Информационно-аналитический портал Кавказ Сегодня

О Диссернете, плагиате, сутяжничестве и не только…

«Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения» («Кодекс профессиональной этики российского журналиста») 

автор: Сергей Корсун

В России, как и в других правовых государствах, одним из основополагающих принципов судопроизводства является презумпция невиновности (лат. praesumptio innocentiae). Она заключается в том, что обвиняемый считается невиновным, пока его вина в совершенном преступлении не будет доказана в порядке, предусмотренном Федеральным Законом, и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Основной принцип презумпции невиновности гласит: «Обвиняемый не виновен, пока не доказано обратное».

То есть, иными словами, нельзя осуждать человека до окончательного решения суда или инстанции, которая рассматривает спорный вопрос. Данный закон писан для всех. В том числе (особенно! – ред.) для журналистов. Но, как показывает практика, некоторые его, мягко говоря, игнорируют. Сложно сказать, что ими движет – деньги, жажда скандальной славы, воспитание или его отсутствие, пренебрежение к законам страны вообще... Но факты остаются фактами. Вот к ним и обратимся.

Диссернет и все, все, все…

20 января текущего года на интернет-портале «Новые известия» вышла статья под названием «Списывание с риском для жизней», без подписи, но, как выяснится позже, по собственноручному заявлению, за авторством заместителя главного редактора газеты «Открытая. Для всех и каждого» Елены Сусловой.

В данной публикации  Суслова обвиняет в научном плагиате сотрудников руководства Пятигорского медико-фармацевтического института (филиал ВолгГМУ с 2012 года) во главе с его директором, доктором медицинских наук, выпускником Волгоградского медуниверситета Всеволодом Аджиенко.

Автор использовала результаты экспертиз, проведенных вольным сетевым сообществом Диссернет, и довела до сведения читателей негативное отношение к диссертационному совету вуза, непосредственно, со стороны сооснователя Диссернета господина Заякина.

Первое, что приходит на ум, после столь категоричного высказывания: «А судьи кто?». Какое отношение имеет организация, «созданная на добровольных началах, деятельность которой заключается в проведении общественных экспертиз кандидатских и докторских диссертаций, защищенных в научных и образовательных учреждениях, и максимально широком обнародовании этих экспертиз», к вынесению вердиктов? И с какой стати лично Заякин, который является сотрудником иностранного университета, берет на себя право решать, кого казнить, а кого миловать?

Невольно возникает аналогия с той самой злополучной пробиркой, наполненной каким-то серым порошком, и которой размахивал в ООН Колин Пауэлл. Это и послужило приговором для Саддама Хусейна и вторжением США в Ирак. Никто не разбирался в ситуации: что за порошок, откуда он у Пауэлла и почему он так свободно, без каких-либо мер предосторожности носит в кармане пробирку с сибирской язвой. Была конкретная цель – свержение Хусейна. Нужен был повод. Его ждали, и он появился.

Схема сработала и продолжает работать до сих пор. Ею не раз пользовались президент Украины Петр Порошенко, представители Госдепа, руководители и министры западных стран. Достаточно сделать громкое заявление, на основании, к примеру, поста в соцсетях, по поводу определенного инцидента, что «я уверен(а) в виновности того-то» и все. Других доказательств не нужно. Так называемая «свободная» западная пресса, кто в погоне за сенсацией и повышением тиража, кто в благодарность «кормящей руке», подхватывает тему и раздувает из нее ураган страстей, в который попадают простые граждане, поскольку альтернативного мнения никто не дает.

Нельзя утверждать, поскольку, опять-таки, не доказано, но в работе Диссернета прослеживается именно такая тенденция. Комиссии по расследованию сигналов о плагиате еще не закончили свою работу, а некоторые еще и не начинали, а Диссернет уже выносит свой приговор. Не пришло ли время обратить внимание на деятельность этой организации, которая существует и проводит свои изыскания исключительно «при финансовой поддержке добровольцев», при том, что подробная экспертиза текста объемом 200 страниц в экспертных организациях стоит свыше 70 тысяч рублей. С трудом верится, что обычные «добровольцы» способны оплатить ту массу материала, которую перерабатывает Диссернет. В альтруизм и «чисто благородные помыслы» верится еще меньше по вышеизложенным причинам.

Плагиат о плагиате?

Однако вернемся к статье госпожи Сусловой. Видимо, она глубоко прониклась негодованием Андрея Заякина по поводу беспрецедентного, вопиющего случая массового плагиата в Пятигорском медико-фармацевтическом институте, который «шокирует даже самых заядлых циников» - цитата. В порыве эмоций, не иначе, она в своей публикации прямо называет руководство вуза «жуликами от науки». То есть, в противоречие с «praesumptio innocentiae» Суслова также уже определила виновных. Но одно дело, когда ты сидишь на кухне, пьешь с соседкой чай и рассуждаешь о бренности бытия, обвиняешь во всех бедах и клянешь, на чем свет стоит своего начальника, мэра, премьера… Да кого угодно. Это твое личное дело. Но когда твои слова становятся достоянием общественности, а твое публичное положение обязывает отвечать за свои громогласные заявления, будь готов к реализации на практике третьего закона Ньютона – сила действия равна силе противодействия. Хорошо, если твои аргументы стоят на прочном фундаменте. А когда в основе лежит лишь песок от сетевого сообщества Диссернет, не скрепленный никакими решениями, вердиктами и постановлениями соответствующих инстанций? Вдруг, все окажется не так, как кажется? И заранее оскорбленные Сусловой научные деятели потребуют компенсации за причиненный моральный ущерб подмоченную репутацию?

Но это все лирика. Как говорит один уважаемый человек: «Разговоры в пользу бедных». По мере изучения материалов данного дела, оказавшихся в распоряжении информационно-аналитического портала «Кавказ Сегодня», выяснился один, на первый взгляд, незначительный, но очень интересный нюанс. Как уже было сказано, статья «Списывание с риском для жизней» за авторством Елены Сусловой вышла на интернет-портале «Новые известия» 20 января 2017 года, а за сутки до этого, 19 января, на страницах сайта NewDay появилась публикация Анны Беспаловой «В плагиате замешано руководство филиала ВолгГМУ». Так вот, данные материалы были абсолютно идентичными настолько, что не понадобилась помощь Диссернета. Оказалась достаточной проверка на онлайн-сервисе «Антиплагиат», где непредвзятый робот выдал результат: «Уникальность текста «Списывание с риском для жизней» составляет 0 (ноль)%». То есть, если и были какие-то изменения в тексте, то они оказались незаметными для беспристрастного анализа «Антиплагиата». Более того, остались сохраненными даже орфографические ошибки в текстах.

Мелочь, конечно, но когда с пролетарской ненавистью обвиняешь в плагиате других – подстрахуйся. Вдруг твои мысли, слово в слово совпадут с уже кем-то опубликованными. И тебя также могут обвинить в плагиате и краже интеллектуальной собственности.

Можно допустить, что имя Анны Беспаловой является псевдонимом Елены Сусловой и она сначала опубликовалась на NewDay. Или сама Анна Беспалова отдала свой материал в безвозмездное пользование заместителю главного редактора «Открытой»… Но в любом случае, «по праву первой ночи», какие-то ссылки на NewDay (чисто из этических соображений) как на первоисточник должны иметь место. Ан, нет. Во всех материалах дела фигурируют только «Новые известия», статья «Списывание с риском для жизней» и ее автор - Елена Суслова, что наводит на определенные подозрения. Но это лишь подозрения. Ничего более. Их к делу, как говорится, не пришьешь.

Сутяжничество – от привычки до заболевания

Каждое наше действие имеет определенные последствия – важные, неважные, но имеет. Так и в сложившейся ситуации вокруг публикации Елены Сусловой.

Первой и единственной, пока, реакцией на статью последовало заявление на имя губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова, председателя городской думы Пятигорска Людмилы Похилько и председателя Пятигорского территориального отделения Союза журналистов Ставрополья Елены Куджевой от Элины Григорян, пока не состоявшегося кандидата наук, оказавшейся в гуще борьбы за интеллектуальную собственность.

В целях краткого знакомства можно сказать, что Элина Григорян окончила Пятигорскую фармакадемию с отличием, закончила очную аспирантуру и написала две диссертации. По теме первой ею было опубликовано 19 научных работ.

Но эта диссертация, по словам Григорян, так и не была защищена по причине конфликта с научным руководителем Т. В. Орловской, а по совместительству женой заведующего на то время кафедрой, профессором В. А. Челомбитько. Как утверждает Григорян, конфликт был выражен в том, что Орловская своим личным решением отдала уже разработанную Григорян тему другим лицам, не имеющим отношения к научной разработке аспирантам. Впоследствии Орловская уволилась из ПМФИ, но материалы, собранные Григорян, были использованы Орловской и ее соавторами Д. А. Лозовицким и И. А. Беляевой для публикации от своего имени и другого вуза в журнале «Современные проблемы науки и образования». Об этом свидетельствует заявительное письмо Григорян на имя главного редактора журнала, ректора СКФУ и директора департамента аттестации научных и научно-педагогических работников. В письме Григорян сообщает о нарушении ее авторских прав, поскольку она не давала согласия на публикацию своей диссертации под чужими именами.

Вторую диссертацию ей также не дали после защиты довести до утверждения в ВАК, хотя, диссертационный совет присвоил ей ученую степень. Диссертация отозвана с рассмотрения самой Григорян по причине психологического давления со стороны известных лиц, забросавших анонимками и пасквилями ее коллег и ВАК. Так или иначе, но Григорян сошла с дистанции. При этом никаких решений ВАК по ее диссертации не вынес.

Впрочем, вернемся к реакции на статью Сусловой. В своем заявлении Григорян указывает, что в 2012 году «…Смена руководства в институте привела к конфликту руководителя и новой администрации вуза. При этом последовало увольнение целого ряда сотрудников, включая зав. кафедрой В. А. Челомбитько и бывшего ректора М. В. Гаврилина. С этого момента из них была организована целая группа сутяжников, которые занимаются бумаготворчеством на протяжение четырех лет и, как можно понять из последних событий, нанимают за приличную плату технических исполнителей, и, видимо, в их числе - корреспондент Елена Суслова». По утверждению Григорян, в число «технических исполнителей» попал и член сообщества Диссернет (А. Заякин выступил официальным представителем В. Челомбитько в Высшей аттестационной комиссии по поводу заявления о лишении ученых степеней представителей ПМФИ).

Вот тут-то и нашла коса на камень. Елену Суслову не на шутку раззадорило заявление Григорян. Она не стала, как в случае с публикациями Диссернета, писать статьи с опровержениями, аргументами и фактами и доказывать свою непричастность к заказным материалам, объяснять что все это сделано из чистоты побуждений и в борьбе за справедливость… Нет. Она сразу подала исковое заявление в Железноводский городской суд о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.

В тексте заявления она указала, что «распространенные ответчиком (Григорян – ред.) сведения не соответствуют действительности и умаляют мои честь и достоинство, а также профессиональную репутацию журналиста».

На трех печатных страницах иска Суслова приводит выдержки из заявления Григорян, которые по ее мнению «намеренно искажают фактологическое содержание моей статьи в «Новых известиях». В частности, Григорян утверждает, что «факты (в статье – ред.) изложены голословно». А Суслова парирует тем, что используя «опубликованные в открытом доступе материалы Диссернета указывала на научные статьи в научных журналах с содержанием некорректно заимствованного текста, экспертизы которых размещены на сайте Диссернета».

Уж простите за вмешательство в спор, но, стоит повториться, что до окончательного решения авторитетных инстанций, «материалы Диссернета» выглядят не более, чем «посты в соцсетях» и «пробирки с серым порошком». И опираться на них в качестве доказательств – не лучший довод. Это, по меньшей мере, отдает «желтизной». А по большому счету – ангажированностью и личной заинтересованностью.

Суслова указывает, что заявление Григорян «продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу… Действиями ответчика мне причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях…»

Вот интересно, а госпожа Суслова никогда не чувствует угрызений совести после своих «обличительных» публикаций на основе «находящейся в открытом доступе информации» (благо, Интернет, как и бумага, терпит любые фейки)? Она не думает, какой «моральный вред и нравственные страдания» она может нанести «героям» своих статей? Пусть потом информация может не подтвердиться, но осадок-то все равно останется, как и гонорар за публикацию.

В заключение хотелось бы заострить внимание на слове «сутяжники», которое Елена Суслова посчитала чрезмерно оскорбительным. «Домыслы ответчика (Григорян – ред.), высказанные в утвердительной форме, злонамеренно унижают честь, достоинство и репутацию людей, чью деятельность (как и мою) Григорян определила словом «сутяжники» («Сутяжники (кверулянты) являются клинически неоднородной группой психических больных и психопатических личностей» - медицинская энциклопедия). То есть, ответчик причислила меня и заслуженных, известных на всю страну ученых, профессоров, о которых она указала в своем письме, и одна из которых (Орловская – ред.) была ее научным руководителем, к группе психически больных людей…»

Иными словами, Орловская и иже с ней, использовавшие в своих целях, без согласия автора текст диссертации (об авторстве свидетельствуют черновики и многочисленные параллельные работы Григорян) является уважаемым, заслуженным человеком, поскольку не была отмечена Диссернетом, а все остальные, пока бездоказательно попавшие в сети добровольного сообщества Диссернет, являются злостными плагиаторами, которых надо гнать из науки… Какая-то односторонняя бухгалтерия и двойные стандарты получаются, что еще раз подтверждает мысль о соцсетях и пробирке.

Очень уж привлекает внимание то, что, практически, никто из «хороших парней», уволенных или уволившихся по собственному желанию в момент реорганизации вуза, не попал в поле зрения Диссернета. В то время, как лавина «всеобщего негодования» по обвинению в плагиате сразу обрушилась на действующую верхушку института. А мы-то знаем, что «если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно».

Да, еще вот что. Неужели, грамотный, образованный человек, журналист с большим стажем, лауреат всевозможных профильных премий Елена Суслова не знает этимологию, значение слова «СУТЯГА», которое в большей степени, в настоящее время, используют в ироничных оборотах речи? Для сведения, так, на всякий случай, как утверждает Толковый словарь русского языка, «СУТЯЖИТЬ, сутяжничать - это заводить тяжбы, споры по суду, тягаться, судиться вздорно, придирчиво, стараясь оттягать что-нибудь». И если это становится маниакальным стремлением, то, пожалуй, и определение медицинской энциклопедии подходит данной категории граждан.

Единственное, в чем Элина Григорян допустила ошибку, публикуя свое заявление, так это в том, что посоветовала Сусловой стыдиться «тех премий, которые она получила за свои труды. В частности, номинации премии имени Сахарова». Судя по всему, они вполне заслужены, и награда, действительно, нашла своего героя.


 

Комментарии

 

Комментарии из ВКонтакте

Комментарии из Facebook

Новости партнеров

Реклама

Новости партнеров

Новости партнеров

Лента новостей