народа.

Футурологи, возможно, много интересного рассказали бы о завтрашнем дне СКФО, мы же можем рассуждать об очевидном и известном. Те регионы Северного Кавказа, которые успешно решили или решат вопрос наибольшего благоприятствования молодежи в плане создания семьи, окажутся не только в демографических лидерах, но и в числе самых экономически развитых на Юге России. В условиях федерального государства с общим правовым пространством, свободой передвижения и выбора места жительства,  реализацией своих возможностей, этот аспект может стать основой успешного или неуспешного  будущего целых регионов. Природа не знает остановок в своем движении и казнит всякое бездействие, сказал как-то один мудрый человек. Задача современного общества, рассуждающего о роботизации производства и сохраняющего верность национальным традициям, — выработать механизмы правового и социального порядка, которые позволят максимальному количеству людей любить и быть любимыми, иметь семью, растить детей, наслаждаться полноценной жизнью. В этом главный смысл человеческого бытия. Все остальное — лишь дополнение к нашему земному сроку.

Реклама

Новости партнеров

Комментарии

 

Комментарии из ВКонтакте

Комментарии из Facebook

Реклама

Новости партнеров

Новости партнеров

Лента новостей