Мурат Шомахов: «Главная награда для меня — то, что мать пришла домой и обняла семью»

Героями не рождаются. Ими становятся по велению сердца и души. Мурат Шомахов морозным вечером 26 января, ни секунды не раздумывая, бросился в ледяную воду Москвы-реки на помощь человеку, который в любой момент мог погибнуть. Он оказался очень скромным человеком, для которого награда, по его словам, это то, что человек вернулся живым и здоровым в свою семью...
«Кавказ Сегодня» связался с Муратом, чтобы от него лично узнать подробности произошедшего в тот вечер.

- Мурат, 26 января вся страна узнала о том, что произошло в столице на Москворецком мосту. О подробностях того вечера мы поговорим с вами чуть позже. Сейчас просто расскажите немного о себе, как и где прошло ваше детство?

- Я родился в городе Терек, в Кабардино-Балкарии. Кабардинец по нации. Учился в первой школе города Терек, потом был интернат детский, потом прохладненский интернат. Ну, а потом жизнь, как говорится, пошла своим чередом. Из детства помню деревянные игрушки...

- Может были в вашем детстве или юношестве такие ситуации, где бы вы проявляли несвойственное для ребенка мужество и хладнокровие?

- Не довелось в такие ситуации попадать, на самом деле. Честно говоря, и из детства не могу вспомнить что-то подобное.

- Но судя по вашим действиям (полицейский Алексей Коняев, с которым вы вытаскивали девушку из машины, говорил, что тащили утопающую за волосы), вы, как минимум, знаете, что в таких ситуациях нужно делать. Откуда такие познания?

- Что касается познаний, как помочь.. Признаться, не знал что и как делать правильно, просто прыгнул в воду, а дальше — что увидел, то и потянул... Только голову женщины видел. Хочешь не хочешь, только так можно было ее как-то удержать. Я же не спасаю людей каждый день... Дай Бог, чтобы такое больше не случилось ни с кем.

- Поговорим о вечере 26 января. Что вы делали тогда на Москворецком мосту? Возвращались с работы?

- Мы с другом Агасом в тот вечер встречались с людьми, чтобы пообщаться по поводу небольшого бизнеса. Собираемся с ним открыть совместное дело, обсуждали кое-какие нюансы. Решили все вопросы и ехали домой. И вот, случилась трагедия, которая, к счастью, закончилась положительно.

- Что подумали, когда поняли, что в машине, которая начала скрываться под водой, есть человек? Не возникало сомнений, идти или не идти? Ведь мороз был до -20 градусов, а вода и того холоднее…

-  Когда я узнал, что в машине находится человек, о чем можно было думать? Я не думал о том, что холодно, что вода ледяная... Какая разница? Я вообще думаю, что вода теплее, чем самый холодный воздух. Это был адреналин...

- Как проходила эта спасательная операция?

- Увидели сотрудников, толпу зевак, и остановились посмотреть, что же там случилось. Спрашиваю у друга: «Может, авария?»... Вышли из машины, подбежали. Когда бежали увидели, что машина тонет. Я подошел к сотрудникам и спросил, есть ли в машине люди. Один из них ответил, что в машине находится человек. Я взял у них трос, привязал себя и крикнул другу, чтобы он меня отпустил. В это время сотрудники собирали веревки, снимали-одевали бушлаты и вроде собирались спускаться.
Но там даже и думать не надо было. Я спустился по тросу и прыгнул в воду, подплыл. В этот момент увидел, что машина уже начинает тонуть — передняя часть ушла под воду. Пощупал боковые стекла и увидел, что левое стекло разбито. Нырнул, в салоне ухватился за волосы. Женщина уже руками махала...

Когда полицейский Коняев ко мне подплыл, он держался за левое боковое стекло и за крышу. В этот момент я был спокоен. Секунды, минуты шли... Не растерялся, адреналин играл в крови. Главным было — не упустить ее. Держал женщину сначала за волосы, потом за руку. Коняев громко кричал мне, чтобы я ее ни в коем случае не отпускал. Но когда я начал ее тащить, надо было мне нырять и тащить...
Но такого выбора у меня не было, у меня просто воздуха уже не хватило бы. Старался до последнего тащить, ей было наверняка больно. Когда уже ее дотащил до задней части салона, она держалась между сиденьями. Я в этот момент сказал Алексею, чтобы помогал и что у меня уже сил не осталось. Сказал, чтобы держался за мою руку и добрался до ее руки. Он в тот момент подплыл, нащупал наши с ней руки, и мы начали вместе ее тянуть.

Вытащили женщину наполовину в заднюю часть салона, которая еще не ушла под воду, и она там уже вынырнула и вздохнула. Тут я сказал Коняеву: «Давай я разобью заднее стекло, и через него мы ее вытащим напрямую». Крикнул людям, которые были наверху, чтобы кинули что-то, чем бы я мог это стекло разбить, но они что-то долго возились. Тогда я взял кусок льда и разбил стекло, и тут уже автомобиль начал тонуть...
В этот момент мы вместе ее тянули до последнего, вытащили, и она уже свободно дышала воздухом. Когда мы ее уже вытащили, она зацепилась за мою шею, и люди, стоявшие наверху, начали тянуть нас с ней на берег. Чуть позже Алексей Коняев подплыл, но он настолько замерз, что не мог вылезти на берег. Я подал ему ногу, чтобы он зацепился.

 

 

Когда нас вытащили, все сотрудники суетились, бежали с бушлатами. Я подумал, что бегут ко мне, думаю: «Хоть бы один бушлат на меня что ли накинули...» А они все пробежали мимо меня и укрыли ими Алексея Коняева. Помощь оказывали больше ему. В этот момент подбежал мой друг Агас и сказал: «Пойдем в машину». А у него машина была заведенная и печка работала. Мы сели туда, он меня полностью раздел, и тут я хочу сказать спасибо русскому парню, который подошел и спросил, есть ли у меня во что переодеться. Я ответил, что нет. Он пошел, открыл свою машину, взял банный халат и сказал: «Одень, хоть как-то согреешься». Я его надел, потом через полчаса один из сотрудников подошел и спросил, как я себя чувствую. Ответил, что все нормально и спросил, где Коняев, с ним все нормально? Он сказал, что его «скорая» увезла.

В этот момент ко мне «скорая» подъехала, я босиком пробежался и к ним. Там меня одеялом каким-то золотистым укрыли, которое тепло держит. Начали спрашивать, сколько я в воде пробыл. Ответил, что минут 15-20 это все происходило. Они сильно удивились, сказали, что человек не может столько пробыть в ледяной воде. Я начал с ними спорить... Еще спрашивали: поеду ли я в больницу? Я от госпитализации отказался, попросил у них нашатырный спирт понюхать. И все. Они еще мне градусник раз пять совали, чтобы проверить, есть ли у меня температура. Оказалось, что он еще и не работал. Я полежал немного и чувствовать начал, что уже согрелся немножко. Попросил у них эту «блестяшку», которая тепло держит.

Вернулся обратно к Агасу в машину, потому что понял, что от них особой помощи не дождусь. Вопросы еще эти не очень понравились.. Хотели бы в больницу отвезти — отвезли бы. Надо понимать, что неподготовленный человек столько в воде не продержится.

Некоторые СМИ еще написали, что я уехал сразу. Никуда я не уезжал, сидел в машине почти пять часов на том же месте. И ни один человек не подошел. Единственное, что подошел неизвестный мне человек и поблагодарил. Пока сидел в машине, еще через несколько часов подошел сотрудник и сказал, что надо проехать с ними в отдел. Поехали в отделение, там начали интересоваться, что да как, подходили коллеги Алексея Коняева и говорили: «Если бы не ты, мы бы туда не полезли». Они ждали МЧС. Как-то вот так все это произошло.

 



 

- В интервью Коняев упомянул, что в той автомашине находилось еще детское кресло…

- Да, именно он, кажется, сказал, что в машине было детское кресло. Я то сам не видел, суета же была. Помню, что спрашивал, есть ли там люди и хотел опять спускаться. Женщина, которую мы спасли крикнула, что она в машине была одна.  

- Помогал ли Агас вам с Коняевым? И вообще, сколько человек не проехали мимо и помогали?

 - Да, он помогал сотрудникам, тянул трос, вытягивал нас из воды. Но там была куча людей, которая все происходящее снимала на телефон. Не знаю, кто еще помогал: в СМИ, по ТВ, показывают, что там какой-то студент или мужик помогал и рассказал, что видел, как Коняев стекло разбивал. Да ничего он видеть не мог, просто нашли какого-то очевидца. Единственное, что он сделал, из своей «ГАЗели» достал какую-то маленькую синюю тележку. Ее хотели опустить и пострадавшую на ней поднять. Я посмотрел и подумал: елки-палки, она и так за меня держится, нас уже подняли, зачем еще эта тележка? Когда женщину подняли и она ушла, я уже успокоился. Но я точно помню, что именно тот русский, который на «ГАЗели» подъехал, сначала сидел в ней и снимал. Ни друга, ни кого-то еще не показали по ТВ, а его показали. Если он такой правильный, зачем он сидел и все это снимал? Надо было выйти и помогать, прыгать и спасать. Помогали сотрудники и мой друг. Это я знаю точно. Там сотрудников было много.

- Сейчас повсеместно происходит: вместо реальной помощи многие люди берут мобильные телефоны в руки и начинают снимать происходящее. Много таких было в тот вечер?

- Таких было очень много. На самом деле, вот просто стояли и снимали. Даже когда я внутри салона автомобиля был, снимали. У всех, наверное, уже это видео есть, на котором показано, как сотрудники суетились с тросом. Я же говорю, когда мы с другом подбежали, сотрудники связывали трос с тросом. Я просто зацепился крючком, даже не думал о том, собрали этот трос до конца или нет. А люди стояли и снимали... Я потом даже другу говорю: «Сними, на память останется, мало ли».
После случившегося ко мне подходили корреспонденты Первого канала (они и подошли первыми), я им интервью дал. Спасибо большое каналу Ren-TV, которые, на самом деле, показал всю правду. А остальные... У нас много чего есть, чего НТВ тот же не показал, Их корреспондентка смеялась, улыбалась, снимала, поздравляла, а в итоге показали совсем другое. Я вам пришлю несколько видео, сами можете убедиться.
Я, конечно, не сотрудник, им не вырос, не родился. Значит, посчитали нужным все так сделать...

- Когда приехали после всего этого домой, рассказали родным о произошедшем? Как они отреагировали?

 - После этого я приехал, чай с лимоном выпил и спать лег. Хотелось спать. Даже не звонил никому и не рассказывал об этом. Только на следующий день начал осознавать, что случилось... Мне начали друзья из Кабардино-Балкарии звонить, из Терека, и говорить об этом. Я сам даже домой не звонил и не делился этим. Просто понимал, что на самом деле спас человека.

 



 

- Очень удивило, что федеральные СМИ, рассказывая о происшествии, упомянули только полицейского и умолчали о вас. Но жители Северного Кавказа сегодня в едином порыве обращаются к федеральной власти с просьбой наградить вас за спасение утопающего. Что думаете по этому поводу?

-  Я очень благодарен КБР и Нальчику. Очень благодарен тем людям, которые понимают меня. Всем низкий поклон. Для меня самая ценная награда, что они пишут, говорят и поддерживают. Для меня награда, что мать зашла домой и просто обняла свою семью. То, что все закончилось хорошо. Ну, а то, что наградят сотрудника — как госслужащий он ее заслужил. Просто обидно, что все так. Жизнь продолжается, я в пиаре и рекламе не нуждаюсь тем более. Думаю, что герои везде, в тех же Донбассе, Донецке... Те, кто на самом деле защищают наших детей и стариков каждый день. Вот они — герои. А то, что я сделал... Получилось так, значит, судьба так сложилась для меня. Вот и сделал, то, что сделал. Думаю, что таких, как я, в нашей стране много. Просто мало об этом кто знает. Благодарен всем, кто меня поддержал.

-  Думали после всего этого, что вас начнут искать?

- После случившегося звонили из МЧС, начальник отдела полиции звонил. Когда я приехал, он спрашивал о моих личных потерях, я сказал, что у меня утонул телефон. На что мне ответили: вот кого ты спасал, пусть тот тебе его и покупает... Ну, и на этом все, как говорится, моя хата с краю. Звонили, говорили, что записали мои данные, будьте на связи. Надо будет — найдут. В конце концов, в районе Москвы, где я живу, есть участковый.

- Получилось встретиться со спасенной девушкой после 26 января? И искала ли она с вами встречи, чтобы отблагодарить?

- С Анастасией еще не виделись, но познакомился с ее мужем. Обменялись номерами, общаемся в социальных сетях. Думаю, встретимся.

- Чтобы вы сказали молодому поколению, представители которого могут оказаться в такой же ситуации, как и вы? Стоит ли рисковать своей жизнью ради жизни незнакомого тебе человека?

 - Да, конечно же, стоит. Мы же люди. Всю жизнь спасаем. И помогаем всем. Думаю, нас воспитало так старшее поколение. Разницы нет, какое у тебя прошлое — хорошее или плохое. Если ты видишь, что такой же человек, как и ты, в огне горит, в аварию попал, то сразу надо помогать.

 

Постскриптум...

В момент публикации материала от первоисточника стало известно, что Мурата Шомахова пригласили в Кремль.

Поделиться

Мурат Шомахов: «Главная награда для меня — то, что мать пришла домой и обняла семью»

Героями не рождаются. Ими становятся по велению сердца и души. Мурат Шомахов морозным вечером 26 января, ни секунды не раздумывая, бросился в ледяную воду Москвы-реки на помощь человеку, который в любой момент мог погибнуть. Он оказался очень скромным человеком, для которого награда, по его словам, это то, что человек вернулся живым и здоровым в свою семью...
«Кавказ Сегодня» связался с Муратом, чтобы от него лично узнать подробности произошедшего в тот вечер.

- Мурат, 26 января вся страна узнала о том, что произошло в столице на Москворецком мосту. О подробностях того вечера мы поговорим с вами чуть позже. Сейчас просто расскажите немного о себе, как и где прошло ваше детство?

- Я родился в городе Терек, в Кабардино-Балкарии. Кабардинец по нации. Учился в первой школе города Терек, потом был интернат детский, потом прохладненский интернат. Ну, а потом жизнь, как говорится, пошла своим чередом. Из детства помню деревянные игрушки...

- Может были в вашем детстве или юношестве такие ситуации, где бы вы проявляли несвойственное для ребенка мужество и хладнокровие?

- Не довелось в такие ситуации попадать, на самом деле. Честно говоря, и из детства не могу вспомнить что-то подобное.

- Но судя по вашим действиям (полицейский Алексей Коняев, с которым вы вытаскивали девушку из машины, говорил, что тащили утопающую за волосы), вы, как минимум, знаете, что в таких ситуациях нужно делать. Откуда такие познания?

- Что касается познаний, как помочь.. Признаться, не знал что и как делать правильно, просто прыгнул в воду, а дальше — что увидел, то и потянул... Только голову женщины видел. Хочешь не хочешь, только так можно было ее как-то удержать. Я же не спасаю людей каждый день... Дай Бог, чтобы такое больше не случилось ни с кем.

- Поговорим о вечере 26 января. Что вы делали тогда на Москворецком мосту? Возвращались с работы?

- Мы с другом Агасом в тот вечер встречались с людьми, чтобы пообщаться по поводу небольшого бизнеса. Собираемся с ним открыть совместное дело, обсуждали кое-какие нюансы. Решили все вопросы и ехали домой. И вот, случилась трагедия, которая, к счастью, закончилась положительно.

- Что подумали, когда поняли, что в машине, которая начала скрываться под водой, есть человек? Не возникало сомнений, идти или не идти? Ведь мороз был до -20 градусов, а вода и того холоднее…

-  Когда я узнал, что в машине находится человек, о чем можно было думать? Я не думал о том, что холодно, что вода ледяная... Какая разница? Я вообще думаю, что вода теплее, чем самый холодный воздух. Это был адреналин...

- Как проходила эта спасательная операция?

- Увидели сотрудников, толпу зевак, и остановились посмотреть, что же там случилось. Спрашиваю у друга: «Может, авария?»... Вышли из машины, подбежали. Когда бежали увидели, что машина тонет. Я подошел к сотрудникам и спросил, есть ли в машине люди. Один из них ответил, что в машине находится человек. Я взял у них трос, привязал себя и крикнул другу, чтобы он меня отпустил. В это время сотрудники собирали веревки, снимали-одевали бушлаты и вроде собирались спускаться.
Но там даже и думать не надо было. Я спустился по тросу и прыгнул в воду, подплыл. В этот момент увидел, что машина уже начинает тонуть — передняя часть ушла под воду. Пощупал боковые стекла и увидел, что левое стекло разбито. Нырнул, в салоне ухватился за волосы. Женщина уже руками махала...

Когда полицейский Коняев ко мне подплыл, он держался за левое боковое стекло и за крышу. В этот момент я был спокоен. Секунды, минуты шли... Не растерялся, адреналин играл в крови. Главным было — не упустить ее. Держал женщину сначала за волосы, потом за руку. Коняев громко кричал мне, чтобы я ее ни в коем случае не отпускал. Но когда я начал ее тащить, надо было мне нырять и тащить...
Но такого выбора у меня не было, у меня просто воздуха уже не хватило бы. Старался до последнего тащить, ей было наверняка больно. Когда уже ее дотащил до задней части салона, она держалась между сиденьями. Я в этот момент сказал Алексею, чтобы помогал и что у меня уже сил не осталось. Сказал, чтобы держался за мою руку и добрался до ее руки. Он в тот момент подплыл, нащупал наши с ней руки, и мы начали вместе ее тянуть.

Вытащили женщину наполовину в заднюю часть салона, которая еще не ушла под воду, и она там уже вынырнула и вздохнула. Тут я сказал Коняеву: «Давай я разобью заднее стекло, и через него мы ее вытащим напрямую». Крикнул людям, которые были наверху, чтобы кинули что-то, чем бы я мог это стекло разбить, но они что-то долго возились. Тогда я взял кусок льда и разбил стекло, и тут уже автомобиль начал тонуть...
В этот момент мы вместе ее тянули до последнего, вытащили, и она уже свободно дышала воздухом. Когда мы ее уже вытащили, она зацепилась за мою шею, и люди, стоявшие наверху, начали тянуть нас с ней на берег. Чуть позже Алексей Коняев подплыл, но он настолько замерз, что не мог вылезти на берег. Я подал ему ногу, чтобы он зацепился.

 

 

Когда нас вытащили, все сотрудники суетились, бежали с бушлатами. Я подумал, что бегут ко мне, думаю: «Хоть бы один бушлат на меня что ли накинули...» А они все пробежали мимо меня и укрыли ими Алексея Коняева. Помощь оказывали больше ему. В этот момент подбежал мой друг Агас и сказал: «Пойдем в машину». А у него машина была заведенная и печка работала. Мы сели туда, он меня полностью раздел, и тут я хочу сказать спасибо русскому парню, который подошел и спросил, есть ли у меня во что переодеться. Я ответил, что нет. Он пошел, открыл свою машину, взял банный халат и сказал: «Одень, хоть как-то согреешься». Я его надел, потом через полчаса один из сотрудников подошел и спросил, как я себя чувствую. Ответил, что все нормально и спросил, где Коняев, с ним все нормально? Он сказал, что его «скорая» увезла.

В этот момент ко мне «скорая» подъехала, я босиком пробежался и к ним. Там меня одеялом каким-то золотистым укрыли, которое тепло держит. Начали спрашивать, сколько я в воде пробыл. Ответил, что минут 15-20 это все происходило. Они сильно удивились, сказали, что человек не может столько пробыть в ледяной воде. Я начал с ними спорить... Еще спрашивали: поеду ли я в больницу? Я от госпитализации отказался, попросил у них нашатырный спирт понюхать. И все. Они еще мне градусник раз пять совали, чтобы проверить, есть ли у меня температура. Оказалось, что он еще и не работал. Я полежал немного и чувствовать начал, что уже согрелся немножко. Попросил у них эту «блестяшку», которая тепло держит.

Вернулся обратно к Агасу в машину, потому что понял, что от них особой помощи не дождусь. Вопросы еще эти не очень понравились.. Хотели бы в больницу отвезти — отвезли бы. Надо понимать, что неподготовленный человек столько в воде не продержится.

Некоторые СМИ еще написали, что я уехал сразу. Никуда я не уезжал, сидел в машине почти пять часов на том же месте. И ни один человек не подошел. Единственное, что подошел неизвестный мне человек и поблагодарил. Пока сидел в машине, еще через несколько часов подошел сотрудник и сказал, что надо проехать с ними в отдел. Поехали в отделение, там начали интересоваться, что да как, подходили коллеги Алексея Коняева и говорили: «Если бы не ты, мы бы туда не полезли». Они ждали МЧС. Как-то вот так все это произошло.

 



 

- В интервью Коняев упомянул, что в той автомашине находилось еще детское кресло…

- Да, именно он, кажется, сказал, что в машине было детское кресло. Я то сам не видел, суета же была. Помню, что спрашивал, есть ли там люди и хотел опять спускаться. Женщина, которую мы спасли крикнула, что она в машине была одна.  

- Помогал ли Агас вам с Коняевым? И вообще, сколько человек не проехали мимо и помогали?

 - Да, он помогал сотрудникам, тянул трос, вытягивал нас из воды. Но там была куча людей, которая все происходящее снимала на телефон. Не знаю, кто еще помогал: в СМИ, по ТВ, показывают, что там какой-то студент или мужик помогал и рассказал, что видел, как Коняев стекло разбивал. Да ничего он видеть не мог, просто нашли какого-то очевидца. Единственное, что он сделал, из своей «ГАЗели» достал какую-то маленькую синюю тележку. Ее хотели опустить и пострадавшую на ней поднять. Я посмотрел и подумал: елки-палки, она и так за меня держится, нас уже подняли, зачем еще эта тележка? Когда женщину подняли и она ушла, я уже успокоился. Но я точно помню, что именно тот русский, который на «ГАЗели» подъехал, сначала сидел в ней и снимал. Ни друга, ни кого-то еще не показали по ТВ, а его показали. Если он такой правильный, зачем он сидел и все это снимал? Надо было выйти и помогать, прыгать и спасать. Помогали сотрудники и мой друг. Это я знаю точно. Там сотрудников было много.

- Сейчас повсеместно происходит: вместо реальной помощи многие люди берут мобильные телефоны в руки и начинают снимать происходящее. Много таких было в тот вечер?

- Таких было очень много. На самом деле, вот просто стояли и снимали. Даже когда я внутри салона автомобиля был, снимали. У всех, наверное, уже это видео есть, на котором показано, как сотрудники суетились с тросом. Я же говорю, когда мы с другом подбежали, сотрудники связывали трос с тросом. Я просто зацепился крючком, даже не думал о том, собрали этот трос до конца или нет. А люди стояли и снимали... Я потом даже другу говорю: «Сними, на память останется, мало ли».
После случившегося ко мне подходили корреспонденты Первого канала (они и подошли первыми), я им интервью дал. Спасибо большое каналу Ren-TV, которые, на самом деле, показал всю правду. А остальные... У нас много чего есть, чего НТВ тот же не показал, Их корреспондентка смеялась, улыбалась, снимала, поздравляла, а в итоге показали совсем другое. Я вам пришлю несколько видео, сами можете убедиться.
Я, конечно, не сотрудник, им не вырос, не родился. Значит, посчитали нужным все так сделать...

- Когда приехали после всего этого домой, рассказали родным о произошедшем? Как они отреагировали?

 - После этого я приехал, чай с лимоном выпил и спать лег. Хотелось спать. Даже не звонил никому и не рассказывал об этом. Только на следующий день начал осознавать, что случилось... Мне начали друзья из Кабардино-Балкарии звонить, из Терека, и говорить об этом. Я сам даже домой не звонил и не делился этим. Просто понимал, что на самом деле спас человека.

 



 

- Очень удивило, что федеральные СМИ, рассказывая о происшествии, упомянули только полицейского и умолчали о вас. Но жители Северного Кавказа сегодня в едином порыве обращаются к федеральной власти с просьбой наградить вас за спасение утопающего. Что думаете по этому поводу?

-  Я очень благодарен КБР и Нальчику. Очень благодарен тем людям, которые понимают меня. Всем низкий поклон. Для меня самая ценная награда, что они пишут, говорят и поддерживают. Для меня награда, что мать зашла домой и просто обняла свою семью. То, что все закончилось хорошо. Ну, а то, что наградят сотрудника — как госслужащий он ее заслужил. Просто обидно, что все так. Жизнь продолжается, я в пиаре и рекламе не нуждаюсь тем более. Думаю, что герои везде, в тех же Донбассе, Донецке... Те, кто на самом деле защищают наших детей и стариков каждый день. Вот они — герои. А то, что я сделал... Получилось так, значит, судьба так сложилась для меня. Вот и сделал, то, что сделал. Думаю, что таких, как я, в нашей стране много. Просто мало об этом кто знает. Благодарен всем, кто меня поддержал.

-  Думали после всего этого, что вас начнут искать?

- После случившегося звонили из МЧС, начальник отдела полиции звонил. Когда я приехал, он спрашивал о моих личных потерях, я сказал, что у меня утонул телефон. На что мне ответили: вот кого ты спасал, пусть тот тебе его и покупает... Ну, и на этом все, как говорится, моя хата с краю. Звонили, говорили, что записали мои данные, будьте на связи. Надо будет — найдут. В конце концов, в районе Москвы, где я живу, есть участковый.

- Получилось встретиться со спасенной девушкой после 26 января? И искала ли она с вами встречи, чтобы отблагодарить?

- С Анастасией еще не виделись, но познакомился с ее мужем. Обменялись номерами, общаемся в социальных сетях. Думаю, встретимся.

- Чтобы вы сказали молодому поколению, представители которого могут оказаться в такой же ситуации, как и вы? Стоит ли рисковать своей жизнью ради жизни незнакомого тебе человека?

 - Да, конечно же, стоит. Мы же люди. Всю жизнь спасаем. И помогаем всем. Думаю, нас воспитало так старшее поколение. Разницы нет, какое у тебя прошлое — хорошее или плохое. Если ты видишь, что такой же человек, как и ты, в огне горит, в аварию попал, то сразу надо помогать.

 

Постскриптум...

В момент публикации материала от первоисточника стало известно, что Мурата Шомахова пригласили в Кремль.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Мурат Шомахов: «Главная награда для меня — то, что мать пришла домой и обняла семью»

Героями не рождаются. Ими становятся по велению сердца и души. Мурат Шомахов морозным вечером 26 января, ни секунды не раздумывая, бросился в ледяную воду Москвы-реки на помощь человеку, который в любой момент мог погибнуть. Он оказался очень скромным человеком, для которого награда, по его словам, это то, что человек вернулся живым и здоровым в свою семью...
«Кавказ Сегодня» связался с Муратом, чтобы от него лично узнать подробности произошедшего в тот вечер.

- Мурат, 26 января вся страна узнала о том, что произошло в столице на Москворецком мосту. О подробностях того вечера мы поговорим с вами чуть позже. Сейчас просто расскажите немного о себе, как и где прошло ваше детство?

- Я родился в городе Терек, в Кабардино-Балкарии. Кабардинец по нации. Учился в первой школе города Терек, потом был интернат детский, потом прохладненский интернат. Ну, а потом жизнь, как говорится, пошла своим чередом. Из детства помню деревянные игрушки...

- Может были в вашем детстве или юношестве такие ситуации, где бы вы проявляли несвойственное для ребенка мужество и хладнокровие?

- Не довелось в такие ситуации попадать, на самом деле. Честно говоря, и из детства не могу вспомнить что-то подобное.

- Но судя по вашим действиям (полицейский Алексей Коняев, с которым вы вытаскивали девушку из машины, говорил, что тащили утопающую за волосы), вы, как минимум, знаете, что в таких ситуациях нужно делать. Откуда такие познания?

- Что касается познаний, как помочь.. Признаться, не знал что и как делать правильно, просто прыгнул в воду, а дальше — что увидел, то и потянул... Только голову женщины видел. Хочешь не хочешь, только так можно было ее как-то удержать. Я же не спасаю людей каждый день... Дай Бог, чтобы такое больше не случилось ни с кем.

- Поговорим о вечере 26 января. Что вы делали тогда на Москворецком мосту? Возвращались с работы?

- Мы с другом Агасом в тот вечер встречались с людьми, чтобы пообщаться по поводу небольшого бизнеса. Собираемся с ним открыть совместное дело, обсуждали кое-какие нюансы. Решили все вопросы и ехали домой. И вот, случилась трагедия, которая, к счастью, закончилась положительно.

- Что подумали, когда поняли, что в машине, которая начала скрываться под водой, есть человек? Не возникало сомнений, идти или не идти? Ведь мороз был до -20 градусов, а вода и того холоднее…

-  Когда я узнал, что в машине находится человек, о чем можно было думать? Я не думал о том, что холодно, что вода ледяная... Какая разница? Я вообще думаю, что вода теплее, чем самый холодный воздух. Это был адреналин...

- Как проходила эта спасательная операция?

- Увидели сотрудников, толпу зевак, и остановились посмотреть, что же там случилось. Спрашиваю у друга: «Может, авария?»... Вышли из машины, подбежали. Когда бежали увидели, что машина тонет. Я подошел к сотрудникам и спросил, есть ли в машине люди. Один из них ответил, что в машине находится человек. Я взял у них трос, привязал себя и крикнул другу, чтобы он меня отпустил. В это время сотрудники собирали веревки, снимали-одевали бушлаты и вроде собирались спускаться.
Но там даже и думать не надо было. Я спустился по тросу и прыгнул в воду, подплыл. В этот момент увидел, что машина уже начинает тонуть — передняя часть ушла под воду. Пощупал боковые стекла и увидел, что левое стекло разбито. Нырнул, в салоне ухватился за волосы. Женщина уже руками махала...

Когда полицейский Коняев ко мне подплыл, он держался за левое боковое стекло и за крышу. В этот момент я был спокоен. Секунды, минуты шли... Не растерялся, адреналин играл в крови. Главным было — не упустить ее. Держал женщину сначала за волосы, потом за руку. Коняев громко кричал мне, чтобы я ее ни в коем случае не отпускал. Но когда я начал ее тащить, надо было мне нырять и тащить...
Но такого выбора у меня не было, у меня просто воздуха уже не хватило бы. Старался до последнего тащить, ей было наверняка больно. Когда уже ее дотащил до задней части салона, она держалась между сиденьями. Я в этот момент сказал Алексею, чтобы помогал и что у меня уже сил не осталось. Сказал, чтобы держался за мою руку и добрался до ее руки. Он в тот момент подплыл, нащупал наши с ней руки, и мы начали вместе ее тянуть.

Вытащили женщину наполовину в заднюю часть салона, которая еще не ушла под воду, и она там уже вынырнула и вздохнула. Тут я сказал Коняеву: «Давай я разобью заднее стекло, и через него мы ее вытащим напрямую». Крикнул людям, которые были наверху, чтобы кинули что-то, чем бы я мог это стекло разбить, но они что-то долго возились. Тогда я взял кусок льда и разбил стекло, и тут уже автомобиль начал тонуть...
В этот момент мы вместе ее тянули до последнего, вытащили, и она уже свободно дышала воздухом. Когда мы ее уже вытащили, она зацепилась за мою шею, и люди, стоявшие наверху, начали тянуть нас с ней на берег. Чуть позже Алексей Коняев подплыл, но он настолько замерз, что не мог вылезти на берег. Я подал ему ногу, чтобы он зацепился.

 

 

Когда нас вытащили, все сотрудники суетились, бежали с бушлатами. Я подумал, что бегут ко мне, думаю: «Хоть бы один бушлат на меня что ли накинули...» А они все пробежали мимо меня и укрыли ими Алексея Коняева. Помощь оказывали больше ему. В этот момент подбежал мой друг Агас и сказал: «Пойдем в машину». А у него машина была заведенная и печка работала. Мы сели туда, он меня полностью раздел, и тут я хочу сказать спасибо русскому парню, который подошел и спросил, есть ли у меня во что переодеться. Я ответил, что нет. Он пошел, открыл свою машину, взял банный халат и сказал: «Одень, хоть как-то согреешься». Я его надел, потом через полчаса один из сотрудников подошел и спросил, как я себя чувствую. Ответил, что все нормально и спросил, где Коняев, с ним все нормально? Он сказал, что его «скорая» увезла.

В этот момент ко мне «скорая» подъехала, я босиком пробежался и к ним. Там меня одеялом каким-то золотистым укрыли, которое тепло держит. Начали спрашивать, сколько я в воде пробыл. Ответил, что минут 15-20 это все происходило. Они сильно удивились, сказали, что человек не может столько пробыть в ледяной воде. Я начал с ними спорить... Еще спрашивали: поеду ли я в больницу? Я от госпитализации отказался, попросил у них нашатырный спирт понюхать. И все. Они еще мне градусник раз пять совали, чтобы проверить, есть ли у меня температура. Оказалось, что он еще и не работал. Я полежал немного и чувствовать начал, что уже согрелся немножко. Попросил у них эту «блестяшку», которая тепло держит.

Вернулся обратно к Агасу в машину, потому что понял, что от них особой помощи не дождусь. Вопросы еще эти не очень понравились.. Хотели бы в больницу отвезти — отвезли бы. Надо понимать, что неподготовленный человек столько в воде не продержится.

Некоторые СМИ еще написали, что я уехал сразу. Никуда я не уезжал, сидел в машине почти пять часов на том же месте. И ни один человек не подошел. Единственное, что подошел неизвестный мне человек и поблагодарил. Пока сидел в машине, еще через несколько часов подошел сотрудник и сказал, что надо проехать с ними в отдел. Поехали в отделение, там начали интересоваться, что да как, подходили коллеги Алексея Коняева и говорили: «Если бы не ты, мы бы туда не полезли». Они ждали МЧС. Как-то вот так все это произошло.

 



 

- В интервью Коняев упомянул, что в той автомашине находилось еще детское кресло…

- Да, именно он, кажется, сказал, что в машине было детское кресло. Я то сам не видел, суета же была. Помню, что спрашивал, есть ли там люди и хотел опять спускаться. Женщина, которую мы спасли крикнула, что она в машине была одна.  

- Помогал ли Агас вам с Коняевым? И вообще, сколько человек не проехали мимо и помогали?

 - Да, он помогал сотрудникам, тянул трос, вытягивал нас из воды. Но там была куча людей, которая все происходящее снимала на телефон. Не знаю, кто еще помогал: в СМИ, по ТВ, показывают, что там какой-то студент или мужик помогал и рассказал, что видел, как Коняев стекло разбивал. Да ничего он видеть не мог, просто нашли какого-то очевидца. Единственное, что он сделал, из своей «ГАЗели» достал какую-то маленькую синюю тележку. Ее хотели опустить и пострадавшую на ней поднять. Я посмотрел и подумал: елки-палки, она и так за меня держится, нас уже подняли, зачем еще эта тележка? Когда женщину подняли и она ушла, я уже успокоился. Но я точно помню, что именно тот русский, который на «ГАЗели» подъехал, сначала сидел в ней и снимал. Ни друга, ни кого-то еще не показали по ТВ, а его показали. Если он такой правильный, зачем он сидел и все это снимал? Надо было выйти и помогать, прыгать и спасать. Помогали сотрудники и мой друг. Это я знаю точно. Там сотрудников было много.

- Сейчас повсеместно происходит: вместо реальной помощи многие люди берут мобильные телефоны в руки и начинают снимать происходящее. Много таких было в тот вечер?

- Таких было очень много. На самом деле, вот просто стояли и снимали. Даже когда я внутри салона автомобиля был, снимали. У всех, наверное, уже это видео есть, на котором показано, как сотрудники суетились с тросом. Я же говорю, когда мы с другом подбежали, сотрудники связывали трос с тросом. Я просто зацепился крючком, даже не думал о том, собрали этот трос до конца или нет. А люди стояли и снимали... Я потом даже другу говорю: «Сними, на память останется, мало ли».
После случившегося ко мне подходили корреспонденты Первого канала (они и подошли первыми), я им интервью дал. Спасибо большое каналу Ren-TV, которые, на самом деле, показал всю правду. А остальные... У нас много чего есть, чего НТВ тот же не показал, Их корреспондентка смеялась, улыбалась, снимала, поздравляла, а в итоге показали совсем другое. Я вам пришлю несколько видео, сами можете убедиться.
Я, конечно, не сотрудник, им не вырос, не родился. Значит, посчитали нужным все так сделать...

- Когда приехали после всего этого домой, рассказали родным о произошедшем? Как они отреагировали?

 - После этого я приехал, чай с лимоном выпил и спать лег. Хотелось спать. Даже не звонил никому и не рассказывал об этом. Только на следующий день начал осознавать, что случилось... Мне начали друзья из Кабардино-Балкарии звонить, из Терека, и говорить об этом. Я сам даже домой не звонил и не делился этим. Просто понимал, что на самом деле спас человека.

 



 

- Очень удивило, что федеральные СМИ, рассказывая о происшествии, упомянули только полицейского и умолчали о вас. Но жители Северного Кавказа сегодня в едином порыве обращаются к федеральной власти с просьбой наградить вас за спасение утопающего. Что думаете по этому поводу?

-  Я очень благодарен КБР и Нальчику. Очень благодарен тем людям, которые понимают меня. Всем низкий поклон. Для меня самая ценная награда, что они пишут, говорят и поддерживают. Для меня награда, что мать зашла домой и просто обняла свою семью. То, что все закончилось хорошо. Ну, а то, что наградят сотрудника — как госслужащий он ее заслужил. Просто обидно, что все так. Жизнь продолжается, я в пиаре и рекламе не нуждаюсь тем более. Думаю, что герои везде, в тех же Донбассе, Донецке... Те, кто на самом деле защищают наших детей и стариков каждый день. Вот они — герои. А то, что я сделал... Получилось так, значит, судьба так сложилась для меня. Вот и сделал, то, что сделал. Думаю, что таких, как я, в нашей стране много. Просто мало об этом кто знает. Благодарен всем, кто меня поддержал.

-  Думали после всего этого, что вас начнут искать?

- После случившегося звонили из МЧС, начальник отдела полиции звонил. Когда я приехал, он спрашивал о моих личных потерях, я сказал, что у меня утонул телефон. На что мне ответили: вот кого ты спасал, пусть тот тебе его и покупает... Ну, и на этом все, как говорится, моя хата с краю. Звонили, говорили, что записали мои данные, будьте на связи. Надо будет — найдут. В конце концов, в районе Москвы, где я живу, есть участковый.

- Получилось встретиться со спасенной девушкой после 26 января? И искала ли она с вами встречи, чтобы отблагодарить?

- С Анастасией еще не виделись, но познакомился с ее мужем. Обменялись номерами, общаемся в социальных сетях. Думаю, встретимся.

- Чтобы вы сказали молодому поколению, представители которого могут оказаться в такой же ситуации, как и вы? Стоит ли рисковать своей жизнью ради жизни незнакомого тебе человека?

 - Да, конечно же, стоит. Мы же люди. Всю жизнь спасаем. И помогаем всем. Думаю, нас воспитало так старшее поколение. Разницы нет, какое у тебя прошлое — хорошее или плохое. Если ты видишь, что такой же человек, как и ты, в огне горит, в аварию попал, то сразу надо помогать.

 

Постскриптум...

В момент публикации материала от первоисточника стало известно, что Мурата Шомахова пригласили в Кремль.

Поделиться

Мурат Шомахов: «Главная награда для меня — то, что мать пришла домой и обняла семью»

Героями не рождаются. Ими становятся по велению сердца и души. Мурат Шомахов морозным вечером 26 января, ни секунды не раздумывая, бросился в ледяную воду Москвы-реки на помощь человеку, который в любой момент мог погибнуть. Он оказался очень скромным человеком, для которого награда, по его словам, это то, что человек вернулся живым и здоровым в свою семью...
«Кавказ Сегодня» связался с Муратом, чтобы от него лично узнать подробности произошедшего в тот вечер.

- Мурат, 26 января вся страна узнала о том, что произошло в столице на Москворецком мосту. О подробностях того вечера мы поговорим с вами чуть позже. Сейчас просто расскажите немного о себе, как и где прошло ваше детство?

- Я родился в городе Терек, в Кабардино-Балкарии. Кабардинец по нации. Учился в первой школе города Терек, потом был интернат детский, потом прохладненский интернат. Ну, а потом жизнь, как говорится, пошла своим чередом. Из детства помню деревянные игрушки...

- Может были в вашем детстве или юношестве такие ситуации, где бы вы проявляли несвойственное для ребенка мужество и хладнокровие?

- Не довелось в такие ситуации попадать, на самом деле. Честно говоря, и из детства не могу вспомнить что-то подобное.

- Но судя по вашим действиям (полицейский Алексей Коняев, с которым вы вытаскивали девушку из машины, говорил, что тащили утопающую за волосы), вы, как минимум, знаете, что в таких ситуациях нужно делать. Откуда такие познания?

- Что касается познаний, как помочь.. Признаться, не знал что и как делать правильно, просто прыгнул в воду, а дальше — что увидел, то и потянул... Только голову женщины видел. Хочешь не хочешь, только так можно было ее как-то удержать. Я же не спасаю людей каждый день... Дай Бог, чтобы такое больше не случилось ни с кем.

- Поговорим о вечере 26 января. Что вы делали тогда на Москворецком мосту? Возвращались с работы?

- Мы с другом Агасом в тот вечер встречались с людьми, чтобы пообщаться по поводу небольшого бизнеса. Собираемся с ним открыть совместное дело, обсуждали кое-какие нюансы. Решили все вопросы и ехали домой. И вот, случилась трагедия, которая, к счастью, закончилась положительно.

- Что подумали, когда поняли, что в машине, которая начала скрываться под водой, есть человек? Не возникало сомнений, идти или не идти? Ведь мороз был до -20 градусов, а вода и того холоднее…

-  Когда я узнал, что в машине находится человек, о чем можно было думать? Я не думал о том, что холодно, что вода ледяная... Какая разница? Я вообще думаю, что вода теплее, чем самый холодный воздух. Это был адреналин...

- Как проходила эта спасательная операция?

- Увидели сотрудников, толпу зевак, и остановились посмотреть, что же там случилось. Спрашиваю у друга: «Может, авария?»... Вышли из машины, подбежали. Когда бежали увидели, что машина тонет. Я подошел к сотрудникам и спросил, есть ли в машине люди. Один из них ответил, что в машине находится человек. Я взял у них трос, привязал себя и крикнул другу, чтобы он меня отпустил. В это время сотрудники собирали веревки, снимали-одевали бушлаты и вроде собирались спускаться.
Но там даже и думать не надо было. Я спустился по тросу и прыгнул в воду, подплыл. В этот момент увидел, что машина уже начинает тонуть — передняя часть ушла под воду. Пощупал боковые стекла и увидел, что левое стекло разбито. Нырнул, в салоне ухватился за волосы. Женщина уже руками махала...

Когда полицейский Коняев ко мне подплыл, он держался за левое боковое стекло и за крышу. В этот момент я был спокоен. Секунды, минуты шли... Не растерялся, адреналин играл в крови. Главным было — не упустить ее. Держал женщину сначала за волосы, потом за руку. Коняев громко кричал мне, чтобы я ее ни в коем случае не отпускал. Но когда я начал ее тащить, надо было мне нырять и тащить...
Но такого выбора у меня не было, у меня просто воздуха уже не хватило бы. Старался до последнего тащить, ей было наверняка больно. Когда уже ее дотащил до задней части салона, она держалась между сиденьями. Я в этот момент сказал Алексею, чтобы помогал и что у меня уже сил не осталось. Сказал, чтобы держался за мою руку и добрался до ее руки. Он в тот момент подплыл, нащупал наши с ней руки, и мы начали вместе ее тянуть.

Вытащили женщину наполовину в заднюю часть салона, которая еще не ушла под воду, и она там уже вынырнула и вздохнула. Тут я сказал Коняеву: «Давай я разобью заднее стекло, и через него мы ее вытащим напрямую». Крикнул людям, которые были наверху, чтобы кинули что-то, чем бы я мог это стекло разбить, но они что-то долго возились. Тогда я взял кусок льда и разбил стекло, и тут уже автомобиль начал тонуть...
В этот момент мы вместе ее тянули до последнего, вытащили, и она уже свободно дышала воздухом. Когда мы ее уже вытащили, она зацепилась за мою шею, и люди, стоявшие наверху, начали тянуть нас с ней на берег. Чуть позже Алексей Коняев подплыл, но он настолько замерз, что не мог вылезти на берег. Я подал ему ногу, чтобы он зацепился.

 

 

Когда нас вытащили, все сотрудники суетились, бежали с бушлатами. Я подумал, что бегут ко мне, думаю: «Хоть бы один бушлат на меня что ли накинули...» А они все пробежали мимо меня и укрыли ими Алексея Коняева. Помощь оказывали больше ему. В этот момент подбежал мой друг Агас и сказал: «Пойдем в машину». А у него машина была заведенная и печка работала. Мы сели туда, он меня полностью раздел, и тут я хочу сказать спасибо русскому парню, который подошел и спросил, есть ли у меня во что переодеться. Я ответил, что нет. Он пошел, открыл свою машину, взял банный халат и сказал: «Одень, хоть как-то согреешься». Я его надел, потом через полчаса один из сотрудников подошел и спросил, как я себя чувствую. Ответил, что все нормально и спросил, где Коняев, с ним все нормально? Он сказал, что его «скорая» увезла.

В этот момент ко мне «скорая» подъехала, я босиком пробежался и к ним. Там меня одеялом каким-то золотистым укрыли, которое тепло держит. Начали спрашивать, сколько я в воде пробыл. Ответил, что минут 15-20 это все происходило. Они сильно удивились, сказали, что человек не может столько пробыть в ледяной воде. Я начал с ними спорить... Еще спрашивали: поеду ли я в больницу? Я от госпитализации отказался, попросил у них нашатырный спирт понюхать. И все. Они еще мне градусник раз пять совали, чтобы проверить, есть ли у меня температура. Оказалось, что он еще и не работал. Я полежал немного и чувствовать начал, что уже согрелся немножко. Попросил у них эту «блестяшку», которая тепло держит.

Вернулся обратно к Агасу в машину, потому что понял, что от них особой помощи не дождусь. Вопросы еще эти не очень понравились.. Хотели бы в больницу отвезти — отвезли бы. Надо понимать, что неподготовленный человек столько в воде не продержится.

Некоторые СМИ еще написали, что я уехал сразу. Никуда я не уезжал, сидел в машине почти пять часов на том же месте. И ни один человек не подошел. Единственное, что подошел неизвестный мне человек и поблагодарил. Пока сидел в машине, еще через несколько часов подошел сотрудник и сказал, что надо проехать с ними в отдел. Поехали в отделение, там начали интересоваться, что да как, подходили коллеги Алексея Коняева и говорили: «Если бы не ты, мы бы туда не полезли». Они ждали МЧС. Как-то вот так все это произошло.

 



 

- В интервью Коняев упомянул, что в той автомашине находилось еще детское кресло…

- Да, именно он, кажется, сказал, что в машине было детское кресло. Я то сам не видел, суета же была. Помню, что спрашивал, есть ли там люди и хотел опять спускаться. Женщина, которую мы спасли крикнула, что она в машине была одна.  

- Помогал ли Агас вам с Коняевым? И вообще, сколько человек не проехали мимо и помогали?

 - Да, он помогал сотрудникам, тянул трос, вытягивал нас из воды. Но там была куча людей, которая все происходящее снимала на телефон. Не знаю, кто еще помогал: в СМИ, по ТВ, показывают, что там какой-то студент или мужик помогал и рассказал, что видел, как Коняев стекло разбивал. Да ничего он видеть не мог, просто нашли какого-то очевидца. Единственное, что он сделал, из своей «ГАЗели» достал какую-то маленькую синюю тележку. Ее хотели опустить и пострадавшую на ней поднять. Я посмотрел и подумал: елки-палки, она и так за меня держится, нас уже подняли, зачем еще эта тележка? Когда женщину подняли и она ушла, я уже успокоился. Но я точно помню, что именно тот русский, который на «ГАЗели» подъехал, сначала сидел в ней и снимал. Ни друга, ни кого-то еще не показали по ТВ, а его показали. Если он такой правильный, зачем он сидел и все это снимал? Надо было выйти и помогать, прыгать и спасать. Помогали сотрудники и мой друг. Это я знаю точно. Там сотрудников было много.

- Сейчас повсеместно происходит: вместо реальной помощи многие люди берут мобильные телефоны в руки и начинают снимать происходящее. Много таких было в тот вечер?

- Таких было очень много. На самом деле, вот просто стояли и снимали. Даже когда я внутри салона автомобиля был, снимали. У всех, наверное, уже это видео есть, на котором показано, как сотрудники суетились с тросом. Я же говорю, когда мы с другом подбежали, сотрудники связывали трос с тросом. Я просто зацепился крючком, даже не думал о том, собрали этот трос до конца или нет. А люди стояли и снимали... Я потом даже другу говорю: «Сними, на память останется, мало ли».
После случившегося ко мне подходили корреспонденты Первого канала (они и подошли первыми), я им интервью дал. Спасибо большое каналу Ren-TV, которые, на самом деле, показал всю правду. А остальные... У нас много чего есть, чего НТВ тот же не показал, Их корреспондентка смеялась, улыбалась, снимала, поздравляла, а в итоге показали совсем другое. Я вам пришлю несколько видео, сами можете убедиться.
Я, конечно, не сотрудник, им не вырос, не родился. Значит, посчитали нужным все так сделать...

- Когда приехали после всего этого домой, рассказали родным о произошедшем? Как они отреагировали?

 - После этого я приехал, чай с лимоном выпил и спать лег. Хотелось спать. Даже не звонил никому и не рассказывал об этом. Только на следующий день начал осознавать, что случилось... Мне начали друзья из Кабардино-Балкарии звонить, из Терека, и говорить об этом. Я сам даже домой не звонил и не делился этим. Просто понимал, что на самом деле спас человека.

 



 

- Очень удивило, что федеральные СМИ, рассказывая о происшествии, упомянули только полицейского и умолчали о вас. Но жители Северного Кавказа сегодня в едином порыве обращаются к федеральной власти с просьбой наградить вас за спасение утопающего. Что думаете по этому поводу?

-  Я очень благодарен КБР и Нальчику. Очень благодарен тем людям, которые понимают меня. Всем низкий поклон. Для меня самая ценная награда, что они пишут, говорят и поддерживают. Для меня награда, что мать зашла домой и просто обняла свою семью. То, что все закончилось хорошо. Ну, а то, что наградят сотрудника — как госслужащий он ее заслужил. Просто обидно, что все так. Жизнь продолжается, я в пиаре и рекламе не нуждаюсь тем более. Думаю, что герои везде, в тех же Донбассе, Донецке... Те, кто на самом деле защищают наших детей и стариков каждый день. Вот они — герои. А то, что я сделал... Получилось так, значит, судьба так сложилась для меня. Вот и сделал, то, что сделал. Думаю, что таких, как я, в нашей стране много. Просто мало об этом кто знает. Благодарен всем, кто меня поддержал.

-  Думали после всего этого, что вас начнут искать?

- После случившегося звонили из МЧС, начальник отдела полиции звонил. Когда я приехал, он спрашивал о моих личных потерях, я сказал, что у меня утонул телефон. На что мне ответили: вот кого ты спасал, пусть тот тебе его и покупает... Ну, и на этом все, как говорится, моя хата с краю. Звонили, говорили, что записали мои данные, будьте на связи. Надо будет — найдут. В конце концов, в районе Москвы, где я живу, есть участковый.

- Получилось встретиться со спасенной девушкой после 26 января? И искала ли она с вами встречи, чтобы отблагодарить?

- С Анастасией еще не виделись, но познакомился с ее мужем. Обменялись номерами, общаемся в социальных сетях. Думаю, встретимся.

- Чтобы вы сказали молодому поколению, представители которого могут оказаться в такой же ситуации, как и вы? Стоит ли рисковать своей жизнью ради жизни незнакомого тебе человека?

 - Да, конечно же, стоит. Мы же люди. Всю жизнь спасаем. И помогаем всем. Думаю, нас воспитало так старшее поколение. Разницы нет, какое у тебя прошлое — хорошее или плохое. Если ты видишь, что такой же человек, как и ты, в огне горит, в аварию попал, то сразу надо помогать.

 

Постскриптум...

В момент публикации материала от первоисточника стало известно, что Мурата Шомахова пригласили в Кремль.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня