Сайпуддин Гучигов: «Наша цель – многонациональная Чечня»

После распада СССР и обретения независимости бывшими советскими республиками значительной части их русскоязычного населения пришлось эмигрировать. Похожие процессы происходили и в Чечне середины 90-х.

Чеченскую Республику, втянутую в череду трагических событий, покинули сотни тысяч русских жителей. Так, по данным переписей, в 1989 году на территории ЧР проживало 269130 человек (24,8 % от всего населения региона), а в 2010 году— всего 24382 (1,9 %).

Сегодня, спустя годы после той трагедии, Чечню удалось возродить из пепла, однако некогда покинувшие родину граждане не вернулись. На первый взгляд может показаться, что этот вопрос вовсе и не актуален для региона, но на самом деле это не так. Здесь многие ждут возвращения русскоязычного населения, покинувшего республику в годы войны. Более того, есть те, кто всеми силами способствует этому.  

Уже много лет в республиканской столице действует общественная организация «Наш дом — город Грозный», которая борется за возвращение русскоязычного населения в ЧР. Нам удалось побеседовать с Сайпуддином Баудиновичем Гучиговым —  руководителем экспертной комиссии по делам национальностей общественной палаты Чеченской Республики, создателем и руководителем организации, целью которой является гармонизация межнациональных отношений.

- Насколько сегодня актуален вопрос межэтнических отношений? Как они складывались в довоенном Грозном и как складываются сейчас?

- В довоенном Грозном, на мой взгляд, межэтнические взаимоотношения были на довольно хорошем уровне, чего не скажешь о сегодняшней ситуации, конечно. Потому что местами… Да даже в сети Интернет видно, что наша молодежь немного незнакома с другой культурой. В большинстве своем республика сейчас монокультурная.

- Это очень плохо?

- Ну, общество не может жить в изоляции, а мононациональность — это некая изоляция общества от другой культуры. Это препятствует развитию, тормозит прогресс.

- Как появилась идея создания общественной организации «Наш дом — город Грозный»?

- Появление организации закономерно – многие люди, уехавшие из республики, хотели вновь увидеть родные места, родную улицу, школу, свой двор, дом, в котором они когда-то жили.

Началось все с того, что мы общались в сети, скидывали уехавшим из республики фотографии отсюда. Потом по просьбам стали разыскивать могилы родных на грозненских кладбищах. А позже начали организовывать встречи грозненцев… Так и появилась идея создать организацию «Наш дом - город Грозный».

- Я знаю, что ваша организация оказывает посильную поддержку людям, желающим вернуться на родину. А какие-то еще акции вы проводите?

- Часто мы проводим акции по приезду грозненцев из других регионов на уборку кладбищ, на которых похоронены их родные. Сейчас в Грозном пять больших кладбищ, которые остаются, по сути, не ухоженными.

В данный момент, кстати, готовится большая акция по установке православного креста на центральном кладбище Грозного, а также могильного камня на его мусульманской части. Все это будет за две недели перед Пасхой — 1 и 2 апреля.  

Кроме того, сотни человек приезжают каждый год на наши майские встречи. Как раз в этом году у нас десятилетие «Майских встреч грозненцев».

- Настоящий юбилей! И много гостей ожидается?

- Ну, пока я этого сказать не могу, но человек 150-200, думаю, будет.

- Как сейчас вообще работается такой общественной организации?

- Сложно… У нас нет грантовой поддержки, в основном мы пользуемся поддержкой частных лиц. Работать тяжело, но все-таки мы движемся вперед.

- Многие ли откликнулись на призыв и вернулись на родину?

- Очень мало людей возвращается. Можно сказать, что это единицы, к сожалению. Но есть хорошая тенденция — многие приезжают и «налаживают мосты» с республикой.  

- Есть какие-то останавливающие факторы, которые сейчас мешают возвращению русскоязычного населения в Грозный?

- В основном это слухи… Ну, и отсутствие жилья, которое из-за войны, по тем или иным причинам было утрачено... Скажем так, желающие есть, но сейчас ребром стоит жилищный вопрос, да и нет большого количества рабочих мест в основных направлениях – нефтепереработке и нефтехимии. Поэтому вопрос возвращения русскоязычного населения несильно актуален в реальности.

- А о каких слухах идет речь? Люди чего-то боятся, не знают? Откуда вообще эти слухи берутся?

- Слухи? Слухи о том, что в Чечне не все спокойно, что русским здесь плохо и так далее… А откуда они берутся? Думаю, что от тех, кто не хочет стабильности на Кавказе, а стало быть и в России.

- Но все же желающих посетить родину много…

- Не просто много, а огромное количество. Правда, в связи с кризисной ситуацией в экономике не все могут себе позволить приехать. Однако приезжает все же много людей из самых разных регионов, да даже с ближнего и дальнего зарубежья.

- Какие впечатления остаются у тех, кто приехал впервые?

- Впечатления?! Вам нужно просто побывать на одной из таких встреч. В мае месяце вы сами все сможете увидеть.

- Все приезжающие стараются поддерживать связь? Часто люди приезжают?

- Ну, есть основной костяк, который все десять лет приезжает. Их около сотни человек. Остальные меняются, постоянно разные люди приезжают. Но все-таки связь поддерживают. У нас есть группа в соцсети «Одноклассники», называется она «Наш дом — город Грозный». Там все мы держимся на связи. Сейчас в ней более 20 тысяч человек.

- У вашей деятельности есть какие-то долгосрочные цели?

- Наша цель — это многонациональная Чечня и многонациональный Кавказ. Мы должны быть едины, как бы пафосно это не звучало, но это угодно Богу!

- Последний вопрос будет немного личным… Какое значение для вас имеет эта деятельность?

- А что она может значить? Это уже и не деятельность, а направление моей жизни… Это и есть моя жизнь. На этом этапе я не вижу другого пути, кроме как идти тем, на котором я помогаю людям обрести родину, покой, близких. Не знаю, что ждет меня в будущем, я об этом и не задумываюсь… Будущее не известно никому, но я знаю, что это мой жизненный путь.  

Что значит заниматься этим? Это приносит мне силы двигаться вперед. Когда ты видишь, как человек, потерявший всякую надежду увидеть свой город, в котором он родился, где впервые пошел в школу, где остались его друзья, и, что самое главное, где похоронены его родные и близкие… Когда ты видишь, как этот человек со слезами радости говорит тебе: «Храни тебя Господь»! Чего еще можно желать? Неужели это не высшая награда за все?

Когда ты видишь, как человек, склонившись над могилой матери, отца, брата, сына плачет, а потом, поднявшись, говорит тебе слова благодарности, ты понимаешь, что это тот самый путь, который всегда хотелось обрести, который приносит радость.

- Большое спасибо за то, что ответили на мои вопросы. Было очень приятно пообщаться с человеком, который занимается таким важным делом.

- Вам спасибо за поддержку.

 

Поделиться

Сайпуддин Гучигов: «Наша цель – многонациональная Чечня»

После распада СССР и обретения независимости бывшими советскими республиками значительной части их русскоязычного населения пришлось эмигрировать. Похожие процессы происходили и в Чечне середины 90-х.

Чеченскую Республику, втянутую в череду трагических событий, покинули сотни тысяч русских жителей. Так, по данным переписей, в 1989 году на территории ЧР проживало 269130 человек (24,8 % от всего населения региона), а в 2010 году— всего 24382 (1,9 %).

Сегодня, спустя годы после той трагедии, Чечню удалось возродить из пепла, однако некогда покинувшие родину граждане не вернулись. На первый взгляд может показаться, что этот вопрос вовсе и не актуален для региона, но на самом деле это не так. Здесь многие ждут возвращения русскоязычного населения, покинувшего республику в годы войны. Более того, есть те, кто всеми силами способствует этому.  

Уже много лет в республиканской столице действует общественная организация «Наш дом — город Грозный», которая борется за возвращение русскоязычного населения в ЧР. Нам удалось побеседовать с Сайпуддином Баудиновичем Гучиговым —  руководителем экспертной комиссии по делам национальностей общественной палаты Чеченской Республики, создателем и руководителем организации, целью которой является гармонизация межнациональных отношений.

- Насколько сегодня актуален вопрос межэтнических отношений? Как они складывались в довоенном Грозном и как складываются сейчас?

- В довоенном Грозном, на мой взгляд, межэтнические взаимоотношения были на довольно хорошем уровне, чего не скажешь о сегодняшней ситуации, конечно. Потому что местами… Да даже в сети Интернет видно, что наша молодежь немного незнакома с другой культурой. В большинстве своем республика сейчас монокультурная.

- Это очень плохо?

- Ну, общество не может жить в изоляции, а мононациональность — это некая изоляция общества от другой культуры. Это препятствует развитию, тормозит прогресс.

- Как появилась идея создания общественной организации «Наш дом — город Грозный»?

- Появление организации закономерно – многие люди, уехавшие из республики, хотели вновь увидеть родные места, родную улицу, школу, свой двор, дом, в котором они когда-то жили.

Началось все с того, что мы общались в сети, скидывали уехавшим из республики фотографии отсюда. Потом по просьбам стали разыскивать могилы родных на грозненских кладбищах. А позже начали организовывать встречи грозненцев… Так и появилась идея создать организацию «Наш дом - город Грозный».

- Я знаю, что ваша организация оказывает посильную поддержку людям, желающим вернуться на родину. А какие-то еще акции вы проводите?

- Часто мы проводим акции по приезду грозненцев из других регионов на уборку кладбищ, на которых похоронены их родные. Сейчас в Грозном пять больших кладбищ, которые остаются, по сути, не ухоженными.

В данный момент, кстати, готовится большая акция по установке православного креста на центральном кладбище Грозного, а также могильного камня на его мусульманской части. Все это будет за две недели перед Пасхой — 1 и 2 апреля.  

Кроме того, сотни человек приезжают каждый год на наши майские встречи. Как раз в этом году у нас десятилетие «Майских встреч грозненцев».

- Настоящий юбилей! И много гостей ожидается?

- Ну, пока я этого сказать не могу, но человек 150-200, думаю, будет.

- Как сейчас вообще работается такой общественной организации?

- Сложно… У нас нет грантовой поддержки, в основном мы пользуемся поддержкой частных лиц. Работать тяжело, но все-таки мы движемся вперед.

- Многие ли откликнулись на призыв и вернулись на родину?

- Очень мало людей возвращается. Можно сказать, что это единицы, к сожалению. Но есть хорошая тенденция — многие приезжают и «налаживают мосты» с республикой.  

- Есть какие-то останавливающие факторы, которые сейчас мешают возвращению русскоязычного населения в Грозный?

- В основном это слухи… Ну, и отсутствие жилья, которое из-за войны, по тем или иным причинам было утрачено... Скажем так, желающие есть, но сейчас ребром стоит жилищный вопрос, да и нет большого количества рабочих мест в основных направлениях – нефтепереработке и нефтехимии. Поэтому вопрос возвращения русскоязычного населения несильно актуален в реальности.

- А о каких слухах идет речь? Люди чего-то боятся, не знают? Откуда вообще эти слухи берутся?

- Слухи? Слухи о том, что в Чечне не все спокойно, что русским здесь плохо и так далее… А откуда они берутся? Думаю, что от тех, кто не хочет стабильности на Кавказе, а стало быть и в России.

- Но все же желающих посетить родину много…

- Не просто много, а огромное количество. Правда, в связи с кризисной ситуацией в экономике не все могут себе позволить приехать. Однако приезжает все же много людей из самых разных регионов, да даже с ближнего и дальнего зарубежья.

- Какие впечатления остаются у тех, кто приехал впервые?

- Впечатления?! Вам нужно просто побывать на одной из таких встреч. В мае месяце вы сами все сможете увидеть.

- Все приезжающие стараются поддерживать связь? Часто люди приезжают?

- Ну, есть основной костяк, который все десять лет приезжает. Их около сотни человек. Остальные меняются, постоянно разные люди приезжают. Но все-таки связь поддерживают. У нас есть группа в соцсети «Одноклассники», называется она «Наш дом — город Грозный». Там все мы держимся на связи. Сейчас в ней более 20 тысяч человек.

- У вашей деятельности есть какие-то долгосрочные цели?

- Наша цель — это многонациональная Чечня и многонациональный Кавказ. Мы должны быть едины, как бы пафосно это не звучало, но это угодно Богу!

- Последний вопрос будет немного личным… Какое значение для вас имеет эта деятельность?

- А что она может значить? Это уже и не деятельность, а направление моей жизни… Это и есть моя жизнь. На этом этапе я не вижу другого пути, кроме как идти тем, на котором я помогаю людям обрести родину, покой, близких. Не знаю, что ждет меня в будущем, я об этом и не задумываюсь… Будущее не известно никому, но я знаю, что это мой жизненный путь.  

Что значит заниматься этим? Это приносит мне силы двигаться вперед. Когда ты видишь, как человек, потерявший всякую надежду увидеть свой город, в котором он родился, где впервые пошел в школу, где остались его друзья, и, что самое главное, где похоронены его родные и близкие… Когда ты видишь, как этот человек со слезами радости говорит тебе: «Храни тебя Господь»! Чего еще можно желать? Неужели это не высшая награда за все?

Когда ты видишь, как человек, склонившись над могилой матери, отца, брата, сына плачет, а потом, поднявшись, говорит тебе слова благодарности, ты понимаешь, что это тот самый путь, который всегда хотелось обрести, который приносит радость.

- Большое спасибо за то, что ответили на мои вопросы. Было очень приятно пообщаться с человеком, который занимается таким важным делом.

- Вам спасибо за поддержку.

 

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Сайпуддин Гучигов: «Наша цель – многонациональная Чечня»

После распада СССР и обретения независимости бывшими советскими республиками значительной части их русскоязычного населения пришлось эмигрировать. Похожие процессы происходили и в Чечне середины 90-х.

Чеченскую Республику, втянутую в череду трагических событий, покинули сотни тысяч русских жителей. Так, по данным переписей, в 1989 году на территории ЧР проживало 269130 человек (24,8 % от всего населения региона), а в 2010 году— всего 24382 (1,9 %).

Сегодня, спустя годы после той трагедии, Чечню удалось возродить из пепла, однако некогда покинувшие родину граждане не вернулись. На первый взгляд может показаться, что этот вопрос вовсе и не актуален для региона, но на самом деле это не так. Здесь многие ждут возвращения русскоязычного населения, покинувшего республику в годы войны. Более того, есть те, кто всеми силами способствует этому.  

Уже много лет в республиканской столице действует общественная организация «Наш дом — город Грозный», которая борется за возвращение русскоязычного населения в ЧР. Нам удалось побеседовать с Сайпуддином Баудиновичем Гучиговым —  руководителем экспертной комиссии по делам национальностей общественной палаты Чеченской Республики, создателем и руководителем организации, целью которой является гармонизация межнациональных отношений.

- Насколько сегодня актуален вопрос межэтнических отношений? Как они складывались в довоенном Грозном и как складываются сейчас?

- В довоенном Грозном, на мой взгляд, межэтнические взаимоотношения были на довольно хорошем уровне, чего не скажешь о сегодняшней ситуации, конечно. Потому что местами… Да даже в сети Интернет видно, что наша молодежь немного незнакома с другой культурой. В большинстве своем республика сейчас монокультурная.

- Это очень плохо?

- Ну, общество не может жить в изоляции, а мононациональность — это некая изоляция общества от другой культуры. Это препятствует развитию, тормозит прогресс.

- Как появилась идея создания общественной организации «Наш дом — город Грозный»?

- Появление организации закономерно – многие люди, уехавшие из республики, хотели вновь увидеть родные места, родную улицу, школу, свой двор, дом, в котором они когда-то жили.

Началось все с того, что мы общались в сети, скидывали уехавшим из республики фотографии отсюда. Потом по просьбам стали разыскивать могилы родных на грозненских кладбищах. А позже начали организовывать встречи грозненцев… Так и появилась идея создать организацию «Наш дом - город Грозный».

- Я знаю, что ваша организация оказывает посильную поддержку людям, желающим вернуться на родину. А какие-то еще акции вы проводите?

- Часто мы проводим акции по приезду грозненцев из других регионов на уборку кладбищ, на которых похоронены их родные. Сейчас в Грозном пять больших кладбищ, которые остаются, по сути, не ухоженными.

В данный момент, кстати, готовится большая акция по установке православного креста на центральном кладбище Грозного, а также могильного камня на его мусульманской части. Все это будет за две недели перед Пасхой — 1 и 2 апреля.  

Кроме того, сотни человек приезжают каждый год на наши майские встречи. Как раз в этом году у нас десятилетие «Майских встреч грозненцев».

- Настоящий юбилей! И много гостей ожидается?

- Ну, пока я этого сказать не могу, но человек 150-200, думаю, будет.

- Как сейчас вообще работается такой общественной организации?

- Сложно… У нас нет грантовой поддержки, в основном мы пользуемся поддержкой частных лиц. Работать тяжело, но все-таки мы движемся вперед.

- Многие ли откликнулись на призыв и вернулись на родину?

- Очень мало людей возвращается. Можно сказать, что это единицы, к сожалению. Но есть хорошая тенденция — многие приезжают и «налаживают мосты» с республикой.  

- Есть какие-то останавливающие факторы, которые сейчас мешают возвращению русскоязычного населения в Грозный?

- В основном это слухи… Ну, и отсутствие жилья, которое из-за войны, по тем или иным причинам было утрачено... Скажем так, желающие есть, но сейчас ребром стоит жилищный вопрос, да и нет большого количества рабочих мест в основных направлениях – нефтепереработке и нефтехимии. Поэтому вопрос возвращения русскоязычного населения несильно актуален в реальности.

- А о каких слухах идет речь? Люди чего-то боятся, не знают? Откуда вообще эти слухи берутся?

- Слухи? Слухи о том, что в Чечне не все спокойно, что русским здесь плохо и так далее… А откуда они берутся? Думаю, что от тех, кто не хочет стабильности на Кавказе, а стало быть и в России.

- Но все же желающих посетить родину много…

- Не просто много, а огромное количество. Правда, в связи с кризисной ситуацией в экономике не все могут себе позволить приехать. Однако приезжает все же много людей из самых разных регионов, да даже с ближнего и дальнего зарубежья.

- Какие впечатления остаются у тех, кто приехал впервые?

- Впечатления?! Вам нужно просто побывать на одной из таких встреч. В мае месяце вы сами все сможете увидеть.

- Все приезжающие стараются поддерживать связь? Часто люди приезжают?

- Ну, есть основной костяк, который все десять лет приезжает. Их около сотни человек. Остальные меняются, постоянно разные люди приезжают. Но все-таки связь поддерживают. У нас есть группа в соцсети «Одноклассники», называется она «Наш дом — город Грозный». Там все мы держимся на связи. Сейчас в ней более 20 тысяч человек.

- У вашей деятельности есть какие-то долгосрочные цели?

- Наша цель — это многонациональная Чечня и многонациональный Кавказ. Мы должны быть едины, как бы пафосно это не звучало, но это угодно Богу!

- Последний вопрос будет немного личным… Какое значение для вас имеет эта деятельность?

- А что она может значить? Это уже и не деятельность, а направление моей жизни… Это и есть моя жизнь. На этом этапе я не вижу другого пути, кроме как идти тем, на котором я помогаю людям обрести родину, покой, близких. Не знаю, что ждет меня в будущем, я об этом и не задумываюсь… Будущее не известно никому, но я знаю, что это мой жизненный путь.  

Что значит заниматься этим? Это приносит мне силы двигаться вперед. Когда ты видишь, как человек, потерявший всякую надежду увидеть свой город, в котором он родился, где впервые пошел в школу, где остались его друзья, и, что самое главное, где похоронены его родные и близкие… Когда ты видишь, как этот человек со слезами радости говорит тебе: «Храни тебя Господь»! Чего еще можно желать? Неужели это не высшая награда за все?

Когда ты видишь, как человек, склонившись над могилой матери, отца, брата, сына плачет, а потом, поднявшись, говорит тебе слова благодарности, ты понимаешь, что это тот самый путь, который всегда хотелось обрести, который приносит радость.

- Большое спасибо за то, что ответили на мои вопросы. Было очень приятно пообщаться с человеком, который занимается таким важным делом.

- Вам спасибо за поддержку.

 

Поделиться

Сайпуддин Гучигов: «Наша цель – многонациональная Чечня»

После распада СССР и обретения независимости бывшими советскими республиками значительной части их русскоязычного населения пришлось эмигрировать. Похожие процессы происходили и в Чечне середины 90-х.

Чеченскую Республику, втянутую в череду трагических событий, покинули сотни тысяч русских жителей. Так, по данным переписей, в 1989 году на территории ЧР проживало 269130 человек (24,8 % от всего населения региона), а в 2010 году— всего 24382 (1,9 %).

Сегодня, спустя годы после той трагедии, Чечню удалось возродить из пепла, однако некогда покинувшие родину граждане не вернулись. На первый взгляд может показаться, что этот вопрос вовсе и не актуален для региона, но на самом деле это не так. Здесь многие ждут возвращения русскоязычного населения, покинувшего республику в годы войны. Более того, есть те, кто всеми силами способствует этому.  

Уже много лет в республиканской столице действует общественная организация «Наш дом — город Грозный», которая борется за возвращение русскоязычного населения в ЧР. Нам удалось побеседовать с Сайпуддином Баудиновичем Гучиговым —  руководителем экспертной комиссии по делам национальностей общественной палаты Чеченской Республики, создателем и руководителем организации, целью которой является гармонизация межнациональных отношений.

- Насколько сегодня актуален вопрос межэтнических отношений? Как они складывались в довоенном Грозном и как складываются сейчас?

- В довоенном Грозном, на мой взгляд, межэтнические взаимоотношения были на довольно хорошем уровне, чего не скажешь о сегодняшней ситуации, конечно. Потому что местами… Да даже в сети Интернет видно, что наша молодежь немного незнакома с другой культурой. В большинстве своем республика сейчас монокультурная.

- Это очень плохо?

- Ну, общество не может жить в изоляции, а мононациональность — это некая изоляция общества от другой культуры. Это препятствует развитию, тормозит прогресс.

- Как появилась идея создания общественной организации «Наш дом — город Грозный»?

- Появление организации закономерно – многие люди, уехавшие из республики, хотели вновь увидеть родные места, родную улицу, школу, свой двор, дом, в котором они когда-то жили.

Началось все с того, что мы общались в сети, скидывали уехавшим из республики фотографии отсюда. Потом по просьбам стали разыскивать могилы родных на грозненских кладбищах. А позже начали организовывать встречи грозненцев… Так и появилась идея создать организацию «Наш дом - город Грозный».

- Я знаю, что ваша организация оказывает посильную поддержку людям, желающим вернуться на родину. А какие-то еще акции вы проводите?

- Часто мы проводим акции по приезду грозненцев из других регионов на уборку кладбищ, на которых похоронены их родные. Сейчас в Грозном пять больших кладбищ, которые остаются, по сути, не ухоженными.

В данный момент, кстати, готовится большая акция по установке православного креста на центральном кладбище Грозного, а также могильного камня на его мусульманской части. Все это будет за две недели перед Пасхой — 1 и 2 апреля.  

Кроме того, сотни человек приезжают каждый год на наши майские встречи. Как раз в этом году у нас десятилетие «Майских встреч грозненцев».

- Настоящий юбилей! И много гостей ожидается?

- Ну, пока я этого сказать не могу, но человек 150-200, думаю, будет.

- Как сейчас вообще работается такой общественной организации?

- Сложно… У нас нет грантовой поддержки, в основном мы пользуемся поддержкой частных лиц. Работать тяжело, но все-таки мы движемся вперед.

- Многие ли откликнулись на призыв и вернулись на родину?

- Очень мало людей возвращается. Можно сказать, что это единицы, к сожалению. Но есть хорошая тенденция — многие приезжают и «налаживают мосты» с республикой.  

- Есть какие-то останавливающие факторы, которые сейчас мешают возвращению русскоязычного населения в Грозный?

- В основном это слухи… Ну, и отсутствие жилья, которое из-за войны, по тем или иным причинам было утрачено... Скажем так, желающие есть, но сейчас ребром стоит жилищный вопрос, да и нет большого количества рабочих мест в основных направлениях – нефтепереработке и нефтехимии. Поэтому вопрос возвращения русскоязычного населения несильно актуален в реальности.

- А о каких слухах идет речь? Люди чего-то боятся, не знают? Откуда вообще эти слухи берутся?

- Слухи? Слухи о том, что в Чечне не все спокойно, что русским здесь плохо и так далее… А откуда они берутся? Думаю, что от тех, кто не хочет стабильности на Кавказе, а стало быть и в России.

- Но все же желающих посетить родину много…

- Не просто много, а огромное количество. Правда, в связи с кризисной ситуацией в экономике не все могут себе позволить приехать. Однако приезжает все же много людей из самых разных регионов, да даже с ближнего и дальнего зарубежья.

- Какие впечатления остаются у тех, кто приехал впервые?

- Впечатления?! Вам нужно просто побывать на одной из таких встреч. В мае месяце вы сами все сможете увидеть.

- Все приезжающие стараются поддерживать связь? Часто люди приезжают?

- Ну, есть основной костяк, который все десять лет приезжает. Их около сотни человек. Остальные меняются, постоянно разные люди приезжают. Но все-таки связь поддерживают. У нас есть группа в соцсети «Одноклассники», называется она «Наш дом — город Грозный». Там все мы держимся на связи. Сейчас в ней более 20 тысяч человек.

- У вашей деятельности есть какие-то долгосрочные цели?

- Наша цель — это многонациональная Чечня и многонациональный Кавказ. Мы должны быть едины, как бы пафосно это не звучало, но это угодно Богу!

- Последний вопрос будет немного личным… Какое значение для вас имеет эта деятельность?

- А что она может значить? Это уже и не деятельность, а направление моей жизни… Это и есть моя жизнь. На этом этапе я не вижу другого пути, кроме как идти тем, на котором я помогаю людям обрести родину, покой, близких. Не знаю, что ждет меня в будущем, я об этом и не задумываюсь… Будущее не известно никому, но я знаю, что это мой жизненный путь.  

Что значит заниматься этим? Это приносит мне силы двигаться вперед. Когда ты видишь, как человек, потерявший всякую надежду увидеть свой город, в котором он родился, где впервые пошел в школу, где остались его друзья, и, что самое главное, где похоронены его родные и близкие… Когда ты видишь, как этот человек со слезами радости говорит тебе: «Храни тебя Господь»! Чего еще можно желать? Неужели это не высшая награда за все?

Когда ты видишь, как человек, склонившись над могилой матери, отца, брата, сына плачет, а потом, поднявшись, говорит тебе слова благодарности, ты понимаешь, что это тот самый путь, который всегда хотелось обрести, который приносит радость.

- Большое спасибо за то, что ответили на мои вопросы. Было очень приятно пообщаться с человеком, который занимается таким важным делом.

- Вам спасибо за поддержку.

 

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня